Грудобрюшная диафрагма

При исследовании грудобрюшной диафрагмы я старался обратить особое внимание на места её прикрепления, так как именно с ними были связаны основные причины патологических процессов.

Перенапряжение связок, соединяющих задний край диафрагмы с 11 и 12 рёбрами и с поперечными отростками поясничных позвонков, приводило к появлению боли в этой области, ошибочно трактуемой как «радикулит или проявление остеохондроза. Часто, при покашливании или чихании, боль появлялась в области первого и второго поясничных позвонков и иррадиировала по ноге. Пациенты жалуются на невозможность повернуться с бока на бок, лёжа в постели, на боли во время вставания с постели или после длительного сидения. Иногда подобные симптомы врачи объясняют наличием межпозвоночных грыж, с чем я не могу согласиться.

Боль, возникающая вследствие патологии переднего края диафрагмы, порой похожа на боль при заболевании печени, желчного пузыря, желудка и других органов, что вводит в заблуждение и больного, и врача. Поэтому, у ряда пациентов, которым в подобной ситуации проводилось аллопатическое лечение, не было положительной динамики.

Клинические проявления патологии в области грудной диафрагмы имеют свою специфику, связанную с анатомическими особенностями её строения и расположения. Больные жалуются на чувство тяжести и боль в подреберье и пояснице, затруднённое дыхание (больше связанное с вдохом), на ограничение поворотов туловища, трудности при наклонах и прогибах вперёд и назад. При исследовании дыхательной экскурсии грудной клетки отмечается ограничение её движения с одной или двух сторон. Внутренняя поверхность рёберного края (место прикрепления диафрагмы) при пальпации чрезвычайно болезненная. По её ходу, как правило, пальпируются уплотнения и тяжи, которые прилегают непосредственно к рёберному краю, делая его неровным и утолщённым. Когда пациент лежит на спине, рёберные дуги могут сильно выступать вверх, иногда ассиметрично, если один рёберный край располагается ниже или выше другого.

При тепловизионной диагностике явления перенапряжения мышечно‑связочных структур в области диафрагмы проявляются в виде «холодных зон, расположенных спереди по рёберному краю и сзади, в области 11 и 12 рёбер. Эти термографические признаки на первом этапе исследования мешают дифференцировать патологию диафрагмы от патологии внутренних органов (печень, желчный пузырь, желудок, почки и др.). Однако, после первых терапевтических сеансов, проведённых на диафрагме, всё становится на своё место. Если это нарушение было связано с патологией самой диафрагмы, то после устранения спастического состояния мышц и сосудов боль исчезала. Положительный терапевтический эффект подтверждался тепловизионным исследованием в виде исчезновения «холодной зоны.

Функциональное состояние диафрагмы может зависеть от психоэмоционального фактора. При хроническом стрессе у пациентов мне приходилось наблюдать изменения в виде чрезмерно втянутого живота и напряжения мышц передней брюшной стенки. В глубине тканей брюшной полости, в области между пупком и мечевидным отростком, часто пальпировались болезненные уплотнения, не регистрируемые рентгеновским исследованием и УЗИ. После ликвидации последствий стресса исчезали и указанные изменения. Самым эффективным средством снятия напряжения, появившегося в результате стресса, было проведение специфического приёма над проекцией солнечного сплетения.

При патологических процессах в печени (гепатит, интоксикация, травмы и пр.), в пищеводе (эзофагит, дивертикулы нижней части пищевода, диафрагмальная грыжа пищевода) и в желудке (гастриты, язвенная болезнь) образуются спайки между этими органами и диафрагмой. С одной стороны, спайки ограничивают микро‑ и макроподвижность самих внутренних органов, а с другой стороны – вовлекают в этот процесс диафрагму (Ж.‑П. Барраль, 1989 г.). Избыточное натяжение купола диафрагмы может привести к раздражению кровеносных сосудов, проходящих через неё. Это раздражение проявляется в виде сильной и жёсткой пульсации, как самой аорты, так и сосудов, отходящих от неё к внутренним органам.

Диагностика патологии диафрагмы проводится с помощью визуального, пальпаторного и инструментальных методов исследования.

На первом этапе диагностики я использовал, как правило, первые два метода. Стоя сбоку от пациента со стороны своего доминирующего глаза, я укладывал указательные пальцы на межрёберные промежутки 8–9 или 9–10 рёбер слева и справа от продольной линии тела по сосковым линиям. Затем просил пациента производить медленные глубокие вдохи и выдохи, а сам отмечал замедление или ускорение движения своих пальцев и, соответственно, грудной клетки слева и справа.

Далее, стоя за спиной сидящего пациента, я заводил пальцы рук под рёберный край слева и справа, слегка подтягивая его вверх, и просил пациента глубоко подышать, чтобы оценить подвижность грудной клетки и внутренних органов, расположенных под диафрагмой.

Затем, уложив больного на живот, методом пружинистых надавливаний в области 11 и 12 рёбер, я определял степень их подвижности и болезненности и, следовательно, их участия в патологическом процессе. Наиболее эффективным приёмом, как при исследовании, так и при лечении, была глубокая пальпация пространства между 12 ребром и краем подвздошной кости. Выявив болезненность этих зон, я с помощью глубокого проникающего движения рук снимал патологическое напряжение мышц, добиваясь стойкого лечебного эффекта.

Дополнительные результаты мне давал метод перкуссии в местах крепления диафрагмы и прилегающих к ней внутренних органов. Необходимо помнить, что застойные явления в почках и паранеф‑ ральной клетчатке (околопочечных пространствах) также могут влиять на состояние грудобрюшной диафрагмы. Следовательно, в процесс исследования и лечения должны быть включены и они.

Благодаря комплексному лечению, мне удавалось помочь пациентам избежать предлагаемых операций на позвоночнике. Ремиссия длится уже более двух десятков лет.