Карло Ротеллаi / Алан Каздинi / Елена Фатееваi / Олег Власовi / Литагент «5 редакция»i

Книга: Зачем, за что и как хвалить ребенка. Неожиданные результаты воспитания похвалой

Как добиться желательного поведения: три способа

закрыть рекламу

Как добиться желательного поведения: три способа

Существует три способа добиться желательного поведения: формирование навыка, моделирование (основные), а также стимулирование (дополнительный), используемое в особых случаях. Если вы видите только частичные проявления желательного поведения, начинайте с формирования навыка. Если вообще не наблюдаете нужных действий, или они происходят так редко, что у вас нет возможности работать с ними, начинайте с моделирования. Если ребенок уже выполнял то, что нужно, но недостаточно часто или непоследовательно, попробуйте стимулирование. Не забывайте, что прежде, чем использовать любой инструмент, определите желательное поведение, позитивные противоположности нежелательного поведения и затем выбирайте метод.

Способ 1. Формирование навыка. Это один из самых сильных инструментов выработки желательного поведения. Но именно его чаще всего используют не по назначению. Вы формируете желательное поведение, постепенно развиваете и закрепляете его вознаграждением за промежуточные достижения. Например, если вы хотите, чтобы ребенок делал уроки, усаживайте его сначала минут на 5–10. Если вы хотите, чтобы ребенок совершал последовательные действия, например, без напоминания выполнял свои домашние обязанности, вы можете начать вместе, сделать с ним что-то. Для формирования навыка выясните, знакомы ли ребенку действия, выполнения которых вы от него ожидаете? Иногда он частично понимает, о чем речь, иногда – совершенно не понимает. Выполняет ли ребенок что-то, с чем вы могли бы начать работать? Если вы хотите, чтобы он в течение часа выполнял домашние задания, сколько времени он тратит на это сейчас и насколько регулярно? С этого мы начнем и разовьем желательное поведение: чуть больше времени для уроков, чуть чаще, пока не получим желаемый результат, т. е. сформируем навык. Обратите внимание: закрепление желательного поведения требует множества повторений, и каждый раз вы должны добиться выполнения действия, т. е. получить результат. Мы подробнее поговорим о результатах в главах 3 и 4, но здесь остановимся на поведенческом аспекте формирования навыка.

Иногда родители бессознательно прибегают к методу формирования навыка. Например, вы пытаетесь научить маленького ребенка говорить «мама» и «папа». Вы будете подбадривать его и подчеркивать произнесение им любых форм этих слов («ма», «па» и т. п.), улыбаясь, обнимая и награждая. В то же время, но обычно совершенно бессознательно, вы не будете обращать внимание на другие звуки, которые произносит ребенок. Затем вы начнете поощрять произнесение близких к словам «мама» и «папа» звуков. (Когда вы держите ребенка в объятиях и говорите ему: «Можешь сказать «мама»? Можешь сказать «папа»?» – то успешно используете предшественники. Вы демонстрируете движение губ и повторяете звуки – все это прекрасные подсказки. Ваши объятия, улыбка – предопределяющие условия, которые поддерживают интерес ребенка, и он ждет, чтобы вы его хвалили. Подсказки и предопределяющие условия помогут ребенку произнести слова, которые вы хотите от него услышать.)

Вот типичный пример формирования навыка.

Одна мама жаловалась, что ее сын Антон, 3,5 года, совершенно не ест овощи, кроме картошки фри (большой вопрос, считать ли этот продукт овощем). За обедом изо дня в день повторялся один и тот же сценарий. Мама обычно готовила салат, мясное блюдо или пасту, а также овощи в разных видах. Антон никогда не прикасался к салату и овощам. В благоговейном молчании он слушал рассказы родителей об ужасных болезнях и преждевременной смерти тех, кто не ел овощи, но… ел только картофель фри! Периодически мама пыталась ввести санкции за отказ от овощей, например, лишала малыша десерта или телевизора, но без толку. Мама пыталась уговорить Антона попробовать хотя бы кусочек, но – увы!

Попытка уговорить Антона «только попробовать» была правильным шагом. Мама максимально уменьшила свое требование – приближение к формированию навыка. Но последнее – не просто снижение требований; оно начинается с того, что ребенок уже делает, а затем постепенно развивается до нужного уровня. Кроме того, частью формирования навыка должны быть предшествующие события и результаты.

Поскольку Антон вообще не ел овощи, можно подумать, что ситуация требовала моделирования, а не формирования навыка. Помните, я уже говорил вам о том, что моделирование приносит особенную пользу, если вы вообще не наблюдаете желательного поведения. Но в данном случае у нас были три причины для применения метода формирования навыка. Во-первых, Антон уже умел есть. Хотя он и воротил нос от овощей, но другие продукты ел, быстро орудуя вилкой. Мы только хотели немного изменить то, что он подцеплял на вилку. Во-вторых, мы могли работать над желательным поведением ежедневно, в нормальной обстановке – без необходимости моделировать ситуацию. Наконец, мы хотели, чтобы все происходило за обычным обедом, а не его имитацией, потому что мы видели некоторые предшествующие события и результаты, обычные для этого дома, которые вызывали проблему с употреблением овощей. Множество подсказок, интонации, которыми они произносились, угрозы, предсказания печальной судьбы тем, кто не ест овощей, – все это делало согласие Антона менее вероятным.

Чтобы добиться результата, мы предложили использовать формирование навыков и систему призовых очков, а также пересмотр предшествующих событий.

В начале обеда мама говорила Антону, что он может оставить овощи на тарелке (хороший предшественник: возможность выбора и отсутствие признаков отчаяния у родителей). У Антона появилась возможность за обедом набирать очки, которые заносились в таблицу, прикрепленную к холодильнику. Он мог получить 2 очка за то, что подцепит кусочек овощей на вилку и прикоснется к нему губами.

Затем Антон мог обменять очки на что-то интересное – например, на 10 минут дополнительной игры перед сном, светящийся в темноте мяч, поход в парк с отцом и т. д. Ему не нужно было есть овощи, и он мог положить их обратно на тарелку сразу после того, как прикоснется к ним губами. Мама согласилась на это непрезентабельное действие и показала, как можно сделать. Она заметила вслух, что не беспокоится о том, ест ли Антон овощи – возможно, когда он станет старше, то съест, как и большинство четырехлеток (еще один хороший предшественник: социальная норма, скрытый намек на то, что сейчас ребенок не готов или не может есть овощи, но в будущем все изменится).

Чтобы добиться результата, мы предложили использовать формирование навыков и систему призовых очков, а также пересмотр предшествующих событий.

Антон попробовал сделать так один раз, мама наградила его и добавила: «Помни, что ты не должен есть овощи». За первым же ужином Антон подцепил вилкой кусочек вареной моркови, поднес к губам и положил обратно. Папа воскликнул: «Вот здорово!» – а мама добавила: «Ты только что выиграл 2 очка!» Затем мама с папой перестали обращать внимание на Антона, но, когда он повторил действие, снова выразили радость и наградили его. Все это время родители ели овощи, что было хорошим примером. Но теперь за обеденным столом не было негатива – лекций, принуждения, уговоров и нравоучений – всех тех предопределяющих событий, которые подавляли проявление желательного поведения.

В течение следующих трех обедов Антон выигрывал очки за прикосновение к нелюбимому блюду. Затем родители сказали, что теперь он будет получать очки за то, что попробует овощи (просто положит кусочек на язык), а если проглотит, то получит в два раза больше. Конечно, глотать не обязательно. Следующие 5 минут вся семья играла в игру: у кого на вилке удержится самый маленький кусочек овоща, который можно будет попробовать и проглотить. Это сопровождалось смехом и шуточными препирательствами о том, чей кусочек меньше. Антон съел этот кусочек. Мама помогла ему, отступив от своих строгих правил, – приготовила разнообразные замороженные овощи и приправила их не очень полезными, но любимыми Антоном ингредиентами.

