Антонио Менегеттиi / Александр Умняковi / Литагент «НФ А. Менегетти»i

Книга: Онтопсихология: практика и метафизика психотерапии

10.2. Техническое опосредование

закрыть рекламу

10.2. Техническое опосредование

Чувствует ли человек момент, когда он мог бы делать больше? Как он это чувствует? И если почувствовал, то почему не делает? Зачастую проблема индивида заключается в том, что ему не удается осуществить техническое опосредование с реальностью. «Техническое опосредование» означает изменение конкретного действия в точном месте. Следует определить действие, требуемое спецификой данного момента, представляющего собой абсолютно конкретную ситуацию из собственной жизни, но не жизнь целиком: необходимо развернуть этот момент таким образом, чтобы активизировать возможность эволюции[92].

Иногда индивид не производит технического опосредования и знает об этом, что, с одной стороны, можно было бы приписать его лени: ему кажется, что он может иметь все и даже больше, но при этом не обязан работать на полную мощность. Однако впоследствии результатом неприложенных усилий оказываются плохое самочувствие, неудовлетворенность. Именно здесь и возникает противоречие: субъект видит, страдает, но, несмотря на это, не делает выбор. Мне неоднократно приходилось наблюдать подобную ситуацию, однако здесь ничего нельзя изменить, потому что необходимо уважать свободу личности.

Когда человек болен, его удается изменить, так как боль велика, но когда клиент чувствует себя хорошо – более или менее, как все, – тогда трудно заставить его осуществить техническое опосредование. Почему же в этот момент амбиции и сила воли индивида бездействуют? Только ли все дело в окружающей среде, семантических полях и стереотипах, не дающих ему меняться, или есть еще что-то другое? Нет ли здесь некоего чувства страха?

С другой стороны, наряду с ленью, здесь может идти речь об определенной черте характера, усвоенной в детстве: будучи ребенком, всякий раз при возникновении трудностей подобного типа субъект останавливался, поскольку тут же появлялись мама, или папа, или кто-нибудь третий, кто решал за него. Таким образом, трудность может заключаться в следующем: субъекту удается совершать различные изменения вплоть до определенного момента, достигнув которого он как будто адаптируется к схеме надежды и веры. Проблема заключается в том, что, становясь взрослыми, мы оказываемся абсолютно одни, рядом с нами нет ни мамы, ни папы, ни прежней среды; мы абсолютно одни, и если перестаем реально создавать, то вера и надежда начинают закладывать предпосылки хаоса.

Первое правило психотерапии – определить точку «технического ареста» субъекта: особенную черту, которую необходимо проследить при анализе сновидений и в анамнезе клиента; либо этот момент, эта точка находят свое решение, либо навсегда оседают внутри субъекта, по большей части обуславливая его характер.

На рис. 2 показана динамика развития затруднения на первой, второй и третьей стадиях.



Рис. 2. Фазы инкубации ошибки

На первой стадии импульс, случай формируют симптоматическую причину. На второй стадии нерешенный случай сильнее активизируется внутри и одновременно проектирует, соматизирует и управляет ближайшей к субъекту окружающей средой, создавая такие внешние ситуации, которые подтверждают внутренние ожидания субъекта. На третьей стадии первоначальный случай уже органически и структурно оформился и даже сформировал в ближайшем окружении субъекта структурное соответствие, фиксирующее действующую диаду.

На первой стадии есть намерение что-либо сделать; на второй – тенденция реализуется (возникает определенный тип семейных, деловых, дружеских отношений, происходят определенные события: появляется ребенок, прекращается учеба, не реализуются программы, запланированные в молодости); и на третьей – субъект оказывается уже перед заранее созданной ситуацией (семья, которая его связывает, работа с постоянными проблемами, закрытый оперативный комплекс политики, администрирования, окружающих людей – деятельность без развития и т. д.).

К примеру, умный, ищущий человек, обладающий всеми возможностями для достижения большого успеха в жизни, желает женщину определенного типа и вступает с ней в ошибочный брак, заводит детей. Потом он выбирает другую женщину, от которой тоже появляются дети. Таким образом он дезорганизует всю свою финансово-экономическую ситуацию и приходит к окончательному краху. Или, например, молодой человек, вместо того чтобы максимально реализовывать свои обязанности роста, следует за группой друзей, которые в действительности не решают своих социальных задач, но кажутся ему более экстравертированными и умными. Затем, в возрасте двадцати двух – двадцати трех лет, не накопив ничего определенного, он находит хорошо оплачиваемую работу, скажем, в полиции, где сразу получает деньги и красивую форму, но на самом деле он уже «заключен в сейф».

