Книга: Слово о здоровье

Навигация: Начало     Оглавление     Поиск по книге     Другие книги   - 0

<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

«Психологическое загрязнение»

Сейчас речь пойдет о нейроэмоциональных. переживаниях, психическом напряжении, стрессах, небезразличных для здоровья, а нередко являющихся причиной различных (и прежде всего нервно-психических) заболеваний. Но при чем здесь «загрязнение»? Разве реально загрязнить психику? Можно засорить окружающую среду, отравить организм курением, алкоголем, несбалансированным питанием. Можно, наконец, «загрязнить» нашу речь грубыми или даже нецензурными выражениями. Но психику?.. И все же мы не случайно избрали такой заголовок хотя бы потому, что и слово может, как говорят, ранить душу, вызвать неблагоприятные психические явления, то есть быть «загрязнителем» человеческих отношений и сильнейшим стимулом нервных болезненных расстройств. Вместе с тем, предлагая именно это название раздела, мы имели в виду и буквальное значение: загрязнение и интоксикацию организма вследствие неадекватных нейропсихических, эмоциональных реакций, приводящих к патологическим состояниям. Современной наукой доказано, что в организме накапливаются определенные вещества, химические соединения, которые образуются при стрессорных и других нейроэндокринных и психических процессах и в случае дисбаланса или избытка вызывают заболевания.

Между тем не только эти обстоятельства повлияли на выбор, казалось бы, неожиданного заглавия: в одной из публикаций ВОЗ   встретилась   похожая   характеристика действия шума. Да, того самого шума, ставшего нарушителем спокойствия, врагом отдыха, сна, а то и прямой причиной ряда нейропсихических заболеваний, шума от моторов автомашин, самолетов, механизмов на производстве, даже транзисторов, радиоприемников, телевизоров как атрибутов современной цивилизации.

Тема «психологическое загрязнение» широкомасштабна, разработана и осмыслена еще не до конца и ждет специальных исследований. Ограничимся лишь некоторыми аспектами.

Как ранее отмечалось, в настоящий период наряду с другими хронически протекающими болезнями резко возросло число неврозов, неврозоподобных состояний, вегетососудистых дистоний, психических расстройств и т. п. Особенно это касается капиталистических государств, где Свыше 10 процентов населения поражено психическими болезнями, столько же — психосоматическими, а распространенность неврозов и неврозоподобных состояний существенно больше: они выявлены у половины и более всех обследуемых. И хотя, как мы констатировали, в России и других социалистических странах нейропсихических заболеваний меньше, они представляют собой серьезную проблему здравоохранения и требуют неослабного внимания.

Коренной вопрос — выяснение природы факторов риска и механизмов развития, патогенеза этих болезней, обусловленных нейроэмоциональным и психическим напряжением, стрессами, что позволит осуществлять целеустремленную профилактику, научно обоснованное лечение, широко использовать и достижения медицины, и возможности государства и общества.

Читатель помнит, что на Западе господствует точка зрения, будто хронически протекающие заболевания — неизбежные последствия, «спутники», «пошлины» цивилизации. Поэтому и нейроэмоциональные, психические расстройства чаще, чем другие, называют «болезнями цивилизации». Следовательно, ее считают наиболее общим фактором, риска, навязывающей человеку беспокойные темпы жизни, страхи, тревоги за повседневное существование и за будущее, которое видится в мрачном свете. Представители таких весьма распространенных течений буржуазной психологии, медицины,, социологии, антропологии, как неофрейдизм, этологизм, психоаналитическая психосоматика  и др., утверждают, что причины следует искать к глубинах самой психики и биологических инстинктах, прошедших в противоречие с новыми нормами жизни. Поведение человека, как и поведение животных, определяемое врожденными и приобретаемыми инстинктами, сформировавшимися на протяжении тысячелетий, прочно вошедшими в его подсознание, вступило в конфликт со средой, искусственно созданной самим человеком за исторически короткий период,— условиями современного цивилизованного общества (уточним — буржуазного общества).

Идея несоответствия природных свойств человека и искусственной, неадекватной этим свойствам социальной среды стала лейтмотивом различных воззрений и учений. Все якобы упирается н то, что разлад, дезорганизация, несоответствие биологических и социальных ритмов приводят к натиску стрессов, неврозов, навязчивых состояний, к психозам, соматическим страданиям. Человек не успевает приспособиться к стремительным и неупорядоченным переменам, происходит срыв, поломка механизмов адаптации, выработанных многими поколениями. Дезадаптация, и прежде всего социальная дезадаптация, стала « излюбленной формулой, возникла даже некая теория «болезней цивилизации и социальной дезадаптации». О. Тоффлер, автор широко известной, сделавшейся бестселлером в США книги «Столкновение с будущим», считает, что темпы жизни достигли такого ускорения, которое порождает шея, особенно при столкновении с перспективами дальнейшего развития цивилизации, ведет к массовой дезадаптации со всеми ее последствиями — тревогами, депрессией, физическими расстройствами, насилием, апатией, враждебностью. Этот шок, замечает Тоффлер, «можно охарактеризовать как физический и психический недуг, вызываемый перегрузкой физических адаптивных систем человеческого организма и психологических процессов принятия решений. Проще говоря, шок от столкновения с будущим — это реакция человека на чрезмерные нагрузки».

Дезадаптация — основа не только различных психосоматических заболеваний (типертоиии, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, бронхиальной астмы, заболеваний кожи), всякого рода неврозов и неврозоподобных состояний, но и так называемой деперсонализации — утери человеком своего «я», своей индивидуальности. Крупный представитель    американской    психосоматической    медицины

А. Александер писал: «За непонятно короткие сроки человек изменил поверхность Земли, условия индивидуальной и социальной жизни и сейчас находится в процессе проникновения в космос. Однако все эти величайшие достижения касаются внешнего мира. В силу этого направленного во вне обладания окружающим его миром человек забывал об овладении своим собственным «я»... Произошла та социальная дезадаптация, которая проявляется во все возрастающем несоответствии между биологическими, инстинктивными, глубинными влечениями и потребностями личности и резкими преобразованиями внешней среды,— развивается деперсонализация... В то время как непрерывно увеличиваются рационализация и плановая организация социальной жизни,— продолжает Александер,— одновременно отмечаются все возрастающие признаки затаенного протеста... сопровождаемые страхом и смятением». Подобным образом вслед за психоматиками рассуждают фрейдисты и другие западные теоретики, сторонники концепции «болезней цивилизаций и социальной дезадаптации».

Недавно завоевали популярность и взгляды этологов, исповедующих учение о примате инстинктов в поведении человека и об их значении для здоровья. С их точки зрения, многие, и в первую очередь психосоматические, заболевания — результат наступившей «инстинктивно-поведенческой дезадаптации». Девяносто девять процентов своей истории человек прожил в примитивных, естественных условиях как охотник или собиратель даров природы, приспособившись к такой жизни, резкое изменение которой при наступлении цивилизации привело к возрастающему противоречию между биологическими, эмоционально-инстинктивными формами поведения и современным социальным окружением. А это, как утверждают этологи,— причина ряда болезней. Цивилизация, в частности, подавляет инстинкты агрессии, половые и др., создавая почву для неврозов, психосоматических расстройств.»«Давление» цивилизации, по словам известного этолога Н. Тинбергена, проявляется в виде психосоциального стресса. Именно этот стресс, это «психологическое напряжение» вызывает язву желудка и двенадцатиперстной кишки, тромбоз коронарных сосудов сердца, гипертонию и пр. В одной из работ западногерманских этологов Г. Дидерштадта и X. Ергенсена (1977 г.) перечисляются такие факторы риска, действующие как антиподы естественного поведения: перенаселение в супергородах, способствующее нарушению родственных связей, изоляции, анонимности, «одиночеству в толпе», страху перед существованием; специализация и сверхспециализация в профессиях, приводящая к монотонности в работе, особенно на конвейерах, а отсюда — к различным заболеваниям; исчезновение большой семьи с последующей патологией малой семьи; деромантизация сексуального поведения на фоне общей легкости нравов, усиливающей индивидуальные беспокойства и одиночество; «информационный взрыв»; густая сеть учреждений, коммуникаций; законы, правила и другие звенья такой «социальной сети», которая парализует личную инициативу, лишает помощи друзей и родственников, порождает неуверенность, тревоги, фобии, болезни.

Этологи и представители иных, преимущественно натуралистических, теорий в медицине и биологии, например экологи, как видно из их высказываний, определенную роль в происхождении заболеваний отводят перенаселенности. Крупнейший этолог К. Лоренц считает перенаселенность одним из «смертных грехов цивилизованного человечества». Аналогом служат наблюдения над поведением животных, лишенных необходимой для их видовой жизни территории. Подобно оленям, завезенным на один из изолированных островов и погибшим вследствие стрессорных ситуаций от перенаселенности, несмотря на обилие корма и воды, люди оказываются во власти «стрессов большого города», отчего сокращается плодовитость, множатся неврозы и другие болезни, повышается смертность. В данном случае выражение «стрессорная ситуация» — не фигуральное и модное, а буквальное, так как при исследовании останков погибших животных ученые обнаружили признаки, характерные для реакций при стрессах.

Не углубляясь далее во взгляды этологов, экологов, психосоматиков и т. п., выдержанные в духе теорий «болезней цивилизации и социальной дезадаптации», отметим, что здесь есть заслуживающие внимания положения (скажем, о несоответствии биологических и социальных ритмов, роли психоэмоциональных и поведенческих реакций в происхождении заболеваний, напряженных темпов современной жизни и др.), однако этого рода теории в целом несостоятельны. Их творцы находятся в плену буржуазной идеологии и таких ее проявлений, как теории «конвергенции» общественных систем, единой технической цивилизации, фрейдизма,   социал-дарвинизма и др.   Подчас верно указывая на социальные деформации; противоречия капиталистического общества, порождающие нейроэмоцнональную напряженность, страхи, тревоги и массовые заболевания, они не видят выхода, обрекая человечество на безысходность, даже вырождение, дегенерацию. В лучшем случае их предложения ограничиваются некоторыми реформами, санитарно-техническими и иными частными мероприятиями, не способными в корне изменить жизнь простых людей1.

В приведенных выше теоретических представлениях нередко присутствует термин «стресс». С ним обычно и связывают риск различных нейропсихических и других заболеваний. Вообще этот термин используется настолько часто и порой без разбору, что Г. Селье, автор знаменитого ныне учения о стрессе и общем адаптационном синдроме, вынужден был вмешаться, чтобы внести ясность. Селье пояснял, что нельзя отождествлять стресс с патологическим состоянием, с болезнью, так как стресс —»это сама жизнь. Стресс (буквально «напряжение»), по Селье, «неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование», «неспецифическая манифестация живого организма». Читатель скажет — не вполне понятно. То же чувствовал и Селье, подчеркивавший, что легче перечислить, чем не является стресс: «Стресс — не всегда результат повреждения», хотя повреждение вызывает стресс; «стресс — это не просто нервное напряжение, хотя нервное напряжение — это тоже стресс»2. Речь идет о совокупности реакций организма, вызванных разнообразными факторами — стрессорами (по терминологии Селье), причем она имеет определенные признаки — функциональные состояния и морфологические, структурные, обозначенные автором термином «общий адаптационный синдром» (ОАС). Значит, стресс выражается через данный синдром. ОАС, как и всякая реакция (всякий процесс), проходит различные стадии или фазы. Его перенапряжение при неблагоприятных для организма условиях жизнедеятельности (фазы резистентности и даже истощения) сопровождается патологическими состояниями, болезнями, а продолжительное перенапряжение может привести к смертельному исходу. Развивается, по словам Сельс, «вредоносный, неприятный стресс», или дистресс. В благоприятных нее условиях стресс, или, как его называет Селье, эустресс, не влечет за собой заболеваний, это нормальный, здоровый стресс. Таким образом, стресса не следует да и невозможно избегать — избегать надо дистресса, в чем и заключается, согласно Селье, мудрость сохранения и укрепления здоровья.

Итак, самые разные причины, факторы (и психологические, нейроэмоциональные, и физические, химические, биологические) наряду со стрессом могут вызывать и дистресс, который, как правило, отождествляют с понятием стресса вообще и который бывает причиной заболеваний. Именно в этом смысле ведут речь о стрессах как факторах риска прежде всего «болезней цивилизации».

Но как ни называть указанные факторы риска — стрессами, психологическим напряжением, эмоциональными перегрузками и т. д., их значения нельзя недооценивать. Более того, сейчас вместе с вторжением в нашу жизнь производственных и бытовых шумов и других вредностей они усугубляют «психологическое загрязнение» — существенную опасность для здоровья населения. Такое утверждение справедливо и потому, что стрессы, шум, те или иные внешние влияния вызывают определенные биохимические, гормональные и прочие процессы, последствия которых выражаются в нарушениях жизнедеятельности организма. Но перед тем как хотя бы коротко остановиться на этом, еще несколько слов о «загрязнении» шумом.

Когда говорят о вреде шума, имеют в виду его прямое физическое воздействие на ухо, на слуховой нерв. Длительное и интенсивное (100 децибел и более), оно может обусловить тугоухость, глухоту. И такие ситуации, к сожалению, нередки на производстве. «Потеря слуха, вызываемая шумом, занимает ведущее место среди профессиональных заболеваний»,— отмечается в научном докладе ВОЗ1. Удельный вес производственного шума среди причин, приводящих к заболеваниям, зависит от его силы и времени восприятия работающими. По данным одного из обследований, при уровне шума 85 децибелл эта величина составила: за стаж 10 лот — 3 процента, 15 лет — 5, 30 лот—48 процентов; при 100 децибеллах—соответственно до 29, 37 и 44 процентов; при 110 децибеллах для тех же сроков работы — уже до 55, 71 и 77 процентов. Особенно разрушительно для здоровья шумовое воздействие в 130—150 децибелл.

Неприятности от шума начинаются с 35 децибелл; при таком, казалось бы, низком уровне могут быть нарушения сна. В большинстве же городов, тем более на улицах, забитых транспортом, шум достигает обычно 50—70 децибелл. Люди испытывают серьезные неудобства. Например, при специальном обследовании выяснилось, что жителям Афин очень мешает шум от мотоциклов и автомобилей, который прерывает сон более чем трети опрошенных; на его долю приходится свыше 40 процентов всех причин беспокойства1. Но последствие -шума — не только нарушения сна и отдыха. Кроме профессиональных заболеваний, в том числе тугоухости, глухоты, он способствует возникновению неврозов, вегетососудистых дистоний и т. д.

У всех видов дистресса имеется если не общая, то схожая основа, делающая их фактором риска здоровья. И хотя еще многое не ясно и изучение ведется сравнительно недавно, сегодня можно говорить о принципиальной схеме (даже модели) развития патологических процессов, вызываемых какими бы то ни было стрессорами. Строится она на представлении о целостной регуляторной нейроэндокринной системе, управляющей организмом, и о ее поломках, приводящих к заболеваниям. Не останавливаясь на деталях, назовем три наиболее важных атрибута, или принципа, этой системы: строгая функционально-структурная иерархия; рефлекторный механизм деятельности; нейрогуморальные пути передачи, преобразования информации. Благодаря своему сложному «устройству» и динамике нейроэндокринная система, действуя в норме, приобретает необходимые новые качества и свойства, формирует подвижные связи как внутри себя, так и вне — в пределах организма и с внешней средой.

Здесь уместно вспомнить о принципе доминанты, открытом выдающимся физиологом академиком А. А. Ухтомским, и о теории функциональных систем академика П. К. Анохина. Ухтомский предложил рассматривать доминанту как очаг подвижного возбуждения нервных центров в коре головного мозга и периферийных участках центральной нервной системы, которому подчиняется весь организм и который отвечает за наиболее полное его приспособление к складывающейся обстановке, наиболее адекватное поведение. Анохин подобного рода доминанты (цепь своевременных сигналов нервных центров и исполнительных звеньев других систем, получающих информацию от них по обратной связи и таким образом корректирующих акты жизнедеятельности) определил как функциональные системы, составные части которых, при оперативном «самоконтроле», в целом обеспечивают оптимальную адаптацию организма к конкретным условиям существования.

Как отмечено, регуляторная система — целостный, единый механизм нейроэндокринного управления внутренними органами и опорно-двигательным аппаратом. Когда испытываются нейроэмоционалыше напряжения, стрессы и т. п., информация об этом в первую очередь нужна участкам системы, «следящим» за состоянием внутренних органов, ответственным за постоянство внутренней среды организма — гомеостаз. Высший уровень иерархии названного механизма — центральная нервная система, а в ней большие полушария и кора головного мозга. Исследования с помощью метода условных рефлексов позволили Ивану Петровичу Павлову сформулировать четкий постулат: «Чем совершеннее нервная система животного организма, тем она централизованней, тем высший отдел ее является все в большей и большей степени распорядителем и распределителем всей деятельности организма»1. При этом Павлов подчеркивал, что в больших полушариях мозга и их коре наряду с «грандиозным представительством внешнего мира... имеется также широкое представительство внутреннего мира организма», то есть отражается «состояние работы массы органов и тканей, массы внутренних органических процессов»2.

Оценка роли коры головного мозга (она насчитывает свыше 14 миллиардов нервных клеток, способных переводить многочисленные связи в ассоциации, служить базой мышления) как высшего регулятора организма еще не означает, что только она, несмотря на свое уникальное предназначение, ответственна за управление всеми функциями, что только при ее направляющем и контролирующем участии осуществляются все жизненные акции, в том числе внутренних органов. А ведь такая постановка вопроса вызывала односторонние, ошибочные и даже догматические утверждения, наносила урон авторитету и значимости учения о высшей нервной деятельности, урон концепции нервизма, который И. П. Павлов определял как физиологическое направление, «стремящееся распространить влияние нервной системы на возможно большее количество деятельностей организма»1. Высшие отделы центральной нервной системы — высшая, но не единственная инстанция управления, регулирования, контроля; они подобны дирижеру в оркестре систем и органов высокоразвитого организма. Подкорковые и другие нижерасноложенвые «этажи» нервной системы, находясь в соподчиненном положении по отношению к большим полушариям мозга и его коре, тем не менее сами «распоряжаются» различными функциями. Да еще посылают и передают информацию, требующуюся для интегративных процессов.

Это — следующий уровень иерархической структуры управления. В нем особенно пристальное внимание привлекли конструкции в стволе мозга и вокруг него, образующие так называемую лимфоретикулярную систему, и среди них гипоталамус и сетчатая формация. Здесь есть центры, «командующие» внутренними органами, кровеносными сосудами, чья задача — постоянство внутренней среды организма. Вегетативные функции осуществляются через вегетативную нервную систему — симпатический и парасимпатический ее отделы, которые берут свое начало в ганглиях (нервных клетках и их комплексах) главным образом в спинном мозге.

Низший исполнительный уровень скрыт в клетках и тканях, где находятся нервные окончания, рецепторы.

Само понятие «нейроандокринная система»-демонстрирует единение двух его составляющих. Более того, гипоталамус, например, важное звено управления, представляется одновременно и нервным, и эндокринным образованием, ибо он не только передает, трансформирует импульсы, но и продуцирует особые гормоны, как другие железы внутренней секреции..

Единству механизма способствует и такой фундаментальный факт, как жидкостная передача нервных импульсов с нервных окончаний (синапсов) на клетки. Эти жидкие вещества, или медиаторы (посредники), принципиально не отличаются от жидких веществ гормонов, вырабатываемых железами внутренней секреции. К тому же в клетках имеются специальные устройства — рецепторы, воспринимающие гормоны и медиаторы. Так реализуется нейрогуморальный путь передачи, преобразования информации.

Остается третий из перечисленных нами принципов — рефлекторный. Он открыт Р. Декартом и изучен блестящей плеядой физиологов, особенно И. М. Сеченовым, доказавшим его универсальный характер для всей нервной системы (не только спинного, но и головного мозга), и И. П. Павловым, утвердившим этот принцип по отношению к высшей нервной деятельности. Коль скоро эндокринная регуляция совмещается с нервной, принцип рефлекса относится и к ней. Это касается и формирования ответной реакции на раздражение (внешнее или внутреннее), и наличия определенной структуры для реализации реакции. Структура может быть постоянной и временной, функциональной, простой (рецептор, рефлекторная дуга, центр) и сложной, включающей совокупность центров, проводников, сеть воспринимающих образований. Упомянутые ранее принципы доминанты А. А. Ухтомского и функциональных систем П. К. Анохина — примеры таких сложных рефлекторных механизмов.

Мы обрисовали, хотя и очень схематично, общие контуры регуляции процессов жизнедеятельности, главным образом тех, что призваны обеспечить сохранение постоянства (гомеостаза) внутренней среды организма и таких его сторон, как обмен веществ (энергетический гомеостат), адаптация (адаптационный гомеостат), без которых невозможна нормальная, здоровая жизнь.

Эту принципиальную схему управления следует иметь в виду прежде всего при попытках разобраться в секретах заболеваний, вызываемых психонервными факторами. Она объясняет, в частности, почему неврозы, невротические состояния, психические расстройства, вегетососудистые дистонии, психосоматические болезни (гипертоническая, язвенная болезнь, астма, ряд кожных заболеваний) сопровождаются таким обилием симптомов, целых симптомо-комплексов самочувствия, настроения, деятельности внутренних органов, раздражительности, слабости и т. п., зависящих от нарушения и регуляторных процессов центральной нервной системы, гипоталамуса, и других звеньев.

С позиций единой системы регулирования становится понятным и многостороннее действие гормонов, вырабатываемых железами внутренней секреции, в том числе гормонов гипофиза и коры надпочечников (кортикоидов), которые Г. Селье называл гормонами адаптации. С позиций единого, целостного регуляторного механизма становятся понятными и действия иных гормональных веществ, в том числе адреналина, норадреналина, как и в целом симпатико-адреналовой системы (САС). Некоторые исследователи склонны придавать ей решающее значение в обеспечении функций внутренних органов и ее расстройствами объясняют возникновение неврозов, неврозоподобных состояний с их пестрой симптоматикой.

Представление о целостной нейрогуморальной, нейроэндокринной системе, продуцирующей различные гормоны; их предшественников — метаболиты и медиаторы, то есть конкретные вещества, от соотношения, взаимодействия которых зависят здоровье и болезни организма, позволяет уже не гипотетически, а научно обоснованно утверждать: нейроэмоциональные, нейропсихические, стрессорные и т.п. патологии — не что иное, как «психологическое загрязнение», то есть нарушения метаболизма этих веществ, их дисбаланс. Недаром, например, большинство неврозов и невротических состояний сопровождается повышенным содержанием адреналина или норадреналина, истощением запаса их предшественников, сбоями суточных ритмов их продуцирования и циркуляции. То же можно сказать о других гормонах. И шумы, если они длительные и превосходят допустимый физиологический уровень, помимо воздействия на орган слуха вносят разлад в регуляторную систему и ее звенья, что также приводит к дисбалансу конкретных веществ. В упомянутом специальном исследовании ВОЗ отмечается: «Шум вызывает различные реакции со стороны гипоталамо-гипофизарно-адреналовой системы, включая увеличение выброса адреналинкортикотропного гормона (АКТГ) и повышение уровня кортико-стероидов»1. Это характерные для стресса процессы.

Понятие «психологическое загрязнение», следовательно, значительно шире приведенных примеров, и с ним связано много расстройств. К тому же, если к нейроэмоциональным и психическим стрессам подходить как к «психологическому загрязнению», то не столь уж удивительно растущее число разных заболеваний данного происхождения. Сторонники учения Г. Селье пытаются подсчитать удельный вес болезней стресса (точнее, дистресса), у них получается от 10 до чуть ли не 50 процентов. Но если сюда добавить сердечно-сосудистые, обменные, нейропсихические, аллергические, эндокринные и прочие хронические болезни, то всех их, составляющих основу современной патологии в экономически развитых странах, придется отнести к этим заболеваниям. И такой вывод может быть справедливым, поскольку трудно назвать болезнь, тем более хроническую, где бы не было стрессорного компонента. Не случайно поэтому среди самых значимых факторов риска гипертонии, ИБС, язвенной болезни желудка, двенадцатиперстной кишки и т. д. (не говоря уже о неврозах и неврозоподобных состояниях, психических расстройствах, эндокринопатиях) называют нейропсихические и эмоциональные стрессы. Но вот определить точный удельный вес этих факторов риска и точные показатели провоцируемой ими заболеваемости весьма проблематично. Тем паче что в чистом виде неврозы, психозы, вегето-сосудиетые дистонии, психосоматические нарушения и пр. встречаются крайне редко, зато часто служат фоном, «валетом» многих конкретных недугов. Не удивительно, что исследования распространенности неврозов и невротических состояний, отклонений в поведении (особенно в городах, где обнаженно предстают многочисленные факторы риска, порожденные стремительными и неупорядоченными темпами социальных перемен) констатируют охваченность ими не менее чем половины взрослого населения. Сам по себе это очень серьезный фактор риска здоровья.

Отдельно нужно сказать о так называемых отрицательных эмоциях. Угнетенное настроение, тоска, страх, депрессия, горе, еще в древности привлекали внимание медиков как условия, при которых легче возникают и тяжелее протекают болезни. Нередко, при тяжелых проявлениях, они рассматривались как самостоятельные патологии. Лишь сравнительно недавно было установлено, что в формировании эмоций принимают участие ведущие звенья системы регуляции и главенствуют тут гипоталамус и ретикулярная формация. Кора больших полушарий осуществляет контроль за эмоциями, но эти последние в свою очередь воздействуют на кору, ее тонус. По существу, вся регуляторная система так или иначе участвует в эмоциональных реакциях, которые сопровождаются гормональными взаимоотношениями. При отрицательных эмоциях преимущественно возбуждается симпатическая нервная система. Это усиливает продуцирование адреналина, деятельность сердца, повышает кровяное давление, количество глюкозы в крови и т. д. Подобного рода изменения, в случае их стойкого характера, могут повлечь за собой заболевания, поражения сердечно-сосудистой и других систем.

Отрицательные эмоции как следствие недостатка или отсутствия информации, необходимой для гармонического равновесия организма и окружающей среды, дали даже повод говорить о вызываемых ими патологических состояниях — об информационных неврозах. Но они же возможны и при избытке информации, нынешнем «информационном взрыве», когда человек буквально не в силах «переварить», обработать и адекватно использовать лавину обрушивающихся на него сведений.

Говорят также о положительных эмоциях, связывая с ними активность парасимпатической нервной системы. Однако в жизни разделение на отрицательные и положительные эмоции весьма условно. Эмоциональное переживание—это сложный комплекс, в происхождении которого могут преобладать те или иные звенья нейроэндокринного регуляторного аппарата. Это целая подвижная функциональная система, отсюда такие проявления эмоций.

Теперь естественный вопрос — можно ли «обуздать» неблагоприятные для здоровья эмоции, вообще предупредить вред факторов риска, вызывающих «психологическое загрязнение»? Ответ положительный, но рецептов здесь пет, так как нужно учитывать множество разных условий и факторов, прежде всего индивидуальные психические и соматические особенности человека. А их столько, сколько людей. Самое простое, но, как показывает опыт, не самое легкое — уменьшить, устранить шум, действующий как «психологический загрязнитель». Запреты, наказания за нарушения правил общежития не всегда помогают. Гораздо эффективнее воспитание, повышение культуры и на производстве, и в быту. Но как это трудно сделать и какое требуется терпение Тем более для нейтрализации других факторов риска. Между тем каждому доступен режим гигиенического поведения — чередование труда и отдыха, преодоление гиподинамии путем занятий физкультурой и спортом, сбалансированное питание и систематические разгрузки, аутогенная тренировка, умение достигать психической и физической релаксации и др. Панацеей же здесь может быть формирование здорового образа жизни как основы профилактики, особенно первичной, включающей в себя и психопрофилактику, и психогигиену. Такая задача, не только индивидуальная, но и государственная, общественная, одно из важных звеньев социальной политики в области здравоохранения, успешно решается в социалистических странах. Той же цели служит организация психоневрологической помощи в массовых масштабах, опирающаяся на широкую диспансеризацию населения, которая позволяет выявлять заболевания на ранних стадиях, принимать необходимые медико-социальные меры по их лечению и предупреждению.



<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

Запостить в ЖЖ Отправить ссылку в Мой.Мир Поделиться ссылкой на Я.ру Добавить в Li.Ru Добавить в Twitter Добавить в Blogger Послать на Myspace Добавить в Facebook

Copyright © "Медицинский справочник" (Alexander D. Belyaev) 2008-2019.
Создание и продвижение сайта, размещение рекламы

Обновление статических данных: 01:45:02, 23.09.19
Время генерации: 1.068 сек. Запросов к БД: 3, к кэшу: 4