Карло Ротеллаi / Алан Каздинi / Елена Фатееваi / Олег Власовi / Литагент «5 редакция»i

Книга: Зачем, за что и как хвалить ребенка. Неожиданные результаты воспитания похвалой

Основные методы позитивного подкрепления

закрыть рекламу

Основные методы позитивного подкрепления

Позитивное подкрепление связано со стимулированием желательного поведения – это так. Однако большинство родителей хотят исправить или прекратить нежелательное поведение. Их раздражает, что дети прерывают взрослых, балуются за столом, ругаются с братьями и сестрами, огрызаются, лгут, воруют и т. п. Может ли в этом случае помочь позитивное подкрепление? Да. На самом деле это единственный надежный способ исправления подобного поведения. Поэтому я расскажу о некоторых методиках, основанных на позитивном подкреплении.

1. Подкрепление позитивных противоположностей. Если вы хотите прекратить нежелательное поведение, неважно – ребенка, супруга или коллеги, начните с определения позитивной противоположности. Это будет целью вашей работы. Вы должны точно описать, какое поведение хотите видеть вместо нежелательного. Имея в виду эту цель, вы можете использовать временную линию – предшествующие события, поведение в настоящее время и результаты. Эти методы помогут вам подкрепить желательное поведение и при этом не поощрять случайно нежелательных действий. Но вся ваша работа основана на определении желательного поведения: что вы хотите увидеть?

Это жизненно важно. Родителям, окончившим «курс обучения», мы предлагаем тест. Мы разработали несколько довольно распространенных гипотетических ситуаций и спрашиваем родителей, как бы они исправили нежелательное поведение – грубые выходки за обедом, капризы в магазине и т. д. Мы считаем, что поработали с родителями успешно, если они говорят примерно так: «Думаю, что позитивной противоположностью этого поведения было бы…» Если родители пропускают этот первый этап и сразу переходят к результатам, например, к наказаниям или игнорированию действий ребенка, мы понимаем, что не слишком помогли этой семье – т. е. научили методикам, но родители не до конца разобрались, с чего начинать, и не очень преуспели в работе над исправлением поведения. Нельзя прекратить нежелательные действия и подкрепить позитивное противоположное поведение, не определив его. Вам не нравится, как супруг выдавливает пасту из тюбика? Жалуйтесь, ворчите, кричите, повторяйте без конца: «Неужели трудно выдавливать пасту из конца тюбика? Сколько можно просить тебя?» Все будет бесполезно. Но через 5 или через 25 лет, когда вы все-таки определите позитивную противоположность и обратитесь к временн?й линии, вы добьетесь желаемого результата. И первый шаг для этого – определение желательного поведения: в данном случае это выдавливание зубной пасты из конца тюбика.

Рэй работал на дому. Большую часть времени у него занимали телефонные переговоры с клиентами. Старшему ребенку Рэя было уже 6 лет, и большую часть дня он проводил в школе. Но у 4-летней Анны была привычка обращаться к отцу с вопросами, когда он говорил по телефону. Она постоянно перебивала его. «Можно на улицу? Я хочу есть. Поиграй со мной!» Создавалось впечатление, что Анна только и ждет телефонного звонка, чтобы подойти к отцу. В выходные к ней присоединялся и брат.

Вмешательство детей в разговор взрослых – интересная проблема. Когда дети прерывают взрослых, это трудно игнорировать, а если это игнорировать, дети продолжают вторжение, пока становится невозможным не обращать на них внимание. В этот момент взрослый либо выполняет то, о чем просит ребенок, либо орет на него, или же истерически взывает к супругу… Это прекрасный пример, который показывает, насколько силен стимул – внимание к неподобающему поведению и формирование нежелательного навыка. Ребенок добился, что вы обратили на него внимание, и дальше будет продолжать в том же духе. Так было и с Рэем. Деловые звонки приводили к скандалам, которые часто заканчивались нервным срывом.

Что делать, если поведение ребенка вас не устраивает? Вы знаете, с чего начинать: понять, какое именно поведение вы хотите увидеть.

