Книга: Мониторинг дыхания: пульсоксиметрия, капнография, оксиметрия.

Навигация: Начало     Оглавление     Поиск по книге     Другие книги   - 0

<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

Пульсоксиметрия в анестезиологии

В начале 80-х годов, когда пульсоксиметрия еще только внедрялась в клиническую практику, некоторые страховые компании предусматривали специальные меры для поощрения анестезиологов, применявших пульсоксиметры в операционной, поскольку затраты на своевременное предупреждение осложнений анестезии оказывались значительно ниже, чем на их лечение.

Анестезиологическое пособие всегда сопряжено с фармакологическим и инструментальным вмешательством в работу систем дыхания и кровообращения. Разнообразные нарушения в работе этих систем могут возникать и вследствие хирургического вмешательства, например при анестезии, кровопотере, манипуляциях в рефлексогенных зонах, изменении операционного положения больного, операциях на сердце, сосудах, легких, головном мозге. Грамотно поставленный мониторинг значительно повышает своевременность и эффективность распознавания, предупреждения и коррекции осложнений у таких больных.

Благодаря высокой информативности, неинвазивности, простоте и экономичности в применении пульсоксиметрия отнесена к обязательным методам мониторинга при любой анестезии. Этот тезис, впервые приведенный в Гарвардском стандарте анестезии (1985 год), в настоящее время является общепризнанным.

В анестезиологической практике представлены все варианты расстройств кровообращения и дыхания, рассмотренные в предыдущих разделах. Основные принципы пульсоксиметрической диагностики данных расстройств приведены выше и не нуждаются в дополнительных комментариях. Вместе с тем пульсоксиметрия позволяет решать некоторые проблемы, специфичные именно для анестезиологии.

Пульсоксиметрия при общей анестезии. У большинства пациентов каждому этапу анестезиологического пособия соответствует собственная типичная динамика пульсоксиметрических показателей (рис. 1.18).

Рис. 1.18. Характерные изменения ФПГ на различных этапах общей анестезии. В верхней части - фрагменты ФПГ, в нижней - тренд амплитуды ФПГ

Период, непосредственно предшествующий анестезии, характеризуется психоэмоциональным стрессом, приводящим к активации симпатической системы и выбросу в кровь катехоламинов. Вот почему в этом периоде у многих больных наблюдаются периферический вазоспазм и тахикардия. Своим внешне спокойным поведением больной может ввести в заблуждение врача, но не пульсоксиметр.

Перед началом наркоза пульсоксиметр обнаруживает снижение амплитуды ФПГ и увеличение ЧСС.

При адекватной премедикации, включающей транквилизаторы и наркотические анальгетики, амплитуда ФПГ часто (но не всегда) нормализуется. Не следует забывать и о другой, вполне вероятной, причине снижения пульсовых волн - холодовой вазоконстрикции, которая имеет место в том случае, если температура в помещении некомфортная.

У пациентов с хронической дыхательной недостаточностью или тяжелым поражением головного мозга использование указанных выше препаратов чревато угнетением дыхания и уменьшением SpO2.

Вводный наркоз способствует исчезновению негативного эмоционального фона. Некоторые препараты, используемые для индукции, оказывают вазодилатирующее действие (тиопентал, дроперидол, летучие анестетики). Поэтому во время вводного наркоза происходит увеличение амплитуды ФПГ. Обычно при индукции производится преоксигенация, в процессе которой азот, содержащийся в легких, частично замещается кислородом, и Sp02 быстро поднимается до 100%.,

Ларингоскопия и интубация трахеи сопровождаются механическим раздражением мощных рефлексогенных зон и возбуждением симпатической системы, которое проявляется вазо-спазмом, артериальной гипертензией, тахикардией и, довольно часто, транзиторными нарушениями ритма сердца. В такие минуты внимание анестезиолога полностью сосредоточено на выполняемых действиях, но при просмотре трендов, хранящихся в памяти пульсоксиметра, нередко обнаруживается снижение амплитуды ФПГ и постепенное ее восстановление после завершения манипуляции. Рефлекторные реакции, возникающие при интубации трахеи, в большинстве случаев не имеют клинического значения, однако у больных с ИБС, гипертонической болезнью, аритмиями, глубокой сердечной недостаточностью, гормонально-активными опухолями, аневризмами мозговых сосудов их необходимо избегать, углубляя вводный наркоз или используя местную анестезию слизистых оболочек. Исходя из анализа трендов ФПГ, врач составляет представление об эффективности этих мер и совершенствует их.

При затянувшейся интубации трахеи пульсоксиметр дает возможность контролировать допустимую продолжительность этой манипуляции по уровню SpO2, для чего нужно установить минимальное время обновления данных на дисплее монитора (режим "fast response"), чтобы сократить промежуток от момента возникновения гипоксемии до ее регистрации монитором.

Кожный разрез зачастую выполняется до достижения стабильной глубины анестезии. Этот мощный болевой стимул приводит к выраженной периферической вазоконстрикции. Амплитуда ФПГ позволяет оценить адекватность обезболивания к непосредственному началу оперативного вмешательства. Любопытно, что снижение пульсовых волн, спровоцированное болью, на данном и последующих этапах может быть зарегистрировано даже в тех случаях, когда ЧСС и артериальное давление остаются стабильными. В настоящее время не вызывает сомнения тот факт, что боль, испытанная пациентом в ходе операции, усиливает болевой синдром в постоперационном периоде. Это положение легло в основу метода "предварительной анестезии" ("preemptive anesthesia") - инфильтрационной или регионарной блокады зоны кожного разреза, помогающей существенно уменьшить потребность в наркотических анальгетиках после операции. Наблюдение за амплитудой ФПГ служит доступным способом определения эффективности данной меры.

Снижение пульсовой волны и появление тахикардии в процессе оперативного вмешательства может свидетельствовать о недостаточной глубине анестезии, развитии гиповолемии или гипервентиляции.

Амплитуда ФПГ очень чувствительна к адекватности обезболивания: она резко снижается при возникновении боли и быстро возрастает после углубления анестезии.

Надо помнить и о такой тривиальной причине уменьшения ФПГ, как холодовая вазоконстрикция. При длительном оперативном вмешательстве в условиях общей анестезии возникает гипотермия, поэтому амплитуда ФПГ во время операции постепенно уменьшается.

Передозировка общих анестетиков сопровождается выраженной вазодилатацией и проявляется на дисплее монитора увеличением амплитуды ФПГ. Сходные признаки имеет и гиперкапния, обусловленная недостаточным объемом вентиляции или нарушением работы контура наркозного аппарата.

У пациента, находящегося под наркозом, величина SpO2 зависит от четырех факторов: концентрации кислорода в газовой смеси, минутного объема вентиляции, адекватности ОЦК и правильности положения интубационной трубки. (Обсуждение всех четырех факторов содержится выше.)

Применение надежного пульсоксиметра позволяет без риска развития гипоксемии назначать закись азота в более высоких концентрациях, чем те, которые устанавливаются ротаметрами по стандартным соотношениям N2O: О2*.

* В этих случаях крайне желательно также применение оксиметра.

В раннем послеоперационном периоде происходит восстановление самостоятельного дыхания, сознания и болевой чувствительности. На этом этапе пациент обычно неспособен к полноценному контакту с окружающими, но о появлении у него боли и неприятных ощущений можно судить по снижению амплитуды ФПГ. Для комфортного выхода из наркоза характерно наличие нормальной или незначительно сниженной амплитуды пульсовой волны.

Вторая серьезная проблема, возникающая сразу после окончания анестезии,- артериальная гипоксемия. Она редко сопровождает регионарную анестезию, но очень часто наблюдается после масочных, и особенно - интубационных наркозов. Операции на органах грудной клетки и верхнего этажа брюшной полости приводят к более выраженной и длительной послеоперационной гипоксемии, чем вмешательства на нижнем этаже брюшной полости и на конечностях. Частота и степень десатурации напрямую зависят от дозы фентанила или концентрации фторотана, применявшихся при наркозе. К факторам риска также относятся пожилой возраст больного и наличие у него ожирения.

В ближайшем посленаркозном периоде, длительность которого составляет около 20 мин, выраженная гипоксемия

(Sp02 = 85-90 %) при дыхании атмосферным воздухом отмечается в среднем у 40-60 % пациентов, глубокая гипоксемия (SpO2 «85 %) - у 10-20 %, а в остальных случаях SpO2 редко превышает 94 %.

Основные причины гипоксемии на этом этапе: (1) центральная депрессия дыхания, обусловленная действием наркотических препаратов и гипервентиляцией во время наркоза; (2) остаточная миорелаксация; (3) нарушения проходимости верхних дыхательных путей; (4) множественные микроателектазы, факт появления которых у больных во время наркоза доказан, хотя их этиология до сих пор остается неясной,

Возникновение гипоксемии после окончания наркоза и при транспортировке пациента из операционной не является неожиданностью для анестезиологов. Эффективная мера, уменьшающая риск осложнений в ближайшем послеоперационном периоде,- ингаляция кислорода в концентрации 30-40 % у больных, принадлежащих к группе риска; а применение портативного пульсоксиметра во время транспортировки пациента вошло во многие стандарты безопасности.

В раннем послеоперационном периоде (= 6 ч) в ряде случаев сохраняется необходимость в оксигенотерапии через маску, носовые канюли или назофарингеальный катетер. Снижение сатурации на данном этапе чаще всего обусловлено неполным восстановлением дыхания после наркоза и болевым синдромом, из-за которого пациент вынужден дышать поверхностно и сдерживать кашель, препятствуя тем самым раскрытию микроателектазов. Депрессия дыхания может быть вызвана наркотическими анальгетиками, назначаемыми после операции. Эти проблемы решаются посредством грамотного использования оксигенотерапии и сеансов дыхания в режиме ПДКВ, правильного выбора метода послеоперационной анальгезии и ранней активизации больного.

В данной ситуации пульсоксиметрический скрининг позволяет выделить группы пациентов, которым действительно необходимы ингаляции кислорода, выявлять случаи внезапно развивающейся гипоксемии и в нужный момент прекращать ингаляцию кислорода.

Считается, что оксигенотерапия в раннем послеоперационном периоде не показана больным, у которых при дыхании атмосферным воздухом в течение 20 мин SpO; не опускается ниже 92 %.

Такой подход оправдан как для определения целесообразности оксигенотерапии, так и для решения вопроса об ее отмене. При наличии серьезной патологии органов дыхания и кровообращения прибегают к более жестким критериям. Доказано, что количество сэкономленного кислорода при таком подходе полностью окупает затраты, связанные с применением пульсоксиметров.

Пульсоксиметрия при эпидуральной и спинальной анестезии. Регионарная анестезия как самостоятельный метод обезболивания или как компонент комбинированной анестезии является, по-видимому, самым радикальным методом антиноцицептивной защиты. Вместе с тем эпидуральная и спинальная анестезия сопровождаются специфическими изменениями в системах кровообращения и дыхания, которые влияют на все параметры пульсоксиметрии, Поэтому умение интерпретировать данные пульсоксиметрии позволяет получать важную информацию о состоянии пациента и течении анестезии.

Рассмотрим, каким образом отражаются на дисплее пульсоксиметра типичные изменения кровообращения и дыхания, сопутствующие эпидуральной или спинальной анестезии.

Конкретные физиологические механизмы влияния спиналь-ных методов обезболивания на дыхание и кровообращение немногочисленны, но весьма весомы:

• частичная (регионарная) или полная блокада симпатической системы:

– артериолодилатация в зоне блокады;

– компенсаторное сужение артериол вне зоны блокады;

– венодилатация, приводящая к относительной гиповолемии;

– брадикардия, вызванная десимпатизацией сердца;

• релаксация дыхательной мускулатуры;

• угнетение дыхательного центра наркотическими анальгетиками, введенными субарахноидально;

• острая ишемия дыхательного центра при критической декомпенсации гемодинамики.

В каждом случае включение и степень проявления этих эффектов зависят от нескольких факторов, в частности от доз применяемых препаратов, уровня блокады, исходного состояния кровообращения, режима инфузионной терапии, положения пациента на операционном столе, сопутствующей патологии и пр.

Сужение артериол вне зоны симпатической блокады, направленное на поддержание общего периферического сопротивления, проявляется снижением амплитуды ФПГ.

Умеренная вазоконстрикция вне зоны блокады, приводящая к некоторому уменьшению амплитуды ФПГ,- нормальная компенсаторная реакция сердечно-сосудистой системы на внезапное увеличение просвета артериол в блокированных областях.

Резкое снижение амплитуды волн ФПГ при эпидуральной/ спинальной анестезии служит признаком гиповолемии, недостаточного обезболивания или эмоционального стресса.

Гипотония венозного русла, обусловленная его десимпатизаци-ей, приводит к развитию относительной гиповолемии, о которой свидетельствуют: (1) дыхательные волны на ФПГ и (2) дополнительное уменьшение амплитуды пульсаций. При невысоком уровне блока этим изменениям иногда сопутствует тахикардия, но при верхнегрудном блоке даже на фоне выраженной гиповолемии нередко наблюдается брадикардия. Серьезный аргумент в пользу наличия гиповолемии - снижение Sp02 при дыхании воздухом. Гипоксемия возникает из-за нарушения вентиляционно-перфузионных отношений в легких и исчезает на фоне ингаляции кислорода и/или активной инфузионной терапии и/или применения вазопрессоров. Пульсоксиметрические признаки гиповолемии становятся более выраженными при невосполненной кровопотере, гипогидратации, опускании ножного конца стола или кровати, искусственной вентиляции легких, а в акушерской практике - при компрессии нижней полой вены беременной маткой.

Увеличение амплитуды ФПГ обычно бывает связано с артериолодилатацией, обусловленной симпатической блокадой. Данный симптом обнаруживается лишь в тех случаях, когда датчик пульсоксиметра установлен в зоне блокады'.

Увеличение амплитуды ФПГ можно увидеть на дисплеях лишь тех пульсоксиметров, которые не производят автоматическое масштабирование сигнала или имеют специальный индикатор реальной амплитуды волн.

При верхнем грудном блоке амплитуда ФПГ может оставаться нормальной даже при выраженной гиповолемии.

Симпатическая иннервация сосудов верхних конечностей и кожного покрова головы исходит из сегментов Thi-s и не соответствует иннервации дерматомов. Это следует иметь в виду, если датчик пульсоксиметра расположен на пальце кисти (сенсорная иннервация C6-8) или на ухе (С2).

При верхнем грудном блоке не исключено повышение волн ФПГ, несмотря на то что чувствительность и движения в руке, на которой зафиксирован датчик, сохранены.

Блокада тонких немиелинизированных волокон симпатической системы наступает раньше и длится значительно дольше моторного и соматического сенсорного блока и может быть вызвана даже слабоконцентрированным раствором местного анестетика. Также полезно помнить, что граница зоны симпатической блокады в среднем на 2 сегмента выше границы сенсорного блока и на 4 сегмента выше границы моторного блока (одно из проявлений так называемого дифференциального блока).

Брадикардия, обусловленная дисбалансом между отделами вегетативной системы - нарушением симпатической иннервации сердца (Th1-5) с преобладанием вагусного влияния,- относится к типичным проявлениям высокого грудного блока и эффективно купируется атропином или эфедрином. При спинальной анестезии пульсоксиметр позволяет своевременно обнаруживать быстро прогрессирующую брадикардию, которая является самым ранним предвестником опаснейшего осложнения метода - вазо-вагальной синкопы. Глубокой брадикардии и артериальной гипотонии при спинальных методах обезболивания регулярно сопутствует и заметное уменьшение SpO2, если больной дышит атмосферным воздухом. В этих случаях следует иметь в виду, что высокая периферическая вазоплегия (датчик попадает в зону симпатической блокады) в некоторых случаях обеспечивает нормальную амплитуду ФПГ даже при катастрофическом падении артериального давления.

Существует несколько причин снижения SpO2 при эпидуральной или спинальной анестезии. Первая (и наиболее частая) - гиповолемия (см. выше). Другая возможная причина артериальной гипоксемии - гиповентиляция, которая иногда наблюдается при использовании седативных препаратов во время спинальной анестезии.

Убедиться в том, что гипоксемия обусловлена исключительно гиповентиляцией, можно, попросив пациента, дышащего воздухом, сделать несколько энергичных вдохов. Через несколько секунд уровень SpO2 на некоторое время нормализуется. При гипоксемии, связанной с гиповолеми-ей, эффективность этого приема не столь высока.

Введение в эпидуральное пространство или спинномозговой канал наркотических анальгетиков (морфина, фентанила и других агонистов) в отдельных случаях сопровождается угнетением дыхательного центра, которое может развиться как вскоре после инъекции, так и много часов спустя. В этих случаях пациенты даже при выраженной гиповентиляции чувствуют себя комфортно и не предъявляют жалоб на нехватку воздуха, но по явному снижению сатурации, а также появлению гиперемии кожных покровов (признак гиперкапнии) и брадипноэ можно догадаться о серьезных проблемах с дыханием. Первый из перечисленных признаков обычно оказывается самым ранним. Это не всегда предсказуемое, но потенциально опасное осложнение чаще отмечается при назначении повышенных доз наркотического анальгетика и купируется инфузией раствора налоксона. Длительный пульсоксиметрический мониторинг с правильно настроенной аларм-системой помогает своевременно обнаружить данное осложнение. Умеренная гипоксемия, вызванная неглубокой гиповентиляцией, легко уступает ингаляции кислорода через лицевую маску или носовые канюли. При выраженной гиповентиляции в операционной требуется вспомогательная вентиляция легких через маску, а в послеоперационном периоде - продолжительная инфузия раствора налоксона.

Если в операционной у больного возникает центральная гиповентиляция, пульсоксиметрический мониторинг должен быть продолжен и в послеоперационном периоде.

Гиповентиляция порой возникает также вследствие релаксации межреберных мышц и диафрагмы. Такая картина наблюдается при блокаде грудных и шейных сегментов концентрированными растворами местных анестетиков и часто сочетается с серьезными расстройствами кровообращения. Больные при этом проявляют беспокойство, а нередко и явный страх и активно жалуются на нехватку воздуха. В некоторых случаях для нормализации SpО2 бывает достаточно ограничиться ингаляцией кислорода через лицевую маску и устранением препятствий для экскурсий диафрагмы*. При неэффективности этих мер требуется аккуратная вспомогательная вентиляция через маску мешком наркозного аппарата.

Глубокая гиповентиляция или апноэ, вызванные нарушением иннервации дыхательной мускулатуры, включая диафрагму (С3-5), и острой ишемией дыхательного центра, развиваются при одном из опаснейших и, к счастью, редких осложнений анестезии - тотальном спинальном блоке. Его клиническая картина так выразительна, что роль пульсоксиметрии сводится не столько к диагностике самого осложнения, сколько к контролю эффективности интенсивной терапии.

* Таким препятствием обычно оказывается сам хирург, опирающийся на живот или грудь больного в процессе операции. Движения диафрагмы могут быть также ограничены зеркалами и прочими инструментами

Использование пульсоксиметра при выполнении эпидуральной или спинальной блокады позволяет вовремя определить наличие всевозможных нежелательных отклонений от нормального течения анестезии. Данные мониторинга необходимо сопоставлять с клинической картиной и результатами других методов контроля.

Каждый эпизод снижения Sp02 имеет свою причину и должен побуждать врача не только к коррекции самой гипоксемии (этого зачастую нетрудно достичь обычной ингаляцией кислорода), но также к выявлению и устранению вызвавших ее расстройств. Каждый клинический случай имеет свой набор наиболее вероятных причин артериальной гипоксемии; внимательная оценка состояния больного помогает обнаружить именно ту, которая привела к десатурации.

Умение распознавать причину артериальной гипоксемии или изменения амплитуды пульсовой волны во многих случаях приносит большую пользу. Пульсоксиметрия - самый распространенный метод мониторинга, и уменьшение SpO2 нередко оказывается единственным ранним сигналом неблагополучия. Ориентируясь на показания пульсоксиметра, можно, к примеру, своевременно увеличить темп инфузионной терапии при эпидуральной анестезии, исправить положение интубационной трубки, удалить катетером накопившуюся мокроту, заподозрить развитие пневмо- или гидроторакса. Положительная динамика сатурации после ликвидации нарушения подтверждает истинность Вашего предположения.

Умение находить связь между колебаниями показателей на дисплее пульсоксиметра и динамикой в состоянии пациента должно стать привычкой, которую, однако, нужно развивать. Незначительные интеллектуальные затраты на приобретение этого навыка окупаются очень быстро.

Следует учесть, что пульсоксиметрия начинается не с подключения монитора к больному, а с грамотного выбора модели монитора. Надежность, способность улавливать сигнал даже при выраженных нарушениях периферического кровотока, удобное и четкое представление данных на дисплее, наличие алгоритмов коррекции артефактов, большой объем и хорошая организация памяти, несложная и интуитивно понятная система управления монитором - вот далеко не полный список требований к модели, которая в руках понимающего специалиста позволяет реализовать разнообразные возможности метода, которые были рассмотрены в данной главе.



<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

Запостить в ЖЖ Отправить ссылку в Мой.Мир Поделиться ссылкой на Я.ру Добавить в Li.Ru Добавить в Twitter Добавить в Blogger Послать на Myspace Добавить в Facebook

Copyright © "Медицинский справочник" (Alexander D. Belyaev) 2008-2017.
Создание и продвижение сайта, размещение рекламы

Обновление статических данных: 14:05:11, 13.10.17
Время генерации: 0.044 сек. Запросов к БД: 4, к кэшу: 3