Книга: Антистресс для родителей. Ваш ребенок идет в школу

Почему у ребенка проблемы в начальной школе: личностные особенности

закрыть рекламу

Почему у ребенка проблемы в начальной школе: личностные особенности

Бытует мнение, что школа – кладезь знаний. Безусловно, это так и есть, однако не стоит забывать, что ребенок приходит в школу не только учиться. В школу он идет также общаться, дружить, совершенствовать себя. И для того, чтобы все это получилось, ему необходимо влиться в детский коллектив и адаптироваться к требованиям педагогов. Однако иногда это происходит с большим трудом либо вообще не происходит, и чуть ли не до выпускного бала класс и отдельный ученик существуют словно в параллельных мирах – совершенно сами по себе.

Отчего же так происходит? Почему один ребенок – душа компании, а другому никогда не стать не только лидером, но и просто популярным? Почему один, даже весьма шалопаистый, но зато обаятельный паренек все одиннадцать лет ходит у всех учителей в любимчиках, а другого на дух не переносят даже охранники, не говоря уж об одноклассниках и педагогах?

Оказывается, существуют некоторые особенности учеников, которые существенно затрудняют их школьную адаптацию. Трудности эти бывают двух видов: те, что создают сами дети для окружающих, и те, которые создает школа для них. Другими словами, с первыми трудно, но сами они особого дискомфорта не ощущают, а вот для второй группы учеба в школе – сплошные проблемы, хотя для окружающих они сами проблем практически не создают.

Итак, как же это бывает?

Во-первых, тяжело в школе тем, у кого ощущается дефицит доверия к миру, и в особенности – ко всему новому. Эти слишком чувствительные ребята страдают от того, что практически любое достижение дается им с огромным трудом, да и вообще в разряд «достижений» переходят совершенно рядовые для других, более раскрепощенных ребят, действия: подарить учителю цветы (страшно!), выступить перед классом (ужасно!), подать однокласснице упавший учебник или портфель (а вдруг засмеют!).

Такие детки словно серые мышки, они изо всех сил стараются быть незамеченными, почти не имеют друзей, хотя с радостью подружились бы с кем-то, если б осмелились, и даже здороваются они только тогда, когда на них первыми обратят внимание (не из-за плохого воспитания, а в силу своей стеснительности).

Они всегда – подчиненные, соглашаются на невыигрышные роли, боятся предложить свою помощь (хотя если попросить, помогают охотно). Особых хлопот учителю они не доставляют, поскольку слишком тревожны, чтобы плохо себя вести… Но внимательному человеку легко увидеть такого «мышонка» – они есть практически в любом классе, самые тихие и скромные, словно зайки из мультфильма «Подарок для самого слабого». И им всегда трудно дается школьная жизнь (причем именно общение, а не учеба, ведь способности у них могут быть даже блестящими, но они редко умеют «подать себя»: к примеру, могут, прекрасно зная предмет, не написать контрольную, потому что постесняются попросить запасную ручку взамен потерянной).

Вопреки стереотипному мнению о том, что подобная ситуация складывается лишь у деток с низкой самооценкой, можно сказать, что с этим-то как раз обычно все в порядке, проблема в другом: эти дети опасаются всех вокруг, не верят в доброе к себе отношение, и все, что с ними происходит, пропускают словно сквозь призму восприятия других, ориентируясь не на свои чувства, а исключительно на чужие оценки. Нередко такое случается с детьми авторитарных, давящих родителей, без благословения которых ребенок и слова не молвит, и шагу не ступит. Однако случается вырасти «мышонку» и в банальной ситуации ограниченного круга общения в силу состояния здоровья или образа жизни семьи. Не имея опыта налаживания контактов, ребенок попросту боится, что не справится.

Безусловно, все это поддается коррекции, нужно лишь обратить внимание вовремя. Старайтесь общаться с «мышонком» спокойным тоном, не повышая голоса, избегать критики и оценивания, в особенности сравнения с другими не в его пользу. Такие детки охотней общаются с более младшими по возрасту. Это тоже можно использовать: поручать им помогать малышам, что облегчит контакты и даст возможность проявить ребенку самостоятельность и инициативу (для развития последней можно давать ему простые поручения: купить что-то в магазине, самому оплатить проезд).

Еще одна проблемная группа – ослабленные, астеничные детки. Они не обязательно слабы именно физически (хотя нередко это так и есть). Гораздо существенней, что у них слабенькая, быстро истощаемая нервная система. Они склонны к апатии, пассивности, вечно неважному настроению, производят впечатление угнетенных и несчастных, и, даже если фактически это совсем не так, сами себя так чувствуют.

Учителям с ними тоже не слишком хлопотно – эти ребята чересчур апатичны, чтобы проказничать. Однако и учить их словно вату жевать: взгляд у них сонно-равнодушный, безучастный, создается впечатление, что такой ребенок ничего не видит и не слышит, безразличен ко всему. В свободное время он тоже не проявляет особого интереса к чему бы то ни было.

Однако не стоит путать такого ребенка с флегматиком: тот хоть и медлителен, но уравновешен, «крепок» и нервами, и характером. А вот астеники из-за того, что нервы их слишком быстро «рвутся», ведут себя неровно: то активны, то пассивны, то доводят дело до конца, то бросают на полпути, если устали и потеряли интерес, легко сердятся, «психуют», поскольку не выдерживают нагрузок.

В классе обычно получают прозвище «тюфяк» или «тормоз», однако даже это не способно подвигнуть их к изменениям: для таких подвигов у астеников просто не хватит сил.

Тормошить и пытаться закалить их характер силовыми методами – занятие совершенно непродуктивное: «пинок рождает крылья» – это не про них. Помочь им можно, только укрепляя нервную систему, то есть необходимо вовремя обратиться к жесткому психологу.

Неблагоприятно складываются отношения в школе и у тех, кто склонен к «уходу в себя». Они словно «закрываются» от окружающего мира, прячутся в свою раковину, как раки-отшельники, и очень не любят, когда их оттуда «достают». Попытка растопить лед и разбить этот панцирь наталкивается на глухое сопротивление: если «мышата» просто боятся идти на контакт, но с благодарностью принимают теплое и ласковое отношение, то «отшельники» ведут себя, словно настороженные зверьки, близко к себе не подпуская и показывая зубки. Создается впечатление, что весь мир им не нужен и они нисколько от этого не страдают, напротив, сами создают вокруг себя «вакуум»: не заводят друзей и избегают тех, кто активно пытается познакомиться с ними поближе, а также сторонятся коллективных игр и различных мероприятий. Их интересы сосредоточены преимущественно вне класса и не связаны с общением; они словно избегают других людей, как детей, так и взрослых, и даже стараются по возможности не здороваться.

В более выраженной форме все это характерно для деток с аутизмом, поэтому подобное поведение должно насторожить взрослых. Однако оно может и не выходить за рамки нормы, являясь ее крайним вариантом.

Учителю эти дети не мешают, но их все равно не любят: всем своим видом такой ребенок словно пресекает любые попытки проявить симпатию и «вымораживает» все вокруг себя.

В любом случае, такое поведение безусловно требует внимания специалиста и помощи родителей: необходимо стараться хотя бы в семье поддерживать теплые отношения с ребенком, если не словами, то объятиями, тактильными ощущениями; не ломать его, а поддерживать его сильные стороны (увлечения, к примеру); не стараться превращать его жизнь в калейдоскоп, а, напротив, осторожно вводить любые новшества, ну и любить его – такого, как есть.

Еще одной проблемой является тревожное отношение ко взрослым. Такой ребенок очень беспокоится о том, любят ли его, интересуются ли им. Почему так происходит? Чаще всего потому, что именно приятия со стороны взрослых ему остро не хватает в собственной семье, и чтобы хоть как-то компенсировать недостачу, ребенок пытается «натянуть позитива» с чужих, посторонних ему людей – учителей, родителей его друзей-приятелей.

Поначалу ребенок словно все время «тестирует систему»: неустанно проверяет, нужен ли он, важен ли, интересен ли. Если заполнить вакуум не удается, ситуация становится более острой: ребенок всеми силами старается обратить на себя внимание взрослых, всячески добивается признания и любви. Порой это носит характер «липучести», навязчивости и вызывает отторжение, то есть эффект, противоположный тому, на который ребенок рассчитывал, и тогда ситуация перерастает в неприятие и отторжение (однако об этом – позже). На первых же этапах ребенок все время надеется на получение «поглаживаний» и сильно тревожится по этому поводу.

Выражается все это в том, что он всеми правдами и неправдами стремится обратить внимание учителя на себя – старается помогать где только можно, брать на себя все мыслимые и немыслимые обязанности, учиться лучше всех или готовиться сверх программы… Не всегда учителям это приятно, порой изрядно раздражает, однако нередко такие дети становятся любимчиками. Увы, одновременно они «теряют очки» в коллективе сверстников (их считают подлизами, «цирковыми собачками»).

А ведь вся их проблема состоит в том, что они, как голодные щеночки, бегут за каждым взрослым в надежде на «сладкое» – симпатию и ласку.

Представляете, до какой степени ребенку этого должно недоставать дома? Отсюда и вывод: единственное лекарство от таких состояний – любовь и приятие в семье, среди тех взрослых, которые природой предназначены ему в самые близкие.

Другая проблема также связана с трудностями во взаимоотношениях со старшими, а не со сверстниками. Это неприятие ребенком взрослых, их норм, ценностей и правил, иногда вплоть до враждебности по отношению к ним. Такой ребенок проходит путь от асоциального поведения к антисоциальному, то есть от пассивного неприятия – к активному и привычному противодействию враждебному миру взрослых.

Он бывает очень переменчив в поведении, но чаще – недружелюбен, нередко ведет себя нарочито вызывающе, сознательно нарушает дисциплину, использует ненормативную лексику, портит чужое имущество, и нередко границы допустимого в сознании такого ребенка весьма условны: для него отнюдь не табу взять чужое, обмануть, смошенничать, взять что-либо без разрешения, списать без спросу, то есть щепетильность у такого ребенка отсутствует напрочь. При этом он всегда на что-то претендует, «качает права», и считает наказания несправедливыми, полагая, что взрослые безо всякого права, необоснованно вмешиваются («лезут!») в его жизнь.

Иногда такая ситуация является следствием неблагоприятного развития предыдущего сценария, когда ребенка все отвергают и в конце концов он просто ожесточается.

Однако чаще имеется целый букет проблем (как лично ребенка, так и членов его семьи), с которыми необходимо работать долго и тщательно, иначе ребенок так и останется в оппозиции ко всему миру, эдаким маленьким волчонком, глядящим на все и вся со злобой и недоверием.

Тем более, что, сталкиваясь с таким учеником, мало кто из учителей склонен заниматься исправлением положения, да и не их это, собственно, дело. Такого ребенка обычно записывают в «отпетые» и ставят на нем жирный крест. А уж он, конечно, постарается оправдать надежды… Лишь в лучшем случае его отправят к психологу, однако такую ситуацию практически никогда нельзя исправить только «внешними» силами, поскольку корни такого поведения всегда в семье. Чаще всего это так называемая педагогическая запущенность и следствие либо полного неприятия и равнодушия со стороны родителей, либо чрезмерно жесткого воспитания, когда сломать не получилось, но зато получилось ожесточить.

Нередко первым этапом возникновения подобной ситуации и одновременно самостоятельным «фактором риска» являются так называемые неблагоприятные условия среды. Тревожными сигналами для учителей являются факты асоциального поведения родителей, постоянных прогулов ребенка и регулярного вранья (либо полного наплевательства) взрослых по этому поводу, неопрятность, неухоженность ребенка, вынужденные пропуски школы по вине семьи, явно плохое питание и даже истощенность.

Вопреки стереотипам, такое положение складывается не только в откровенно маргинальных семьях – алкоголиков, наркоманов и людей, ведущих асоциальный образ жизни.

Нередко подобная ситуация возникает, к примеру, в семьях сектантов и религиозных фанатиков, до «обращения» – вполне нормальных.

Судьба таких детей зависит от того окружения, в которое они попадают. Если среди взрослых найдутся неравнодушные люди, а среди сверстников те, кто с ним подружатся и не оттолкнут, у ребенка есть шанс, если нет – вероятнее всего, среда его все же затянет.

Естественно, чрезвычайно проблемным становится пребывание в детском коллективе ребенка, характеризующегося повышенной конфликтностью с детьми. Она может принимать разнообразные формы: от постоянного соперничества до откровенной, неприкрытой враждебности.

Такой ребенок мешает другим детям на занятиях и в играх: делает мелкие пакости, провоцирует драчливых, пугает нервных и изводит слабых одноклассников, вплоть до организации травли. Он надоедает другим детям, пристает, навязывается, прячет или портит чужие вещи (причем умело переводя стрелки на пострадавшего: достаточно спрятать тетрадь или куртку сильного одноклассника, чтобы тот полез в драку. А за удовольствие видеть, как его отругает учитель, не жалко и в ухо получить). Характерно, что агрессия его редко принимает форму физического нападения. Зачастую, если это мальчик, то дерется он «как девчонка»: кусается, плюется, царапается – словом, стремится не столько ударить, сколько оскорбить и обезобразить.

Главная цель такого ребенка – манипуляции другими. Естественно, что одноклассники его очень не любят, но связываться с ним, как говорится, дороже выйдет, поэтому он обретает в классе статус «злого гения» одиночки. Друзей такие ребята не имеют, да они в них и не нуждаются (в крайнем случае находится некий Табаки при Шерхане, причем сам Шерхан его презирает).

Помочь тут можно только в ходе длительной кропотливой работы, перенаправляя его энергию с деструкции на созидание, прививая уважение с себе самому и окружающим и обучая другим формам взаимодействия, помимо конфликтных. То есть, конечно, такое поведение также является путевкой в первую очередь к детскому психологу.

От конфликтного характера следует отличать гиперактивность – неспособность к концентрации внимания, расторможенность, неумение контролировать любые свои импульсы, в том числе и агрессивные. В таких детях все – спонтанно: в запале они могут ударить, а через минуту и не вспомнят – за что; злых умыслов они, в отличие от «конфликтных», не вынашивают, ссоры у них вспыхивают, как сухая трава – и так же быстро гаснут. Сами плохо чувствующие боль (имеют высокий болевой порог), они и по отношению к другим не слишком аккуратны (не понимают, когда и почему они делают больно другим – как физически, так и морально).

Понятно, что такому ребенку сложно вдвойне: если «конфликтные» нередко прекрасно умеют провести взрослых и, ненавидимые всем классом, являются у преподавателей любимчиками, то гиперактивным достается от всех: дети не любят за драчливость и непостоянство, учителя – за полную неприспособленность к учебному процессу, ведь гиперактивные ребята непунктуальны, нестарательны, всех отвлекают и сами неусидчивы, неспособны к самостоятельному выполнению заданий. Словом, это стихийное бедствие для любого класса. И это при том, что гиперактивный ребенок – не злой и не подлый, и ничего плохого не хочет. У него все выходит как-то «само», ведь тормозные механизмы его нервной системы – чрезвычайно слабое место.

Помочь такому ребенку можно, соблюдая режим дня, обучая планировать свои действия, давая возможность направить излишки физической активности «в мирное русло», а главное – принимая и любя со всеми его особенностями. То есть гиперактивным деткам помимо обязательной профессиональной психологической помощи и коррекции нужен «крепкий тыл» – любящие родители, дающие уверенность, что он любим и вовсе не ужасен.

Большие проблемы для ребенка в школе создает наличие невротических симптомов или даже просто эмоционального напряжения.

Сигналами тревоги служат заикающаяся, запинающаяся, косноязычная речь либо трудноостановимый поток слов, тики (непроизвольные подергивания век, губ и т. д.), обгрызенные «до мяса» ногти, неровная, подпрыгивающая походка, сосание пальца, энурез (недержание мочи).

Как правило, все это проявляется у ребенка только в ситуациях сильного волнения, в то время как в обычной обстановке невротические симптомы проходят.

О наличии страхов говорят специфические рисунки и рассказы, очень высокая и ничем, на первый взгляд, немотивированная тревожность – все это выявляется и на уроках, и в ходе проводимых школьными психологами плановых тестирований учеников.

Любой разумный педагог понимает, что с таким ребенком следует обращаться очень аккуратно и бережно, и прежде чем учить, его следует все-таки лечить, поскольку никакой учебный процесс невозможно организовать, когда состояние нервной системы ребенка находится в столь плачевном состоянии. Так что если учителя и школьные психологи рекомендуют лечение, родителям не стоит обижаться (мол, моего ребенка считают ненормальным!). Ребенку в данном случае хотят добра. А вот равнодушие или игнорирование подобных проблем было бы как раз медвежьей услугой.

Огромной и очень распространенной проблемой является инфантильность детей и недоразвитие эмоциональной сферы. Эти дети, как правило, либо слишком рано пошли в школу, либо же в срок, однако их психологический возраст существенно отстал от метрического.

Они не готовы и не хотят учиться, познание нового не представляет для них интереса, и игра очень долго остается главным интересом в жизни. Такие детки играют даже на уроках (отнюдь не только в первом классе), причем выбирают игрушки зачастую слишком «малышовые» для их возраста; несмотря на то, что они много играют, практически все игры быстро надоедают. Способности самостоятельно принимать решения и прилагать усилия у такого ученика близки к нулю, речь инфантильна, манеры – тем более.

Нередко таковы уж особенности психики данного ребенка (и тогда он нуждается в психологической коррекции), однако чаще в такой ситуации изрядная вина родителей: не давая возможности ребенку проявить самостоятельность, они получают инфантильного, неприспособленного к жизни ребенка. Например, регулярно собирают вместо него портфель, переобувают и переодевают в школьном вестибюле, как детсадовца…

Конечно же, памятуя о том, что школа – это прежде всего институт развития интеллекта, надо понимать, что уровень умственного развития является одним из основополагающих факторов школьной успешности.

Безусловно, тревожным признаками являются такие факты, как сильное и постоянное отставание в учебе, невзирая на регулярные занятия, неспособность к овладению сколько-нибудь беглым чтением, катастрофическая неспособность понять хотя бы основы основ математики, слишком ограниченный для данного возраста кругозор и незнание элементарных вещей, знакомых всем его ровесникам. Эти симптомы являются основанием для детального и всестороннего изучения интеллекта и психики ребенка специалистами, и, возможно, перевода из массовой школы в специальную (либо, как минимум, в класс коррекции) в случае диагностирования задержки психического развития.

Перевод ребенка на обучение по специальной программе в данном случае ни в коем случае не является оскорбительным, напротив, грамотно и в соответствии с возможностями подобранная программа очень часто помогает освоить никак не дающиеся в массовой школе навыки и даже через какое-то время догнать сверстников и вернуться в обычный класс (ведь детская психика и мозг чрезвычайно пластичны). В то же время пребывание такого ребенка в обычном классе, как правило, блокирует подобную возможность развития (за обычной программой ему все равно не поспеть) и, напротив, лишь закрепляет ярлык неудачника и «тупицы».

И последний фактор, определяющий успех адаптации ребенка к учебному процессу – это его физическое развитие. Сюда относится целый комплекс факторов: наличие заболеваний, физических и органических дефектов, темпы сексуального развития.

Без сомнения, пагубно на учебе отражаются частые пропуски из-за регулярных простуд, большой нагрузкой для ребенка является учеба на фоне имеющихся головных болей, наличия заболеваний глаз, ушей, сердца, опорно-двигательного аппарата.

Общеизвестно, как жестоки бывают дети, поэтому безусловно негативно влияет на школьную адаптацию избыточный вес, слишком малый или слишком высокий рост, плохое зрение, слабый слух, явственные физические дефекты, чрезмерно ранее или слишком позднее половое созревание.

При невозможности коррекции таких состояний необходимы хотя бы занятия по психологической адаптации и выработке устойчивости, иначе учеба для ребенка превратится в мучения, и, отправляясь по утрам в школу, он будет думать не о математике или о сочинении, а только лишь о своих проклятых очках с толстенными стеклами, из-за которых все дразнятся. Продуктивность учебы, как вы понимаете, в таком случае невелика.

Итак, как видим, список причин, затрудняющих нормальное пребывание ребенка в школе, впечатляет. Однако и учителям, и родителям, вооруженным такой информацией, гораздо легче сориентироваться в причинах возникновениях и путях решения той или иной проблемы ребенка.

В любом случае неравнодушный подход как родителей, так и учителей способен преодолеть даже самые сложные, на первый взгляд, ситуации, ведь дорогу осилит идущий.

Оглавление книги

Реклама
· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0.505. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз