Книга: Психология добра и зла

Глава вторая Человеческие страсти

закрыть рекламу

Глава вторая

Человеческие страсти

СКУПОСТЬ

Скупость — это порок, за которым следуют бессердечье, эгоизм, душевная мелочность и еще много других негативных качеств человеческой личности. Если порок этот овладевает молодым человеком, то он лишается всех честных и хороших качеств.

Скряга измеряет все на вес золота. Кроме денег для него не существует ничего, и страсть к ним с годами не только не слабеет, но, напротив, усиливается все более и более.

Скупые люди обычно не отказывают себе в удовольствиях. Напротив, страсть к удовольствиям нередко бывает началом скряжничества. Для этого стоит только определить стремление к приобретению богатства главной целью своей жизни и отбросить всякую разборчивость в средствах к ее удовлетворению. Сегодня мы видим, что жажда богатства и наживы, столь характерная для власть имущих, по сути дела, лежит в основе нищеты, в которой живет большая часть населения.

Вернейший путь к благосостоянию заключается в умении обуздывать свои желания. Наши истинные нужды вовсе не велики, но жадность и честолюбие могут раздуть их до пределов невозможного.

Итак, скупость можно трактовать как кропотливое искусство сделать богатство — убогим, власть и репутацию — позорными, жизнь — жалкой, смерть — страшной, а наследников — без вины неблагодарными.

Есть много способов разбогатеть, но честных мало; бережливость — один из самых верных. Она может считаться дочерью благоразумия, сестрою умеренности и матерью свободы. Бережливость — это, образно выражаясь, монетный двор бедняка.

Между тем, люди нередко совершенно неверно называют скупостью бережливость, то есть умение сообразовывать свои доходы с расходами и устраивать благосостояние относительно малыми средствами. Бережливость — самое необходимое качество для домашнего счастья, мирной спокойной жизни и возможной независимости.

Труд, умеренность и порядок, будучи соединенными с умением пренебречь роскошью, являются источниками доходов в семье с ограниченными средствами.

Женщины, которых сама судьба предназначила преимущественно для практических забот об удобстве домашней жизни, должны сознавать необходимость бережливости еще больше, чем мужчины. Бережливость — необходимое качество для хорошей жены. Действительно, даже верность супружескому долгу имеет больше значения, только пока женщина молода и хороша, тогда как умение поддержать в доме порядок и доставить мужу спокойствие составляет качество, ценимое во всякой женщине, независимо от ее возраста и красоты.

Еще один принцип, которого также должен придерживаться всякий благоразумный человек, состоит в том, чтобы никогда не рассчитывать на будущие ожидаемые блага, а жить соразмерно с нажитыми средствами. Надежды самые вероятные очень часто нас обманывают или, в лучшем случае, заставляют так долго ждать их осуществления, что подрывают всякие на них расчеты.

Благоразумный человек никогда не должен проживать более двух третей своего дохода, иначе непредвиденные случаи могут каждую минуту поколебать его материальное положение. Полезно также всегда иметь отложенной известную сумму денег. Поступающий подобным образом может не бояться несчастий и гарантирован от внезапных тревог, чем с лихвой вознаграждает себя за потерю некоторых удовольствий, которые доставили бы ему эти деньги.

Нередко в жизни встречаются ситуации, когда человек лишается своего материального благосостояния. В таком случае он должен резко изменить свой образ жизни, отказаться от установившихся привычек, некоторых манер поведения и придерживаться следующих принципов.

Внушить себе мысль, что следует держать себя по-прежнему с достоинством, но только с более скромным и серьезным. Защищать по-прежнему свои принципы и чувства и стараться доказать; что против них удары судьбы бессильны.

Если вы жили в богатом особняке — переезжайте на скромную квартиру, дорогостоящую мебель замените самой простой и вы увидите, что она будет служить точно так же. Ваш стол ломился под тяжестью изысканных неудобоваримых блюд и вин — обедайте впредь хлебом и овощами, уменьшив порцию мяса: вы Немедленно почувствуете облегчение.

Все ненужные драгоценности и безделушки продайте — они совершенно бесполезны. Обыкновенные дешевые часы будут указывать время не менее верно, чем часы дорогостоящие. Старайтесь делать, что можете, сами, и тогда вы почувствуете себя гораздо свободней и независимей. Добывать честным трудом хлеб — таков должен быть впредь ваш девиз. Не считайте никакой труд унизительным, если только он честен сам по себе. Вся ваша домашняя обстановка должна быть простой и неброской. Пусть лучше ваш дом походит на дом честного, довольного своей судьбой работника, чем на жилище разоренного богача.

Чистота и обилие необходимых, но простых вещей произведет несравненно более приятное впечатление на каждого, чем вид дорогого, но ненужного хлама.

Постарайтесь сохранить необходимые книги, но и те со строгим выбором, а что касается уважения, которым вы прежде пользовались, — постарайтесь его сберечь, оставшись такими же, какими были в обращении с людьми: будьте с ними предупредительны, ласковы и старайтесь приносить им посильную пользу вашими знаниями. Этим вы возвысите значение вашего нового положения и заставите забыть, что оно не так блестяще. Действуя таким образом, вы скоро сами увидите, что с помощью привычки можно сделать свою жизнь достойной. Вы даже найдете новые радости и удовольствия, которых прежде не знали, и. сверх того, выиграете тем, что будете чувствовать себя гораздо менее стесненным и связанным; эти выгоды вполне вознаградят вас за перенесенные лишения. Сначала на вас. вероятно, будут смотреть с некоторым недоверием, но скоро все отдадут невольную дань уважения вашей твердости. В вас увидят рассудительного человека. Вместо ложных друзей вы приобретете истинных. Если сначала вы и пожалеете об утрате некоторых удовольствий, то скоро придете к убеждению, что нравиться нам может только то, что прочно и истинно.

Отсутствие порядка и бережливости бывает нередко причиной того, что многие, даже богатые, люди живут не лучше бедных, проводя время в вечном беспокойстве и лишениях. Они напоминают тех людей, которые, отправляясь гулять напоказ в дорогой одежде, при первом нескромном движении обнаруживают грязное белье.

Приобрести деньги вообще гораздо легче, чем благоразумно их тратить. Из тысячи богатых вряд ли найдется один, умеющий употреблять их с пользой. Богатство по-настоящему следует оие-нивать сообразно тому, на что оно тратится, а не по величине попусту расходуемых денег. Для многих фраза «достичь благосостояния» должна бы означать: «Начать благоразумную жизнь».

Экономить надо в общем, а не в мелочах. Честно и щедро платить за оказываемые услуги — это наилучший путь, чтобы заслужить уважение тех людей, с которыми мы имеем дело. Щедрость — первый признак истинного величия души и доброты человеческой, но очень ошибаются те, которые думают, что для того, чтобы быть щедрым, надо быть непременно богатым. Щедрость возможна при всяком состоянии и при всяком положении.

