Книга: Водо-теплолечение

Навигация: Начало     Оглавление     Поиск по книге     Другие книги   - 0

<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

Глава III. Сущность действия водолечебных процедур на организм


По мере изучения на протяжении длительного времени влияния физико-терапевтических и водолечебных процедур на организм взгляды на механизм их действия претерпели существенные изменения. Они прошли путь узколокалистических, вирховианских, гуморальных и рефлекторно-вегетативных представлений.

В настоящее время благодаря многочисленным работам ученых в области физической медицины (бальнеологов, физиотерапевтов), клиницистов и экспериментаторов, мышление которых строилось на материалистическом понимании нейрофизиологического направления в медицине, создано общее нейрогуморальное представление о механизме действия всех физических, в том числе водолечебных, факторов. (В. А. Александров, 1934, 1949, 1951; И. А. Валединский, 1934; 1936; А. Е. Щербак, 1936; А. Р. Киричинский, 1936, 1949,1953; С. А. Бруштейн, 1936; А. И. Нестеров, 1947; А. П. Парфенов, 1947; А. Н. Обросов, 1955, 1958, 1968, 1970, 1974; Г. А. Невраев, 1955, 1968; Ф. Д. Василенко, 1957, 1968, 1977; И. Д. Френкель, 1971; Krauss, 1969; Jankowiak, 1971, 1974, и др.). Многочисленными работами показано, что дозированное воздействие этими факторами, методические приемы которых с каждым годом совершенствуются, с использованием сугубо индивидуального подхода в их назначении и проведении обусловливает повышение приспособительных возможностей организма и способствует восстановлению нарушенных болезнью функций.

На современном этапе развития физической медицины отдельные звенья механизма действия водолечебных процедур на организм как факторов внешней среды могут быть раскрыты только в свете общих закономерностей уравновешивания (адаптации) организма здорового и больного человека с внешней средой, которые были получены, обобщены и сформулированы учеными различных профилей и специальностей: философами, медиками, биологами и др.

Проблема единства организма и окружающей его среды, основу которой составляет приспособительная деятельность организма, является одной из актуальнейших в современной комплексной науке. В приспособлении организма к действию факторов внешней среды различают адаптационные, защитно-восстановительные и компенсаторные процессы.

Физиологическую основу адаптационных реакций составляют реакции со стороны различных органов и систем целостного организма на воздействие факторов внешней среды, направленные на сохранение гомеостаза (П. К. Анохин, 1962, 1968; А. Д. Слоним, 1964, и др.).

Под компенсацией подразумевают сдвиги в физиологической активности того или иного органа или системы, временно обеспечивающие нормальное существование организма при данных измененных условиях внешней и внутренней его среды.

В процессе эволюционного преобразования приспособительные реакции организма претерпели значительные изменения в сторону усложнения. Наивысшего развития они достигли у человека, поскольку к приспособительным актам и устройствам у него присоединилась еще сознательная и эмоциональная деятельность, основанная на объективном восприятии мира, воспроизводимого в его сознании путем ощущений. Человек не мог бы биологически приспосабливаться к среде, указывал В. И. Ленин в своем гениальном труде «Материализм и эмпириокритицизм», если бы его ощущения не давали ему объективного правильного представления о ней.

Вопросы единства организма и среды с давних пор занимали умы ученых разных стран мира. Они ставились как в плане изучения факторов, обусловливающих эволюционное развитие органического мира (Жан Батист Ламарк, 1744—1829; Чарлз Дарвин, 1809—1882), так и в плане познания механизмов возможного нарушения и необходимости обязательного восстановления единства организма и среды, без чего немыслимо существование жизни (И. М. Сеченов, 1829—1905); И. П. Павлов, 1849—1936).


Концепция о постоянстве внутренней среды организма была выдвинута еще в 60-х годах XIX века французским физиологом Клодом Бернаром. В начале XX века американским физиологом Вальтером Кеноном сформулирован принцип гомеостаза. Особенно глубокое развитие эта концепция получила в трудах отечественных ученых. В основу разработки проблемы единства организма и окружающей его среды в нашей стране был положен строго научный материалистический подход, заложенный в работах выдающихся русских физиологов—И. М. Сеченова, И. П. Павлова, Н. Е. Введенского, А.А.Ухтомского. Ими было убедительно показано, что живой организм неразрывно связан с окружающей средой, поддерживающей его существование и определяющей его деятельность, и что эта связь у высокоорганизованных животных, в том числе и у человека, достигается посредством механизмов саморегуляции, координации и интеграции, осуществляемых с участием нервной системы.

Научные основы взаимодействия организма с внешней средой, первоначально заложенные в работах И. М. Сеченова, получили дальнейшее развитие в трудах другого выдающегося физиолога — И. П. Павлова, создавшего стройное учение о диалектическом единстве в организме частного и целого, а также о единстве организма с окружающей его средой.

Большой вклад в изучение отдельных сторон механизма уравновешивания организма в условиях внешней среды, а также механизмов заболевания и выздоровления был внесен всесторонним изучением адаптационно-трофической функции нервной системы школой Л. А. Орбели и глубокими системными исследованиями нервной трофики школой А. Д. Сперанского. Отечественными учеными со всей наглядностью было показано, что приспособление есть одна из наиболее постоянных жизненно важных функций, присущих живому организму, а весь процесс развития живого мира от одноклеточных до человека может рассматриваться как история совершенствования средств приспособления.

Образ жизни людей текущего века, проходящей в условиях небывалого развития новой, подчас очень сложной, техники, урбанизации, развития авиации, совершения космических полетов, выхода людей в космос, общения в космосе представителей различных кон-


Тинентов земли и начала освоения ими других планет, требует от человека максимального приспособления.

С каждым годом увеличивается число научных работ, посвященных изучению различных сторон влияния факторов внешней среды на организм человека и животных, в том числе природных и преформированных физических лечебных факторов, успешно используемых С целью профилактики, лечения и реабилитации больных.

Большая эмпирическая практика прошедших столетий, а также многочисленные исследования, проведенные в течение последних десятилетий с использованием новейших достижений физики, химии, радиоэлектроники и общей медицины, показали, что одним из эффективных средств повышения защитно-восстановительных сил организма в случаях наступившей «поломки», т. е. возникновения болезни, является водолечение.

Крупнейшими физиологами доказано, что материалистическую основу приспособительных реакций организма составляет информация, воспринимаемая органами чувств, и работа центров приспособительной регуляции — терморегуляционного, сосудодвигательного, дыхательного, управляющего деятельностью системы гипофиз—кора надпочечников, состоянием окислительно-восстановительных процессов в организме и т. д. Вся эта сложная и многообразная деятельность целостного организма регулируется и направляется центральной нервной системой.

П. К. Анохин (1962, 1968) рассматривает целостный организм как «функциональную систему», представляющую собой интегральное центрально-периферическое образование.

В отличие от введенного В. Кенноном (1929) понятия «гомеостазис» и И. П. Павловым (1932) —«саморегуляция» «функциональная система» П. К- Анохина представляет собой разветвленный морфологический аппарат, обеспечивающий как эффект гомеостаза, так и саморегуляцию, поддерживающие единство организма с внешней средой. При этом единство организма, указывает П. К- Анохин, не следует понимать как раз установившийся неизменный стандарт, как абсолютную устойчивость. Оно является результатом непрерывной подвижности внутренних процессов, постоянно меняющихся под влиянием условий среды. Так, постоянство тем пературы организма человека (гомеотермия) при изменении температурных условий внешней среды обеспечивается изменчивостью физиологических процессов, составляющих суть физической и химической терморегуляции. В организме имеются и другие относительно устойчивые константы, такие, как осмотическое давление, уровень артериального давления, изоиония, рН и пр. Их постоянство также обеспечивается направляемой изменчивостью соответствующих физиологических функций.

Отводя должную роль коре головного мозга, принимающей деятельное участие в поддержании константного равновесия, П. К. Анохин обращает внимание на то, что «регуляция и защита основных жизненно важных констант организма хорошо сформированы и на низшем уровне, т. е. на уровне продолговатого мозга, ретикулярной формации ствола, гипоталамуса и таламуса». При этом коре, утверждает автор, принадлежит высшая функция — связь с внешней средой. Ее назначением является приспособление хорошо отрегулированных функций к своим задачам для связи их с внешним миром.

Нетрудно представить, сколь активное влияние на организм можно оказывать, используя большой арсенал различных методических приемов водолечения, при которых в самых разнообразных вариантах может сочетаться действие биологически активных температурного, механического и химического раздражителей, воспринимаемых разнообразными рецепторами, заложенными в самой коже, стенках и на поверхности стенок ее сосудов, слизистых оболочках дыхательных путей, желудка (при внутреннем применении), толстой кишки (при ректальных методиках лечения). Как же осуществляется их влияние? Одним из первоначальных и основных путей при проведении водолечебной процедуры является афферентная сигнализация в центральную нервную систему — поступление в нее импульсов от рецепторов кожи, слизистых оболочек и стенок их сосудов. Получая ванну или купаясь, организм человека попадает в совершенно иные для него условия.

Рецепторные аппараты кожи человека и связанные с ними адаптационные механизмы организма в течение филогенеза и всей жизни формируются в условиях окружающей воздушной среды. Поэтому при попадании его в водную среду происходят как качественные, так и количественные изменения свойственных организму в обычных условиях физиологических реакций на раздражение кожи. При использовании пресной и маломинерализованной воды прежде всего происходит имбибиция кожи водой, а при концентрации минеральной воды, превышающей изотоническую (больше 10 г/л), наоборот,-— отнятие воды от поверхностных слоев кожи, что несомненно изменяет функциональное состояние рецепторов кожи. Давление массы воды при разных процедурах (ванны, купание), неодинаковое на различные участки кожи (в зависимости от глубины погружения), также сказывается на функциональном состоянии периферических рецепторов кожи, а следовательно, и на всей системе кровообращения.

Значительная разница в теплоемкости и теплопроводности воды (включая конвекцию) резко меняет условия теплоотдачи организма. Большое значение имеет то обстоятельство, что индифферентная температура воздуха составляет 22—23°С, а воды — 36—37°С.

Наконец, следует учитывать, что по закону Архимеда при погружении в пресную воду человек теряет 9/10 массы своего тела, а в минеральной воде — еще больше. При такой процедуре, как купание, для человека в известной мере создаются условия невесомости. Изложенное выше свидетельствует в пользу того, что уже само погружение в воду вызывает серьезные изменения в состоянии рецепторов кожи, механически (а затем физиологически) меняет условия кровообращения, теплоотдачи, т. е. существенно изменяются условия взаимоотношения организма с окружающей средой.

Нервнорефлекторный путь влияния водолечебной процедуры тут же подкрепляется гуморальным, обусловливаемым раздражением периферических рецепторов кожи и слизистых оболочек химическими веществами, активностью водной среды (рН), а несколько позже химическими веществами, проникшими в организм через кожу и слизистые оболочки и образующимися в самом организме вследствие воздействия водной процедуры биологически активными веществами (гистамин, серотонин и др.). В ответ на сигналы, поступающие и центральную нервную систему по указанным путям, в нее начинают поступать и импульсы о состоянии внутренней среды организма. Так, например, при действии холодной водолечебной процедуры очень быстро посредством нейрогуморального механизма организуется внутренняя мера защиты: включаются механизмы несократительного термогенеза, что ускоряет обменные процессы, особенно в печени и поперечных полосатых мышцах. Сигналы об уровне обмена и соответственно о состоянии химической терморегуляции в каждый конкретный момент действия процедуры также передаются в центральную нервную систему. Таким образом, деятельность центральной нервной системы не только регулирует и направляет реакции организма на действие внешней и состояние внутренней среды организма, но и сама поддерживается в определенном тонусе в зависимости от афферентной и эфферентной импульсации.

На основании экспериментальных данных, свидетельствующих о чувствительности интерорецепторов к различным механическим и химическим воздействиям, выдвинута гипотеза о существовании двух групп функционально специализированных рецепторов — механоре-цепторов и хеморецепторов (В. А. Лебедева, 1964). При этом получены доказательства существования в интерорецепторах по крайней мере трех реактивных систем:

а) холинреактивной, обеспечивающей рецепцию ацетилхолина и сходных с ним холиномиметических агентов;

б) системы, связанной с рецепцией сдвигов кислотно-щелочного равновесия; в) системы, обеспечивающей реакцию интерорецепторов на изменения ионного состава окружающей среды. На раздражения, идущие от экстеро- и интерорецепторов, центральная нервная система вовлекается в ответ на различных уровнях, начиная от
аксон-рефлекса или сегментарных рефлексов и кончая высшими вегетативными образованиями, обеспечивающими сохранение гомеостаза.

Сегодня еще трудно с уверенностью сказать, насколько мал разрыв во времени между рефлекторным и гуморальным звеньями механизма влияния на организм водолечебных процедур. Руководствуясь данными работ крупнейших физиологов мира и прежде всего отечественных, утверждающих, что физиологическая мера защиты организма при действии любых факторов внешней среды чрезвычайно высока, скорее можно предположить, что этот разрыв совершенно отсутствует, что гуморальный механизм немедленно включается автоматически вслед за рефлекторным. Так, по данным анализа миграций натрий установлено (А. Д. Робакидзе, 1970), что хотя нервно-рефлекторный путь информации несколько опережает гуморальный (гормональный), эффект их действия по существу едиповремен.

Итак, при приеме бальнеотерапевтических процедур и кору головного мозга поступает афферентная импульсация с рецепторов кожи, слизистых оболочек, сосудов и внутренних органов. Там она анализируется, синтезируется и в виде ответных импульсов передается к исполнительным органам, вызывая соответствующие реакции со стороны различных физиологических систем, направленные (при адекватном воздействии) на нормализацию их функций. Координирующая и управляющая роль нервной системы тесно связана с деятельностью гуморальных (гормональных) регуляторов. Последние, являясь средством передачи информации на клетки и органы, выполняют роль медиаторов нервной системы, создавая фон и обусловливая широту реакций организма, «подготавливают» эффекторные органы к наиболее полному функционированию и в определенной степени осуществляют обратную связь с эффекторов путем «восходящего» влияния на нервную систему (Г. М. Соловьев и др., 1956; А. Н. Обросов, И. Д. Френкель, 1969; Г. Н. Кассиль, 1969, и др.). Среди гормональных систем, .чанимающих ключевые позиции в адаптационных реакциях организма, наиболее важную роль играют симпатико-адреналовый и гипоталамо-гипофизарно-адрено-кортикальный механизмы регуляции. К ним тесно примыкает холинергический механизм, который наряду с симпатико-адреналовым составляет «гуморальную основу» деятельности вегетативной нервной системы. Поскольку эти механизмы, тесно связанные с нервными и но праву называемые нейрогуморальными, принимают активное участие в формировании защитно-восстановительных реакций при действии на организм разнообразных патогенных агентов, нарушение их функции играет существенную роль в возникновении и течении различных форм патологии. Устранение этих нарушений — одно из ведущих звеньев в патогенетическом влиянии водолечебных процедур на организм.

Во многих отечественных и зарубежных работах установлено, что, воздействуя различными водолечебными процедурами и пользуясь разными их методиками и


Дозировкой, можно предъявлять различные требования к механизмам нейрогуморальной регуляции физиологических функций организма, поддерживающим постоянство внутренней среды организма независимо от условий внешней среды. При необходимости можно тренировать эти механизмы. Организм как единая целостная система отвечает на водную процедуру сложной реакцией, включающей реакции сердечно-сосудистой, нервной, эндокринной, мышечной систем, теплообмена, окислительно-восстановительных процессов в организме и т. д. (В. Г. Бокша и др., 1970; Е. В. Рыболовлев, 1970; В. А. Шалимов, 1970; Heavaty, 1959; Badali, 1966; Borst е. а., 1968; НШе, 1968; Lotman, 1968; Lecomte, 1969; Grober, 1969; Drexel, 1970, и др.).

Ведущая роль в адаптационной деятельности организма принадлежит весьма совершенной регуляторной системе — системе терморегуляции, тесно связанной с многообразными физическими и химическими процессами. Остановимся на ней несколько подробнее. Одним из основных условий приспособления организма к внешней среде является гомеотермия. Однако последняя, имеющая важное биологическое значение, свойственна не всему телу, а лишь внутренней среде — «ядру» (И. П. Павлов, 1893; Bernard, 1867; Barcroft, 1934; Dirnagl, 1956; Drexel, 1956, и др.). Температура остальных частей тела, особенно конечностей, может значительно варьировать, уравновешиваясь с температурой окружающей среды и тем самым поддерживая гомеостаз «ядра». Именно это свойство объясняет удачно данное конечностям название «органы терморегуляции».

Совмещение в организме человека обоих принципов защиты (гомеотермии и гетеротермии), обеспечивающее более совершенную систему адаптации, является тем существенным звеном, на которое оказывают влияние водолечебные процедуры с их возможностью широкого диапазона температурного воздействия (0—70— —90°С; см. главу II).

В силу анатомического строения и физиологических особенностей кожа при воздействии на нее водой различной температуры может обусловливать значительные изменения в сложнейших терморегуляционных реакциях целостного организма, тесно сопряженных с деятельностью ведущих физиологических его систем (система кровообращения, дыхания, метаболизм и т. д.).

Большое влияние на протекание этих взаимообусловливающих друг друга реакций, поддерживающих гомеостаз, оказывают заложенные в коже рецепторы. В последние десятилетия опубликовано сравнительно большое число работ по изучению терморегуляционных реакций здорового и больного организма. К сожалению, и этих работах в меньшей степени изучалась функциональная деятельность периферического звена терморегуляционных реакций — терморецепторов кожи. По этой причине полученные результаты не дают исчерпывающего объяснения сложнейших процессов восприятия кожей холода и тепла. Однако имеющиеся данные позволили составить сложившееся в настоящее время представление классической физиологии о строении и функции периферических терморецепторов как начального авена не только ощущений, но и процессов, сохраняющих постоянство температуры тела.

Раньше принято было считать, что в коже имеются главным образом неинкапсулированные нервные окончания и только 14 типов инкапсулированных (А. С. Догель, 1903). При этом считалось, что инкапсулированные рецепторы, в частности тельца Руффини, воспринимают «тепло», колбы Краузе — «холод», тельца Пачипи — прикосновение, а неинкапсулированные нервные окончания — боль. Однако в последнее время это положение пересмотрено. Большинство физиологов сейчас считают, что термическая рецепция осуществляется свободными неинкапсулированными нервными окончаниями, заложенными в коже (О. П. Минут-Сорохтина, 1964, 1972; М. Е. Маршак, 1965, и др.). По физиологическим свойствам терморецепторы кожи принято подразделять на холодовые, механотермические и тепловые. Установлено, что степень мобилизации рецепции кожи на различные температурные раздражители состоит в постоянном изменении числа активных (воспринимающих) элементов (П. Г. Снякин, 1969, и др.), а соответственно то в увеличении, то в уменьшении частоты импульсов, поступающих в центры терморегуляции, находящиеся на различных уровнях — в гипоталамической, таламической и корковых областях головного мозга, а также в спинальном его отделе (С. Д. Костюрин, 1884; Е. В, Майстрах и др., 1960; И. С. Репан и др., 1970, и др.). Это обусловливает эфферентный ответ, мобилизующий деятельность физической и химической терморегуляции при действии холодной и горячей воды на здоровый и больной организм.

В настоящее время установлено, что температурный раздражитель может оказывать непосредственное влияние на гладкомышечные структуры сосудистой стенки, причем охлаждение вызывает ее сокращение, а согревание снимает спазм.

При действии на организм теплых ванн, близких по температуре к показателям температуры внутренней среды организма, в результате согревания тела урежается импульсация по волокнам боковых и передних столбов спинного мозга, входящих в состав спинноталамического тракта. В результате уменьшается и количество импульсов, приходящих по коллатералям от медиальной петли к ретикулярной формации среднего мозга. Последняя обычно оказывает на кору больших полушарий восходящее активирующее влияние, которое тем больше, чем выше частота афферентных импульсов. В данном случае, при действии теплых ванн, количество импульсов, поступающих в центральную нервную систему и ее высший отдел — кору головного мозга, становится меньше, деятельность последней начинает тормозиться. Это обусловливает замедление сердечной деятельности, урежение дыхания, расслабление мышечного тонуса, понижение болевой чувствительности.

Эффект подобного влияния указанных процедур, как показали многолетние собственные исследования (В. Т. Олефиренко, 1962, 1975) и наблюдения сотрудников руководимого нами отделения (А. А. Пушкарева, 1974; Е. В. Савельева, 1975; В. Т. Олефиренко, И.М.Виноградова, 1975, и др.), в ваннах разного химического состава (при одинаковом механическом раздражении — 0,04—0,05 ат) неоднозначен, а следовательно, он обеспечивается не только температурой и механическим раздражением, но и физико-химическими свойствами воды ванны.

Повторение ванн так называемой индифферентной температуры в курсе лечения, действующих на организм как неинтенсивные и монотонные раздражители, вызывающие разлитое торможение в коре головного мозга, ведет к перестройке деятельности регуляторных механизмов. Не получая большой нагрузки при приеме таких ванн, сердечно-сосудистая, нервная система и механизмы терморегуляции как бы отдыхают, в результате чего повышается их работоспособность.

Нами и сотрудниками нашего отделения в течение многих лет изучается изменение реактивности организма лиц с различными заболеваниями (гипертоническая болезнь, гипотоническая болезнь, хроническая артериальная и венозная недостаточность, пояснично-крестцовый радикулит, вегетативный полиневрит, дегенеративный полиартрит, тиреотоксикоз и т. д.) под влиянием однократных ванн в процессе лечения и курсового воздействия ими. Наблюдали действие самых разнообразных ванн: углекислых, кислородных, азотных, хлоридных натриевых, йодобромных, сульфидных, радоновых, скипидарных, хвойных и др.

О реактивности организма судили по данным клиники, а также показателям инструментальных и биохимических исследований. При этом исследовали показатели пульса, дыхания, артериального давления, центральной и периферической гемодинамики, состояния нервно-мышечного аппарата, различных терморегуляционных реакций организма, уровня метаболизма, функциональной активности коры надпочечников и т. д. Анализ полученных данных позволил установить, что восстановление и компенсация нарушенных функций организма у лиц с различными заболеваниями при воздействии водолечебных процедур в значительной степени связаны с их илиянием на общую реактивность.

Было обнаружено, что действие первой процедуры при всех ваннах обычно обусловливает четкие сдвиги по данным различных клинико-физиологических показателей, как правило, не выходящие за пределы физиологических колебаний. Направленность и степень выраженности этих сдвигов зависят от характера заболевания, тяжести течения патологического процесса, наличия или отсутствия сопутствующих заболеваний, типологических особенностей высшей нервной деятельности, а также от физико-химических свойств ванны. У большинства больных в ответ на первую процедуру изменения изучающихся клинико-физиологических показателей обычно бывают направлены в сторону уменьшения их патологического отклонения. В последующие сроки — спустя 20—40 мин и Р/2—2 ч после ванны эти изменения носят фазовый характер. Лишь у отдельных больных на фоне хорошей субъективной переносимости ван ны обнаруживаются изменения неблагоприятной направленности. Чаще они выявляются по показателям гемодинамики и функциональной активности коры надпочечников.

Такие реакции мы наблюдали у больных гипертонической болезнью, лечившихся хвойными ваннами, при наличии у них резко повышенной возбудимости и выраженных вазомоторных нарушений. Эти больные во время отдельных ванн или после них жаловались на чувство общей слабости, сердцебиение, ощущение тяжести или даже боли в области сердца, которые после отдыха проходили. Неприятные ощущения во время процедуры обычно появлялись к концу ее, после 10—12-й минуты. Это навело нас на мысль, что хвойные ванны назначенной нами температуры (35—36°С) и продолжительности (10—15 мин) не для всех больных являются адекватной процедурой, способствующей тренировке нервной системы и восстановлению нарушенных соотношений возбудительно-тормозных процессов в центральной нервной системе, а отсюда и улучшению состояния сердечно-сосудистой системы. Эти наблюдения послужили основанием варьирования отдельным больным продолжительности и температуры хвойных ванн в зависимости от самочувствия и общего состояния больных после первых процедур. Больным с чертами слабого типа нервной системы или сильного в преморбидном периоде, но резко ослабленного за время болезни назначали хвойные ванны продолжительностью до 8 и даже 5 мин, изменяли и температуру (±РС, реже ±2°С); у отдельных больных эти меры обеспечивали весьма благоприятные результаты. Аналогичные реакции имели место и у больных пояснично-крестцовым радикулитом, получавших высококонцентрированные (300 мг/л) сульфидные, а также с большим содержанием радона (200 нКи/л) ванны, и у больных дегенеративным полиартритом, получавших высокой минерализации (80—85 г/л) хлоридные натриевые ванны, а также высокой концентрации (60 мл на 200 л воды) скипидарные ванны. У всех этих больных были сопутствующие сердечно-сосудистые заболевания с выраженными вегетативно-сосудистыми расстройствами.

Умеренно выраженные реакции на первую процедуру (как благоприятной, так и неблагоприятной направленности) особенно со стороны сердечно-сосудистой системы нередко становятся более значительными к середине лечения. Эффект действия ванн как бы кумулируется. Именно в этот период начинает определяться отчетливая направленность и в терапевтическом действии ванн. У большинства больных можно наблюдать признаки начинающегося клинического улучшения. У отдельных лиц неблагоприятная направленность реакций на первую процедуру к середине лечения (6—7-я ванна) несколько усиливается. У лиц, отличающихся ареактивностью, характер течения заболевания чаще всего существенно не изменяется.

В конце лечения 10-я, особенно 12—15-я ванны воспринимаются больными как более слабый раздражитель. Изменения со стороны различных физиологических систем на однократные воздействия разными ваннами в этот период лечения обычно минимальны по сравнению с теми, которые выявляются на первые процедуры. Примерно у 50% больных после 10—12—15-й ванны каких-либо сдвигов в изучаемых показателях выявить не удается. В клиническом течении заболевания у таких больных можно отметить выраженное улучшение. Снижение или отсутствие реактивности на однократную ванну в конце лечения свидетельствует, с одной стороны, об адаптации к применяющемуся раздражителю, с другой— об улучшении (в процессе адаптации) деятельности регуляторных механизмов и восстановлении в связи с этим нарушенных болезнью функций.

Для краткости изложения мы привели в общих, даже схематичных чертах более типичные закономерности реактивных сдвигов на действие разных ванн, прослеженные в процессе лечения у многих сотен больных с различными заболеваниями. Наряду с такой направленностью реакций могут быть и исключения, которые мы наблюдали у отдельных лиц и при разных заболеваниях. Так, умеренно выраженные патологические реакции на первую процедуру вследствие неадекватности примененной концентрации ванн при последующих процедурах несколько усиливались, обусловливая к 3—4-й процедуре обострение заболевания. Или, наоборот, благоприятная, казалось бы, реакция в начале лечения сменялась неблагоприятной, начиная со второй половины курса лечения, а после 7—8-й, иногда даже 10-й ванны наступало ухудшение. Это свидетельствует о том, что сами по себе однократные ванны по силе раздраже ния были на грани адекватности, что не давало возможности выявить неблагоприятной направленности реакций в начале лечения. При продолжении лечения проявлялся неблагоприятный эффект кумулятивного действия проведенных процедур.

Такие реакции наблюдались у отдельных больных с сопутствующими заболеваниями, получавших высокой концентрации сульфидные и радоновые ванны (А. А. Пушкарева, 1969; В. Т. Олефиренко, 1975; А. А. Пушкарева, 1976), а также у больных дегенеративным полиартритом, получавших высокой концентрации (80—85 г/л) хлоридные натриевые ванны (Р. Г. Красильникова, 1972) или скипидарные ванны — 60 мл на 200 л воды (Р. Т. Бегалина, 1973).

Клиническое ухудшение общего состояния таки>х больных и обострение патологического очага сопровождались, как правило, угнетением глюкокортикоидной функции коры надпочечников, что давало возможность думать о сверхсильном раздражении ваннами указанных концентраций. В этих случаях в зависимости от клинических проявлений обострения приходилось снижать концентрацию ванн, делать перерыв (на 2—3 дня) в лечении или даже отменять ванны и переходить на другой вид лечения, особенно если обострение наступало после 8—9—10-й процедуры.

Исследование изменения реактивности организма на однократные процедуры в курсе лечения позволило установить, что у некоторых больных (при тиреотоксикозе) курс лечения азотными, радоновыми, особенно кислородными, ваннами приходится ограничивать 10—12 процедурами, так как после 15-й ванны у них появляются реакции неблагоприятной направленности по показателям центральной и периферической гемодинамики (В. Т. Олефиренко, 1971). Таким образом, изучение реактивности организма на действие однократных процедур в большинстве случаев помогает врачу убедиться в адекватности избранного для лечения бальнеофактора и его дозировки уже при исследовании после первых процедур.

Наблюдение за влиянием изменения температуры, продолжительности, концентрации ванн в курсе лечения на реактивность организма больных, которым те или иные ванны по характеру заболевания являются показанными, позволяет установить те оптимальные параметры действующих факторов, которые у данного больного могут обеспечить максимальный терапевтический аффект. В этом суть индивидуального подхода в проведении водолечения.

В механизме физиологического и лечебного действия водолечебных процедур на организм при наружном и внутреннем их применении наряду с указанным влиянием основных действующих факторов как контактных раздражителей существенную роль играют и дистантные раздражители, например цвет, запах воды, а также обстановка, в которой больной получает процедуры. С позиций нервизма ведущее положение в процессах регуляции разнообразных функций организма принадлежит нервной системе и прежде всего коре головного мозга как наиболее совершенной в отношении сбора, хранения и обработки информации.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что адаптация организма к действию водолечебных процедур с их сложным комплексом раздражителей, так же как и к условиям внешней среды вообще, представляет многозвеньевой, гармонически развертывающийся физиологический процесс, проявляющийся общими неспецифическими реакциями, на фоне которых в каждом конкретном случае выявляются и специфические формы реагирования со стороны отдельных органов и систем, прежде всего таких, как нервная система, обеспечивающая быстро осуществляемые первичные механизмы приспособления, а также тесно связанная и параллельно с ней включающаяся гуморально-гормональная система, составляющая эндокринное звено регуляции. Большой удельный вес в определении специфичности действия различных гидро-бальнеотерапевтических процедур на организм занимают показатели влияния их на все разделы микроцир-куляторной системы, составляющей, как указывает А. М. Чернух с соавт. (1975), единство кровоснабжения, метаболизма и функций различных органов. Изучение этих вопросов в бальнеотерапии должно быть продолжено с целью выявления тех характерных особенностей, которые присущи каждой из применяемых на практике минеральных вод и различных методик их применения.

Наибольшее применение в курортной и во внекурортной лечебной практике получили сульфидные, углекислые, хлоридные натриевые, радоновые, азотно-термальные и другие минеральные воды.


Водолечение располагает большим разнообразием общих и местных методических приемов. Адекватно применяя их, можно активно вмешиваться в патологические процессы в организме при самых разнообразных заболеваниях. При этом в одних случаях водолечебные процедуры могут заменить лекарственные средства, в других — усилить их действие, в третьих — создать благоприятный фон, на котором применение лекарственных препаратов будет более эффективным. В последнее время в водолечении все большее распространение приобретают малые дозировки, мягко действующие процедуры, вызывающие более благоприятные ответные реакции (А. Н. Обросов, 1968, 1970, 1974). Эти реакции выражаются в мобилизации тончайших физико-химических и биохимических процессов, ведущих к изменению в состоянии белковых структур клетки, образованию медиаторов, изменению ферментативных процессов, процессов окисления и восстановления. Эти изменения оказывают наиболее выраженное тренирующее действие на регуляторные механизмы организма, способствуя восстановлению гомеостатических взаимоотношений адаптационных механизмов (Г. Н. Кассиль, 1959).

Применение небольших дозировок в гидро-бальнео-терапии не исключает возможности использования при некоторых заболеваниях и соответствующем функциональном состоянии организма и более нагрузочных процедур, каковыми являются ванны и души контрастных температур, высококонцентрированные сульфидные, радоновые, хлоридные натриевые и другие ванны, эффективные при таких заболеваниях, как хронические, длительно протекающие радикулиты, дегенеративные полиартриты, некоторые кожные и другие болезни. Большие дозировки уместно назначать только тем больным, у которых нужно коренным образом изменить их реактивность, воздействуя на иммунобиологические способности организма, повысить мобильность защитно-восстановительных механизмов (В. Т. Олефиренко, 1968, 1971).

Исходя из изложенного трудно представить, что физиологические раздражители, каковыми являются адекватно назначенные водолечебные процедуры, не имели бы присущих им особенностей. Ибо, став на такую точку зрения, логично было бы отказаться от поисков дифференцированного подхода к назначению при тех или иных патологических состояниях того или иного из имеющихся в распоряжении врачей-бальнеологов естественного или искусственного бальнеофактора. Тем более вряд ли была бы необходимость говорить о выработке дифференцированных методик лечения в смысле дозировки, температуры, концентрации, продолжительности процедуры, расстановки процедур по времени и количества их на курс лечения. В настоящее время это — насущные задачи бальнеотерапии. Разрешение этих задач в плане уточнения в зависимости от специфичности действия различных бальнеофакторов на организм, выработки оптимальных методик и дозировок одного и того же гидробальнеофактора не только для различных заболеваний, но и для одних и тех же болезней, но при разных исходных функциональных состояниях организма позволит значительно повысить роль гидробальнеотерапии в лечении и предупреждении болезней, в повышении адаптационных возможностей здоровых людей к изменяющимся условиям внешней среды.

Вооруженные диалектической теорией познания основных закономерностей жизни—уравновешивания организма с внешней средой, углубляясь в тонкие механизмы физиологии и патологии этого уравновешивания, а также располагая новейшими методиками исследования, советские ученые идут по верному пути успешного лечения, а главным образом максимального предупреждения различных болезней. С этой целью не только широко разрабатываются методы профилактики здоровых людей, но и закладываются фундаментальные основы глубокого и всестороннего изучения состояний предболезни, чтобы своевременно вмешаться и предотвратить наступление и развитие самого заболевания.



<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

Запостить в ЖЖ Отправить ссылку в Мой.Мир Поделиться ссылкой на Я.ру Добавить в Li.Ru Добавить в Twitter Добавить в Blogger Послать на Myspace Добавить в Facebook

Copyright © "Медицинский справочник" (Alexander D. Belyaev) 2008-2017.
Создание и продвижение сайта, размещение рекламы

Обновление статических данных: 00:11:07, 14.12.17
Время генерации: 1.129 сек. Запросов к БД: 3, к кэшу: 4