Появляется симптом – небольшие боли в животе или в голове, – который со временем перерастает в метастаз. Симптоматический импульс, не исключенный сразу же, постепенно проходит период исторического самосозидания: самоорганизуется и самоутверждается во вред несущему его субъекту.

Проблема заключается в том, что, до тех пор пока видится техническое опосредование, у нас есть еще время для решения, а значит, возможность в будущем вернуть себе наполненность жизни. Когда симптом уже сформирован и превалирует над сознанием «Я», технического опосредования больше не видно и субъект начинает организовывать всю окружающую его среду исключительно в соответствии с этим патологическим симптомом.

Другой страх, препятствующий осуществлению технического шага, заключается в том, чтобы убрать гордость, идеальное представление о самом себе, которое каждый несет внутри: «Я» вбирает в себя слишком много ригидности, идущей против импульса собственного онто Ин-се. Когда не осуществлено техническое опосредование, лучшей участью такого человека будет застой.

На первом этапе, когда человеку плохо, вмешивается психотерапевт, цель которого – привести в порядок внутренние аспекты субъекта: в каком-то смысле клиент смиряется с вмешательством психотерапевта. Посредством психотерапии анализируются все последствия начальной ошибки, и человек возвращается к той точке, от которой он начал путь регресса. Психотерапия приводит человека к осознанию, но уже с этого момента клиент остается один и должен выбирать самостоятельно. Подойдя к моменту свободы индивида, психотерапевт должен остановиться: это момент личного творчества субъекта.

Здесь мне вспоминается случай с одним клиентом – мужчиной тридцати шести лет, прекрасным профессионалом, у которого камнем преткновения стала необходимость отречения от одной женщины и создания семьи с другой. Целью глубокой рациональной подготовки должно служить стремление к внутреннему, объективному величию, а не желание раньше или позже обрести «такую» женщину или жену, ибо в противном случае реализация невозможна. Он эгоистично и уединенно должен развивать собственный потенциал и достигнуть максимального уровня в области своей профессиональной деятельности.

Бывают случаи, когда дается стимул к жизнедеятельности, но если субъект не осуществляет техническое опосредование, ответственное, рациональное, волевое действие, тогда это всего лишь прекрасная вспышка света для бредущего глубокой ночью. У каждого есть свой «тормозящий» момент (мужчина, женщина, водка, семья и т. п.), который по прошествии времени восстанавливает обычный стереотип.

Что в этом случае можно сделать? Начинать нужно с изменений в собственной комнате, выбросив вещи, подпитывающие лень. Или после суматошного рабочего дня, вместо того чтобы отправляться домой, можно пойти в гостиницу, потому что возвращение всегда под одну и ту же крышу опять структурирует человека обычным образом. Следует устранить все объекты и ситуации, которые способствуют лени. К примеру, моя клиентка, женщина лет сорока, бизнес-организатор высокого уровня, долгое время хотела похудеть, что ей никак не удавалось. Я обучил ее двум моментам. Во-первых, я сказал ей, что она может есть все, что захочет, с условием, что приготовит сама, и, во-вторых, придя домой, она сразу должна убрать некоторые покрывала, подушки, кресло, как предметы, стимулирующие лень, вредящую ее росту. Поскольку она уже прошла через психотерапию и была интеллектуально развитой женщиной, я смог дать ей наивысшее техническое опосредование. Если человек желает измениться, я знаю, каков самый легкий путь: я не заставляю его делать «прямой выстрел», а вынуждаю проглотить приманку. Необходимо только, чтобы клиент дал свое полное согласие.

На первом этапе задача психотерапевта заключается в определении специфического технического опосредования для преодоления причины симптома, а на втором – в разделении проблемы на маленькие точные технические шаги таким образом, чтобы клиент смог преодолеть всю ее трудность целиком. Когда сновидение показывает технический шаг, необходимо произвести именно это действие и никакое другое: процессы бессознательного, личности, роста утонченно рациональны.

Для глобального решения проблем субъекта каждый сеанс психотерапии должен заканчиваться выработкой технического опосредования, облегчающего клиенту процесс роста. Самый трудный момент – это переход от посредственности масс к эволюционному началу. Практически, это переход от коллективного к личностному.

Оглавление книги

· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0.205. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз