Книга: Слово о здоровье

Навигация: Начало     Оглавление     Поиск по книге     Другие книги   - 1

<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

Отравление алкоголем - алкоголизм

Алкоголь — волна, грозящая захлестнуть мир»,— под таким заголовком была опубликована статья, которой открывался декабрьский номер журнала ВОЗ «Здоровье мира» за 1982 год. Эти слова основывались на неутешительных данных о растущем распространении алкоголизма и пьянства, ставших предметом специального рассмотрения технической дискуссии на Всемирной ассамблее здравоохранения. И раньше, в 1975-м, затем в 1979 году столь авторитетный форум медиков с тревогой отмечал, что злоупотребление спиртными напитками представляет собой серьезнейшую проблему здравоохранения, подчеркивал настоятельную необходимость проведения в национальных и международных масштабах борьбы с алкоголизмом и пьянством. «Проблемы, связанные с потреблением алкоголя, и особенно с его чрезмерным потреблением,— указано в резолюции ассамблеи 1979 года,—стоят в мире в одном ряду с основными проблемами общественного здравоохранения... наносят серьезный ущерб здоровью человека, его благосостоянию и жизни».

Тревога ВОЗ не напрасна, так как «алкогольная волна» действительно способна перехлестнуть через край, если не поставить заслоны на ее пути. В самом деле, лишь за послевоенный период «поклонение» крепким напиткам увеличилось в несколько раз, захватывая не только развитые страны, но и все активнее — развивающиеся, не только мужчин, но и женщин, подростков. По подсчетам наркологов, в разных странах хронические алкоголики и тяжелые пьяницы составляют до 10 процентов населения. Однако это далеко не полные сведения, поскольку много «жертв Бахуса» не регистрируется, никем и нигде не учитывается. Притчей во языцех стали разговоры о распаде семей, моральном падении, преждевременной гибели людей из-за «зеленого змия». Оснований для подобных суждений было бы еще больше и они вскрыли бы действительно драматичную картину, если бы человечество знало истинный размер злоупотребления алкоголем, но ни экономическая, ни медицинская статистика не располагают исчерпывающими данными. О степени этого социального зла судят обычно по косвенным фактам; производству и продаже винных изделий, числу больных алкоголизмом, состоящих на учете и лечащихся в медицинских учреждениях. А вот сколько людей, оказывающихся в тисках алкогольной болезни (хронических алкоголиков), и сколько пьяниц — точно неизвестно. Потому-то не могут быть достоверно установлены экономические и медицинские последствия алкоголизма и пьянства, хотя и отдельные попытки приводят к впечатляющим результатам. Например, по означенной причине экономика США терпит ежегодный урон в сумме около 43 миллиардов долларов!

И все же, опираясь на различные, пусть неполные, прямые и косвенные показатели, правомерно сделать вывод об интенсивном росте рассматриваемого нами явления,


приобретающего характер своего рода эпидемии. Можно согласиться с мнением Комитета экспертов ВОЗ о том, что «мы переживаем эру общемирового роста потребления алкоголя»1.

Понятно, сколько это порождает вопросов — социальных, экономических, психологических, медицинских, даже биологических. Чтобы ответить на них, потребовалось бы солидное коллективное исследование, изложенное на сотнях страниц. Мы же остановимся лишь на некоторых аспектах, и прежде .всего на степени риска для здоровья алкогольного яда.

Как ни странно, до настоящего времени нет общепринятого определения алкоголизма. В быту и популярных публикациях под «алкоголизмом» подразумевается всякая чрезмерная приверженность спиртным напиткам. В этом смысле  он приравнивается  к   «пьянству».

Эксперты ВОЗ предлагают понимать под алкоголизмом «любую форму потребления алкоголя, которая превышает традиционную и принятую в обществе пищевую норму или выходит за рамки социальных привычек данного общества, каковы бы пи были этиологические факторы этого явления и их природа»2. Формулировка экспертов ВОЗ непригодна, ибо вводится понятие о какой-то «пищевой норме», которая противоречит установке на преодоление алкоголизма и пьянства. Да и что такое «социальные привычки» — не ясно.

Для обозначения изменений психического и физического склада личности, нарушений здоровья чаще прибегают к термину «хронический алкоголизм». Неудовлетворенные тем, что и он суживает проблему, специалисты ищут более четкие выражения, адекватные сущности явления. Так, желая выделить главный фактор в развитии процесса, И. В. Стрельчук пользуется термином «хроническая алкогольная интоксикация»; А. Н. Зимин, основываясь на клинической симптоматике, говорит об «алкогольной наркомании». Чтобы подчеркнуть медико-биологический аспект, зарубежные авторы останавливаются на термине   «алкогольная болезнь».

Советские психиатры (Г. В. Морозов, В. М. Банщиков, А. А. Портнов,   И. Н. Пятницкая и др.)    рассматривают алкоголизм как заболевание, которое вызывается систематическим потреблением спиртных напитков и характеризуется патологическим влечением к ним, приводящим к болезненным расстройствам и нарушающим социальные отношения человека. Хронический алкоголизм — развернутая стадия алкоголизма.