Рэй хотел, чтобы Анна не подходила к нему, когда он разговаривал по телефону, и обращалась со своими просьбами только до или после звонка. Теперь поставьте себя на место Рэя и вспомните временную линию. Начните с предшествующих событий. Что вы можете сделать, пока не зазвонил телефон? Когда вы не говорите по телефону, то можете спокойно сказать ребенку, чтобы он не мешал, когда раздастся звонок. Вам следует точно объяснить, что значит «мешать». Скажите ребенку, что во время разговора по телефону, ваш ответ на любой его вопрос – «нет». Но если он подождет, пока вы закончите разговор, и обратится с вопросом или просьбой, то может получить желаемое (или не получить – все зависит от конкретного случая). Но вы постараетесь разобраться в проблеме ребенка и помочь ему.

Работая над желательным поведением, инструктируйте ребенка непосредственно перед тем, как он будет выполнять желаемое действие. Такая подсказка особенно эффективна. Но Рэй не мог сказать точно, когда зазвонит телефон. Поэтому он объяснил все дочери в самом начале рабочего дня. Когда раздался первый звонок и Анна оказалась рядом, он сказал: «Ну вот, Анна, можешь посмотреть, дождешься ли ты окончания моего разговора». (Это очень хорошая формулировка – небольшое задание.)

Мы полагали, что в этой ситуации Рэй может применить также метод формирования навыка – за частичное проявление желательного поведения хвалить дочь. Мы решили, что Рэю следует оказывать внимание Анне. Через 2 минуты разговора по телефону в начале дня Рэй будет улыбаться Анне, показывать ей знаками, что она – молодец, шепотом скажет пару ободряющих слов и погладит по голове, если будет возможно. Достаточно будет проделать такие вещи во время нескольких первых звонков. Мы хотели, чтобы Рэй сразу похвалил Анну за то, что она не прерывает его, и похвалил с энтузиазмом. Если же Анна вмешивалась в каждый разговор, не оставляя Рэю шанса вознаградить желательное поведение, то следовало найти время и смоделировать ситуацию – поиграть в «Не мешай». Во время игры Рэй мог бы хвалить дочь, награждать ее призами и жетонами и т. д.

Что делать, если поведение ребенка вас не устраивает? Вы знаете, с чего начинать: понять, какое именно поведение вы хотите увидеть.

А теперь – результат. Мы рекомендовали Рэю подкреплять позитивное противоположное поведение Анны: обращения и вопросы до или после телефонного звонка. Если Анна демонстрирует нежелательное поведение, не обращать на нее внимания. Рэй должен отвернуться или строго посмотреть на ребенка. Если Анна обращалась к нему, когда он был свободен, следовала похвала: «Молодец! Ты просишь у меня печенье, когда я не говорю по телефону!» Рэй не должен был забывать и о других поощрениях (например, обнять или погладить дочь по спине). Между телефонными звонками следовало хвалить Анну за то, что она не мешала или почти не мешала.

Рэю и его жене понравилась программа исправления поведения, потому что она была совершенно реальной. Иногда мать могла похвалить Анну или, если был выходной, то обоих детей за то, что они тихо играли и не мешали отцу говорить по телефону.

Рэю приходилось звонить не менее 20 раз в день. До начала работы над поведением Анна прерывала Рэя около 30 раз; в первые же два дня количество ее вмешательств сократилось до 5, а через 5 дней нежелательное поведение прекратилось вообще. Нам понадобилось два выходных, чтобы научить тому же ее 6-летнего брата – в будни у него не было достаточно времени для отработки желательного поведения. Через 8 дней работы родители перестали хвалить детей: они целую неделю не вмешивались в разговоры, и стало понятно, что вознаграждения больше не требуются. Через две недели проблема, казалось, была решена. Через 4 недели Рэю опять помешали, через 8 недель единичный случай повторился. Оба раза Рэй просто игнорировал ребенка, и помехи прекратились навсегда.

Это очень типичная ситуация. Ребенок дразнит собаку или кошку, не относит грязную одежду в стирку, рано утром в воскресенье врывается в вашу в спальню, роняет еду на пол… Список бесконечен. Чтобы прекратить это, в первую очередь спросите себя: «Какую позитивную противоположность я хочу увидеть?»

Подкрепление позитивного противоположного поведения – универсальный инструмент, который можно использовать почти всегда. Но существует два более узкоспециализированных способа его применения.

2. Подкрепление действий, которые не совсем точно соответствуют позитивной противоположности. Как быть, если ребенок никогда не совершал ничего похожего на позитивную противоположность? Как подкрепить нужное поведение? Первый вариант – смоделировать ситуацию, чтобы отработать желательное поведение – это поведение в настоящем (середина временной линии), которое мы обсуждали в предыдущей главе. Мы говорили и о формировании навыка, тоже стратегии настоящего времени. Но в данном случае нет основы для формирования навыка. Проблему нужно решать иначе. Ключ к решению находится в Будущем (это последствие).

Метод состоит в том, что вы подкрепляете все или почти все, что ребенок делает иначе, – все, что отличается от нежелательного поведения. Фактически в любой момент времени ребенок совершает: или (1) нежелательное действие, или (2) другое действие. Последнее – это поведение, которое отличается от нежелательного. Мы принимаем это другое поведение, если необходимо немедленно исправить нежелательное.

Я на всю жизнь запомнил, как впервые применил этот метод. Это произошло благодаря одному 10-летнему мальчику по имени Эван. Учительница попросила меня поработать с ним прямо в школе. Эван был чрезмерно активным и сильно мешал на уроках. Активный – это еще мягко сказано. Во время урока Эван ходил по партам, наступая на вещи других учеников, громко разговаривал, со всеми пререкался и т. д. Учительница сказала, что он никогда не садится на свое место, и она ничуть не преувеличивала.

Какое действие подкреплять? Позитивное противоположное поведение – тихо сидеть за партой, работать, внимательно слушать учителя. Но Эван никогда не делал ничего подобного! Поначалу казалось, что формирование навыка невозможно. Поэтому мы решили начать с того, что хвалили Эвана за любое действие, кроме хождения по партам и громкого разговора. Иногда он на некоторое время замолкал. На самом деле иногда он останавливался около своей парты, но не работал. Тем не менее в эти моменты он не совершал ни одного из двух нежелательных действий, которые мы хотели прекратить: он не ходил по партам и не говорил вслух. Это не совсем соответствовало описанию позитивной противоположности его разрушительного поведения, но было лучше, чем ничего. С этого мы начали.

В течение двух дней я работал в классе по 30 минут, подсказывая учительнице, что делать. У меня был лист цветной бумаги (точнее, два листа, скрепленных вместе): одна сторона красная, другая зеленая. Когда Эван демонстрировал поведение, отличное от нежелательного, я немедленно показывал учительнице зеленую сторону. Это означало, что она должна была похвалить Эвана, если могла (это зависело от того, в каком месте класса она находилась в этот момент): подойти ближе, спокойно сказать ободряющие слова и погладить по голове. Если она не могла подойти ближе, то лишь громко хвалила Эвана. Было очень важно помочь учителю увидеть желательные действия Эвана, потому что обычно она реагировала на нежелательное поведение. Это нормально, поскольку человек устроен так, что немедленно реагирует на отрицательные стимулы и пропускает положительные. Эволюция сделала нас такими.

Учительница быстро овладела предложенным методом. За 30 минут, которые я находился в классе, она похвалила Эвана трижды – я подсказал только первые два раза, а третий она отметила сама. (Я ослабил подсказку; об этом приеме мы говорили в первой главе.) На второй день учительница похвалила Эвана дважды, без моей подсказки. Она пропустила третью возможность похвалить мальчика за поведение, отличающееся от обычного, чудовищного, – но в этот момент она отвернулась к доске. Поэтому, как только она опять повернулась к классу, я показал зеленый лист, и она похвалила Эвана. Мы решили, что попробуем наш метод на первых уроках и, если он сработает, то после обеда продолжим – главным образом потому, что корректное и своевременное подкрепление было очень трудно обеспечить, ведь в классе шел учебный процесс.

Через пару дней стало ясно, что метод работает. Эван меньше ходил по партам и почти не кричал. Теперь он даже время от времени садился на место – чего раньше никогда не наблюдалось. Поэтому мы перешли от вознаграждения любого поведения, отличного от желательного, к поощрению Эвана, сидящего за своей партой. Когда Эван сидел на своем месте, он частично демонстрировал желательное поведение, которое мы и хотели развить. Каждый раз, когда он просто садился на место, даже если он не работал и не слушал учителя, его поведение особо отмечалось. Если же Эван выполнял задание, то получал дополнительную похвалу. Процесс шел медленно (в конце концов у учителя был полный класс учеников) и занял несколько недель. Но мы добились, что большую часть урока Эван проводил на своем месте и больше не ходил по партам – именно последнее было наиболее нежелательно. Мало того, его привычка громко говорить в классе пропала сама собой. Очевидно, она была непосредственно связана с хождением по партам и тоже прекратилась.

Результативность метода поощрения поведения, близкого к желательному, подтверждает не только этот пример. Мы применяли его и в домашних условиях. Например, в одной семье два брата, 4 и 5 лет, постоянно ссорились, дразнились и задирали друг друга. Передышка наступала, только когда старший мальчик уходил на занятия. Сначала я подробно расспросил родителей, какое именно поведение они хотят увидеть. Они хотели, чтобы дети играли в одной комнате (пусть не вместе, но без драки); занимались чем-то вместе (например, играли в кубики или смотрели телевизор); мирно сосуществовали в других ситуациях (за обедом, в машине и т. д.). Из инструментов настоящего времени (поведение в настоящем) можно было бы выбрать моделирование и поиграть с ребятами в игру «Живем дружно». Но был и другой путь – инструменты будущего времени, т. е. последствия, использующие подкрепление другого поведения.

Под «другим поведением» мы понимали любые действия, кроме драки, которые мальчики совершали, находясь в пределах видимости друг друга (в одной комнате, в машине). Программа была разделена на две части. Когда братья были вместе и не ругались, один из родителей хвалил их. Кроме того, мальчиков предупредили, что за 2 минуты мирного поведения они получат очко. Так что на самом деле мы не подкрепляли позитивное противоположное поведение. Вместо этого мы поощряли поведение, отличающееся от потасовок, перебранки и т. п. «Отличающееся поведение» и есть «другое», поэтому наш метод и назывался подкреплением другого поведения.

Очки назначались не каждому мальчику, а команде. Не было случая, чтобы один брат заработал очко, а другой нет. И приз, на который они могли обменять очки, также предназначался для двоих. Например, они могли потратить 4 очка на то, чтобы поиграть лишних 15 минут перед сном; оба мальчика могли лечь спать позже. Заработав 4 очка, братья могли потратить их или сберечь, чтобы накопить на другой приз. Родители хорошо знали своих детей и спросили нас, что будет, если братья не смогут договориться насчет приза. Мы объяснили, что это обязательное условие: одинаковый приз для обоих. Если они не придут к согласию, то в этот вечер не получат приза, но смогут сохранить очки до следующего дня. (Очень важно, чтобы вы предложили ребенку приз, действительно ценный для него, а не просто вещь, которую, как вы думаете, он должен оценить.) Предложенный метод заработал прекрасно. Оба мальчика высоко оценили возможность подольше не ложиться спать и поиграть во дворе с отцом. Поэтому они не спорили о том, на что потратить заработанные очки.

Когда дети получили заслуженное вознаграждение, родители сказали: они очень рады, что мальчики повзрослели. Они подчеркнули, что именно «взрослого» сделали братья: «Вы сидели рядом и не ругались». Они не забыли обнять и приласкать детей. Спустя три дня мальчики все еще задирали друг друга, но не все время, и даже были моменты, когда они нормально общались. Родители отметили это, похвалили детей и наградили их дополнительными 5 очками. Через некоторое время родители перешли от поощрения другого поведения (отличного от нежелательного) к подкреплению некоторых позитивных противоположностей, которые они определили с самого начала – например, нормального разговора. Уже на следующей неделе родители отметили значительные изменения, продолжали хвалить детей, но перестали назначать очки за хорошее поведение. (Они разрешили братьям собрать все полученные очки, чтобы потратить их на суперприз – поездку за город.) Потасовки не прекратились, но остались на приемлемом уровне, и родители посчитали, что это их устраивает. Братья теперь играли вместе, а не просто терпели присутствие друг друга.

Это был другой пример подкрепления поведения, отличающегося от нежелательного. Когда «другое» поведение будет закреплено и мы увидим проявления позитивных противоположностей, то можем двигаться дальше и переходить к поощрению собственно желательного поведения.

3. Подкрепление более редких проявлений нежелательного поведения. Это звучит совсем уж парадоксально, но поверьте, это работает. Допустим, какие-то действия – вопли, ругательства, агрессия и т. д. – происходят по 10 раз в день, а то и по 10 раз в течение одного утра. Единственный способ устранить проявления подобного поведения – сделать так, чтобы оно проявлялось все реже, пока совсем не прекратится. Ребенка следует похвалить, если он выругается не 10, а только 8 раз. Многие родители не могут поверить, что это необходимо: «Я не ослышался? Мой ребенок бранится, а я должен его хвалить за это?» Именно так, и вы делаете это потому, что формируете процесс ослабления потока брани, который в конце концов должен иссякнуть.