Через какое-то время, чтобы заработать очко, Антон должен был съесть кусочек овоща. Затем два кусочка, но к тому времени Антон уже съедал немного овощей и чуть-чуть оставлял на тарелке, как он делал это и с другими продуктами. Родители были удовлетворены. Кроме того, у Антона появились любимые овощи: он просил добавки горошка с соусом и овощной смеси. А вот брюссельская и цветная капуста ему не нравились. Родители закрыли «овощную» тему и систему очков. С этого момента Антон съедал почти всю порцию своих любимых овощей и даже немного нелюбимых.

Этот пример подчеркивает несколько важных моментов. Во-первых, формирование навыка основано на том, что ребенок уже делает – а не на том, что он знает, – и далее этот способ помогает развить желательное поведение до нужного уровня. Иногда ребенок знает и не делает, и это заставляет родителей думать, что ребенок ими манипулирует. Во-вторых, мы не стремимся к идеальному выполнению желаемых действий. Ребенок не обязательно должен выполнять что-то так же хорошо, как взрослый. Перфекционизм – враг формирования навыка.

В случае с Антоном родители не требовали, чтобы он ел все овощи или ел их каждый раз. Это был бы перфекционизм. Формируя навык, надо быть гибким, а это нелегко. Кажется, что воспитывать детей проще, если установить неизменные правила; но более эффективный способ, при котором выстраиваются отношения и формируется желательное поведение, – это возможность выбора, компромисс и небольшие отступления от правил (это касается, например, правил поведения за едой – но не правил безопасности).

Способ 2. Моделирование: тренировка в искусственно созданных условиях. Наша главная цель – желательное поведение и оправдывающий себя результат. Если все сделано правильно, то повторяющаяся последовательность действий закрепляется, становится привычкой и проявляется в других ситуациях.

Поэтому сначала нужно добиться от ребенка выполнения действия, с которым можно потом работать. В идеале это должно произойти в условиях повседневности. Один из способов добиться действия – формирование навыка, но этот инструмент требует предварительной подготовки или слабого проявления желательного поведения, которые можно подчеркнуть и поощрить. Когда это не получается, на помощь приходит моделирование.

Чтобы ребенок сделал то, чего никогда не делал, создайте искусственные условия. Для малышей подходит игра в «представь себе», в которой они могут повторять и развивать те или иные действия. С более старшими моделирование можно представить в форме тренировки или ролевой игры.

Допустим, ребенок никогда не выполнял нужного вам действия. Мы ежедневно сталкиваемся с такими ситуациями.

Так, 6-летняя Лия впадала в истерику каждый раз, когда что-то шло не так, как ей хотелось. Иногда ей все же приходилось делать то, о чем ее просили. Родители Лии назвали истерики «взрывными»: она и каталась по полу, била родителей, бросала вещи, визжала, и подолгу! (Иногда родители невольно продлевали истерику, пытаясь сдержать Лию, крича на нее или наказывая.)

Мы спросили родителей Лии, бывают ли невзрывные истерики. Если бы мы столкнулись со слабой истерикой, то могли бы поощрить ее так, чтобы в следующий раз девочка сдерживалась, и т. д. В конце мы совсем избавились бы от истерик. Но нет: Лия каждый раз устраивала концерт по полной программе.

