Главная / Библиотека / Направляющая сила ума /
/ Почему мы не выбрасываем барахло?

Книга: Направляющая сила ума

Почему мы не выбрасываем барахло?

закрыть рекламу

Почему мы не выбрасываем барахло?

Как Вы лично (если это не секрет) поступаете с вещами, которые накапливаются в доме и вроде бы не нужны, но выбрасывать рука не поднимается? Если отдать кому-то, то велика вероятность, что люди вскоре унесут это на помойку (им-то вообще не жалко, они с этим «барахлом» не срослись за много лет). Почему-то очень не хочется, чтобы вещи, много лет бывшие в доме и честно служившие (если не функционально, то создавая какой-то свой особый мир), валялись в грязных отходах.

И еще энергетический аспект: не считаете ли Вы, что вещи за время контакта с человеком накапливают своеобразную «память» о нем, о жизни в семье за это время?

Постепенно жизненное пространство сужается, так как появляются новые и вроде бы необходимые вещи. То же и с одеждой. Не стала бы Вас беспокоить таким вроде бы некровоточащим вопросом, но «захламление» в квартире приобрело катастрофический характер. Нежелание выбрасывать распространяется и на красивую упаковку от йогуртов, и на коробочки (вдруг пригодится для посадки цветов, для поделок и т. п.), не говоря уже о вещах, пробывших дома не один год.

Если можно, поделитесь, пожалуйста, опытом, как Вы решаете этот вопрос. Может быть, в Вашей практике были такие ситуации.

То, что вы описываете как свою личную особенность, известно с незапамятных времен. Был даже один римский император, отличавшийся крайней привязанностью к абсолютно ненужному хламу в сочетании со скупостью. Властелин полумира копил дырявые сандалии, собирал обрывки шнурков…

Одна из сравнительно недавних литературно-психологических интерпретаций этого явления получила небезызвестное название — плюшкинизм. Да, гоголевский Плюшкин, шаржированный типаж, в котором страсть к накоплению старого барахла достигла степени беспредельной. На самом деле таких плюшкиных — пруд пруди в каждом доме. Я и лично сталкивался с плюшкинизмом в его болезненной или предболезненной степени не раз и не два, в том числе и у некоторых близких людей. Почти в каждом из нас обитает хоть малюсенький плюшкин и очень мешает развитию души и чистоте воздуха в доме.

Да, я допускаю и почти согласен с тем, что вещи могут накапливать в себе какую-то память о своих хозяевах и о событиях в окружающей среде, хотя доказать это научно пока никому не довелось. Возможно, вы особо чувствительны к такого рода связи между вами и окружающими предметами, и это придает вашей привязанности к вещам характер уже не утилитарный («а вдруг пригодится»), а иррациональный, мистический. Вы отождествляетесь с вещами, вы через них самоидентифицируетесь — вот, это главное, это ядро.

Может быть, этот иррациональный момент скрыто присутствует и у многих из тех барахольщиков, которые хранят массу ненужного хлама из гипотетически-утилитарных соображений. У Фрейда это же свойство, просмотренное через лупу психоанализа, вылилось в личностный типаж, получивший наименование анального. По Фрейду, все начинается с того, что определенного типа детишки, сидя на горшке, всячески стараются удержать свои какашки и не выпустить в горшок, получая будто бы от этого удовольствие.

А потом это отношение к отходам организма переносится и на все отходы бытия, на все, что может стать отходами… Свойствами характера таких людей становятся скупость, мелочность, обстоятельность, повышенная осторожность, недоверчивость, педантизм и привязанность к вещам, неумение и нежелание с ними расставаться…

Трудно судить, насколько прав Фрейд в своих изысканиях и обобщениях, но удивительно, как много встречается индивидов, не умеющих ничего выбрасывать, даже среди, казалось бы, совершенно психически здоровых и разумных людей. Припоминая различные варианты этой, говоря условно, болезни, могу выделить некоторых ее типических представителей по признаку того, что по преимуществу не выбрасывается. Среди женщин это, конечно, тряпичницы — ни одной старой рваной тряпки ни в коем случае не выкидывается. Далее — посудницы, баночницы, сумочницы, туфельницы, пакетницы, коробочницы, мелочевницы-галантерейницы и, наконец — объедочницы. Это еще далеко не все, но надо и мужичков уважить. А они бывают железятниками, проволочниками, деревяшниками, электроприборщиками (уже давно и безнадежно не работающие, совершенно устарелые электроприборы патологически не выбрасываются), бутылочниками (пустая тара от алкоголя содержит еще некую гипотетическую дозу своего прежнего содержимого и поддерживает самоуважение), пробочниками, окурочниками, газетниками, документниками (ксивниками) и т. д.

Заметно увеличивается привязанность к обжитым вещам у людей пожилых и старых, это почти правило, с редкими, но тем более важными исключениями. Старые люди, легко расстающиеся с вещами, как правило, молоды душой и ясны умом. На них приятно смотреть, с ними приятно общаться.

Как дом заведешь, угнездиться спеша,держись: поползешь под уклон.Прочнее, чем с собственным телом, душасрастается с барахлом.Упорные, хитрые души вещей,древесных, стальных, шерстяныхвпиваются в мозг с любопытством клещей,с бесстыдством душевнобольных.Предметов, предметов, предметов толпасминает тебя и метет,и оползень зреет в районе пупа,растет пуповина, растет,ползет, как саркома, плетет саркофагиз самой суровой тесьмы,и ты начинаешь сыреть как тюфяки видишь забытые сны,и плачешь, пасхальные яйца кроша,над порцией суточных щей…Взыскует рождения чья-то душана свалке ненужных вещей…

Изредка случаются и удивительные повороты, изменения в отношении человека к вещевому хламу, и тогда происходят настоящие революции в характере и судьбе.

Одна пожилая женщина, назовем ее Сара, жившая в США, имела чрезвычайно мягкий характер. Жалела всех: от мух до слонов, от бомжей до королей. И вот с такой же мягкою жалостью относилась к вещам: коробкам из-под конфет, к игрушкам давно выросших и уехавших из родного дома детей… Довольно большая ее квартира, оставшаяся после развода с мужем, с годами наполнялась хламом, а новые вещи все прибывали. Любила она иногда и зайти на церковную распродажу — то булавку с божьей коровкой, то сувенир из дерева особенной выделки, то бусы — не носить, но в шкатулку положить — купит — и все совсем недорого. В июле на распродаже предлагалось много вещей, уже бывших в употреблении. Саре очень понравилась вышитая подушечка. Ее она и принесла в жаркий июльский вечер с ярмарки. В ночь через пару дней Сара проснулась от укуса неизвестного насекомого. Древесный жук — определил знакомый, хорошо разбиравшийся в биологии. Эти вредоносные жучки, то и дело поражающие американские дома, прогрызают мебель и вредят здоровью.

У Сары было ровно две недели на подготовку квартиры к дезинфекции. Социальная служба дала этот срок на очистку квартиры от лишних вещей.

«Боимся, мадам, вам придется выбросить все, что не представляет большой ценности. Есть вероятность, что в каждой из ваших вещей остались личинки древесного жука. Это может стать причиной больших неприятностей для вас и вашего имущества в будущем».

Напуганная почти до смерти американка выбрасывала одну за другой коробки, игрушки сына, большую детскую настольную игру, купленную дочери на шестнадцатилетие, ношеное и вышедшее из моды пальто…

В доме ощутимо стало легче дышать.

Прошла пара месяцев. За это время санитарная служба приезжала дважды и обработала квартиру Сары. В первый раз были уничтожены все жучки. Во второй раз — через полторы недели — а именно за этот срок созревают личинки — контрольная проверка и повторная обработка. Весь тот месяц пожилая американка жила у лучшей подруги, для ее здоровья было бы вредно находиться в собственном доме. А когда она вернулась к себе, то почувствовала редкостное волнение — это, казалось, и ее квартира, и не совсем: чисто и уютно, но немного пусто, что, впрочем, вскоре изменилось…

Через неделю она встретила милого человека, совсем случайно, в парке. Он потерял там одно из креплений к своему велосипеду, а она, бродя по аллеям и как раз размышляя, не научиться ли, наконец, кататься на этом экологическом виде транспорта, это крепление нашла. Так завязалось знакомство с разведенным адвокатом, обаятельным малым, идеально подходившим ей человеком, прекрасно поющим и любящим устраивать веселые барбекю для близких друзей. Они вместе уже семь с половиной лет.

Сара как-то сказала: «Я верю, что сам Бог послал в мой дом этих жучков. Я никогда не встретила бы Пола, если бы не очистила пространство своей квартиры, а вместе с ней — и души».

И пространство судьбы, — добавил бы я. Замечу в заключение, что привязанность к барахлу, к отжившему и ненужному, имеет в нас много уровней и далеко не ограничивается привязанностью к вещам. Точно такое же происходит на уровне отношений с людьми, отношений с собой, на уровне чувств и мыслей, и об этом наверняка представится еще много случаев побеседовать.

См. Домохозяйка, Зависимости, Одиночество, Потоковость, Решение, Самопомощь, Саморегуляция, Супружество, Удача, Умирание


Наведи порядок и жди перемен.

Японская пословица

Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?

Евангелие от Матфея

Оглавление книги

· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0.383. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз