Книга: Хирургия поджелудочной железы у детей

Навигация: Начало     Оглавление     Поиск по книге     Другие книги   - 0

<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

Травматический панкреатит

Травматический панкреатит является самым частым осложнением при повреждении pancreas (H. А. Розанова, О. А. Гуревич, И. Н. Жилина, 1965; В. А. Асташкин; Sumner, Hurlbut, 1972, и др.). Имея сравнительно большой опыт лечения больных с травмой поджелудочной железы, мы смогли отметить, что по клиническому течению, дифференциально-диагностическим особенностям и исходам лечения травматический панкреатит отличается от так называемого идиопатического.

В результате травмы в поджелудочной железе возникают все изменения, свойственные панкреатиту (отек, геморрагическое пропитывание, некроз). Выраженность этих изменений зависит от характера повреждения и своевременности специфической терапии. По нашим данным, при отсутствии лечения панкреатит развивается после травмы в течение первых 24—48 ч вне зависимости от степени поражения pancreas.


Если лечебные мероприятия проводятся достаточно полно, то панкреатит при легкой травме (ушиб, подкапсульная гематома) может не развиться.

Отсутствие сведений о травме живота создает значительные трудности при диагностике травматического панкреатита. У детей подобные ситуации возникают относительно часто из-за сложности сбора анамнеза. Иногда родители не придают значения травме и длительное время не обращаются за медицинской помощью, что не позволяет врачу выявить специфические симптомы начального периода травматического панкреатита. В таких случаях ребенка направляют в больницу с диагнозом «острый живот» при уже развившейся клинической картине перитонита.

Клиническая картина. При поступлении в ранние сроки после травмы ребенок жалуется на нестерпимые боли в эпигастральной области, частую рвоту. Он неадекватно реагирует на окружающую обстановку. Кожные покровы бледные, пульс частый, ритмичный. Температура "тела нормальная. Живот правильной формы, участвует в акте дыхания, мягкий, при пальпации слегка болезненный в верхних отделах слева (реже справа над пупком). В таких случаях диагноз обычно остается неясным и больного помещают в клинику для наблюдения. В последующие часы боли в животе уменьшаются по интенсивности, но общее состояние заметно ухудшается. Рвота становится непрерывной, появляется тахикардия, тоны сердца приглушены. Язык обложен коричневатым налетом. Может неотчетливо определяться жидкость в отлогих местах живота. Мышцы передней брюшной стенки напряжены. Симптом Щеткина—Блюмберга положительный. Перкуссия верхних отделов живота и поясничной области слева резко болезненна. Диурез значительно снижен. В анализах крови лейкоцитоз до 20 • 103—30-Ю3, нейтрофилез со сдвигом лейкоцитарной формулы влево. В биохимических анализах крови гипокалиемия, гипонатриемия и гипокальциемия. Незначительное возрастание активности трансаминаз и гиперамилаземия. В анализах мочи микрогематурия, следы белка. Выявляется стойкий подъем амилазы мочи (256—512 ЕВ).

На обзорных рентгенограммах брюшной полости видны растянутые петли тонкой и толстой кишки с множественными горизонтальными уровнями, что соответствует картине тяжелого пареза кишечника. Свободный газ в брюшной полости не определяется.

Девочка Е., 13 лет, поступила в больницу 16/Ш 1973 года через 4 ч от начала заболевания. Жалобы на резкую боль в эпигастральной области, которая появилась после занятий на уроке физкультуры. Была двухкратная рвота. Травму отрицает. Анамнез жизни без особенностей. Общее состояние при поступлении расценено как средней тяжести. Девочка стремится принять полусидячее положение. Бледная. Отмечается некоторая иктеричность склер. Со стороны органов кровообращения и дыхания — без патологии. Живот не вздут, мягкий во всех отделах, болезненный в эпигастрии слева. Симптомы раздражения брюшины отрицательные.

На рентгенограмме брюшной полости определяется скудное количество газа в кишечнике. В анализе крови — лейкоцитоз 12,3 - 103. В анализе мочи единичные эритроциты. Амилаза мочи — 64 ЕВ. Девочка госпитализирована с диагнозом: острый аппендицит? острый гастрит? прободная язва желудка? В течение 12 ч ребенок получил внутривенно 400,0 мл жидкости (глюкоза 10%—300,0, гемодез—100,0), сделана околопочечная блокада, после которой боли несколько уменьшились. Стул после клизмы нормальный. Диагноз острого аппендицита был исключен. Появилось подозрение на кишечную инфекцию.

Больная переведена в инфекционное отделение. Однако через 18 ч боли возобновились. Рвота повторная с примесью зелени. При осмотре хирургом отмечено вздутие живота, болезненность при пальпации во всех отделах, напряжение больше сверху. Симптом Щеткина — Блюмберга положительный. Девочка сообщила, что на уроке физкультуры упала с высоты около 2 м и ударилась животом. Поставлен диагноз ушиба живота с повреждением внутренних органов. Взята на операцию через 30 ч с момента поступления. По вскрытии брюшной полости выделилось значительное количество геморрагического содержимого. На кишечнике множество бляшек стеатонекроза. Селезенка темно-багрового цвета, сосуды не пульсируют. Хвост поджелудочной железы зеленовато-серого цвета, покрыт фибрином, тело и головка железы отечны, малый сальник наполнен геморрагической жидкостью. Произведена дистальная резекция хвоста pancreas и удаление селезенки. Брюшная полость тампонирована через отдельный разрез в левой поясничной области. Послеоперационный диагноз: травматический панкреатит с некрозом хвоста поджелудочной железы, тромбоз селезеночных сосудов. Послеоперационное течение тяжелое. Выздоровление.

Дифференциальный диагноз чаще всего проводят с острым аппендицитом при атипичном расположении червеобразного отростка или у детей младшего возраста. Помогает уточнить истинный характер заболевания неоднократное определение амилазы крови и мочи.

Перитонит, возникший в результате перфорации полого органа (дивертикулит, язвенный энтерит, инородное тело желудочно-кишечного тракта и др.), в отличие от панкреатита протекает более остро, с ранним появлением напряжения мышц передней брюшной стенки и других перитонеальных симптомов. Рентгенологически определяется свободный газ в брюшной полости.

Тяжелые формы кишечной инфекции (преимущественно сальмонеллезной) часто протекают с болями в животе слева, рвотой. Отмечается бледность кожных покровов и иктеричность склер. Однако при этом превалируют симптомы интоксикации, а пальпация живота не выявляет постоянных и сильных болей, нет симптомов раздражения брюшины. Помогает в уточнении диагноза определение амилазы крови и мочи и результаты бактериологического исследования кала.

Дифференциальный диагноз с левосторонним паранефритом проводят на основании лабораторных данных. Для этого заболевания характерна пиурия, и в отличие от панкреатита никогда не бывает стойкого повышения амилазы крови и мочи. Облегчает диагноз наличие в анамнезе данных о травме. Нарастание симптомов со стороны живота заставляет предположить повреждение органов брюшной полости, а подъем амилазы указывает на развивающийся травматический панкреатит.

Травматический панкреатит после оперативного вмешательства по поводу повреждения поджелудочной железы обычно развивается в первые 2—3 сут, несмотря на проводимую специфическую терапию. Общее состояние ухудшается, ребенок высоко лихорадит (38—39°), бледный, отмечаются повторные рвоты. При зондировании желудка выделяется до 1 л и более застойного содержимого. Язык сухой, обложен бело-коричневым налетом. Глаза запавшие. Пульс частый, мягкий. Артериальное давление может быть снижено, но чаще . нормальное. Тоны сердца приглушены, выявляется систолический шум на верхушке, аритмия. В легких хрипов нет, дыхание прослушивается с обеих сторон, ослаблено. Живот вздут в верхних отделах, пальпация болезненна, неотчетливые перитонеальные симптомы по всей поверхности, но более выражены в эпигастрии, при перкуссии — тимпанит, умеренное притупление перкуторного звука в отлогих частях. Отчетливо свободная жидкость в брюшной полости не определяется. Мочеиспускание редкое, количество выделенной мочи резко уменьшено. В анализах крови — лейкоцитоз, сдвиг неитрофильнои формулы влево. Биохимические исследования показывают гипокалиемию, ацидоз (иногда алкалоз), повышенные цифры прямого билирубина, трансаминаз (до 200—300 ед.), гиперамилаземию. В моче выявляется увеличение амилазы до 128—512 ЕВ. На обзорных рентгенограммах брюшной полости определяются раздутые петли кишечника.

В редких случаях панкреатит развивается на 8—9-е сутки после травмы при сравнительно благополучном течении послеоперационного периода. Это связано с недооценкой течения процесса в pancreas и снижением интенсивности противовоспалительного и специфического лечения при тяжелой степени повреждения поджелудочной железы. Панкреатит проявляется ухудшением общего состояния. У ребенка вновь возникают боли в эпигастрии, рвоты застойным содержимым, быстро нарастают симптомы обезвоживания. Газы отходят плохо, может присоединиться жидкий обильный стул. Объективно — живот вздут в эпигастрии, при пальпации отчетливая болезненность в верхних отделах, здесь же можно отметить резистентность мышц передней брюшной стенки. В анализах крови — нарастание лейкоцитоза со сдвигом неитрофильнои формулы влево. Амилаземия и амилазурия. На рентгенограмме брюшной полости, произведенной в вертикальном положении ребенка, в верхних отделах слева отмечается несколько раздутых петель тонкой кишки с уровнями жидкости.

Дифференциальный диагноз травматического панкреатита, возникшего остро в первые 2—3 сут после операции по поводу повреждения поджелудочной железы, проводят с внутрибрюшным кровотечением. Это осложнение, в отличие от панкреатита, сопровождается нарастающей анемией, появлением свободной жидкости в отлогих местах живота. Кроме того, при возникшем вторичном кровотечении обычно отмечаются обильные кровянистые выделения из дренажной трубки, оставленной в брюшной полости при операции по поводу травмы pancreas. Развитие или обострение травматического панкреатита в более поздние сроки после операции дифференцируют с ранней спаечной непроходимостью. Однако последняя проявляется приступообразными болями в животе, характерными внешними симптомами (асимметрия живота, видимая перистальтика и др.), отсутствием стула, задержкой газов, типичной рентгенологической картиной. В ряде случаев дифференциальная диагностика бывает затруднена и тогда, кроме обычных мероприятий, проводимых при спаечной непроходимости (промывание желудка, сифонные клизмы, перидуральная анестезия и др.), назначают специфическую для панкреатита терапию (максимальные возрастные дозы контрикала, атропин, парентеральное питание и др.).

Отсутствие эффекта от проводимого консервативного лечения в течение 6—12 ч является показанием для повторного оперативного вмешательства.

Мальчик В., 5 лет, оперирован 15/IV 1975 года по поводу повреждения хвоста поджелудочной железы, разрыва селезенки. Послеоперационное течение гладкое. На 7-е сутки удален дренаж и тампоны. Получал питание с ограничением жиров, антибактериальную терапию. Температура тела нормализовалась. На 9-е сутки течение основного заболевания осложнилось появлением частых рвот, болей в животе, вздутием его верхних отделов, задержкой газов и стула. В анализах крови симптомы сгущения, лейкоцитоз— 18-Ю3. Амилаза крови 25 ед., амилаза мочи — 256 ЕВ. На рентгенограмме брюшной полости в вертикальном положении видны раздутые петли тонкой кишки с уровнями жидкости. При осмотре ребенка под наркозом патологические образования не пальпируются. Заподозрена ранняя спаечная непроходимость, но нельзя было исключить обострение панкреатита. Больному назначен контрикал в дозе 2,6 тыс. ед./кг массы тела, жидкостная терапия, поставлен вновь катетер в перидуральное пространство для проведения продленной анестезии. После сифонной клизмы получен скудный стул. В результате лечения через 6 ч состояние заметно улучшилось. Боли прекратились, рвота не повторялась, был несколько раз стул, отошли газы. Амилаза крови и мочи постепенно снизилась до нормы.

В дальнейшем течение заболевания без осложнений, выписан на 18-е сутки с момента операции. Осмотрен через 2 года — здоров.

Лечение. Нарастание перитонеальных симптомов при недиагностированном повреждении поджелудочной железы обычно связывают с воспалением червеобразного отростка (Bedacht, 1961) и оперируют ребенка с диагнозом острого аппендицита. По вскрытии брюшной полости выделяется большое количество геморрагического содержимого. Отросток не изменен, а на петлях тонкой кишки и брыжейке выявляют пятна стеатонекроза. Анализ выпота из брюшной полости может показать высокие цифры концентрации амилазы (у одного ребенка мы получили повышение амилазы экссудата до 256ЕВ). Проба с просветлениемрентгеновской пленки чаще бывает положительной. Подобные операционные находки указывают на панкреатит и позволяют заподозрить повреждение pancreas. В таких случаях разрез в правой подвздошной области ушивают наглухо (у девочек перед этим производят ревизию органов малого таза). Затем производят верхне-срединную лапаротомию и тщательно ревизуют поджелудочную железу. Дальнейший ход операции зависит от найденных изменений.

Посттравматический панкреатит, возникающий после оперативного лечения травмы pancreas, требует усиления специфической терапии. При этом дозы антиферментов доводят до 2—2,5 тыс. ед. на 1 кг массы тела ребенка. Контролируют уровень нахождения катетера в перидуральном пространстве, корригируют объемные и электролитные нарушения гомеостазиса. Желательно проведение локальной гипотермии желудка. Обычно эти мероприятия быстро улучшают общее состояние больного. Нормализуется амилаза крови и мочи.

Мальчик Б., 6 лет, поступил в клинику через 5 ч после травмы. Со слов сопровождающих ударился животом о руль велосипеда во время падения. Состояние ребенка тяжелое. Беспокоен. Кожные покровы бледные, язык обложен белым налетом. Тахикардия — 132 удара в 1 мин. Артериальное давление— 120/80 мм от. ст. Частота дыхания — 26 в 1 мин, прослушивается с обеих сторон. Живот слегка вздут, резко болезненный при пальпации в верхних отделах и слева. Напряжение мышц передней брюшной стенки и жидкость в отлогих частях живота не определяются. Анализы красной крови без особенностей, НЬ 64 г/л, л. 16-Ю3, амилаза мочи—128 ЕВ. Поставлен диагноз — закрытое повреждение органов брюшной полости, ушиб поджелудочной железы. После трехчасовой подготовки под эндотрахеальным наркозом произведена верхне-срединная лапаротомия. Выделилось около 750 мл интенсивно окрашенной геморрагической жидкости. Обнаружен разрыв селезенки по всей длине, кровотечение из размозженных участков поджелудочной железы и стекловидный отек последней. Разрез продлен влево. Произведена спленэктомия и резекция размозженного участка pancreas на протяжении 3 см. Через отдельный разрез в поясничной области к хвостовой части железы подведено 2 тампона. В малый сальник заведен ниппельный дренаж. В послеоперационном периоде на 3-й сутки состояние крайне тяжелое. Амилаза крови — 96 ед. по Рой—Смит—Уголеву. Амилаза мочи — 516 ЕВ. Живот вздут. Газы не отходят. Рвота зеленовато-коричневым содержимым. Проверен уровень нахождения катетера в перидуральном пространстве. Кончик катетера располагался на ГАХ. Катетер переставлен на уровень Tfiiv. Назначен контрикал внутривенно из расчета 1800 ед. на 1 кг массы капельно в растворе глюкозы 2 раза в сутки. Произведена коррекция гипокалиемии, имеющейся у больного, введением раствора КС1 из расчета 3 мэкв на 1 кг массы в сутки. На следующий день рвоты прекратились, болей не стало после первого введения тримекаина в перидуральное пространство. Был стул, отошли газы. Введение контрикала продолжалось в дальнейшем в течение 18 дней со снижением дозы с 10-х суток. Продленная перидуральная анестезия — 5 дней. Послеоперационное течение гладкое, выписан через 27 сут от момента поступления. При осмотре через 9 мес — здоров.

Развитие или обострение панкреатита на 8—9-е сутки с момента операции требует повторного проведения или усиления комплекса специальных лечебных мероприятий (см. стр. 83).


Изучение отдаленных результатов показало, что дети, перенесшие травматический панкреатит, растут и развиваются в большинстве случаев нормально. Нарушения сахарного обмена у них встречаются крайне редко, обострения панкреатита мы ни разу не отмечали. Следует отметить, что возникающие у некоторых больных после травмы поджелудочной железы болевые приступы связаны чаще всего с тактическими ошибками во время операции (недооценкой местных изменений в pancreas) и последующим сужением панкреатического протока или образованием камней. Тяжелой инсулярной или экзокриннои недостаточности, связанной с аутокаталитическими процессами в поджелудочной железе, после травмы у детей мы не наблюдали при обследовании в сроки до 20 лет.



<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

Запостить в ЖЖ Отправить ссылку в Мой.Мир Поделиться ссылкой на Я.ру Добавить в Li.Ru Добавить в Twitter Добавить в Blogger Послать на Myspace Добавить в Facebook

Copyright © "Медицинский справочник" (Alexander D. Belyaev) 2008-2019.
Создание и продвижение сайта, размещение рекламы

Обновление статических данных: 02:45:02, 21.10.19
Время генерации: 0.709 сек. Запросов к БД: 3, к кэшу: 4