Необходимо было смоделировать ситуацию, чтобы ребенок мог потренироваться выполнять желательные действия. Вместе с родителями Лии мы думали, как это сделать. Потом они предложили такое задание. Когда Лия была спокойна, мама сказала: «Я придумала одну игру. Она называется «Игра в истерику». Правила такие: во-первых, ты можешь выигрывать очки». Как видите, на сцену вышли предшественники, которые явились частью модели. Кроме того, мы использовали игровую форму в качестве предопределяющих условий, чтобы ребенок согласился продемонстрировать желательное поведение. Возможность заработать очки – тоже предопределяющее условие для получения согласия ребенка. Общение спокойное, с улыбкой, предложение заработать очки – все это здорово отличается от раздражения, команд, невозможности выбора! Обещание награды (очков) – это сильная мотивация, особенно представленная непосредственно перед желательным поведением. В начале работы это нужно сделать один или два раза – в дальнейшем мы хотим, чтобы все подсказки отошли на второй план.

Итак, мама Лии продолжала объяснять, что «это все только понарошку» и нужно проверить, сможет ли Лия показать «хорошую» истерику. «Если все получится, я дам тебе билетик», – сказала мама, показывая Лии рулон билетиков для вечеринок (Лия очень любит вечеринки; но таблица для записи очков тоже подошла бы). «Эти билетики помогут тебе выиграть приз побольше». В качестве наград мама предложила важные для Лии привилегии: ложиться спать на 10 минут позже; возможность выбирать блюда за обедом и т. п. Было еще несколько приятных вещей: дешевые заколки для волос (Лия любит причесываться) и т. д. Незачем выдумывать замысловатые призы, главное – правильно их вручить (см. главу 3) – но система очков помогает структурировать задание, родителям и детям становится проще следовать установленным правилам.

Мама объяснила Лии, что «хорошая» истерика может включать падение на пол, но не визги и не драку. Мы выбрали эти две вещи, чтобы проработать их первыми. Устранение сильных проявлений должно постепенно привести к ослаблению истерик. Формируя навык, мы не стремимся к «идеальной» истерике, только к более слабой, чем обычно. Помните: ключ к формированию навыка – это снижение планки. Если планка ниже, чем обычно, значит, вы не поддались естественному желанию запросить слишком много и быстро и проделали хорошую работу.

Мама объяснила правила и потом сказала: «Через минуту я скажу тебе «нет». Это будет только понарошку: я скажу, что ты сегодня не будешь смотреть телевизор. Если ты спросишь меня, почему нет, спокойно, без криков и драки, то заработаешь билетик. Не забывай: это только игра, и на самом деле ты посмотришь свой мультик». (Все эти предварительные комментарии – великолепные предшественники. Во-первых, они точно показывают, чего хотят родители (подсказки). Во-вторых, интонация: спокойная, веселая, игровая (предопределяющие условия), совершенно иная, чем обычно. Скорее всего в этих условиях ребенок будет делать то, о чем его просят, ему понравится игра, и он захочет в нее играть, чтобы заработать приз. Помните: ваша цель – проявление желательного поведения, и не один раз.)

После всех объяснений мама обняла Лию, улыбнулась и сказала: «Ну, начнем. Это игра, и если ты покажешь мне правильную истерику, то получишь билетик». Она продемонстрировала билетик Лии. (При работе над поведением подсказка должна быть высказана непосредственно перед желательным действием или с самого начала.) Затем мама сказала обычным голосом, но мягко: «Ты сегодня не будешь смотреть телевизор». Поскольку мама провела большую подготовительную работу (предшественники), Лия уже не могла не постараться выполнить просьбу и выиграть приз. Началась игра, Лия продемонстрировала «хорошую» истерику. Мама похвалила ее: «Не могу поверить, что ты так здорово сыграла. Ты была почти спокойна, не распускала руки и ничего не бросила». Она погладила Лию по голове и дала обещанный билетик.

На один день этого могло бы быть достаточно, но для этого метода практика имеет огромное значение. Мы хотели, чтобы ребенок повторил действие. Мама снова использовала предшественник – усложнила задачу, о чем я говорил в прошлой главе. Она задорно посмотрела на дочь и сказала: «Спорим, что ты не сможешь продемонстрировать истерику два раза подряд. Никто на свете в 6 лет не смог бы это сделать!» Мы часто используем такой метод, и еще не было случая, чтобы ребенок не попался на провокацию. Лия энергично возразила: «Я могу! Могу!» Мама будто с сомнением покачала головой: «Ну, не знаю… Давай попробуем». Они повторили игру, уже с иным сценарием – будто Лии не позволили пойти в гости к подруге. Конечно же, отлично подготовленная Лия снова выиграла похвалу и билетик. Теперь дневная программа была выполнена.

На следующий день все повторилось, потом опять. У ребенка были возможности продемонстрировать желательное поведение в течение короткого времени. Мы всегда рекомендуем проводить минимум два сеанса в день, хотя родители могут сыграть только раз в день.

Общее правило таково: чем больше возможностей для тренировки желательного поведения, тем лучше.

Как вы помните, формирование навыка может быть частью модели. Сначала мы хотим, чтобы ребенок продемонстрировал умеренную истерику в специально созданных условиях. Здесь формирование навыка относится к исключению одного действия из последовательности – так, чтобы добиться истерики без драки или брани в зависимости от исходных компонентов, – а затем постепенно исключать остальные компоненты. После того, как навык сформирован, для продолжения работы используются предшественники: «Спорим, что ты не сможешь показать мне истерику без драки и плохих слов. Но если ты не будешь драться и ругаться, то заработаешь два билетика», и т. д.

Общее правило таково: чем больше возможностей для тренировки желательного поведения, тем лучше.

Теперь, когда мы начали применять моделирование, может произойти так, что истерики прекратятся или ослабнут. Дело в том, что моделирование оказывает влияние и в обычных условиях. Вы должны быть готовы порадоваться и наградить ребенка за первые, более слабые проявления истерики вне Игры, в настоящей жизни. Скорее всего постепенно реальные истерики ослабнут. Тем не менее следует продолжать тренировочные сессии в смоделированных условиях. В случае с Лией мама работала над ее истериками в течение шести дней недельного курса – она пропустила один день. Лия хорошо освоила новый способ выражения своих чувств, и игровые истерики становились все слабее, даже без приемов формирования навыка. К огромному удивлению мамы, Лия выдала две ослабленные версии обычной истерики (в реальных обстоятельствах) – в бакалейном магазине и перед сном. Мы обговаривали этот момент, поэтому мама была готова и продемонстрировала Лии свою радость: «Не могу поверить! Мы не играли, а ты вела себя, как большая девочка!» (Здесь не было необходимости награждать Лию билетиками, похвалы оказалось достаточно.)

Работа с истериками Лии заняла две недели, после чего они стали редкими и умеренными. Родители прекратили моделирование, потому что истерики перестали осложнять их жизнь. Примерно через месяц Лия снова выдала взрывную истерику – не столь ужасную, как раньше, но сильнее, чем сразу после тренировки. Мама была почти в панике и просто ушла, чтобы не усугубить ситуацию. Родители посчитали, что такая сильная истерика скорее всего была связана с утомлением – они только что вернулись из поездки, занявшей целый день. Взрывная истерика оказалась единичным событием, и родители просто игнорировали ее.

Нередко родители бывают ошеломлены, когда мы рекомендуем им хвалить ребенка за истерику.

Они хотят избавиться от истерик или сделать их умеренными, поэтому не видят логики в вознаграждении «истерящего» ребенка. Им просто обидно, что истерика, даже слабая, может быть отмечена похвалой. Тогда я напоминаю родителям, что они часто хвалят ребенка за еле заметное выражение желательного поведения. Я приводил вам пример с обучением малютки словам «мама» и «папа». И таких примеров масса. Когда вы учите ребенка отбивать или ловить мяч, вы не требуете, чтобы он сделал это сразу. Вы хвалите его за то, что он почти отбил или почти поймал: со временем он научится ловить лучше. Обучение катанию на коньках или на велосипеде требует еще больше практики в «искусственных» условиях: вы держите ребенка или велосипед.

Да, истерика – это не тот пример, потому что мало кто может сохранять спокойствие или радоваться в такой ситуации. Кроме того, ребенок и родители имеют совершенно противоположные взгляды на то, что делать дальше, – поэтому награда за истерику может показаться противоестественной. Но забудьте на минутку о том, что это истерика и она выводит вас из себя. Рассматривайте истерику как поведение, над которым нужно работать. У нас есть два мощных инструмента для выработки желательного поведения: формирование навыка и моделирование – и вознаграждение умеренной истерики имеет огромный смысл.

Как я уже говорил, моделирование очень полезно в ситуациях двух типов. Я рассказывал о первом, когда желательное поведение никогда не проявлялось у ребенка, поэтому вы не могли сформировать необходимый навык. Второй тип – когда желательное поведение проявляется в особых случаях, очень редко, но вы все равно хотите научить ребенка этому навыку. Приведем другой пример. Пилоты учатся действовать в самых разных обстоятельствах, в различных погодных условиях, при поломках различных механизмов и т. д. В реальных условиях, с пассажирами на борту, научиться нельзя – хотя бы потому, что чрезвычайные ситуации не происходят настолько часто, чтобы закрепить навык. Поэтому необходимо моделировать ситуации для отработки искусства пилота, необходимо тренировать его снова и снова. И когда действительно произойдет ЧП, пилот будет действовать умело. Поэтому пилоты учатся на моделирующем стенде, представляющем собой точную копию кабины авиалайнера.

Нередко родители бывают ошеломлены, когда мы рекомендуем им хвалить ребенка за истерику.

Воспитывая детей, мы тоже сталкиваемся с ситуацией, когда нужно научить ребенка определенной реакции, но необходимое поведение проявляется крайне редко. Например, действия при пожаре в доме (я уже приводил этот пример). Другой пример – обучение ребенка действовать правильно, когда кому-то требуется медицинская помощь (звонить 03). В обоих случаях вы не можете ждать, когда начнется пожар или кто-то получит травму, чтобы начать обучение.

Вот еще пример. Ученые хотели выяснить, как научить детей не трогать огнестрельное оружие. Для этого пригласили дюжину 6–7-летних детей, 6 девочек и 6 мальчиков, и использовали настоящие, но незаряженные пистолеты и ружья. Дети должны были научиться не трогать оружие; немедленно покинуть место, где оно обнаружилось; сообщить взрослым о находке. Детей обучал специалист. Затем следовало выяснить, как дети усвоили урок. Для этого им подкидывали оружие (разряженное) в школе или дома. Дети не знали, что их проверяют, но действовали именно так, как их научили. Мало того, тест повторили 5 месяцев спустя, и все дети реагировали правильно.

Вы можете сделать нечто похожее, когда хотите научить ребенка правильно реагировать, если, скажем, он нашел пузырек с лекарством. Вы точно знаете, что ребенок не должен брать пузырек в руки, открывать и пробовать содержимое. А теперь сформулируйте позитивную противоположность этим действиям: не прикасаться к пузырьку, отойти от него и сообщить взрослым о находке. Чтобы сформировать желательное поведение, смоделируйте ситуацию (т. е. поиграйте): поставьте несколько пузырьков от лекарств на стол и объясните ребенку, что он может получить приз за то, что выполнит правильные действия с ними. Даже очень маленького ребенка можно научить не трогать пузырьки, а прибежать к родителям и сказать: «Пузырек!» Повторите игру несколько раз, вознаграждая за каждое правильно выполненное действие. Этот пример иллюстрирует и другой аспект. Родители обычно думают, что достаточно просто предупредить ребенка о том, что лекарство – опасная вещь. Всем хочется думать, что ребенок поймет это так, как понимает взрослый. Но нет, и я не устаю это повторять, потому что действительно важно помнить: одного понимания недостаточно для того, чтобы правильно себя вести. Это касается и детей, и взрослых.

Способ 3. Стимулирование. Он используется реже, чем формирование навыков и моделирование, но в некоторых случаях это идеальный инструмент. Иногда ребенок с готовностью демонстрирует желательное поведение, но родители хотят, чтобы оно проявлялось чаще и регулярнее. В этой ситуации требуется нечто большее, чем простое обучение ребенка действию, – ведь ребенок его уже выполнял, и не однажды. Здесь не требуется ни формирование навыка, ни моделирование. Желательное поведение нужно просто отработать. Стимулирование (запуск действия), или прайминг-ответ, означает, что вы подталкиваете ребенка к первому шагу из желательной последовательности действий. Сделав первый шаг, ребенок скорее всего проделает и все остальные.

Один отец пришел к нам, потому что его беспокоил 13-летний сын, Оскар. Мальчик любил спорт, но… по телевизору. Отца это особенно беспокоило, потому что сам он и его жена были очень спортивными. По воскресеньям отец всегда играл в футбол с коллегами (он работал в компании по разработке программного обеспечения), которые брали с собой своих детей. Отец Оскара хотел, чтобы сын тоже играл с ним по воскресеньям. Но Оскар всегда отказывался. Логично было начать с уговоров и объяснений, но это не работало, поэтому следовало перейти к более эффективным стратегиям. (Объяснение причин и просьбы иногда могут привести к проявлению желательного поведения, поэтому их можно использовать в качестве предшественников при формировании навыка.)

Давайте рассмотрим воскресную игру в футбол как завершающий этап некоторой последовательности действий. Стимуляция начинается с вопроса: «Какой первый шаг приведет к проявлению желательного поведения?» Мы хотим подтолкнуть Оскара к этому шагу, и сейчас нас не беспокоит, дойдет ли он до конца, пойдет ли в воскресенье играть в футбол. Если он сделает первый шаг, то скорее всего остальные тоже последуют. Мы спросили отца, далеко ли от дома находится футбольное поле. Минут 5 на машине. Мы предложили отцу позвать Оскара с собой, чтобы просто побыть вместе. (На стадион приходили дети, которые тоже не играли в футбол; а другие играли время от времени.) Отец сказал, что они поедут вместе, но во время игры будет много перерывов и он всегда сможет отвезти Оскара домой, если тому не понравится на стадионе. (Выбор – остаться или уехать – сильный предшественник.) Оскар согласился с условием, что отец не будет заставлять его играть – еще один предшественник, исключение родительского давления и недовольства. Все это может стать предопределяющими условиями для того, чтобы Оскар решил поехать с отцом.

Оскар поехал на стадион. Отец сказал, что он может взять с собой газировку и бутерброды, если хочет; игра должна была начаться через 20 минут. Отец попросил своих приятелей поприветствовать Оскара и сказать, как здорово, что тот пришел. Они так и сделали, и Оскар почувствовал себя как дома. Кроме того, Оскар общался с другими ребятами и даже перебрасывался с ними мячом. Когда Оскар просто пришел на поле, он сделал первый шаг в последовательности – значит, он приблизился к цели, которую поставил отец. В данном случае отец очень радовался, что Оскар теперь ходит с ним по воскресеньям. Первые 4–5 раз отец как бы между прочим спрашивал (чтобы поощрить Оскара): «Хотел бы ты сегодня поехать со мной?» Мы попросили отца один раз пропустить этот вопрос, и стало ясно, что Оскар собирался и без напоминания. Воскресные поездки стали для него обычным делом.

Через некоторое время Оскар приобрел приятелей и привык бросать мяч, вылетающий с поля на трибуну. Отец больше не беспокоился о том, чтобы Оскар стал играть в футбол. Но однажды друг Оскара вышел на поле, и Оскар присоединился к нему. С тех пор Оскар время от времени принимал участие в игре, но отцу было достаточно, что он просто приходит на стадион и проводит с ним время. Оскар играл в футбол, гулял с другими детьми или подавал мяч. Главное, что он больше не сидел сиднем дома.

Оглавление книги

· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0,719. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз