· Заболевания · Лекарства · Народная медицина · Общие знания · Растения и травы · Медицинский словарь · Витамины · Справочник лекарственных средств ·

Мои закладки ( 0 )
Навигация

Основной справочник:


Заболевания

Общие знания

Народная медицина

Лекарства

Растения и травы

Мед. словарь

Витамины
Клиника Грант-Плюс - Сыктывкар Автор: Ирина
Дата: 25.04.2017 04:42
Текст отзыва:
Название не соответствует организации, назвать надо не «Гранд плюс», а «Гранд с огромными минусами!».
читать все отзывы

Поиск по сайту:

  Яндекс.Поиск:

Книга: Аутогенная тренировка

Навигация: Начало     Оглавление     Поиск по книге     Другие книги   - 0

<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

Нейрофизиологические эффекты тренированной мышечной релаксации

В современных работах, обосновывая нейрофизиологические эффекты релаксации, большинство авторов опираются на учение И. П. Павлова и вскрытые им механизмы словесного воздействия на физиологические функции. Словесный сигнал или образ, вызванный словесным сигналом, ведет при систематическом повторении в процессе аутогенной тренировки к образованию условных кортико-висцеральных (вербально-висцеральных) реакций и реализации желаемых сдвигов.  Существенное значение при этом имеет установленная в ряде исследований связь функционального состояния ЦНС с тонусом поперечнополосатой и гладкой мускулатуры.

Тренированная мышечная релаксация, которая является не только пусковым механизмом, но и базисным элементом во всей системе аутогенной тренировки [Лобзин В. С, 1975], сопровождается ослаблением тонуса поперечнополосатой и гладкой мускулатуры и снижением эмоциональной напряженности. Во время релаксации даже без целенаправленного воздействия наступает некоторое снижение артериального давления; на 6 –8 ударов в минуту замедляется частота сердечных сокращений, которая является одним из наиболее информативных показателей функционального состояния сердечно-сосудистой системы и нервно-вегетативной регуляции [Загрядский В. П., Сулимо-Самуйлло З. К., 1976]; дыхание становится более редким и поверхностным. При длительном применении метода с помощью специальных упражнений постепенно приобретаются навыки целенаправленного (волевого) управления деятельностью сердца. А. М. Свядощ (1982) описывает опыты, при которых один из его сотрудников, занимающийся аутогенной тренировкой, научился путем самовнушения на фоне релаксации произвольно ускорять частоту сердечных сокращений с 68 до 144 в минуту и по желанию замедлять ее до 46 в минуту. На ЭКГ, по данным P. Polzien, в состоянии релаксации у здоровых людей наблюдается снижение или повышение зубца ST и увеличение зубца Т.

Под влиянием релаксации существенно повышается самовнушаемость, что было убедительно показано в опытах А. М. Свядоща и А. С. Ромена. Если у людей, никогда не применявших аутогенную тренировку, объективная реализация самовнушения тепла в правой руке наступает лишь в 3 % случаев, то уже через 3 нед систематических занятий в группе аутотренинга произвольное повышение температуры кисти на 0,9 –4 °С становится доступным для 80 %. В этих же опытах была показана возможность произвольного понижения локальной температуры тела на 0,5 –2 °С. Аналогичные результаты были получены в свое время I. Schultz. Позднее P. Polzien было показано, что при достижении состояния релаксации одновременно с изменениями на ЭЭГ происходит снижение ректальной температуры на 0,8 °С (рис. 1). Этот симптом использовался автором для контроля эффективности занятий и позволил ему сделать заключение, что «пациенты с глубокими неврозами не могут добиться состояния переключения даже после многих месяцев тренировки». Н. Kleinsorge и G. Klumbies на Германском конгрессе терапевтов в Висбадене демонстрировали пациентов, которые произвольно вызывали повышение кожной температуры на 5 –7°С. Специфические изменения температуры кожи и кожно-гальванической реакции в процессе выполнения аутогенных упражнений позволили рекомендовать эти показатели в качестве объективного контроля эффективности усвоения аутогенных упражнений (рис. 2).

Наши наблюдения показали, что под влиянием релаксации снижается перистальтическая активность желудочно-кишечного тракта, что одновременно способствует редукции болевых ощущений. При сочетании релаксации с внушением тепла в области желудка японские авторы Y. Ikemi, S. Nakagawa, M. Kimura наблюдали повышение температуры кожи живота на 2°С, увеличение кровотока в стенке желудка и усиление его моторики. Y. Ischida в опытах с выполнением аутогенных упражнений в процессе зондирования желудка было установлено, что при аутогенном расслаблении снижается кислотность желудочного сока (рис. 3).

Электрографические исследования изменений, наступающих под влиянием мышечной релаксации, показали нормализующее влияние расслабления мышц на моторную функцию желудка. Аналогичные сведения о терапевтическом действии релаксации при дискинезиях желудка, по данным электрогастрографии (рис. 4), приводят А. Г. Панов и соавт. Генерализация эффекта релаксации с поперечнополосатой мускулатуры на гладкие мышцы объясняет многие другие позитивные сдвиги, наблюдаемые в клинических условиях при спазме гортани, пищевода, мочевыводящих путей, спастических колитах, а также изменениях в коронарной сосудистой системе. В упомянутом опыте одного из сотрудников А. М. Свядоща при вызывании яркого образного представления спазма сосудов сердца («коронарные сосуды сжались, участок сердца побелел») тут же на фоне полного здоровья впервые в жизни развился приступ стенокардии, который был самостоятельно купирован представлением тепла в области сердца и в дальнейшем больше не повторялся.

Наши собственные наблюдения за лицами со склонностью к артериальной гипертензии показали, что под влиянием аутогенной тренировки в первую очередь снижается или нормализуется систолическое давление (рис. 5). Нормализация (повышение) систолического давления отмечалась также и у лиц со склонностью к артериальной гипотонии. Разнонаправленность отмеченных эффектов позволяет сделать вывод, что в их основе лежит воздействие на баланс симпато-парасимпатических механизмов регуляции сосудистого тонуса, реализуемое на уровне корковых центров автономной нервной системы.

Наши исследования электроэнцефалографических изменений у больных неврозами во время сеансов аутогенной тренировки показали, что по сравнению с фоновыми данными в первой фазе сеанса аутотренинга (релаксация) наблюдается замедление альфа-ритма и появление медленных тетаволн, преимущественно в передних отделах головного мозга (лобные, лобно-теменные и височные отведения). Во второй фазе, при переходе к активному самовнушению, медленных волн становится меньше, и основной фон составляет хорошо выраженный альфа-ритм (индекс альфа-ритма увеличивается). Такая фазность биоэлектрической активности прослеживалась у 75 % больных. Это позволило заключить, что первая фаза аутогенной тренировки проявляется снижением корковой активности и характеризуется преобладанием тормозных процессов в коре больших полушарий. Во второй фазе регистрируемые на ЭЭГ процессы свидетельствуют о концентрации внимания, состоянии бодрствования и активной корковой деятельности (чего не наблюдается при гипнотическом внушении). Нейропсихологические корреляты отмеченных явлений выражались в двух совершенно четко разграничиваемых больными состояниях. Вначале, во время мышечного расслабления, появляется ощущение тяжести во всем теле, которое затем сменяется чувством легкости, «невесомости», «парения в воздухе».

Проведенные А. И. Скрыпниковым (1982) на высоком методическом и техническом уровне исследования ЭЭГ-коррелятов различных фаз аутогенного состояния у здоровых людей показали, что в первую фазу, по сравнению с исходным уровнем, повышается активность бета-ритма, которая достигает наибольшей выраженности к 8 –14-й минуте, увеличиваясь на 100–140% по отношению к фону. Увеличение энергии альфа-ритма начинается примерно на 8-й минуте сеанса аутогенной тренировки и достигает максимума (150%) к 16-й минуте. Энергия медленной составляющей ЭЭГ (дельта- и тета-ритмы) в процессе сеанса снижается и после завершения аутотренинга составляет соответственно 37 и 86% от фонового уровня. Это позволило автору сделать заключение, что уже при выполнении релаксирующих упражнений достигается активирующее воздействие на ЦНС, усиливающееся при аутогенной стимуляции к концу сеанса.

Сходные данные были получены и в ряде других исследований. К. Шипошем (1980) было показано, что в процессе аутогенной тренировки выявляется тенденция к синхронизации ритмов в области доминантного полушария и относительная активация субдоминантного полушария, что не наблюдается во время дремоты или естественного сна. Эти данные еще раз указывают на качественные отличия аутогенного состояния от других фазовых состояний (сон, гипноз).

Релаксация оказывает нормализующее влияние на основной обмен и насыщение крови кислородом [Решетников М. М., 1981], обмен йода и холестерина (рис. 6). Содержание кортизона в сыворотке крови в состоянии релаксации несколько снижается [Рожнов B. Е., 1979]. Плетизмографические исследования показали, что в состоянии релаксации при вызывании ощущений тепла объем циркулирующей крови увеличивается [Sapir M. et al., 1975], объективно констатируются изменения лейкоцитарной формулы и содержания сахара в крови. Результаты исследований C. Drunkenmolle, M. Bartusch, которые приводит G. Klumbies (1983), показали, что во время «тепловых упражнений» наблюдаются уменьшение общего периферического сопротивления сосудистого русла и усиление кровообращения в правой руке в среднем у 62% пациентов (методом веноплетизмографии). Н. Prill, применявший аутогенную тренировку в гинекологической практике, отмечает нормализацию овариальных функций при дисменорее и вторичной аменорее. Под влиянием аутогенной тренировки снижается и уровень холестерина (рис. 7). Многочисленные физиологические эффекты релаксации, усиливающиеся при целенаправленном самовнушении, определяют широкий спектр показаний к применению метода в клинической практике.

За последние годы физиология и патофизиология нервной системы существенно пополнились сведениями о структурах и функциях глубинных отделов мозга. Успехи современной электроники и стереотаксической техники предоставили новые возможности для изучения и раскрытия структурно-функциональной организации целого ряда образований центральной нервной системы. В частности, были установлены тесные функциональные и структурные связи неокортекса с гипоталамо-лимбической системой и ретикулярной формацией, а также уточнены представления о передаче нервного импульса от рецепторов до корковых клеток. Было показано, что одновременно с нервным процессом, имеющим залповый, линейный характер, с передачей импульсов по классическим лемнисковым системам, постоянно протекают циклические процессы с вовлечением нейронных «кругов» на разных уровнях регуляции за счет многочисленных коллатералей, связывающих специфические системы с экстралемнисковыми (неспецифическими). Это сочетание залповой и циклической составляющих нервного процесса может рассматриваться как одно из основных проявлений корковых механизмов саморегуляции, обеспечивающих непрерывную адаптацию к быстро изменяющимся фазным раздражителям различной модальности, а также к длительной постоянной импульсации.

Введенное вначале в кибернетике, понятие прямой и обратной связи нашло многочисленные подтверждения в нейрофизиологии. Было установлено существование постоянной «кольцевой» связи между афферентацией, рецепцией и моторикой, а в самой рецепции были разграничены информационные, осуществляемые по лемнисковым системам и стресс-мобилизующие функции, связанные с экстралемнисковыми системами. Таким образом, в каждом движении присутствует в качестве обязательного элемента рецепция, а каждый рецепторный акт имеет и моторный компонент. С этой точки зрения, релаксация представляется как весьма специфический процесс, при котором существенно изменяются соотношения рецепции и моторики, а также отражение последних в сознании.  Если в обычных условиях жизни и деятельности моторные акты осуществляются при минимуме рецепции (ее сознательного отражения), то в процессе систематических упражнений в мышечной релаксации целенаправленно тренируется рецептивный компонент при минимизации роли моторного.

Важным открытием современной нейрофизиологии явилось определение неспецифического активирующего влияния ретикулярной формации ствола мозга на кору больших полушарий (G. Moruzzi, Н. Magoun). В частности, в опытах на животных было показано, что при раздражении ретикулярной формации во время естественного сна (через вживленные электроды) возникает быстрое пробуждение. Одновременно на электроэнцефалограмме беспорядочные синхронизированные «сонные» колебания сменялись активным, десинхронизированным ритмом, также свидетельствующим о переходе к состоянию бодрствования. Эта реакция генерализованного пробуждения проявлялась при раздражении центральной части ретикулярной формации. При стимуляции ростральных отделов ретикулярной формации с неспецифическими ядрами таламуса и диффузной таламокортикальной системой у бодрствующего животного возникала реакция настороженности, обостренного восприятия и внимания (Д. Линдсли). Раздражение бульбарного отдела ретикулярной формации приводило к «глобальному» торможению или «облегчению» спинномозговых моторных разрядов. Одновременно были найдены корковые зоны (4S), стимуляция которых вызывала снижение мышечного тонуса, а также путь из зоны 4S к ретикулярной формации продолговатого мозга. Принимая все раздражения от экстеро- и интерорецепторов (при этом самым обширным рецептивным полем, как известно, является мышечная система), ретикулярная формация не только осуществляет их переработку, но и специфически активирует кору в зависимости от характера поступающих раздражений.  Участвуя в процессах регуляции уровня бодрствования, ретикулярная формация имеет самые непосредственные связи с так называемым «висцеральным мозгом», интегрирующим раздражения от органов чувств и внутренней среды организма, которые в значительной степени определяют такие психические феномены, как состояние и самочувствие.

В последующем, кроме активирующего влияния ретикулярной формации, при повреждении последней были описаны акинезы, сонливость, угнетенное состояние сознания. Наряду с влиянием ретикулярной формации на корковые функции было установлено наличие кортико-фугальных волокон, идущих из лобных отделов, поясной извилины, сенсомоторной коры и некоторых других ее областей к ретикулярной формации. С помощью электрофизиологических исследований было показано, что проведение импульсов по восходящим путям ретикулярной формации может быть заторможено или облегчено возбуждением вышеуказанных участков коры. Таким образом, корковая, в том числе и сознательная, деятельность может оказывать определенное влияние на активационно-регуляционные механизмы субкортикальных структур, обеспечивающих ее же (коры) функционирование.

Интенсивное изучение глубоких структур мозга позволило существенно расширить представления об анатомо-физиологическом субстрате эмоций. В экспериментах на «таламических» и «гипоталамических» (декортицированных) животных было показано, что моторное выражение эмоций может осуществляться и при отсутствии новой коры, однако, естественно, что при этом не возникает интеграции эмоций в целостный поведенческий акт и нет эмоциональных ощущений. В последующем изложенные факты были подтверждены клиническими наблюдениями над больными с поражением лобных долей. Эти наблюдения в значительной степени способствовали уточнению представлений о роли таламуса и гипоталамуса в эмоциональном поведении человека. Оказалось, что возникновение эмоциональных ощущений, выражение и регуляция их проявлений осуществляются за счет взаимодействия новой коры с гипоталамусом, лимбической и ретикулярной системами, связи которых лежат в основе центрального нервного субстрата эмоций [Гельмгорн Э., Луфборроу Дж.]. Особую роль гипоталамуса в механизмах осуществления эмоционального поведения подчеркивал и P. Mac-Lean, сравнивая его с «водителем» (гипоталамус и обонятельный мозг) нервного «шасси» (спинной мозг и ствол), который выбирает возможные направления поведения в целом. Сложившиеся в процессе эволюции тесные связи обонятельного мозга с двигательной, вегетативно-висцеральной, эндокринной и эмоциональной системами  (J. Papez), с учетом общих принципов организации регуляторной деятельности коры головного мозга (через системы прямых и обратных связей), позволяет предполагать, что воздействие на одну из названных систем, например двигательную, неизбежно должно вызывать определенные изменения и в функционировании остальных.  В свете последних достижений нейрофизиологии стало более понятным влияние мышечного расслабления на функции центральной и периферической нервной системы. Состояние релаксации вызывает снижение реактивности гипоталамуса, а следовательно, и эмоциональную возбудимость. И наоборот, снижение уровня центрального возбуждения в результате психотерапевтического (вербального, рационального) воздействия ведет к уменьшению нисходящих корковогипоталамо-соматических разрядов в системе обратной связи. Независимо от того, вызвано ли расслабление скелетной мускулатуры физиологическим, физиотерапевтическим, фармакологическим или психотерапевтическим воздействием, оно сопровождается снижением эмоциональной реактивности и ослаблением невротической симптоматики.  Однако если физиологическое, физиотерапевтическое, фармакологическое и большинство видов психотерапевтического воздействия, оказывая существенное влияние на корковые и психические функции, реализуют свой терапевтический эффект при пассивном участии сознания, аутогенная тренировка предполагает активное вовлечение сознания в терапевтический процесс и осуществляется именно на основе активного сознания.  Другими словами, аутогенная тренировка направлена на максимальное использование и стимуляцию резервных возможностей интегративной деятельности коры головного мозга на основе перестройки субординационных нервно-регуляторных корково-подкорково-спинальных механизмов.



<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>


Похожие страницы

Запостить в ЖЖ Отправить ссылку в Мой.Мир Поделиться ссылкой на Я.ру Добавить в Li.Ru Добавить в Twitter Добавить в Blogger Послать на Myspace Добавить в Facebook

Copyright © "Медицинский справочник" (Alexander D. Belyaev) 2008-2017.
Создание и продвижение сайта, размещение рекламы

Обновление статических данных: 10:33:27, 28.06.17
Время генерации: 0,860 сек. Запросов к БД: 4, к кэшу: 4