Корыстолюбие отнимает у людей самые заветные чувства — любовь к отечеству, любовь семейную, любовь к добродетели и чистоте.

Саллюстий

ЗАВИСТЬ

Зависть — это склонность воспринимать с недовольством благополучие другого, не нанося этому благополучию никакого фактического вреда. Когда же эта склонность трансформируется в поступки, направленные на то, чтобы лишить другого человека его благ, то ее называют черной завистью.

Зависть свойственна природе человека, и ее внешние проявления превращают эту черту в страсть, терзающую человека, стремящегося, пусть мысленно, к разрушению счастья других. Задатки зависти обнаруживаются уже в младенческом возрасте. Можно сказать, что нет такого человека, который не ощущал бы проявления этого качества. Действительно, вряд ли кто со спокойной совестью может заявить, что никогда не злословил, всегда отдавал справедливость чужим заслугам и не критиковал их с пристрастием, великодушно признавал в своих оппонентах достоинства, превосходящие его собственные, и не встречал без доли злорадства известия о чужих неудачах.

Обычно завидуют удачливым и талантливым, но нередко — близким и коллегам. Если высота башни измеряется длиной отбрасываемой ею тени, то талант выдающегося человека — количеством завидующих. Зависть, преследующая великие имена, со временем умирает, однако, она оставляет после себя свое воплощение — клевету, которая не умирает никогда.

В известном смысле зависть подобна солнечным лучам, которые лучше освещают холмы, нежели равнины.

В дерево, которое не дает плодов, никто не бросает камней. Незавидна участь того, кому никто не завидует: это говорит о его бесплодности.

Зависть обладает тем свойством, что она обвиняет и судит без всяких доказательств, раздувая недостатки и приумножая ошибки. Ее язык всегда исполнен желчи. Этот порок подтачивает корни общества благодаря несправедливым обвинениям и клевете.

Зависть и сострадание составляют два противоположных качества человеческой души. Если сострадание плачет над чужим несчастьем, то зависть ему радуется. Завистник выказывает свой порок даже тогда, когда вздумает похвалить кого-либо. Он не решается говорить об истинных достоинствах, опасаясь выставить себя в невыгодном свете.

Зависть представляет собой такую низкую и трусливую страсть, что в ней никто не решается открыто признаться.

Если похвалы, расточаемые друзьями, иной раз дают повод усомниться в их искренности, то зависть недоброжелателей всегда должна заслуживать полного доверия.

Завистник сам себе является врагом, потому что больше других страдает от зла. созданного им самим. Чувство зависти особенно остро характеризует омраченность человеческой души. Избавиться от нее можно лишь освободившись от омраченности.

Зависть мутит разум. Завидуя, человек совершает глупости. Он отчаянно стремится к недосягаемому. Не имея способностей, он пытается достичь высот и благополучия того, кому завидует. В этой бесплодной борьбе человек чаще всего надрывается. И ему в удел достается еще большая зависть, которая постепенно его сжигает. Зависть всегда идет рука об руку с самыми агрессивными формами психологической защиты. Завистливым людям как нельзя кстати окажется рекомендация, данная Вольтером: «Если тебе не дает покоя слава соперника, постарайся его превзойти, и тогда ты ему отплатишь за причиненное тебе горе».

Замечено, что умеющие говорить и самостоятельно одеваться дети перестают разговаривать, начинают лепетать, как младенцы, или даже мочиться в штанишки, когда в семье появляется новый ребенок, которому родители уделяют львиную долю внимания. Виноваты здесь неудовлетворенность и чувство обиды, вызванные успехом других. Вероятно, многие из «трудных» людей также изливают свой словесный яд из чувства зависти к тем. кто преуспевает больше их.

Зависть является примитивной реакцией, свойственной не только людям, но и животным. Нередко собака лает на маленького ребенка, над которым много воркуют взрослые. Отрицательные реакции, обусловленные завистью, бывают как физическими, так и эмоциональными. Нередко люди выплескивают гнев и раздражение на самых близких и любимых людей. Вместо того, чтобы порадоваться чужим успехам, пытаются «насолить» саркастическими высказываниями, обескураживающими ответами или поддельным восхищением. Нередко завистливый, услышав какую-то новость, с холодным окаменевшим лицом цедит сквозь зубы: «О. это очень здорово! Я очень рад за тебя!» При этом тон высказывания говорит сам за себя: в эти минуты человек думает не об успехе другого, а о том. что успех не сопутствует ему.

Зависть является тем камнем преткновения, о который разбиваются взаимоотношения людей, в частности, дружеские. Более трех четвертей людей считают зависть главной причиной их разрыва с бывшими друзьями.

Психологи называют зависть серьезной причиной жестокости в семье. Это происходит из-за чувства неполноценности, испытываемого одним из супругов, который завидует своему партнеру и чувствует себя неуверенно. Нередко насилие проявляется в форме уничтожающей критики. Возможно, это объясняет тот феномен, что у многих преуспевающих бизнесменов жены бывают чрезмерно сварливыми. Эти женщины постоянно критикуют своих мужей, чтобы добиться власти в сфере семейных отношении, им доставляет удовольствие напоминать другим об их промахах и оплошностях.

Зависть может быстро переходить в ненависть — активное чувство недовольства. Гельвеции считал, что завистливым человека сделала природа, и если он теряет надежду сравниться с тем. кем восхищается, то восхищение уступает место ненависти.

Характерно также: чем несправедливее бывает наша ненависть, тем она упорнее. Как это ни парадоксально, но многие люди любят в себе то. что ненавидят в других.

Великие личности всегда подвергались яростным нападкам завистников, стремившихся отыскать под бронею гения несовершенные человеческие качества. В книге о Марии Кюри, которую написала ее дочь Ева, описаны горькие моменты

«Выдающееся открытие, мировая известность, две премии Нобеля вызывают у многих современников восхищение личностью Мари а у многих других — чувство откровенной зависти и ненависти.

И шквал злобы внезапно налетает на Мари, стремясь ее уничтожить. Против этой сорокачетырехлетней женщины, такой хрупкой, измотанной трудом, предпринимается вероломный поход

Мари, занятую мужской профессией, окружили друзья, приятели-мужчины. Она приобретает большое влияние на близких к ней людей, в особенности на одного из них. Чего же больше! И вот преданная науке женщина, всегда жившая достойно, скромно, а в последние годы еще и так несчастливо (трагически погиб ее муж — Пьер Кюри), обвиняется в разрушении чужих семейных уз. в том. что она совершенно открыто позорит имя, которое носит.

Не мое дело судить тех. кто дал сигнал к нападению, или рассказывать о том. с каким отчаянием и трагической неловкостью Мари старалась защищаться. Оставим в покое и журналистов, имевших наглость оскорблять беззащитную женщину в то время, как ее травили и терзали анонимными письмами, публично грозили ей насильственными действиями, когда сама ее жизнь подвергалась опасности. Позже некоторые из них приходили к Марии просить у нее прощения, с раскаянием и слезами… Но преступление свершилось: Мари была на краю самоубийства, сумасшествия, лишилась сил. ее сразила тяжелая болезнь.

Вспомним лишь один, наиболее гнусный, способ травли, которому подвергалась моя мать в этот тяжелый период своей жизни. Всякий раз. когда представлялся случай унизить эту единственную в своем роде женщину, как. например, в тягостные дни 1911 года не дать ученого звания, награды или забаллотировать на выборах в Академию, ей ставили в упрек ее происхождение: она была то полячкой, то немкой, то русской, то еврейкой, вообще иностранкой, явившейся в Париж с целью нечистым способом захватить высокое положение.

Но всякий раз. когда дарования Мари Кюри приносили честь науке, всякий раз, когда другая страна чествовала Мари, ее осыпали неслыханными похвалами, и в тех же газетах, подписанных теми же редакторами, ее называли "посланницей Франции", "чистейшей представительницей французского гения", национальной славой'. Однако и в этом случае так же несправедливо замалчивали ее польское происхождение, которым она гордилась».

Все, чему была свидетелем дочь Марии Кюри, говорит не только о поразительной зависти определенной части людей, окружавших ученую, но и о лицемерии тех. кто в свое время устраивал ее травлю.

ЗЛОСЛОВИЕ

Под злословием следует понимать легкомысленную придирчивость и склонность выставлять других на посмешище, насмехательство с целью позабавиться за счет их ошибок и недостатков. Это личностное качество не имеет ничего общего с шуткой, дозволительной в кругу друзей, когда смеются над вымышленными недостатками. Стремление же подвергать осмеянию действительные недостатки человека с целью лишить его заслуженного уважения, страсть к язвительным насмешкам — эти качества нужно классифицировать как серьезное нарушение долга уважения к другим людям. С этой точки зрения желание выведывать пороки других уже само по себе является оскорбляющим достоинство человека.

Злословие ранит троих: того, кто говорит, того, кто слушает, и того, о ком злословят. Половина людей находит удовольствие в том, чтобы злословить, а другая половина — в том, чтобы верить злословию.

К злословию примыкает не преследующая никаких определенных целей склонность распространять подрывающие уважение к другим слухи, непорядочные с точки зрения общечеловеческой морали. Умышленное распространение того, что умаляет честь другого, есть неуважение к человеку даже в том случае, если эти слухи и являются правдоподобными. Такие отношения между людьми, если они постоянно проявляются, бросают тень на все общество и порождают презрение к господствующему в этом обществе образу мыслей, притупляют моральные чувства. Долг порядочности — вместо того, чтобы давать волю злорадству и выставлять напоказ ошибки и недостатки других, набрасывать покров снисходительности на ошибки, не только смягчая суждения, но и даже замалчивая их.

Злорадство, представляющее собой прямую противоположность участливости, также не чуждо человеческой природе. В случае, если злорадство приводит к несчастьям и злу. мы расцениваем его как человеконенавистничество. В самой природе человека заложена способность сильнее чувствовать свое благополучие на фоне несчастья и позора других.

Психологически все дурное распространяется необыкновенно быстро, тогда как хорошее проникает в подсознание капля за каплей, поскольку этому препятствуют злоба и ненависть. Можно встретить массу людей, которые необыкновенно безучастны ко всему хорошему и не меньшее число таких, которые не решаются принять на себя защиту своих друзей.

Происходит это от того, что многие благородные душевные порывы подвергаются сомнению и критике со стороны тех людей, которые привыкли судить о других по себе. Этим объясняется, почему так редко можно встретить истинно справедливую и бескорыстную похвалу. Ведь чтобы достойно оценить чьи-либо качества, надо обладать ими самому, а это случается не часто.

Оценивая других, мы обыкновенно судим о них предвзято, к самим же себе относимся со снисхождением.

Великие люди всегда подвергались злословию и клевете чаще, чем другие. Так, Геркулес обвинялся в трусости, Сократ был объявлен развратителем нравов. Сципион — расхитителем казны. Монтескье — пустым болтуном. Многие произносят свои приговоры, даже не прочтя сочинения тех. кого они осуждают, руководствуясь только сплетнями да ходячей молвой. Вопрос: «А сами-то вы читали это произведение?» способен поставить подобного критика в весьма неловкое положение.

Нет почти ни одного человека из возвысившихся над толпой благодаря своим талантам или личностным качествам, о котором в обществе не ходила бы масса сплетен, направленных на то, чтобы унизить его и сделать смешным. Общественное мнение чаще всего складывается в результате стечения обстоятельств. Часто решающую роль играют рьяные крикуны. Всякий благоразумный человек должен быть благодарен тому, кто не побоится откровенно передать мнение, существующее о нем в обществе.

Практически каждый человек когда-либо ощутил укол клеветы и порой считал себя несчастнейшим из людей. Видимо, по этой причине многие испытывают некоторое удовлетворение в моменты «свержения с пьедестала» власть имущих. Человека утешает мысль, что и другим приходится пить из горькой чаши и что чужая репутация так же, как и его собственная, может подвергаться нападкам.

Кто слишком много внимания обращает на то, что о нем говорят, тот выказывает слабость своего характера и никогда не будет жить спокойно. Для человека не должно иметь значения, что о нем думают люди, которых он редко видит и плохо знает. Важно заботиться о том, чтобы приобрести и сохранить о себе доброе мнение окружающих.

Формирование и распространение слухов является непременным атрибутом любого общества. Слух представляет собой искаженную информацию, которая является результатом коллективного обсуждения. Иными словами, слух — это не только информация: он включает в себя определенную интерпретацию события и комментарии к нему.

Часто слухи несут позитивную информацию, хотя ее и трудно бывает проверить. Однако нередко они бывают преднамеренно клеветническими, ставящими перед собой цель опорочить оппонентов, а то и просто честных, преуспевающих в чем-то людей.

Слухи потому и распространяются с большой скоростью, что имеют важное значение для людей. Слух нередко интерпретирует ту информацию, которая Официально является недоступной, а потому люди, падкие на слухи, и стараются быстрее распространить их среди своих близких и знакомых. Способствуя разглашению секретов, высказыванию гипотез, слухи вынуждают официальные органы говорить о том. о чем в иных условиях они бы пожелали умолчать.

Позитивные слухи бывает очень сложно отличить от злонамеренных и клеветнических. Пусковым механизмом последних, как правило, служат интриги. Интрига — это преднамеренное нечестное действие, выгодное инициатору, которое вынуждает коллектив или отдельную личность к определенным поступкам и этим наносит им ущерб. Интриган руководствуется не только личной выгодой: от причиняемых другим людям бед и неприятностей он получает моральное удовлетворение, испытывает радость.

Интриги чаще всего очень тщательно продумываются и планируются и имеют свою сюжетную линию. Самый излюбленный инструмент из «джентльменского» набора мастера интриги — распространение слухов и сплетен, анонимные письма и звонки.

Интриги иногда провоцируются и должностными лицами: таким путем они хотят добиться личных выгод и удовлетворяют свою жажду властвовать над ситуацией.

Интриганы «плетут» свои сети тонко и скрытно. Особенно изощряются они. когда прибегают к распространению сплетен. Очень часто для таких целей используется недостаток информации. По этой причине опытный руководитель должен обладать тонкой интуицией и контролировать количество поступающей информации так. чтобы не было ее перенасыщения или, что более опасно, дефицита. Это особенно необходимо учитывать, когда речь идет о коренных интересах людей — при должностных перемещениях, при изменениях в финансовой сфере или в руководстве. Слухи, сплетни, досужие вымыслы получают обильную пищу при подозрениях в неслужебных связях или использовании служебного положения в личных целях. Пышно расцветают интриги и сплетни в атмосфере праздности и в среде незагруженных работой сотрудников.

Для нивелирования таких негативных явлений иногда бывает полезно преднамеренно дать людям возможность «эмоциональной» разрядки. Если чувства, особенно отрицательные, долго сдерживаются на уровне сознания (особенно у мужчин), то они загоняются в область подсознания, где их воздействие становится трудноуправляемым. Бывает достаточно малейшей искры в конфликтной ситуации для того, чтобы отрицательные эмоции бесконтрольно выплеснулись из глубины подсознания. При открытом же высказывании своих мыслей окружающим эмоциональное напряжение заметно снижается.

Любители сплетен обычно бывают лживыми и двуличными, наглыми и скрытными, самоуверенными и злыми на язык, трусливыми и навязчивыми. Они склонны выискивать у всех недостатки, вмешиваться в чужие дела, обвинять всех подряд и видеть в каждом потенциального соперника.

Сплетники любят распространять истории, которые часто приукрашивают, а то и просто-напросто сами придумывают. Это чрезвычайно суетливые существа, чье наивысшее удовольствие составляет подробный рассказ о несчастьях других. Собственная жизнь сплетников обычно бесцветна и малоинтересна. А ведь им просто необходимо быть замеченными, чувствовать собственную значимость. Сплетник настолько неуверен в себе и так страдает от низкой самооценки, что копается в чужом белье исключительно для того, чтобы почувствовать себя более сильным и могущественным. Он уверен, что, преподнося пикантную информацию, растет в глазах собеседника.

Имея дело со сплетником, надо постоянно помнить, что тот. кто увлеченно рассказывает вам о других, впоследствии расскажет им и о вас.

Иные сплетники могут превратить вашу жизнь в кошмар. Их способно остановить только сознание того, что вам очень хорошо известно, кто они и на что способны. В общении с ними целесообразно использовать способы открытого протеста, а в особо опасных случаях устраивать им скандал при свидетелях. В обычных условиях на них действуют усмиряюще слова: «Я не верю ни единому твоему слову» или «Меня это не интересует».

Нужно постараться, чтобы в вашей служебной деятельности рядом с вами не было сплетников, ибо они в состоянии разрушить вашу карьеру.

По своим личностным качествам близок к сплетнику подстрекатель. Это — завистливый и исполненный ненависти человек, придирчивый и подлый, мелочный и лживый, непочтительный и вздорный, хитрый смутьян, любящий манипулировать людьми.

Он всюду вмешивается в чужие дела и старается посеять рознь. Сам он обычно не лезет на рожон, а просто подстрекает других на неприятность, причем делает это умышленно и обдуманно. Чаще всего он изъясняется намеками, делая замечания типа: «Я уверена, что твой муж предан тебе до глубины души, тем не менее он не прочь провести вечерок со своей секретаршей».

Подстрекатель — паникер. Он испытывает приятное волнение, манипулируя другими, делая «из мухи слона», скрашивая таким образом свою жалкую жизнь. Провоцируя окружающих на неблаговидные поступки, такие люди являют собой большую опасность.

Клевета — оружие более ужасное, чем шпага, так как наносимые ею раны всегда неизлечимы.

Г. Филдинг

Много дружеских связей расторгнуто, много домов обращено в развалины — доверием к клевете.

Аукиан

Клевета — порок, обладающий необычными свойствами: стремясь умертвить ее, вы тем самым поддерживаете ее жизнь; оставьте ее в покое — и она умрет сама.

Т. Пейн

Не следует обижаться на человека, который, будучи мало знаком с нами, тем не менее отзывается о нас дурно: его нападки относятся не к нам, а к призраку, созданному его воображением.

Ж. Аабрюйер

Клевета — орудие зависти.

С. Сегюр

ВЫСОКОМЕРИЕ

Высокомерие — это порок личности, отказывающей окружающим в уважении, на которое каждый человек вправе законно претендовать. Его нужно отличать от гордости как любви к чести, то есть заботы о том, чтобы ни в чем не уронить своего человеческого достоинства перед другими.

Фактически высокомерие требует от других уважения, в котором со своей стороны им отказывает. Это личностное качество человека, который пользуется средствами, неизбежно приводящими к прямо противоположному результату: высокомерному тем более отказывают в уважении, чем более явно тот к нему стремится. Это очевидно само по себе. Не столь очевидным является то, что высокомерный человек в глубине своей души всегда подл. Измени ему счастье, и он не сочтет для себя оскорбительным раболепствовать перед другими, отказавшись от всякого уважения с их стороны.

Полагая, что он во всем выше других и все должны ему подчиняться, прислуживать, преклоняться перед ним, высокомерный человек считает: «То, что нельзя другим, — можно мне». Доминирующими эмоциями такого человека часто служат раздражение, гнев, презрение. В партнере он прежде всего оценивает возможность властвовать над ним, подчинить его себе. В окружающих он почти всегда воспринимает слабости и игнорирует достоинства. Жизненная задача высокомерного человека — постоянно вычислять и нейтрализовать людей, которые способны поставить под сомнение его мнение о себе. Он будет всегда искать привилегий, никогда не сознается в совершенной ошибке. Заметив ваш промах, он всегда злорадствует. В поступках других людей такой человек не допускает иных мотивов, кроме низких.

Высокомерные люди обычно стремятся занять командные общественные посты, и часто это им удается. Но надо сказать, что как раз данное обстоятельство им и вредит по-настоящему: постоянно командуя другими, такие люди все больше лишаются способности понять ту простую истину, что человек, занимающийся самоутверждением за счет других, тем меньше может наладить с окружающими простые и естественные человеческие отношения на равных, создав атмосферу доверия и сочувствия.

Надменность — родная сестра высокомерия. «Надменный сноб» всегда самовлюблен, претенциозен, заносчив, придирчив, назойлив и требователен, непочтителен и груб, постоянно претендует на роль первой скрипки. Хотя он и ведет себя так. будто поднялся выше всех, но в глубине души трепещет от неуверенности. Этот человек из кожи вон лезет, стремясь завязать знакомства с сильными мира сего, добиться хорошего местечка, ибо это. как ничто другое, возвышает его в собственных глазах.

Если вы не нужны ему. «надменный сноб» пройдет мимо, даже не взглянув в вашу сторону и не поздоровавшись.

Таким людям при общении нужно задавать побольше открытых вопросов, чтобы они поняли всю нелепость своих претензий к другим. Иногда им бывает нелишне сказать все. что вы о них думаете. Обычно они не ожидают такого поворота событий, и случившееся приводит их в замешательство. Общаться с надменными людьми вовсе не обязательно. Те, кто считают себя лучше вас. не заслуживают внимания.

Высокомерие чаще всего сквозит в поведении еще одного представителя «трудных» людей — всезнайки. Высокомерный всезнайка — это претенциозный, болтливый, язвительный, неискренний, эгоистичный, надменный, самоуверенный человек. Он напорист и назойлив, предосудителен и критичен, не ведает главного — как вести себя с людьми.

Хотя внешне кажется, что он имеет представление обо всем на свете, в действительности «всезнайка» совершенно не разбирается в людях. Иначе он не стад бы доказывать всем и каждому, как он умен и сколько информации помещается в его голове.

Этот человек говорит вам, а не с вами. Он обожает напыщенные речи и не замедлит отвергнуть любую вашу мысль. Снисходительный тон «всезнайки» заставляет собеседника чувствовать себя человеком второго сорта.

Еще одно излюбленное занятие «всезнайки» — загружать информацией. Обрушивая на вас поток информации, он старается завоевать уважение и признание. Поэтому чем добрее и спокойнее с ним себя вести, тем меньше он будет задаваться. При общении с подобными людьми бывает полезно применять способ открытого протеста. Заявите им, что вы уважали бы их еще больше, если бы они позволяли высказываться не только себе, но и другим. Спорить с ними невозможно, а вести содержательные беседы — и подавно.

ТЩЕСЛАВИЕ

Тщеславие — слово русского происхождения, дословно означающее тщетное, то есть незаслуженное прославление собственного имени. Это желание добиться почтения других к тому, что в действительности не составляет достоинство человека.

Тщеславие есть не что иное, как попытка получить громкую известность прежде, чем ее заслужили. Тщеславие лишает человека естественности и является яркой приметой посредственности.

Всякий человек себялюбив, тщеславный же в себя влюблен и, как влюбленный, обожает то, что другие не считают достойным внимания.

Для тщеславного человека проявление чужого тщеславия потому бывает несносно, что оно оскорбляет его собственное тщеславие.

Тщеславие заставляет иных людей предпочесть клевету молчанию; оно часто соседствует х; черной завистью.

Чрезмерное самомнение вынуждает нас подозревать окружающих в высокомерном к нам отношении. Человеку же скромному такая щепетильность чужда.

Найти тщеславного человека, считающего себя достаточно счастливым, так же трудно, как найти человека скромного, который считал бы себя чересчур несчастным.

Тщеславному человеку зачастую важно не мнение других, а его собственное мнение об их мнении.

Тщеславие иногда так глубоко коренится в сердце человека, что тот согласен даже лишиться жизни, лишь бы об этом говорили другие.

В каждом человеке ровно столько тщеславия, сколько ему не достает ума, поэтому тщеславие способно сделать счастливым лишь недалекого человека.

Тщеславие есть известная форма нескромности: это самолюбие, которое выказывается. Настоящая же скромность есть самолюбие, которое, наоборот, скрывается.

Чем больше людей собираются вместе, тем большее тщеславие они проявляют, поскольку стараются отличиться даже в мелочах.

Если гордость как бы делает людей выше, то тщеславие — лишь раздувает их.

Человеку, который любит много говорить о себе, трудно бывает избежать тщеславия. Каждому свойственно говорить о том, в чем ему желаннее всего добиться всеобщего признания. По этой причине легко можно распознать в человеке предмет его тщеславия.

Нужно проявлять снисходительность к чужому тщеславию. Если мужчине хочется, чтобы его считали умнее, чем он есть на самом деле, а женщине — чтобы ее считали красивее, то, потакая им в этом, вы сделаете их своими друзьями. Если же стараетесь вывести их из этого заблуждения (притом напрасно), то сделаетесь их врагами.

Как правило, тщеславие характерно для людей, обладающих чрезмерным желанием славы.

Из всех чувств, тиранящих душу, нет более пагубного, более враждебного для человечности и более сомнительного для спокойствия, чем необузданное тщеславие и преувеличенное желание ложной славы. Тщеславие подобно лестнице, источенной шашелем, но покрытой лаком: она имеет обыкновение ломаться и ниспровергать вас вниз, когда вы уже находитесь на верхней ступеньке.

Тщеславие легче овладевает мелкой и недостойной душой. Тщеславие же человека умного и порядочного заключается в том, чтобы выделиться среди других своим добрым именем и быть ценимым за свои знания, правдивость и благородство — качества, которые нигде не могут быть куплены, а могут быть приобретены только теми, у кого ясная голова и доброе сердце.

Тщеславие сначала нас ослепляет, потом побуждает возвыситься именно вследствие нашего ослепления. Но стоит только достигнуть вершины тщетной славы, чтобы почувствовать себя в бездне несчастья, ибо тогда желать больше нечего, но бояться можно всего.

Тщеславный человек является слугой многих господ: он зависит от всех, кто способен помочь его возвышению. Желание власти оправдано только в том случае, если приобретенная власть направлена на то, чтобы нести добро своим подопечным.

В действительности же все выглядит иначе. Гордость и невежество многих людей побуждает их добиваться власти ради власти. Чтобы убедиться в ошибочности такой точки зрения, стоит только присмотреться поближе к достоинствам людей, достигших власти, и спросить себя, согласились бы вы обладать ею при таких же условиях и в той же обстановке. Большинство людей, несомненно, ответит отрицательно.

Хотя многие тщеславные люди втайне сокрушаются о своем ничтожестве, однако занимаемое ими положение в обществе льстит их самолюбию настолько, что они готовы любой ценой сохранить приобретенную власть.

Тщеславие в некотором смысле перекликается с честолюбием, характерным для людей, стремящихся достичь достойного их положения.

Честолюбие подобно желчи: оно способствует проявлению в людях живости, проворства и рвения в делах, если не преграждать ей выхода. В противном случае она перегорает, обращаясь в губительный яд.

Многие думают, что путь к счастью состоит в постоянном возвышении над другими людьми. Мудрость же говорит об ином: предпочитай спокойствие шуму, простоту — вычурности, прочность — блеску.

Как известно, жизнь жестоко обошлась с художником Рембрандтом. На грани полного разорения ему некоторое время пришлось жить на постоялом дворе. Вот как описывает Тейн де Фрис мысли художника в этот тяжелый для него период:

«Рембрандт стоял у окна. Он не замечал ни пронизывающего ночного холода, ни влажной серебристой пыли, которую сырость оставляла на грубой ткани его рабочего халата.

Он провел рукой по волосам: где же его прежний ореол великого мастера? Он горько рассмеялся… Но эта горечь была недолгой, она лишь поверхностно коснулась его души, как дыхание касается зеркала.

Жизнь его всегда была очень бурной и полной. Он забрался слишком высоко, стремясь с самого неба достать плоды прекрасного. И рухнул с высоты на мрачную и гнусную землю; его завистники ныне празднуют свою победу. Он получил урок. Подняться можно лишь раз в жизни. В пятьдесят лет нечего рассчитывать на благосклонность изменчивой судьбы. Он на многих примерах убедился: кто падает, тот уже не поднимается.

Он знал, что ему следует забыть свое блестящее прошлое, свою мечту о счастье. И все же почему честолюбие, спутник его юности, и ныне не оставляет его в покое? Честолюбие, которое некогда погнало его, юношу, почти мальчика, в Амстердам, которое побудило его с дерзкой самонадеянностью добиваться руки дочери аристократа, советника принца Оранского, честолюбие, «второе склоняло его вести жизнь на широкую ногу и рождало фантазии, по своей силе превосходящие его талант…»

Тщеславие есть самое естественное свойство людей, и вместе с тем оно-то и лишает людей естественности.

Л. Вовенарг

Глупость и тщеславие — неразлучные подруги.

П. Бомарше

Тщеславие — страшная сила, действующая внутри нас и против нас же самих.

В. Гюго

Мудрость желает одобрения лишь для того, чтобы убедиться, что она поступила хорошо; тщеславие требует похвал.

П. Буаст

Самая могущественная страсть — тщеславие. Спаси меня от этой страсти, и я сам избавлюсь от остальных.

Р. Шеридан

склонность К ВСПЫЛЬЧИВОСТИ И ГНЕВУ

Гнев можно назвать безумным увлечением оскорбленной гордости. В проявлении гнева обнаруживается слабость духа, мстящего оскорблением за недостаток собственного здравого смысла. Впрочем, иногда он является проявлением дурной привычки, нетерпения, излишка впечатлительности или обманутого расчета, причем в последнем случае предающийся гневу совершенно ошибочно полагает с помощью злости приобрести то, чего нельзя было добиться более спокойным, рассудительным путем.

Есть люди, которые сердятся от скуки. В этом случае они похожи на зрителей трагедии, всегда предпочитающих бурное течение событий спокойному. Предаваясь порывам гнева, они думают прогнать гнетущую их тоску. В гневе такие люди имеют возможность поговорить о себе, пожаловаться на судьбу, принизить окружающих, подчеркнуть свое значение и силу.

Примечательно, что люди вспыльчивые, предающиеся гневу скорее других, обыкновенно бывают людьми очень уживчивыми и обладающими вполне добрым сердцем. С ними нужно только уметь правильно обращаться и не принимать к сердцу их выходок, которые, по большей части, безвредны. Дайте такому человеку высказаться до конца, а затем сделайте вид, что вы оскорблены, но, впрочем, в умеренной степени, чтобы не обидеть презрением, и вы увидите: он первым раскается в своем поступке. Браните вспыльчивых не столько за суть их чувств, сколько за форму, в которую они их облекают; обратите в смех причину их гнева; вверните в обсуждение вопроса остроумную шутку или тонкую лесть и тогда, уловив миг, когда разбушевавшаяся желчь несколько уляжется, вы наверняка приведете гневающегося к чистосердечному осознанию собственной несправедливости, что бывает гораздо труднее достичь, если человек сердится хладнокровно.

Впрочем, этот прием, очень удобный и эффективный в отношении людей, к которым мы равнодушны, становится гораздо более затруднительным, если приходится иметь дело с близким для нас человеком, чьи беды и горе, даже выражающиеся в оскорбительном тоне, нас более печалят, нежели сердят.

Проявление гнева редко бывает полезным. Напротив, один какой-либо его порыв нередко влечет раскаяние на долгие годы. Гнев относительно людей, стоящих ниже нас, неблагороден; с равными — он опасен; с занимающими более высокое положение — он смешон. Не случайно старая пословица гласит: «Ты сердишься, — значит, ты не прав».

Гнев, способствующий усиленному разлитию желчи, вреден для здоровья, особенно для кровообращения и деятельности нервной системы. Еще Марк Аврелий отмечал, что «разлитие желчи искажает мало-помалу лицо до потери всякой красоты». Впрочем, все дурные страсти действуют подобным же образом. Изменяя к худшему черты лица, они тем самым как бы предостерегают других людей и заставляют быть настороже. Не случайно по этой причине к одним мы испытываем влечение, а к другим — антипатию.

Итак, все доводы говорят в пользу необходимости сдерживать порывы вспыльчивости и гнева, увлекающие нас за границы рассудка. Нет лучшего средства расположить в свою пользу людей, как показывая им пример умения достойно отвечать учтивостью на грубость, спокойствием — на заносчивость, рассудительностью — на дерзость. Если мы не уверены, что слова наши приведут к желанной цели, то лучше и достойнее будет промолчать вместо того, чтобы проявлять гнев и несдержанность.

Каждый знает, что всякая привычка укрепляется тренировкой. Верно и обратное: если перестанешь делать то, к чему привык, то и сама привычка исчезает. То же самое происходит и со способностями души: когда человек сердится, он укрепляет в себе привычку к гневу — подкладывает дрова в огонь. Наши душевные недуги, злые помыслы и желания таким путем и укрепляются. Если не хочешь приучать себя к гневу и злобе, не давай этой привычке разрастаться.

Наиболее опасна форма вспыльчивости, проявляемая у скрытных людей. Они долго держат в себе все обиды, копят их, а затем обрушивают свой гнев в тот момент, когда вы ничего не подозреваете и считаете, что все идет нормально. Такие люди похожи на дремлющий, но смертоносный вулкан.

Когда «дремлющий вулкан» находится рядом с вами, никогда не знаешь, чего от него можно ожидать. В сущности, его можно сравнить с миной замедленного действия. В обычной обстановке он кажется чрезвычайно сдержанным, спокойным, улыбчивым, сердечным. Умиляясь его мягкости и кротости, можно подумать, будто он не способен ни на что плохое.

Затем неожиданно происходит извержение: пепел и лава летят во все стороны. Поводом для этого способна стать самая неприметная мелочь, например, вы не так посмотрели, не то сказали. «Вулканы» ничего не забывают и немедленно приходят в состояние «боевой готовности», как только обиды и раздражение переполняют чашу их терпения.

АГРЕССИВНОСТЬ

Агрессивность подразделяют на две разновидности — оборонительную и деструктивную, или злонамеренную. Оборонительная агрессивность, чаще всего направленная на достижение жизненно важных целей, характерна в равной мере как для человека, так и для животных. Деструктивная же агрессивность является исключительно прерогативой человека.

Оборонительная агрессия служит фактором биологической адаптации. Мозг животного запрограммирован так, чтобы мобилизовать все наступательные и оборонительные импульсы в случае угрозы его жизненным интересам. Например, когда животное лишают жизненного пространства или ограничивают ему доступ к пище, сексу или когда возникает угроза для его потомства, вся его энергия направляется на то, чтобы устранить опасность. В большинстве случаев животное спасается бегством, либо нападает или принимает явно угрожающую позу. Цель оборонительной агрессии состоит не в разрушении, а в сохранении жизни. Если цель достигается, то исчезает и агрессивность со всеми ее эмоциональными проявлениями. Животные не в состоянии чувствовать и проявлять привязанность, если заблокированы соответствующие каналы, дающие хотя бы частичный выход агрессивности.

Так же филогенетически запрограммирован и человек: на угрозу его жизненным интересам он отвечает либо атакой, либо бегством. Конечно, у человека агрессивная реакция может быть обусловлена моральными, религиозными или другими наслоениями. Вероятно, оборонительной агрессией можно объяснить большую часть воинственных проявлений человека. В структуре мужской личности направленная на достижение цели агрессивность — одно из важных качеств, необходимое, например, хирургу во время операции, альпинисту при восхождении на крутую скалу, без него немыслимы и многие другие жизненные ситуации. Это же качество необходимо и при встрече с врагом.

Эксперименты с инъекцией мужских гормонов животным свидетельствуют об усилении их бойцовских качеств, а следовательно, и чувства ярости и желания напасть. Мужские гормоны усиливают волю животного к самоутверждению и достижению любых целей, в том числе и враждебных, если таковые обусловлены какими-то мотивами. Между мужественностью и агрессивностью, направленной на самоутверждение, существует сложная система связей.

Клиническое подтверждение получил следующий факт: тот, кто беспрепятственно может реализовать свою агрессию самоутверждения, в целом ведет себя гораздо менее враждебно, нежели тот, у кого отсутствует качество целеустремленной наступательности. А причины этого просты. В случае оборонительной агрессии, представляющей собой реакцию на угрозу, человек, который не встречает препятствий для активного самоутверждения, менее подвержен страхам и потому реже оказывается в ситуациях, на которые приходится отвечать агрессивными действиями.

Можно утверждать, что нейронное обеспечение оборонительной агрессии более или менее одинаково у человека и у животного, хотя и не совпадает полностью, поскольку зоны, связанные с агрессией, являются частью целостной системы головного мозга, а у человека эта система с большими полушариями и огромным количеством нервных связей существенно отличается от мозга животного. Животное воспринимает как угрозу только явную опасность, хотя и делает это более остро за счет врожденных инстинктов и развитых органов чувств. Человек же, обладающий даром предвидения и фантазией, реагирует не только на сиюминутную угрозу, но и на возможную угрозу в будущем.

Человек позволяет себя уговорить, убедить, допускает, чтобы им руководили, манипулировали. Благодаря этому он способен видеть опасность там, где ее на самом деле и нет. Так начинались многие войны, ибо они подготавливались пропагандистским нагнетанием угрозы, в результате чего у людей мобилизовались нормальные биологические механизмы, направленные на защиту от угрозы.

Сфера жизненных интересов у человека шире, чем у животных, и ему для выживания нужны не только физические, но и психические условия. Круг же последних непомерно широк, начиная от объектов почитания, идеологии и кончая религией и художественно-эстетическими ценностями. Поэтому поводов для проявления оборонительной агрессии у человека множество. Любое покушение на объект привязанности обычно вызывает такую же реакцию, как если бы речь шла о покушении на саму жизнь.

На разных этапах жизни каждого человека встречается много потаенных желаний или влечений, которые по разным причинам не могут быть не только реализованы, но даже преданы гласности. Чаще это желания личного характера, связанные с интимными отношениями. Возможно, в случае их оглашения человека страшат унижения или возможные наказания или он боится потерять чью-то любовь или уважение. Более того, он сам себе часто не хочет признаться в этих влечениях, боясь снизить свою самооценку. В результате они из области сознания попадают в подсознательную сферу и глубоко запечатлеваются там. Когда кто-то пытается вытащить «на свет Божий» вышеназванные влечения, то это становится серьезным источником оборонительной агрессии. Человек может уклониться от обсуждения болезненной для него темы, почувствовать усталость, сонливость, он может не явиться на встречу или даже «выйти из себя», во всю силу проявив свой гнев.

В обыденной жизни мы встречаемся с массой таких примеров. Все знают, сколь гневной бывает реакция матери, когда ей говорят, что она держит своих детей под крылом не из любви, а ради своего чувства обладателя и повелителя. Или если политическому деятелю заявить, что за его политическими убеждениями стоят корыстные цели. Чаще всего затрагивание вопроса о мотивационной сфере поведения других людей ведет к нарушению правил вежливости — очень важной функции, предназначенной для сдерживания агрессивности. Во все времена те, кто говорил правду об определенном режиме, подвергались преследованиям разгневанных властей, причем даже в тех случаях, когда они не представляли реальной угрозы для существующего строя. Только тот человек, который сам пережил процесс осознания потаенных, ранее вытесненных в подсознание влечений или желаний, знает, какое при этом возникает в душе чувство смятения.

Поскольку оборонительная агрессия — это реакция на угрозу жизненным интересам человека, то изменить ее биологическую природу невозможно, а можно только смягчить путем уменьшения числа реально провоцирующих ее факторов. Главное условие состоит в том, чтобы устранить из жизни взаимные угрозы как отдельных лиц, так и групп и целых народов. Последнее зависит от материальных условий жизни: они должны обеспечивать людям достойное существование и исключать, или, во всяком случае, делать непривлекательным стремление к господству одних групп людей над другими. В современном мире такая задача настолько сложна, что самые лучшие намерения разбиваются о стену преград.

Человек — единственное живое существо, способное уничтожать себе подобных без всякой для себя пользы и выгоды. Только человек подвержен влечению мучить и убивать и при этом способен испытывать удовольствие. Это одна из страстей, которая в отдельных культурах или у отдельных индивидов доминирует, а у других отсутствует вовсе. Природа этого феномена достаточно сложна.

Начиная с древних времен было принято думать, что в человеке есть нечто такое, что составляет его сущность, его природу. Однако совсем недавно эти традиционные воззрения были поставлены под сомнение, поскольку изучение истории показало, что современный человек чрезвычайно отличается от человека более ранних эпох. Сейчас доказано, что человек рождается как чистый лист бумаги, на котором культура наносит свои отметины. Мнение о неизменности человеческой природы отвергнуто еще и потому, что этой позицией часто злоупотребляют для оправдания неблаговидных деяний: защита рабства в средние века, стремление представить жадность, соперничество, эгоизм, ложь, насилие и даже убийство как врожденные черты характера.

Одной из форм деструктивной агрессивности является садизм, основу которого составляет страсть или жажда власти, абсолютной и неограниченной власти над живым существом. Заставить кого-то испытать боль и унижения, когда этот кто-то не имеет возможности защищаться, — это проявления абсолютного господства. Если у человека в обыденной жизни нет радости, то ощущение абсолютной власти над живым существом, чувство своего могущества создает иллюзию возможности преодоления преград. По своей сущности садизм — это превращение немощи в иллюзию всемогущества, иными словами — это духовное уродство.

Однако, не надо думать, что любая ситуация, где человек облечен неограниченной властью над другими, обязательно дает проявление садизма. Даже при благоприятных условиях сама структура личности многих людей препятствует его формированию. Все дело в интенсивности садистских наклонностей в характере каждого человека. В частности, человека с жизнеутверждающим характером трудно совратить властью.

Есть много людей, в характере которых можно обнаружить садистские черты, но которые тем не менее сохраняют уравновешенность в большинстве жизненных ситуаций. Нередко внутренний конфликт между двумя альтернативными тенденциями — жаждой власти и стремлением к жизнеутверждению — приводит к особо острому неприятию садизма, к формированию «аллергической» реакции на любые виды насилия и жестокости.

Садистские черты характера нельзя понять, если рассматривать их изолированно от всей личности. Для садиста все живое должно быть под контролем. Живые существа становятся вещами. Вернее говоря, живые существа превращаются в дрожащие, пульсирующие от страха объекты обладания. Их реакции навязываются им теми, кто ими управляет. Садист хочет стать хозяином жизни других и поэтому для него важно, чтобы его жертва сохранилась живой. Именно это отличает садистов от некрофильно-деструктивных людей, которые стремятся растоптать саму жизнь и умертвить свою жертву.

Другая черта характера садиста состоит в том, что для него стимулом бывает всегда только слабое существо и никогда — сильное. Он боготворит могущественного и в то же время презирает слабого, не умеющего защищаться, и требует от него абсолютного повиновения.

Садистский характер боится всего того, что ненадежно и непредсказуемо, что сулит неожиданности, которые потребуют от него нестандартных решений и действий. И поэтому он боится самой жизни. Поскольку любовь тоже непредсказуема, садист способен «любить» только при условии своего господства над другим человеком, то есть будучи уверенным в неограниченной власти над предметом своей любви. Все чужое, новое представляет для него некоторый интерес, но одновременно вызывает страх, подозрительность и отрицание, ибо требует живых человеческих реакций и неординарных решений.

Еще один важный элемент синдрома садизма — трусость и готовность подчиняться. Это вполне закономерно, поскольку человек становится садистом оттого, что чувствует себя неспособным к настоящей жизни. Он пытается компенсировать этот дефект тем, что приобретает огромную власть над людьми и тем самым превращается в кумира того червя, каковым сам себя чувствует. Он мучит других, но в сущности сам остается несчастным, одиноким и полным страхов человеком, который испытывает потребность в том, чтобы подчиняться более мощной власти.

Факторы, способствующие развитию садизма, — это все те обстоятельства, которые дают ребенку или взрослому ощущение пустоты и беспомощности. Ребенок, не склонный к насилию, способен стать садистским подростком или взрослым, если появятся новые обстоятельства, вызывающие страх. В зависимости от темперамента ребенка страх перед наказанием может стать доминирующим моментом в его жизни. Его чувство целостности способно постепенно надломиться, а чувство собственного достоинства — рухнуть.

Другой фактор, приводящий к утрате жизненных сил, связан с ситуацией душевного обнищания. Если ребенок не получает положительных стимулов, если живет в безрадостной атмосфере черствости и душевной глухоты, то он внутренне «замирает». И тогда в его душе поселяется чувство отчаяния и полного бессилия, ведущее к формированию садистского характера.

Деструктивная агрессивность проявляется в людях непрофильного характера. Понятие «некрофилия» (любовь к мертвому) распространяется на два типа явлений. Сексуальная некрофилия — страсть к совокуплению или иному сексуальному контакту с трупом. Несексуальная некрофилия — желание находиться вблизи трупа, разглядывать его, прикасаться к нему и, наконец, специфическая страсть к расчленению мертвого тела.

Влечение к мертвому наиболее ясно обнаруживается в снах некрофилов. Специфические действия людей, свидетельствующие о наличии у них черт некрофильного характера, выражаются, например, в желании ломать или рвать на мелкие кусочки то, что попадается под руку: цветы, карандаши, черновики и т. п. Еще более ярко эта черта проявляется, когда человек обращает свой гнев на какое-либо творение рук человеческих (мебель, посуду, драгоценные украшения). Самые крайние случаи такого вандализма случаются в музеях, когда человек вонзает нож в холст или в самого себя перед картиной соответствующего содержания. Некрофильный характер способен проявляться в убеждении, что единственный путь разрешения проблем и конфликтов — насилие.

Некрофил реально воспринимает только прошлое, но не настоящее, а тем более будущее. Некрофила можно распознать и по мимике: он практически не умеет смеяться, имеет маскообразное лицо. Ему недоступен нормальный, свободный, облегчающий душу смех, его улыбка вымучена, безжизненна. Такие люди не умеют одновременно говорить и улыбаться, ибо их внимание сосредоточено на чем-то одном. Они отличаются также серым цветом лица.

Патологически некрофильные личности представляют большую опасность для окружающих. Это — человеконенавистники, расисты, поджигатели войны, убийцы, потрошители, сексуальные маньяки. Из их рядов выходят палачи и киллеры. Без них не могла бы возникнуть ни одна террористическая группировка.

Оглавление книги

· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 2.275. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз