Книга: Аддиктология: психология и психотерапия зависимостей

Безумная любовь

закрыть рекламу

Безумная любовь

О, как убийственно мы любим, Как в буйной слепости страстей Мы то всего вернее губим, Что сердцу нашему милей!

Ф. Тютчев

Еще древние греки выделяли шесть видов любви. Эрос– романтическая и сексуальная любовь, проникнутая страстным желанием полностью познать любимого человека. Мания– навязчивая, всепоглощающая и требовательная любовь, часто сопровождаемая болью и мучительной тревогой из?за неутолимой потребности во внимании объекта любви. Людус– сосредоточенная на себе, игривая любовь, своего рода состязание, в котором надо одержать победу. Сторге– дружеская любовь, прочная и безмятежная, возникающая между двумя близкими друзьями. Агапе– священная, благоговейная и сосредоточенная на любимом человеке любовь, всегда терпеливая, всепрощающая и кроткая. Прагма –практическая и рассудочная любовь (скорее – вера и надежда), появляющаяся только после того, как партнер оказался «хорошей партией».

Такие отношения, конечно, сохранились и у современных людей, но наша сегодняшняя классификация проще. Платоническаялюбовь – забота о другом человеке, нежность, самораскрытие и ощущение исключительности партнера. Симпатия– это влечение одного человека к другому, она включает хорошее отношение к этому человеку и ощущение сходства с ним. Дружескаялюбовь сочетает в себе симпатию, глубокую привязанность, понимание и заботу. Страстнаялюбовь – это смесь нежности и сексуальности, восторга и страданий, мучительного беспокойства и облегчения, альтруизма и ревности.

Мужчины более «романтичны», быстрее влюбляются и медленнее изживают свою любовь. Они острее переживают разрыв, так как им труднее найти кого?то, кому можно довериться. С другими они делятся в основном своими взглядами на политику и своими успехами. Женщины чаще переживают чувства мучительного страдания и исступленного восторга и делятся в основном своими чувствами в отношении других людей и своими опасениями. Наиболее очевидным признаком влюбленности является стремление проводить с другим человеком как можно больше времени и желание что?то делать для него.

У самолюбивых людей эмоциональная зависимость вызывает неосознанное желание освободиться от нее, вплоть до чувства враждебности – как у Анны Ахматовой: «О, как ты красив, проклятый!». Не это ли чувство защитной враждебности породило любовь?игру (людус) и миф о войне полов? Вспомните Пушкина: «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей.//И тем ее вернее губим средь обольстительных сетей».

Такая любовь основана на отношении к живому человеку как к объекту, как к фетишу, «запускающему» любовную страсть. По этому поводу Э. Фромм сказал:

«Если человек испытывает любовь по принципу обладания, то это означает, что он стремится лишить объект своей “любви” свободы и держать его под контролем. Такая любовь не дарует жизнь, а подавляет, душит, убивает ее». По мнению Фромма, самоотверженная любовь не лучше: «Если человек способен любить творчески, он любит и себя тоже. Если он умеет любить только других, он не умеет любить вообще».

(Фромм, 1991, с. 141)

Любовную страсть могут стимулировать любые сильные переживания, сопровождающиеся выделением адреналина. Поэтому первичным аффектом может быть не только эйфория, но и страх, и горе, и даже гнев – милые бранятся, только тешатся. Американский психолог Уолстер показывал испытуемым мужчинам фотографии полуобнаженных женщин. Одновременно из репродуктора звучали ритмические сигналы – якобы сердцебиение испытуемых, усиленное аппаратурой. На самом деле исследователь сам задавал ритм этих сигналов. Демонстрацию определенной фотографии он сопровождал учащением ритма. Нетрудно догадаться, что именно эта фотография вызывала у мужчины максимальное половое влечение. Это значит, что чувственная сторона любви – чувство влюбленности – может быть проекцией собственного состояния: «Пора пришла – она влюбилась». Кроме того, для каждого из нас есть определенный фенотип, легче «запускающий» механизм влюбленности.

Часто это какой?то фетиш: голубые глаза, отеческая интонация, большая грудь. Источники этих фетишей можно найти в раннем детстве.

Пауло Коэльо в своем романе «На берегу Рио?Пьедра села я и заплакала» пишет:

«Любовь – это наркотик. Поначалу возникает эйфория, легкость, чувство полного растворения. На следующий день тебе хочется еще. Ты пока не успел втянуться, но, хоть ощущения тебе нравятся, ты уверен, что сможешь в любой момент обойтись без них. Ты думаешь о любимом существе две минуты и на три часа забываешь о нем. Но постепенно ты привыкаешь к нему и попадаешь в полную от него зависимость. И тогда ты думаешь о нем три часа и забываешь на две минуты Если его нет рядом, ты испытываешь то же, что наркоман, лишенный очередной порции зелья. И в такие минуты, как наркоман, который ради дозы способен пойти на грабеж, на убийство и на любое унижение, ты готов на все ради любви».

Любовная аддикция характеризуется следующими признаками:

· сверхценное отношение к значимому другому (ЗД) с фиксацией на нем при неспособности справиться со своим влечением;

· нереалистическое, некритическое ожидание безусловно положительного отношения ЗД; отказ от возможности быть самим собой;

· осознанный страх покинутости, который ослабляет негативные чувства, направленные на объект, и заставляет идти на любые жертвы ради сохранения отношений;

· неосознанный страх интимности, тормозящий сексуальные побуждения в ситуации физической близости;

· выбор ЗД, не способного к интимным взаимоотношениям, нередко это аддикт избегания.

Жизнь любовных наркоманов протекает в стремительном чередовании эротического возбуждения и разочарования, для которых состояние влюбленности имеет первостепенное значение, давая ощущение экзальтации. Центральными для этого состояния являются идеализация и ощущение слияния, которые переживаются как верх блаженства, величайшее удовольствие. Любовный аддикт с наивностью младенца верит, что одной безграничной силы его страстного желания достаточно для достижения желаемого от партнера, и тем самым ставит себя в рабскую зависимость от него. Разочарование и обесценивание объекта неминуемо. Затем цикл повторяется с тем же исходом.

Р. Норвуд (2002) прослеживает этапы развития любовной зависимости. В преморбидеотмечается склонность к чрезмерно ответственному поведению и опеке. У женщины сильная потребность руководить другими приводит к выбору безответственного партнера, которого она пытается «любить» с такой же силой, с какой «любила» родителей. Постепенно эмоциональная зависимость от мужчины усиливается, нарастает опасение вызвать у него недовольство, чувство вины. Появляется потребность постоянно обсуждать с мужем его проблемы, начинаются сомнения в правильности собственных ощущений.

Далее наступает острая стадиязависимости. Женщина все больше сосредоточивается на поведении партнера, оправдывает его в разговорах с другими, а свои проблемы упорно скрывает. Возникает ощущение краха с агрессивным поведением по отношению к партнеру, желанием отомстить, которое сменяется угрызениями совести за ссоры. Попытки контролировать партнера постоянно оканчиваются неудачей, другие интересы утрачиваются. Появляются неприятности на работе и финансовые затруднения, желание взять на себя обязанности мужчины. Возникают беспричинные обиды, приступы неудержимого обжорства или пренебрежения едой, ухудшается здоровье. Женщина принимает транквилизаторы, стремится избегать друзей и близких. Появляются явные признаки нервного расстройства и физического истощения, может развиться алкогольная или наркотическая зависимость.

В хронической стадииначинаются затяжные депрессии, появляются внебрачные связи, женщина уходит в работу, становится одержима поверхностными интересами. У нее отмечаются нарушения мышления, упадок духа, неприязнь к «нормальным» людям, безотчетные страхи, паранойяльные проявления, неспособность приступить к делу, полная фиксация на партнере. Усиливается жестокость по отношению к партнеру и детям, появляются угрозы или попытки самоубийства, чувство, что все способы овладеть ситуацией исчерпаны. У женщины и детей формируются серьезные эмоциональные расстройства. Нарастает гнев и возмущение по поводу несдержанных обещаний и невыполненных решений.

Выделяют тип «азартного игрока», который находится в эмоциональной зависимости от супруга и одновременно увлечен «добыванием» особ противоположного пола. С увеличением числа «побед» повышается чувство собственной значимости, ценности. Игрок завязывает кратковременные знакомства, не задумываясь о возможных последствиях. При этом в супружеских отношениях наблюдаются повторяющиеся циклы: измена – обнаружение – покаяние – прощение – измена (сравните с игрой «Алкоголик» по Берну).

Взаимоотношения между двумя любовными аддиктами имеют следующую динамику. Вначале наблюдаются чрезвычайно созависимые отношения, из которых практически исключаются другие люди, в том числе собственные дети (супругоцентрические семьи). Поскольку один из аддиктов энергичнее и активнее, у другого нарастает страх быть поглощенным, он стремится дистанцироваться и постепенно превращается в аддикта избегания.

В высокозависимых отношениях к любовной аддикции может присоединиться аддикция отношений, которая характерна для зависимых личностей. У этих лиц отмечается внешний локус контроля с возлаганием ответственности за свое благополучие на ЗД, отсутствует осознание собственных чувств, чужие чувства переживаются как свои, выражены страх отвержения и самоотверженная забота о других при отсутствии межличностных границ. Они во всем усматривают хорошее или плохое отношение к себе, ставят себя в центр событий, заставляя ЗД заботиться о себе или, наоборот, берут на себя непомерную ответственность за других.

Аддикты отношений могут создавать группы «по интересам». Нередко это однополая компания, члены которой часто ходят друг к другу в гости, подолгу разговаривают по телефону – «не могут жить друг без друга». Такие же группы создаются в рабочих коллективах, и тогда на работу ходят ради этого общения, часто собирают застолья по различным поводам, что приводит к постепенному развитию алкогольной зависимости. Клиенты с выраженной интимофобией избегают индивидуальной терапии, предпочитают работу в группе, которую пытаются превратить в идеальное, по их представлениям, сообщество или систематически посещают различные тренинговые или учебные группы, проявляя группоголизм.

Пример

Эля обратилась ко мне с просьбой помочь ей разрешить сложную ситуацию, сложившуюся в ее личной жизни. Она встречалась с молодым человеком, Колей, с которым ей было весело и интересно, но, к сожалению, он вел себя легкомысленно и часто выпивал. Элиной маме Коля не нравился, и она нашла дочери более подходящего жениха: надежного, серьезного, хорошо воспитанного мужчину, но Эле он казался занудой и был неинтересен.

Эля пыталась порвать отношения с Колей, так как понимала, что мамин избранник больше подходит на роль мужа. Однако чем больше они с мамой критиковали Колю, тем больше Эля жалела его, она забывала о своем решении, и свадьба в очередной раз откладывалась.

Я понял, что отношение Эли к Коле устроено по принципу «запретного плода»: ее тяга к нему от маминых запретов лишь усиливалась. Она поняла это и больше ни с мамой, ни со мной, ни наедине с собой слова худого о Коле не сказала и не разрешала маме о нем вспоминать. Как я и ожидал, стало полегче. Но через неделю Эля пришла сама не своя: «Опять сорвалась, это сильнее меня, как проклятие какое!»

Элин жених уже нервничал, у мамы поднялось давление, сама Эля была на грани нервного срыва… Необходимо было принимать срочные меры. Я укрепил Элину уверенность в ее самоконтроле с помощью внушения: «Я спокойна, я уверенна, я легко владею собой. Мне легко поступать так, как подсказывает разум. Легко выполнять принятое решение». Вмешиваться в ее чувства я все еще избегал.

Эля больше не встречалась с Колей, но теперь она стала сравнивать с ним своего жениха, в котором обнаружила множество недостатков. Коля, мол, был мягче, нежнее, ласковее… С Колей было интереснее, он такой выдумщик, такой артист, с ним всегда весело… Когда Эля заявила, что из?за какого?то пустяка поссорилась со своим женихом и так теперь зла на себя, что «убить готова», я понял: все, сама она переключиться не сможет, ее собственные силы исчерпаны.

В довольно глубоком гипнозе, чтобы усыпить сопротивление сохраняющегося бессознательного влечения к Коле, я внушил ей более пылкое чувство к жениху, связав его с теми достоинствами, которые привлекали Элю: надежность, серьезность, порядочность. Для этого я вернул Элю в детство, и она восприняла отношение жениха к себе как отеческое, сама испытала к нему более теплое, родственное чувство. Я внушил ей, что она сохранит это чувство до следующего сеанса.

Так и произошло. Их отношения восстановились. Но… одновременно усилилось влечение к Николаю. Стало ясно, что намечающаяся свадьба и есть самый главный запрет. Только после того, как я вывел Элю из неразрешимого для нее выбора «Коля или жених?» и разрешил вместо этого другую игру: «И Коля, и жених», даже сама игра не понадобилась. Коля даже в сновидениях являться ей перестал. Она больше не испытывала к нему противоречивых чувств, только легкую грусть, напоминающую прощание с беззаботным детством. Что ж, известно: оборотная сторона любви не ненависть, а безразличие.

Технологическим вариантом аддикции отношений является зависимость от мобильного телефона и Интернета. При неисправности или отсутствии под рукой телефона аддикты нервничают, чувствуя, что отрезаны от мира, иногда слышат звонки и оклики. Вебоголики весь день общаются в сети, знакомятся и даже занимаются виртуальным сексом. Более половины из них ночью спят менее четырех часов из?за того, что не могут оторваться от компьютера. У них наблюдается зависимость от «кибернет?отношений» – от общения в чатах, групповых играх и на телеконференциях, что может привести к замене имеющихся друзей и близких виртуальными. Другая форма аддикции – зависимость от «киберсекса», т. е. от порнографических сайтов в Интернете, от обсуждения сексуальной тематики в чатах или на специальных телеконференциях «для взрослых».

Выделяют пять групп Интернет?зависимых: 1) киберсексуальная зависимость – непреодолимое влечение к посещению порносайтов и занятию киберсексом; 2) пристрастие к виртуальным знакомствам – избыточность знакомых и друзей в Сети; 3) навязчивая потребность в Сети – игра в онлайновые азартные игры, постоянные покупки или участие в аукционах; 4) информационная перегрузка (навязчивый веб?серфинг) – бесконечные путешествия по Сети, поиск информации по базам данных и поисковым сайтам; 5) компьютерная зависимость – навязчивая игра в компьютерные игры.

? ХIХ век. Юный джентльмен гадает на ромашке: «Любит – не любит?»

XX век. Парень прикидывает: «Даст – не даст?»

XXI век. В Интернете: «Мужчина – женщина? Активный – пассивный?»

Оглавление книги

· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0,762. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз