· Заболевания · Лекарства · Народная медицина · Общие знания · Растения и травы · Медицинский словарь · Витамины · Справочник лекарственных средств ·

Мои закладки ( 0 )
Навигация

Основной справочник:


Заболевания

Общие знания

Народная медицина

Лекарства

Растения и травы

Мед. словарь

Витамины
Лечебно-диагностический центр Альдомед - Лиски Автор: Сергей Викторович
Дата: 21.12.2016 10:54
Текст отзыва:
Павел, я сомневаюсь в таком отношении Альдомеде. Я был несколько раз в этом заведении и мое впечатление прямо противоположно Вашему.
читать все отзывы

Поиск по сайту:

  Яндекс.Поиск:

Книга: Зеленая энциклопедия здоровья

Навигация: Начало     Оглавление     Поиск по книге     Другие книги   - 0

<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

Глава 16. Исцеляем биополем


Я очень хорошо понимаю людей, которые недоверчиво относятся к тому, что они же сами, иронически улыбаясь, называют «чудесами». Почему я их понимаю? Да потому, что еще не так давно была такой же, как они. Если заходила речь о биополях или начинали говорить об энергетических вирусах, то бишь о порче‑сглазе, или о геопатогенных провальных зонах и как от них спастись, то вежливо выслушивала я все это и старалась не выдать себя насмешливой улыбкой.

Тот, кто читал мои предыдущие книжки, знает, что всю жизнь проработала я журналистом‑корреспондентом и приходилось мне, пусть и не часто, но обращаться к подобным темам. Сейчас мне горько сознавать, но писала я критические статьи, где доставалось от меня и экстрасенсам (тогда, впрочем, и слова такого не знали), и разным божьим людям. Хотя и удивляло меня, что люди эти властей не боялись, а вот власти их явно опасались.

Многое пришлось мне пережить в своей жизни, пока я не поняла: все, что рьяно отрицается «атеистами», все это реально так же, как реальны день и ночь, солнце и луна. Только горе, беды мои да несчастья, предательство близких и не очень близких мне людей, смертельные болезни смогли приблизить меня к заключению простому и ясному: все, что мы называем таинственным и неведомым, все, что мы не можем объяснить, существует, и существует не для того, чтобы так или иначе истолковывать это, а для того, чтобы пользоваться всем этим себе и ближним своим во благо.

Конечно, скажи мне кто‑нибудь 10 лет назад, что буду я диагностировать больных не хуже УЗИ, что обнаружится у меня сильнейшее биополе, способное привораживать людей и отводить от них сглаз, что буду я писать стихи (!), а кассеты с записью моего голоса станут лечить людей от всяких хворей‑напастей, да я бы просто‑напросто подумала, что насмехаются над пожилой, несчастной и больной женщиной. Однако, когда перевалило мне за пятьдесят пять, стали со мною происходить вещи чудесные и необъяснимые (вот вам, мои дорогие, пример того, что начать жить как бы сызнова никогда не поздно), но происходить‑то они стали в действительности, реально и ощутимо влияя не только на меня и мою жизнь, но и на жизнь знакомых и незнакомых мне многих и многих людей.

Поэтому я и обращаюсь к скептикам, к тем, кто привык недоверчиво пожимать плечами, как только речь заходит о тонких энергиях или нечистой силе. Да, я тоже вела себя совершенно так же, как и вы. Но случилось со мною то, что и должно было случиться, и я хочу еще раз повторить одну простую истину: вокруг нас существует целый мир непознанного и таинственного, он необъясним, но он существует!

А то, что произошло всего 10 лет назад, поражает меня, я сама не могу объяснить того, что случилось, почему в 57 лет начался некий жизненный пик. Выходит, всего лишь 10 лет я живу на земле, как положено каждому: радостно, с весельем в сердце, восторженно, упиваясь, наслаждаясь светом, что заглядывает в окошко поутру, удивляясь малому, всему, что попадается на пути, влюбляясь в людей, в их познания и творчество, в их добрые помыслы…

Да, именно стихи дал мне Господь в утешение. Именно с них и начались мои главные открытия в жизни. Иногда мне кажется, что вовсе не я их пишу, а кто‑то прекрасный, сильный и мудрый водит моей рукой.

Что же со мною произошло? Почему я изменилась, была ли какая‑нибудь видимая причина? Трудно сказать. Но одно событие в моей тогдашней жизни хорошо помню.

Лет пятнадцать назад, когда я уже была бабушкой пенсионного возраста, у меня так сложились жизненные обстоятельства, что оказалась я практически на улице, да еще и без гроша в кармане… Тут уж долго не заставили себя ждать обострения всех дремавших во мне болячек да хворей. Будто опять то злое, что вело меня по жизни, решило: испей‑ка ты, Травинка, эту чашу до дна… В общем, уж не чаяла я выкарабкаться. И вот однажды, в одной нашей известной питерской больнице, когда я (в который раз!) вернулась с того света, случилось со мной нечто странное… Такого никогда ни до, ни после не бывало: несколько дней не помнила я ничего. Абсолютно ничегошеньки!!! Кто я, откуда…

И вот, после того как я очнулась, пришла в себя, я взглянула в зеркало. На меня глядело лицо исстрадавшееся, исхудавшее и совершенно… незнакомое. И закричала я, нет, не вслух, а про себя, но так сильно, что, казалось, рухнула какая‑то преграда, преграда, которая мешала‑сдерживала меня всю жизнь. Я человек?! Меня кто‑нибудь любит?!

Господи! Вернулась ко мне память, но вот об этом, о моем странном переживании, никто из близких не знал, никому я не доверила тогда своей тайны. Тот случай и стал, по моему твердому убеждению, крутым поворотом на моей тропинке жизни.

Но уж точно могу сказать, что, выйдя тогда из больницы, вскоре я вдруг так расхрабрилась, что принялась вести беседы, читать лекции, издала свой первый сборник стихов. И дальше – больше… Например, о сглазе я давно слышала, но, если бы мне кто‑либо сказал, что я буду сама снимать порчу, я просто бы весело рассмеялась и назвала бы такого человека чокнутым. И все же такое со мной произошло. Я увлеклась биополями, стала интересоваться всем малопонятным в нашей жизни.

Я много писала об удивительной встрече с Федорой Даниловной Конюховой, которая без всяких таблеток и процедур сняла мои тяжелые приступы, происходившие из‑за гематомы на мозге (а она – от удара). Но вот ни разу я не писала о том, что если бы не глубокая вера, уже тогда поселившаяся в моем сердце, то не было бы никакой пользы от этого лечения. Помахала бы ручками Федора Даниловна надо мною, я бы недоверчиво поулыбалась, и ничего, ничего абсолютно бы не произошло. Не стали бы удивляться врачи, не стал бы очень известный в нашем городе нейрохирург разводить руками и говорить, что никогда ни с чем подобным не сталкивался: чтобы гематома, которая не могла рассосаться 50 лет, вдруг в одночасье исчезла сама по себе… Для того чтобы соприкоснуться с чудом, надо быть прежде всего открытым ему, надо, чтобы все каналы ваши были не на замке, иначе вы будете отрезаны от космической энергии. Не сможет тогда даже самый могущественный целитель воздействовать на ваш организм: ведь он на крепком надежном запоре неверия и скепсиса! Но вернемся к лечению гематомы, ставшему продолжением бесконечного потока чудес, которые просто обрушились на меня за последние 10 лет. Всего нескольких сеансов хватило удивительной целительнице Федоре Конюховой, чтобы спасти меня от неминуемой неподвижности, от инвалидной коляски. Тогда у меня родилось стихотворение, посвященное Федоре Даниловне, которое начиналось таким четверостишием:

Я верю вам, как Богу,

Всему, что говорите.

Помочь желая многим,

Душою вы горите.

Потом изготовила она энергетической соли, и я сама закончила лечение.

Следующее знакомство, которое произошло вскоре после описанных событий, было с молодой женщиной из Белоруссии, Вандой. Она, как оказалось, тоже со мной желала свидеться. И вот, когда мы встретились и обговорили все, что нам было нужно, решила моя новая знакомая проверить меня на порчу. Взяла Ванда полстакана воды и, разбив яйцо так, чтобы желток не смешался с белком, вылила и желток и белок в воду. Подняла она стакан с яйцом над моей головой и стала круги им делать, а сама что‑то приговаривает, вроде молитву читает.

– Какое интересное у вас биополе…

– ?!

– Отталкивает сглаз. Впервые такое вижу, – проговорила Ванда и стала снова глядеть в воду с яйцом, словно там еще что‑то стряслось в те секунды, пока мы переговаривались о редком свойстве моей энергетики. – Ой, погодите‑ка! Вон тут что‑то показалось…

Я, по ее приглашению, тоже всмотрелась, но, увы, как тот баран возле новых ворот, ничего не увидела.

Теперь‑то я понимаю: не пришло еще время увидеть. Ну а Ванда тут же описала этого человека подробно, будто видела его наяву.

– У вас есть завистник, он завидует вашим поэтическим успехам. Лицо у него круглое, волосы кудрявые и седые…

Я тут же узнала по описанию своего знакомого, который и впрямь весь зеленел, когда друзья мне начинали хлопать после чтения стихов, которые я тогда только что стала писать.

Чудеса в решете, да и только! Поразительным показалось мне то, что есть среди нас такие люди, которые вперед как бы просматривают события и назад тоже, стало быть… Но самое удивительное – могут определить личность людей, с которыми не они (те люди), а мы с вами видимся, дружим, ссоримся – общаемся, одним словом.

Через год после описываемых событий я попадаю на юг, чтобы пройти курс лечения моего многострадального позвоночника. Вот там‑то со мною произошло несколько событий, которые подсказали мне, что призвание мое – помогать людям.

Итак, приехав в Кисловодск, а дело происходило именно там, я остановилась, как всегда, в знакомой семье. И вот на третий день молодая невестка моей знакомой отправляется помогать готовить на свадьбе. Конечно, пропадает там весь день, и не один, а малыш Анзурчик с нами сидит. Заскучал, просится к маме, бабушка его и повела.

Вернулись они за полночь, а в четвертом часу слышу шум и плач ребенка. Какой‑то странный, надрывный. Так никогда не капризничал мальчишка. Пойду‑ка, думаю, посмотрю, что там происходит. Поднялась наверх к ним, а там уже вся семья в сборе. Бабушка качает малыша на руках, мама мечется по комнате, отец капли наливает успокоительные, пытается напоить сына.

Анзурчик же весь извивается, выкручивает будто его кто‑то, а глаза неестественно огромные, воспаленные, такие блестящие, будто температура у него под сорок. И правда, потрогала – горит от большого жара малыш.

И как будто кто мне подсказал.

– Фатима, – говорю, – неси яйцо свежее, наливай полстакана воды и держи сыночка покрепче.

И стала я, как заправская бабка, вокруг его черной головенки стакан этот крутить. Один, другой раз кружок сделала, а на третий вдруг затих ребенок и стал засыпать, обмяк как‑то.

Бабушка заплакала: все, мол, помер. Но я вижу, что устал ребенок, вот и уснул, когда перестало его крутить.

Наутро внук моей приятельницы был вполне здоров и весел и все норовил меня укусить – так с самой первой минуты он выражал мне свою симпатию. Не могу сказать, что я тогда придала значение описанному событию. Просто сумела помочь ребенку, и все. Вероятно никто из присутствующих тоже не обратил на это внимания. Но второй случай, происшедший вслед за этим, заставил меня призадуматься.

В лечебном учреждении, где я проходила курс мануальной терапии, познакомилась я с молодой, очень хорошенькой голубоглазой медсестрой. Звали ее Лена. Всегда она на месте, всем поможет, даже если ее смена уже закончилась. Но вот заметила я, что глаза у нее часто грустные, а однажды в парке, куда я отправилась погулять после очередной процедуры, увидела, что Лена одиноко сидит на скамеечке и горько рыдает. Конечно, я подошла к ней и ласково расспросила, что случилось, отчего она плачет. И вот что оказалось. Все шло в жизни у этой славной девушки хорошо: любимая работа, где ее ценили и уважали, любимые друзья, с которыми она ходила и в театры, и в дальние походы. С этих походов все и началось. В одном из них она познакомилась с хорошим пареньком – Петром Лесовым. И жизнь ее озарилась любовью. Казалось, трудно найти девушку счастливее на свете. Да вот начало с нею твориться необъяснимое: стала она все путать и забывать. Сначала она как‑то не обращала на это внимания – мало ли что бывает. Забыла она провести назначенную процедуру, затем перепутала таблетки (последствий, слава богу, никаких серьезных не было). Но после того как она не пришла на дежурство, у Лены начались неприятности. И не только на работе на нее навалились несчастья‑напасти. Дома тоже все наперекосяк пошло: получила зарплату, кошелек куда‑то засунула и совершенно запамятовала куда; что ни готовит – все на плите сгорит (опять же не помнит, что еду начала готовить); с Петей Лесовым так совсем беда – три раза договаривалась о встрече и не приходила (просто начисто забыла, и все тут!). Петр насмерть обиделся, не хочет больше с ней встречаться. Ходила Лена и к врачу – тот нарушений не обнаружил и, рассмеявшись, добавил: «Девичья дурь все это, замуж вам, милочка, пора».

Уж не знаю, как это меня осенило, но я этой милой сестричке сказала, что знаю, как ее горю помочь. Пришли мы к ней домой, взяли яйцо свежее, налили полстакана воды, и стала я вокруг ее головы стакан этот крутить. Один, другой раз кружок сделала, а на третий лицом она посветлела, улыбка появилась. Лена мне сказала: «Как мне хорошо и спокойно стало, будто отпустило что!» Заглянула я в стакан с яйцом и ахнула: будто чьи‑то глаза злые‑презлые на меня уставились, да так, будто со свету сжить хотят. Я девушке ничего про это говорить не стала. Тут мне как раз и уезжать настала пора. Меня Лена пришла провожать с Петей (надо сказать, парень приятный, видный – хорошая пара, просто загляденье).

А потом мне пришло письмо от Лены, которая, кстати, к тому времени стала Лесовой. И вот что она мне написала. Оказывается, была у Лены соперница, женщина нехорошая и злая. И все она к Петру подкатывалась и гадости про Лену говорила. И будто под гипнозом находился парень, всему верил и даже ненавидел одно время свою ненаглядную. Но вдруг однажды ему как глаза на все происходящее открылись, и понял он, что любит на свете только одного человека: медсестричку Леночку! И что удивительно: произошло это с Петей в тот момент, когда мы с девушкой над ее головой яйцо крутили‑вертели!

После этого ко мне все больше людей начали обращаться за помощью. Откуда они узнавали, что я могу помочь им, не знаю, но они шли, звонили, приводили своих друзей. Некоторые были на моих лекциях и в трудную минуту вспоминали обо мне.

Сначала это казалось мне странным, потом понравилось, и я даже завела книгу под названием «Мои пациенты» (и сама удивилась своему нахальству, подобного я раньше за собой не наблюдала)…

И как‑то незаметно, словно по подсказке, выработалась как бы некая система помощи. Нет, не лечения в прямом смысле слова, но я давала советы, как и на лекциях, по какой методике человек должен лечиться. Начинала я не с диагностики (я научилась, не могу сказать даже у кого, диагностировать довольно точно, так что мне не однажды говорили: вы все угадали, что определили на УЗИ), а с поиска, нахождения и нейтрализации геопатогенных зон в доме человека, которому бралась помочь (к этой теме мы еще вернемся, буквально через несколько страниц). Вторым непременным моим действием, еще до выявления больных мест в организме, стало снятие порчи при помощи яйца. Поэтому в следующей главе хочу я поговорить об энергетическом вирусе, или, проще сказать, о порче и сглазе.



<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>


Похожие страницы

Запостить в ЖЖ Отправить ссылку в Мой.Мир Поделиться ссылкой на Я.ру Добавить в Li.Ru Добавить в Twitter Добавить в Blogger Послать на Myspace Добавить в Facebook

Copyright © "Медицинский справочник" (Alexander D. Belyaev) 2008-2017.
Создание и продвижение сайта, размещение рекламы

Обновление статических данных: 02:32:34, 20.01.17
Время генерации: 5.336 сек. Запросов к БД: 5, к кэшу: 4