Антонио Менегеттиi / Александр Умняковi / Литагент «НФ А. Менегетти»i

Книга: Онтопсихология: практика и метафизика психотерапии

4.1. Единение с природой

закрыть рекламу

4.1. Единение с природой

Помимо университетского диплома, постоянной учебы и повышения квалификации, онтопсихолог должен обладать двумя качествами: способностью к единению с природой и трансцендентностью над стереотипами. По достижении определенного уровня теоретической подготовки в онтопсихологии, достаточно высокой социальной зрелости и авторитета в своей социальной среде, онтопсихологу становятся абсолютно необходимы эти качества для содействия самому себе как значимому деятелю, а также для реализации успеха, без сомнения, приносящего удовольствие и наслаждение.

Под «единением с природой» я понимаю постоянный контакт, некий вид осмоса, взаимообмена между собственным организмом и целостным организмом среды, в которой живет человек. Тем самым я не ссылаюсь на идеологию йоги, на трансцендентное созерцание, художественное обучение, а понимаю под этим то, как субъект опосредованно становится единым с той реальностью, которая его поддерживает: это – способность к непрерывному единению с той средой, с которой субъект сосуществует.

Онтопсихолог должен быть способен к взаимодействию, к действию, родственному той логике, которая заложена в проекте живой природы: выращивание растений, создание скульптур из камня, работа на земле и так далее – все это должно быть не хобби, отрешенностью или делом ради дела, а гарантией возвращения к самому себе через смерть символов[28]. В определенном смысле это форма смерти[29]. Осознать, что перед лицом высшего разума вещей все уже мертво и только вечность существует – значит, таким образом, превзойти страх, барьер психологической смерти: суметь умереть ради жизни в ее глубинной сокровенности. Умереть в симбиозе с образами, бегом, рождением, становлением: испытать смерть всех дорог, всего становления и отыскать сокровенность, которая всегда благодатна. Это способ интимного соприкосновения с миром в единстве с собственным онто Ин-се, и это вопрос не рационального ума, а висцеротональной интеллектуальности, где в итоге не останется ничего для раздумывания, ни одного инструмента, ни одного слова, а исключительно очевидность предельной, священной интимности, дарующей блаженство.

Чтобы этого достичь, необходимо войти во все живущее, научиться питаться, метаболизируя животворящую сущность природы, а не ее внешние проявления: вобрать душу цветка, а значит, объединить жизнь с жизнью. Лекции по живой кухне[30], проводимые мною, на самом деле служат инструментом, с помощью которого можно достичь единения с природой, возобновить действие порождающего, изначального принципа нашего онто Инее. В живой кухне, за разговорами и едой, речь идет об умении уловить и впитать в себя тот дух, который создает этот сок, и тот способ, посредством которого великая жизнь дышит и парит в собственном проявлении.

Естественно, я не принадлежу к «зеленым», которые хотят фиксированности природы. Природа всегда спасалась как процветание духа, следовательно, и человек должен войти в постоянство этой жизненности. Исходя из внутрисущностной логики и заданного порядка движения живых явлений (можно представить себе любую химико-технологическую конструкцию), мы можем производить бесконечное количество вещей: достаточно познать все противоположности и многообразие следствий некоей причинности, как мы начинаем жить. Однако для этого необходимо соблюсти то, что природа гениальным образом уже дала как основу[31].

Онтопсихология обращена не только к результату процесса созидания, но и к его душе, т. е. обучает виртуальности, тому проекту, в котором природа гениально орошает эстетическим изобилием и функциональностью: природа дает нам эффекты, но она же дает и причины, а мы должны лишь развивать науку. Так, к примеру, мы поступаем в психотерапии, когда не лечим человека внешне, но его жизнь при этом получает развитие на более высоких уровнях: мы даем возможность клиенту обрести изначальность собственного онто Ин-се и, следовательно, уже опираясь на него, укреплять и нести бесконечный источник постоянной креативности[32].

Для онтопсихолога важно знать, как создается порядок в доме, жизненная композиция из дерева, камня, окружающей среды, поскольку упорядоченное пространство – функциональное для человека, который в нем живет, – обладает своим ароматом, вкусом, особенным запахом, обостряющим любознательность наших чувств, и, таким образом, стимулирует их, одновременно оживляя разум и элегантность действий.

Я не могу понять человека, который учится только по книгам и не обладает вкусом, родственным природе вещей. Мы не можем претендовать на то, чтобы выучить все, однако можно войти в опосредованное самовыражение через определенные ремесла, искусства, с помощью живой кухни; это способность находиться по ту и другую сторону объекта: я – субъект, но могу воплотить себя внутри объекта (и прежде всего того объекта, в котором говорит природа, в котором разум являет собственную сущность); значит, я могу войти и туда, и сюда, могу обладать этой родственностью, достичь единения с внутренним и внешним, с сокровенным и явленным, со всем тем, что представляет собой гений природы.

В процессе работы при проведении онтопсихологического резиденса создается возможность ручного контакта с природой, с камнем, со стеной, с мясом, с растением, с завтраком: контакт с природой не с целью обслуживания, а для научения самих себя чувствованию, осознанию собственного богатства и применению собственного потенциала[33]. Мы представляем собой часть природы: мы постоянно дышим, наши легкие постоянно находятся в контакте с этой энергией, с этим воздухом, с этими облаками, с этой водой, с этими запахами, – а значит, и наш ум, в свою очередь, должен прийти к осознанию того, как формализуются эти животворные контакты.

Для проведения настоящего резиденса необходима особенная среда, определенная природа и специфическая предрасположенность. Если человек не умеет делать, он не может понять: он должен уметь делать. Тот, кто только учился, видел только книги, желал быть гениальным, всегда будет монитором отклонения и никогда не станет порывом жизни, потому что не знает, как парит, воспламеняется и кипит жизнь. Не так уж важно уметь делать много, но хотя бы что-то, что дало бы практический контакт, единение с природой. Не так, как это делают рабочие, крестьяне, индейцы, хиппи, гаучи, путешественники, казаки: это означает быть глупыми объектами там, где человек является инструментальным повторителем, поддерживающим себя в объективации природы.

Я стремлюсь научить вас способу, позволяющему посредством рукотворного акта, как возможности проживания удовольствия и креативного действия, войти умом в разум природы. Онтопсихологу необходима природная внутренняя территория. Естественно, если он примется выращивать сад по предписаниям учебников, то это будет означать лишь стереотипность, шизофрению, частотную модуляцию монитора отклонения. Нужно подойти к чувствованию и сопереживанию нашим разумом великого разумного чрева жизни через любое возможное действие.

К примеру, инженеру-механику, чтобы понять, как природа творит свои чудеса, не следует копировать только математические закономерности. Он должен достичь того состояния, когда будет понята простота контакта (это как будто сказать: «Ах, вот как просто!»): видна проблема и самая непосредственная связь, дающая тот результат, который нравится.

Сегодня я попросил установить камень: его положили, но мне не понравилось, и я предложил его передвинуть – стало лучше. В конце концов, пока никого не было, я сам установил его так, как надо. Он призывал, говорил: «Приди, облокотись на меня!». Сначала это был просто камень, сейчас этот камень стал контактом с природой, где сидящий рядом с ним человек чувствует себя находящимся в жизненных координатах окружающего пространства. Для этого существует определенный способ. Кирпич – это последнее преобразование материи в соответствии с ее функциональностью для антропологической потребности. Это рукотворная пропорция того, как человек отрезает материю и реорганизует ее в структурной новизне: из этих кусков можно произвести монумент любой величины.

То же самое касается вкусов в еде: питание все время тем же самым, с одинаковыми запахами и вкусами создает стереотип старения. Необходима изобретательность, но, естественно, улучшающая, а не регрессивная. В этот момент, к примеру, я думаю о свежесобранном миндале, залитом уксусом, простым уксусом, а потом вынутом и помещенном в мед. Когда его ешь, ощущается вкус, который поднимается высоко к нёбу, пробегает по всему рту и освежает его. Однако миндаль должен быть собран именно при определенной фазе Луны, потому что тогда он обладает особенным вкусом. Но зачем продолжать то, что уже состарилось?! Это и есть внутренняя территория частной жизни онтопсихолога, который должен не впадать в схематизм йоги или подобных ей систем, а войти в единение с природой, где ум проявляется в животворящей диалектике любви, игры с резвостью природы. Этого природного родства недостает почти всем, кто посвятил себя учебе или профессиональной деятельности (адвокаты, врачи и т. д.). Это огромный пробел, поскольку он несет в себе недостаток регенерации или аутогенеза разума: разум взращивается этой способностью к единению с природой.

К примеру, на Кубе есть табак, однако кубинский табак в руках кубинцев – такой же лист, как и все другие, но в руках такого человека, как Зино Давидофф, табак становится изысканным наслаждением. Отец обучил его, как нужно чувствовать табак, растирая его в ладонях, как он вдыхается душой. Прикасаясь, ты ощущаешь его: это тип кожи или прикосновения, исходящего из влажности леса, который по ощущению сродни чему-то среднему между бархатом и шелком. Существует знание о том, как следует его собирать и перерабатывать, никогда не искажая определенную специфику, и как, в конечном итоге, довести его до потребителя в эстетической архитектуре товарных коробочек: создается гениальность удовольствия. Сегодня в продаже появляются сигареты “Davidoff”, при одном взгляде на которые ясно, что это солома. То же самое происходит и с шампанским, с некоторыми другими алкогольными напитками и многими иными вещами.

Если вначале стоит учитель природного единения, а производитель в какой-то степени представляет собой гения природы, мы познаем удивительные вещи. Если есть такой ум, а значит, проект человека, который производит симбиоз и единение с проектом природы, объединяет гений человека с гением природы, мы обретаем рай. Возьмем, к примеру, чистоту в доме. Невозможно быть точными, живя в грязном доме, особенно, если речь идет о ванной комнате. Легкие чувствительного человека не могут расшириться в пространстве, которое грязно, которое препятствует метаболизации с тем, что является elan vital[34] прозрачности жизни. Но нет, это не чистота госпиталя, что представляет собой лишь не производящий жизнь стереотип! Чистота, о которой говорю я, – это душа, утонченная чувственность.

Оглавление книги

· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 1.707. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Меню Вверх Вниз