Вот пример. Я работал с 7-летним Тедом, который задирал и толкал других учеников, портил их тетради и мешал работать. Кроме того, он обзывал их дураками, идиотами и т. д.

Мы хотели подкрепить позитивное противоположное поведение, нормальное общение с одноклассниками, но казалось, что Тед может либо издеваться над ними, либо молчать. Мы сказали, что он может заработать специальное вознаграждение для себя и для всего класса. Если Тед сделает то, о чем его просят, то у всего класса будет дополнительная перемена или же учитель расскажет им что-нибудь интересное перед обедом. Каждый день Тед может выбирать, на что потратить заработанное вознаграждение – на свободное время или на рассказ. Чтобы получить награду, Тед не должен никого пинать в течение 15 минут после начала уроков в 8:30. (Естественно, мы четко определили, что такое «пинать».) Если Тед никого не тронет до 8:45, он получит вознаграждение. Мы сказали, что это очень трудно, и выразили сомнение, что Теду такое по силам. (Очень сильный предшественник; см. главу 1.) Но мы предложили мальчику попробовать.

Тед был хорошо подготовлен, и в первый же день в 8:45 учитель подошел и радостно сказал ему: «Ты выиграл! Поскольку ты не сказал ни одного плохого слова, класс получает награду, и не имеет значения, что ты будешь делать в остальное время. Можешь выбрать приз!» Все утро Тед вел себя необычно тихо: он почти не задирал ребят. (Мы просили учителя защищать жертв издевательств Теда. Он должен был немедленно подозвать обиженного к себе. Мы хотели, чтобы он (конечно, временно) не обращал внимания на Теда – был огромный риск случайно поощрить его нежелательное поведение.) Работа продолжалась в течение следующих трех дней. В один из дней Тед ничего не заработал, но затем получил награду два дня подряд. Потом мы сказали ему: «Ты молодец; но посмотрим, сможешь ли ты не ругаться целых полчаса?» Это усложнение задачи, хороший предшественник.

Три с половиной недели мы работали над желательным поведением, и теперь Тед мог получить дополнительный приз в конце дня, помимо обещанного вознаграждения перед обедом. Если он хорошо вел себя весь день, то класс получал дополнительную перемену и учитель рассказывал историю. Затем мы стали награждать его за правильное поведение в течение двух и трех дней подряд. Он почти прекратил издеваться и обзываться. Кроме того, он стал вести себя так, как положено в коллективе.

Мы старались отмечать каждое проявление позитивного противоположного поведения. Это сделало нашу работу еще более эффективной. Тед стал проявлять не только нежелательное или «другое» поведение (молчать либо издеваться), его действия стали разнообразнее. Как и большинство хулиганов, он на самом деле много общался с одноклассниками: обсуждал телешоу, компьютерные игры и т. д. Мы рассматривали эти регулярные нейтральные действия как желательные и старались вознаграждать их. Мы его «ловили на социальном поведении» и подкрепляли нужные действия.

Таким образом, помимо систематической работы над устранением нежелательного поведения Теда, увеличении периодов его нормального поведения, мы также подкрепляли позитивную противоположность – социальные взаимодействия с одноклассниками. Мы работали над тем и над другим одновременно, потому что просто социальные взаимодействия не устраняли издевательств; у Теда было достаточно времени в течение дня, чтобы успеть и пообщаться, и обидеть. Поэтому мы работали над прекращением издевательств и над формированием их позитивной противоположности.

В этом примере показано, как постепенно снижать частоту проявления поведения. Он также говорит о том, что поведение состоит из массы компонентов – я уже упоминал, что истерика может проявляться дракой, руганью, криками и рыданиями. Чтобы ослабить истерику, устраняют один из компонентов, потом другой или стараются ослабить их проявление. В конце концов от первоначальной истерики ничего не остается. Это значит, что некоторое время вы вынуждены хвалить ребенка за «правильную» истерику. Надеюсь, что теперь эта идея не кажется вам сумасшедшей?

Оглавление книги

· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0.466. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Меню Вверх Вниз