Поскольку нечеткость в терминологии и толкованиях сохраняется, эксперты ВОЗ предложили даже заменить привычное понятие «алкоголизм» понятием «синдром алкогольной зависимости» — по ведущему клиническому признаку заболевания. Вот выдержка из их доклада 1982 года: «Одним из диагностических критериев синдрома алкогольной зависимости является изменение поведенческого статуса индивидуума, включающее, помимо публичного пьянства, такую форму его потребления, которая выходит за рамки принятого в условиях данной культуры, несмотря на такие тягостные прямые последствия, как соматические расстройства, распад семьи, экономические трудности и судебные санкции»1. В докладе указываются и другие признаки — ослабление самоконтроля, непреодолимая тяга к спиртному, повышенное реагирование на пего организма (толерантность) или чувствительность, восприимчивость и тому подобные свойственные алкоголизму симптомы и состояния.

Тем не менее, несмотря на трудности, даже неопределенность в характеристиках алкоголизма и пьянства, их нужно изучать ради более эффективной борьбы с ними, нужно договориться о трактовке, доступной и простой. Такая попытка предпринята сотрудниками кафедры социальной гигиены и организации здравоохранения 2-го Московского медицинского института имени Н. И. Пирогова и получила одобрение специалистов.

Мы исходим из того, что алкоголизм и пьянство представляют собой разные стадии (формы) употребления алкоголя (алкоголизм — заболевание на почве пьянства), что поэтому не следует отождествлять алкоголиков с пьяницами. И дело здесь не в тонкостях терминологии, а в том, что без такого четкого разграничения невозможны и целенаправленная пропаганда, и осуществление дифференцированных мер: одни лица нуждаются в лечении, к другим необходимо применить методы административного и общественного воздействия.


Нами выделяются следующие группы:

1.  Без признаков алкоголизма. Это пьяницы, которые потребляют алкоголь часто, несколько раз в неделю, в больших количествах. Обычный повод — условно необъяснимый в социальном плане («за компанию», без всякого повода», «захотел и напился» и т. д.), а горячительные напитки распиваются преимущественно в случайных местах. Естественное следствие — конфликты в семье, прогулы, нарушения правил общественного порядка, отсюда и частые «визиты» в милицию, в медвытрезвитель. Могут наблюдаться нечеткие симптомы алкогольной болезни, психической зависимости от алкоголя (неудержимой тяги к спиртному) .

2.  С начальными признаками алкоголизма. Здесь налицо психическая зависимость и изменения чувствительности организма на алкоголь (влечение к состоянию опьянения, утрата контроля за количеством выпитого, повышение или понижение восприимчивости и т. п.).

3.  С выраженными признаками алкоголизма. Появляется физическая зависимость от алкоголя, в частности абстинентный синдром( синдром похмелья), вплоть до серьезных психических срывов (алкогольный   психоз и др.).

Таким образом, за основу взят медико-социальный подход с использованием комплекса критериев, позволяющих выявить «просто пьяниц», больных алкоголизмом и — что особенно важно — «предалкоголиков».

Подобные классификации, дифференцирующие алкоголизм и пьянство как стадии употребления алкоголя, помогают более или менее достоверно установить его масштаб и последствия, без чего нельзя обойтись при выработке эффективных контрмер. Эти классификации нужны и для оценки общего потребления спиртного.

Надо сразу сказать, что методика вычисления тут несовершенна и имеет недостатки. В частности, цифры, рассчитываемые на душу населения, нивелируются, сбрасываются со счетов возрастно-половые, профессиональные, территориальные и другие различия. Несмотря на это, величина потребления абсолютного алкоголя на душу населения — основное мерило для сравнения динамики в отдельных странах, определения тех или иных показателей.

Многие исследователи отмечают неуклонную тенденцию в послевоенный период к росту потребления алкогольных напитков во всех государствах, что косвенно свидетельствует о распространенности алкоголизма и пьянства.


Самый высокий уровень потребления алкоголя как до, так и после войны держался во Франции, Италии, Швейцарии и Испании. В 60-х годах их стали догонять Австрия и ФРГ. Эти страны оказались «лидерами». Далее шли США Австралия, Бельгия, Венгрия, Новая Зеландия, Дания, Англия,  Канада, Швеция и  др.

Если проследить динамику, то можно увидеть, что к 1950 году уровень потребления алкоголя почти сравнялся с довоенным, а в отдельных странах (США, Австралия, Югославия) даже превысил его. В последующем (1960— 1970 гг.) и вплоть до 1985 года потребление алкоголя возрастало почти во всем мире, за исключением Франции, Италии и Швейцарии, где при относительной стабилизации продолжает оставаться на самой высокой отметке. В общей сложности за сравнительно короткий срок оно увеличилось на планете в несколько раз.

России «не вступал в соревнование», скажем, с Францией, Испанией, Португалией, хотя и у нас имела место тенденция роста потребления алкоголя, при этом половина и более в структуре спиртного приходилась на водку и другие крепкие напитки. И если в 1940 году количество всех алкогольных напитков на душу населения в пересчете на абсолютный спирт составляло примерно 1,9 литра, то к 1985 году цифры были гораздо внушительнее. И не без оснований «Литературная газета» писала, что «только водки и ликероводочных напитков мы потребляли свыше 11 литров в год на душу населения»1. Лишь за последние 15 лет этот процесс активизировался в 3 раза2. В 1984 году по сравнению с 1940-м продажа алкогольных напитков у нас выросла в 7,7 раза3.

По данным статистического ежегодника ООН (1974 г.), мировое производство спирта в 1971 году достигло 850 миллионов декалитров; выработано 29 миллиардов литров вина и 63 миллиарда — пива. В среднем на одного жителя земного шара — около 5 литров абсолютного алкоголя.

Повсюду в мире «индустрия алкоголя» продолжала наращивать темпы. По выпуску вина первенство не отдавали Италия и Франция. У них по-прежнему, как говорилось, и самый высокий уровень потребления всех алкогольных напитков. Особенно интенсивно идет вверх производство пива (даже в винодельческой Франции — вдвое за последние 20 лет) и вина, главным образом там, где традиционно предпочитали водку и другие виды спиртного.

Проблемой стала тяга к алкоголю не только мужчин, но и женщин, молодежи, подростков. По результатам ряда обследований, до 60 процентов студентов США регулярно «прикладываются к бутылке». В 29 общественных школах Нью-Йорка 80 процентов опрошенных оказались приобщенными к алкоголю: в возрасте 14 лет — 79 процентов, 16 лет — 90. По сведениям Национального института алкоголизма США, 14 процентов старшеклассников участвуют в выпивке не менее 52 раз в год, то есть еженедельно.

Отмечается непрерывный рост употребления крепких напитков и заболеваемости алкоголизмом, особенно в высокоразвитых странах, хотя эти процессы не всегда идут параллельно. По материалам ВОЗ, примерно 15 процентов мужчин и 5 — женщин регулярно и в обильных дозах употребляют алкоголь. На 100 тысяч населения (по 150 миллилитров и больше абсолютного спирта) во Франции ежедневно пьют свыше 9 тысяч человек, в Италии — около 7,5, Испании — более 5, ФРГ — до 5 тысяч человек. По данным мировой и национальной статистики, из числа употребляющих от 3 до 6 процентов становятся хроническими алкоголиками.

В настоящее время, согласно официальной сводке, в США насчитывается 9 миллионов хронических алкоголиков. Среди них 25 процентов женщин, 5 процентов подростков и молодежи в возрасте от 10 до 19 лет.

Американский ученый У. Вильяме в 60-х годах писал, что в США на каждых 12 взрослых людей, потребляющих спиртные напитки, приходится один алкоголик; количество алкоголиков в 6 раз превышает количество больных раком и в 16 раз — больных туберкулезом.

По далеко не полным данным, 4 и более процентов населения Франции, не меньше 2 процентов населения Швейцарии — хронические алкоголики. В Японии ранее алкоголизм был распространен мало, а теперь там 3 процента алкоголиков. На тысячу человек в Австрии 25—30 алкоголиков, в ФРГ их 1,2 миллиона; приблизительно 350 тысяч состоят на учете в Англии.

«Хронический алкоголизм — наиболее частая болезнь у мужчин, если не считать насморка и других пустяков»,— свидетельствовал еще в 1920 году выдающийся швейцарский психиатр Е. Блейллер.

По данным ВОЗ, показатель распространенности алкоголизма в высокоразвитых странах колеблется от 11 до 44 случаев на 1000 населения. Среди мужчин он составляет в среднем 76, среди женщин — 13 на тысячу человек соответствующего пола1.

Обращает на себя внимание рост алкоголизма у женщин. Если в конце XIX — начале XX века соотношение между женщинами и мужчинами-алкоголиками было 1:10, то сейчас оно примерно 1:5. Причем оценивать женский алкоголизм чрезвычайно трудно: у женщин он обычно воспринимается обществом не как болезнь, а как позорная привычка, которую и пытаются всячески скрывать. По наблюдениям ряда авторов, женщины начинают пить в более позднем возрасте, чем мужчины, но быстрее переходят от контролируемых выпивок к бесконтрольным. Считается, что пьют «до бесчувствия» значительно чаще женщины.

В последние годы употребление алкоголя захватывает и молодежь (до 25 лет). Из «пациентов» 18 наркологических центров ФРГ 10 процентов — «морально распущенные» юноши и девушки, и все они нуждаются в лечении...

Хотя в России по сравнению с большинством индустриальных капиталистических государств показатели заболеваемости хроническим алкоголизмом были ниже, проблема от этого не стала менее острой.

В 70-х годах в Советском Союзе и других социалистических странах было 4—5 случаев хронического алкоголизма в городах и 2—3 случая на селе в расчете на 1000 человек (в 15 капиталистических державах — соответственно 15 и 6, в 2—3 раза больше)2.

Примерно в то же время была осуществлена программа исследований сотрудниками кафедры 2-го Московского медицинского института, построенная по принципу дифференциации хронического алкоголизма и пьянства. Программа включала в себя статистический анализ материалов лечебно-профилактических учреждений и органов охраны правопорядка; анкетирование отдельных групп населения, изучение условий их труда и быта, опрос общественности и членов семей; обследование злоупотребляющих алкоголем.

Вот данные, полученные на одном из промышленных предприятий. Алкоголиков и пьяниц оказалось 18,8 процента. Наибольший удельный вес падал на возраст 30— 39 лет, наименьший — на 50 лет и старше. В числе злоупотреблявших у трети имелись признаки хронического заболевания. По разработанным медико-социальным критериям установлено 20 процентов с выраженными признаками алкоголизма и 12 — с начальными. При этом только две трети рабочих с выраженными признаками состояли на учете в психоневрологическом диспансере, и никто из лиц с начальными признаками в диспансер не обращался и больным себя не считал.

Чтобы определить размеры злоупотребления алкоголем в отдельных возрастно-половых и социальных группах населения, было проведено выборочное исследование по регистрации психоневрологических учреждений, медвытрезвителей и станций «Скорой помощи».

Поличевой анализ изучаемого контингента показал, что каждый седьмой (14,1 процента) из общего числа зло-, употребляющих являлся хроническим алкоголиком, взятым на учет психоневрологическим диспансером; большинство из них (66,1 процента) —«клиенты» медвытрезвителя; 19,8 процента в состоянии алкогольного опьянения забирались службой «Скорой помощи».

Более детальный анализ по группам установил, что из лиц, состоявших на диспансерном учете, почти половина попадала в медвытрезвитель и 11 процентов обслуживались «Скорой помощью».

Практический интерес представляло обобщение, касающееся хронических алкоголиков, впервые поставленных на учет в течение рассматриваемого периода времени. Среди них 56,2 процента мужчин и 38,5 — женщин прошли через медвытрезвитель, соответственно 14,3 и 46,1 процента в состоянии алкогольного опьянения — через «Скорую помощь». В общей сложности 70,5 процента мужчин и 84,5 процента женщин, перед тем как оказаться на учете, регистрировались в медвытрезвителях или в службе «Скорой помощи». Следовательно, при выявлении алкоголизма и пьянства нужно учитывать и этих лиц.

По всем трем типам учреждений выделялись возрастные группы 40—49, 30—39 лет (31,6 и 29,1 процента у мужчин, 36,3 и 21,6 процента у женщин). У них был самый высокий уровень злоупотребления алкоголем.

Просматривалось разделение и по профессиям. На первом месте — мужчины-строители, женщины из сферы торговли и общественного питания; на втором — работники коммунального хозяйства и бытового обслуживания, женщины, занятые в системе автотранспорта.

Близкие данные получены Л. Г. Розенфельд: 36 процентов злоупотреблявших мужчин были в возрасте 30—39 лет, 32 процента женщин —40—49 лет; больше половины, 57 процентов,— рабочие, 23 — служащие; на каждого злоупотреблявшего с явными признаками алкогольной болезни приходилось двое без признаков или с начальными симптомами.

Нами и другими авторами, применившими нашу методику, обнаружено примерно 60 алкоголиков и пьяниц на 1000 человек населения, а среди них соотношение между хроническими алкоголиками и людьми без признаков болезни — один к четырем или пяти.

По данным ВОЗ, алкоголизм и связанные с ним последствия как причина смерти мужчин уступают лишь сердечно-сосудистым заболеваниям и злокачественным опухолям.

Ученые, чаще зарубежные, отмечают прямую зависимость между уровнем смертности прежде всего от цирроза печени и дозами потребления алкоголя на душу населения. Как и следовало ожидать, наибольшая смертность от цирроза печени во Франции (примерно 40 случаев на 100 тысяч жителей).

Статистическое обследование, организованное страховыми компаниями США, показало, что средний уровень смертности систематически пьющих почти в два раза выше, чем непьющих. По подсчетам американских авторов, алкоголь на 15—20 лет сокращает среднюю продолжительность жизни. Недаром некоторые страховые компании отказываются заключать договора с любителями спиртного, а если и идут на риск, то устанавливают завышенные размеры страховых взносов.

И. В. Стрельчук проанализировал причины смерти у 540 больных хроническим алкоголизмом. Среди них 123 человека погибли от несчастных случаев и скоропостижно скончались во время опьянения, 52 умерли от инфаркта миокарда, 20 — от паралича сердца, 26 — от кардиосклероза, 49 — от злокачественных новообразований. Лишь 4 процента алкоголиков дожили до 60 лет и старше.

Можно с полной определенностью утверждать, что алкоголизм приводит к преждевременной старости н смерти.

Американский журнал «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт» сообщил, что в США алкоголизм вызывает 80 тысяч смертей в год, в частности на его счету жертвы половины всех несчастных случаев на транспорте, половина всех убийств, четвертая   часть самоубийств (1973 г.).

В структуре причин смертности от несчастных случаев отравления алкоголем занимают около 25 процентов, незначительно уступая транспортному травматизму (почти 30 процентов). Третьим, как известно, здесь идет утопление. Но если учесть, что и смерть на дорогах, и утопления — на 50 процентов следствие «пьяного угара», то печальные итоги потребления алкоголя приобретают иные масштабы. Среди погибших преобладают лица сравнительно молодого возраста, преимущественно мужчины, смертность которых от несчастных случаев в 6 раз выше, чем у женщин.

В общей структуре причин смерти мужчин, алкоголиков и пьяниц, происходит некоторая переориентация: на первом месте — несчастные случаи, на втором — сердечно-сосудистые болезни (40 процентов — ИБС), следом за ними, как и в целом у населения,— злокачественные опухоли'.

Смерть от сердечно-сосудистых расстройств у злоупотребляющих, как правило (60 процентов и выше), наступает в трудоспособный период (в 20—59 лет), обычно же большинство смертных случаев наблюдается у мужского населения в возрасте старше 60-ти. Средний возраст умерших мужин, злоупотреблявших алкоголем, на 15 лет меньше, чем у не злоупотреблявших, — 46 лет.

Алкоголь способствует скоропостижной смерти лиц с заболеваниями сердца и сосудов. По данным И. М. Виргинской, 85 процентов внезапной смерти мужчин в Москве обусловлены сердечно-сосудистыми заболеваниями, причем на треть ее жертвами становились люди в состоянии алкогольного опьянения2.

У, алкоголиков медики прослеживают более высокий уровень «уязвимости» верхних дыхательных путей, частые воспаления легких, бронхиты, радикулиты и другие острые недуги. Менее специфичны хронические бронхиты, эмфизема легких, однако и они встречаются в 3—4 раза чаще, чем у остального населения. Алкоголизм вообще снижает сопротивляемость организма различным инфекциям. В литературе приводятся многочисленные примеры распространенности гриппа, ангины, дизентерии среди страдающих алкоголизмом.

Довольно стойкое сочетание — алкоголизм и туберкулез. На фоне алкогольной интоксикации туберкулез протекает вяло, нередко с развитием необратимых изменений в легких. Как считают зарубежные авторы, алкоголики среди больных туберкулезом составляют 30—40 процентов и  заболевают  в  3—4  раза  чаще.

Нет ни одного органа, ни одной физиологической системы, на которых не сказывалось бы отрицательное влияние алкоголя. Особенно, как отмечалось, «достается» печени. На 50 процентов цирроз печени обязан своим происхождением алкогольному яду, провоцирующему и другие заболевания печени и желчных путей. Известны хронические алкогольные гастриты, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, энтероколиты.

Наблюдения врачей дают право утверждать, что потребление алкоголя даже в малых дозах вредно отражается на сердечно-сосудистой системе. У хронических же алкоголиков естественно повышение кровяного давления (гипертония), появляется благоприятная почва для ИБС и инфаркта миокарда; мозговые катастрофы (инсульты) — результат воздействия ряда причин, среди которых немаловажную  роль  тоже  играет  алкоголь.

Наибольший урон наносится нервной системе. Даже названия нервно-психических болезней убедительно говорят сами за себя: алкогольные психозы, алкогольная эпилепсия, алкогольная энцефалопатия, алкогольные полиневриты и т. п. В ряде стран до 40 процентов лечащихся в психиатрических учреждениях — с алкогольными психозами. Эти заболевания присущи почти трети всех психически больных.

Длительная алкогольная интоксикация вредит деятельности эндокринной системы — надпочечников, щитовидной железы, половых желез. Более чем у 60 процентов алкоголиков возникает импотенция и другие виды сексуальной патологии.


Злоупотребление алкоголем имеет прямое отношение к абортам у женщин и гинекологическим болезням. Среднее число абортов в семьях, где пьет муж, в 2—2,5 раза выше, чем там, где этого нет. У женщин, пристрастившихся к выпивке, в 2,5 раза больше абортов и гинекологических болезней, в 1,5 раза чаще первичное бесплодие и в 5,5 раза -- вторичное (данные Л. Г. Розенфельд и В. К. Кузнецова). Помимо распада семей, этот отрицательный факт самым неблагоприятным образом влияет на рождаемость, плодовитость — на воспроизводство населения, препятствует проведению активной демографической политики.

Психические и соматические (телесные) заболевания, вызываемые хроническим алкоголизмом, являются результатом преимущественно прямого поражения органов и тканей тела, их выраженность зависит от стадии и длительности злоупотребления алкоголем. У каждого четвертого хронического алкоголика, впервые обратившегося к врачу, обнаруживается то или иное заболевание сердечно-сосудистой системы, печени, желчевыводящих путей, желудочно-кишечного тракта...

Изучение общей заболеваемости у пьющих мужчин (хронических алкоголиков, состоящих на учете, и пьяниц, прошедших через медвытрезвитель и обслуженных станциями «Скорой помощи») показало, что ее уровень в 1,8 раза выше по сравнению с соответствующими показателями всего населения. Особенно заметны различия по группам «болезни системы органов кровообращения», «болезни органов пищеварения», «несчастные случаи, отравления, травмы».

Публикации свидетельствуют, например, о том, что в США частота производственных травм среди хронических алкоголиков в 3 раза превышает среднюю величину; еще больше травм и других несчастных случаев в быту.

Ученые мира на основании статистики травматизма пришли к единодушному выводу, что опасны даже малые концентрации алкоголя в крови, так как немного выпивший человек не проявляет внешних признаков опьянения и допускается к работе. Комитет экспертов ВОЗ определил: минимальная доза, нарушающая деятельность мозга взрослого человека,— 0,5 миллиграмма алкоголя на 1 килограмм веса тела. Расстройство движения и равновесия наступает при содержании в крови 0,3—0,4 процента алкоголя.

Если у всего мужского населения несчастные   случаи занимают 4-е место и 19 процентов в структуре общей заболеваемости, то у злоупотребляющих алкоголем они на 2-м месте (после гриппа и острых респираторных заболеваний и составляют не менее 20—22 процентов. Характерно, что к последним «Скорая помощь» на 60 процентов вызывается по поводу травм, на 30 — по поводу глубокой алкогольной интоксикации и на 10 процентов — из-за обострения хронических заболеваний.

Среди молодых мужчин, подверженных пьянству, с каждым третьим ежегодно происходит несчастный случай, а среди алкоголиков — с каждым вторым!

Красноречива также картина заболеваемости с временной утратой трудоспособности. Установлено, что у рабочих, пьющих систематически и много, она в 2 раза выше, чем у трезвенников. Л. Г. Розенфельд получила разницу в 2,5 раза. Если за год более 30 процентов рабочих вообще к врачам не обращались, то у любителей спиртного этот показатель (индекс здоровья) в 4 раза меньше.

О. П. Чекайдой было предпринято специальное исследование на группе кадровых рабочих, злоупотребляющих алкоголем, и контрольной группе (см. табл. 3). Каковы же основные результаты? У первой группы в 1,9 раза больше (в случаях и днях) временная потеря трудоспособности. Практически по всем заболеваниям показатели в 2—3 раза превышают аналогичные в контрольной группе и подтверждают мнение клиницистов, что нет ни одного органа или системы, которые не страдали бы от алкоголя. Особенно велико по группам отличие в уровне бытового травматизма—в 7,8 раза.

Среди злоупотребляющих только 6,2 процента не теряли трудоспособность на протяжении изучаемого периода, а в контрольной группе — 22 процента.

Что касается хронических алкоголиков, то у них временная нетрудоспособность в 1,5 раза «обгоняет» даже нетрудоспособность пьяниц, то есть злоупотребляющих без признаков алкогольной болезни. Главным образом это происходит за счет гипертонии, болезней периферической нервной системы.

Ущерб, наносимый алкоголем здоровью, одновременно перерастает в ущерб, наносимый обществу.

Мировая статистика фиксирует «пик» прогулов после праздничных и воскресных дней в США бытует понятие «синий понедельник»), а также в дни получки. Тогда же увеличивается количество брака, несчастных случаев ил производстве.


Таблица 3 Показатели заболеваемости с  временной утратой трудоспособности рабочих мужчин, злоупотребляющих алкоголем, в сравнении с контрольной группой (на 100 обследованных)

Группа   болезней

Случаи

нетрудоспособности

Дни нетрудоспособности

злоупотребляющие

контрольная

группа

злоупотребляющие

контрольная

группа

Простудные    заболевания

77,1

45,5

514,1

308,2

Гнойничковые    заболевания

       
 

7,4

3,7

67,5

31,2

Производственные    травмы

       
 

6.3 13.1

2,8 1,7

77,5 206,1

35,3 50,1

Повреждения в быту  

       

Сердечно-сосудистые   заболевания

       

12,5

5,0

211,8

54,9

Болезни    периферической

       

нервной системы   

15,1

7,8

165,4

78,1

Язвенная болезнь   желудка и 12-перстной кишки и

       
       

острые желудочно-кишечные заболевания    ....

       

3,2

2,1

35,1

22,8

 

27,0

16,8

362,6

179,0

Итого по   всем   болезням

161,7

85,4

1640,1

758,6

Общеизвестны данные, подтверждающие отрицательное влияние алкоголизма на дисциплину и производительность труда. По мнению американцев, она снижается на 9—10 процентов. До мнению советских ученых (Н. А. Виноградов, А. К. Качаев и др.), у пьющих умеренно производительность труда падает на 4—5 процентов, а после чрезмерного возлияния — на 15—30.

Французские специалисты полагают, что в их стране ежегодно не менее 15—20 процентов невыходов на работу обусловлено алкоголем. В США (данные М. А. Блок и др.) алкоголик теряет 22 рабочих дня в году. Согласно информации страховых компаний США, алкоголики ежегодно прогуливают примерно 36 миллионов человеко-дней, а это вдвое больше, чем простои при забастовках.

Можно привести примеры экономических потерь вследствие пьянства, рассчитанных    нашими    специалистами.

Достаточно вспомнить потери из-за временной нетрудоспособности злоупотребляющих, ведь только один день1 обходится в 20—30 рублей. По подсчетам Э. Н. Кулагиной, в среднем у каждого работающего в год на больничные листы приходится более 12 календарных дней, то есть до ^0 процентов от всех потерь рабочего времени1. Немалая «доля» среди них — потерь «на почве» алкоголизма и пьянства.

По расчетам О. П. Чекайды, один рабочий под влиянием винных паров прогуливает в среднем 9 дней.

Алкоголики дорого стоят предприятию. Трижды возрастают экономический ущерб от прогулов, расходы на медицинскую помощь, оказываемую в поликлиниках и стационарах, выплаты по больничным листам из фондов социального страхования.

Тяжелое бремя алкоголизма и пьянства ложится не только на промышленность, но и на сельское хозяйство, особенно в страдную пору. И там и здесь ощутим вред от хищений, совершаемых в поисках дополнительных средств на выпивку.

«Но никакими материальными и денежными единицами,— подчеркивал Н. А. Семашко,— нельзя измерить те слезы и горе, которые пьянство вносит в семьи, те преступления, моральные и этические, которые алкоголь совершает в отношении детей, тот разврат и разлад, которые пьянка вносит в жизнь и быт».

Взаимосвязь алкоголизма и семейных конфликтов широко отражена в зарубежной и отечественной литературе. Доминирующий мотив бракоразводных дел, возбуждаемых по инициативе женщин,— пьянство мужа; в основе 30—40 процентов всех разводов — тот же алкоголизм.

Тесно стоят рядом потребление алкоголя и правонарушения, преступления. Будучи председателем Верховного суда РСФСР, Л. Смирнов писал в «Правде» в июле 1972 года, что за предшествовавший год в Российской Федерации алкоголь являлся причиной или условием большей части преступлений: в состоянии алкогольного опьянения было произведено 55,8 процента всех краж, 79,9— грабежей, 69,3 — разбойных нападений с целью завладения государственным и общественным имуществом; 90— 95 процентов правонарушений приходилось на лиц в нетрезвом виде.

В США почти половина из ежегодных 6 миллионов арестов объясняется злоупотреблением спиртным.

Таковы лишь немногие примеры того, что влечет за собой алкоголизм и пьянство.

Встает законный, но очень трудный вопрос: в чем дело, почему так расплодился «зеленый змий»? Неужели природа человека обнаружила изъян и перестала сопротивляться этому злу? Постараемся ответить — хотя бы в общих чертах, поскольку мы не только указываем на масштаб алкоголизма и его последствия, но и, как и по отношению к другим факторам риска здоровья, должны говорить о возможности его преодоления, мерах борьбы и профилактики.

Пока еще не завершены научные дискуссии о роли предрасположения, наследственности и т. п., однако за сравнительно короткий для истории срок потребления алкоголя человеческий организм не мог существенно измениться, а вот социальные условия претерпели перемену. О социальной обусловленности алкоголизма писали многие русские ученые (В. М. Бехтерев, А. М. Коровин, Ф. Е. Рыбаков, Н. И. Григорьев). Они ставили на передний план роль среды, экономических и социально-политических факторов. Так, А. М. Коровин в 1907 году пришел к выводу о том, что не может быть никакой особой алкогольной наследственности, «никто не родится алкоголиком или со специальным предрасположением к алкоголизму, а лишь впоследствии становится таковым в силу условий современной жизни». В. М. Бехтерев рассматривал алкоголизм как «социальное зло, коренящееся в значительной мере в социально-экономических условиях и потому требующее социальных мер борьбы».

И некоторые буржуазные ученые нашего времени, не раскрывая конкретных причин, побуждающих человека прибегать к опьянению, вынуждены признать, что распространенность алкоголизма связана с социальными факторами и «культурно-бытовыми схемами», психосоциальными конфликтами, что алкоголизму благоприятствует материальная обездоленность, случайный, непостоянный заработок, утрата общественного контроля над алкогольными эксцессами. Но эти ученые, как правило, не видят классовых корней алкоголизма, антагонизма в капиталистическом обществе, что делает неразрешимой саму проблему. Они даже считают, что алкоголизм растет по мере роста урбанизации, образования и благосостояния, отличается высокой социальной «заразностью» благодаря передаче дурных навыков, нарушению нравственных запретов в семье и пр. С другой стороны, распространенность алкоголизма, как и неврозов, объясняют чрезмерной интенсификацией труда, резким возрастанием нервно-психического переутомления, а также потерей работы или страхом ее потерять.

Кто-то склонен искать причины неврозов и алкоголизма в усталости рабочего, кто-то называет это «болезнью усталости» и «угрожающим износом нервов». Некоторые усматривают срывы личности в конформизме «массовой культуры». Неофрейдисты выдвигают свою теорию: все виды невротического (включая алкоголизм) поведения направлены как бы на бегство от одиночества. Но бегство это фиктивное, ибо конформизм дает лишь краткое ощущение «сопринадлежности», а затем обостряет чувство отчужденности.

Большинство зарубежных исследователей, не отрицая значения социальных условий, расценивают потребление спиртных напитков как один из способов снятия напряжения при нарушенных адаптационных механизмах, как средство подавления состояний страха, вины и т. д.

Многие авторы ищут истоки алкоголизма в микросоциальных группах, семье, то есть ближайшем окружении индивидуума, традициях, национальном и религиозном влиянии. Довольно часто подчеркивается, что приверженность к спиртному распространяется среди различных сдоев населения, подражающих друг другу, а основная масса оказывается вынужденной следовать обычаю.

...До недавнего времени в литературе настойчиво проводилась мысль о том, что в социалистическом обществе, где ликвидированы классовые противоречия, социальные условия перестают играть причинную роль «живучести» пьянства и алкоголизма. Тем самым механически отождествлялись понятия «социальное» и «классовое», что ослабляло внимание к необходимости устранения негативных социальных факторов, дезориентировало здравоохранение.

В действительности у нас остались социальные, а точнее говоря — социально-психологические факторы, порождающие пьянство и алкоголизм у определенной части людей. Эти факторы, за редким исключением, носят субъективный характер, следовательно, поддаются искоренению. Чтобы разрешить проблему, надо преодолеть нездоровые традиции, еще бытующие среди населения, снисходительно-благодушное отношение к пьянству, недостатки противоалкогольной пропаганды, надо упорно воспитывать в молодом поколении такие черты, как самодисциплина, чувство долга перед семьей и обществом, потребность рационально организовать свой досуг и т. п.

Алкоголизм — «спутник» низкого культурного уровня, бедности духовных интересов, привычки «убивать» свободное время. По данным Розенфельд, лица, постоянно потребляющие алкоголь, с низким культурным уровнем составляют 65 процентов в городской местности и 86 — в сельской, при этом у 66 процентов пьющих горожан и 78 процентов пьющих сельских жителей неполное среднее образование. Для большинства из них характерно пустое, праздное времяпрепровождение, отрицательное отношение к общественным нагрузкам, безразличие к производственным делам.

Посемейное обследование (кафедра 2-го Московского мединститута) выделило такие факторы: взаимоотношения между родителями и условия воспитания в детстве; возраст первого приобщения к алкоголю и начало самостоятельного систематического потребления спиртного; обычаи ближайшего окружения. В семьях, где преобладали конфликтные ситуации между супругами, злоупотребляющих было 44 процента. Более половины (51 процент) выросли в атмосфере частых пьянок. Почти 40 процентов в городе и 55 — на селе воспитывались в неполных семьях (отсутствие отца).

Весьма тревожное наблюдение: основная масса пьяниц и алкоголиков (9,6, процентов) впервые приобщалась к алкоголю в возрасте до 15 лет, причем треть — в 10 лет. Характерно, что в этом случае к рюмке приучали ближайшие родственники. Результат столь раннего «становления» — уже к 19 годам самостоятельно и систематически потребляли алкоголь (не менее 2 раз в месяц) 90 процентов обследованных.

Главный механизм вовлечения в пьянство — подражание взрослым, приятелям. На четыре пятых здесь все зависит от товарищей по двору, по работе, учебе.

Итак, в развитии алкоголизма и пьянства сказывается влияние микросреды с «питейными» обычаями, низкий культурный уровень тех, кто попадает в «водочный идей», роль психологических конфликтов и других факторов и особенно — недостаточный отпор самому явлению пьянства и алкоголизма.

Войну с этим социальным злом, представляющим собой большую опасность для здоровья населения, объявило прилитое и мае 1985 года постановление ЦК КПСС «О мерах ВО преодолению пьянства и алкоголизма».

В постановлении указано на необходимость «разработать и осуществить комплекс всесторонне обоснованных организационных, административно-правовых и воспитательных мер, направленных на решительное усиление антиалкогольной борьбы и повышение ее эффективности». Эти указания имеют прямое и непосредственное отношение ко всем, кто принимает активное участие в борьбе с алкоголизмом и пьянством, в упорной и трудной повседневной работе стремясь свести на нет потребление спиртных напитков. Фундаментальные научные исследования в области биохимии, патогистологии, фармакологии алкоголя проводятся сравнительно недавно, поэтому не раскрыты еще многие стороны разрушительного влияния этого универсального яда на жизнедеятельность организма. Решительному преодолению алкогольных привычек и традиций мешают некоторые распространенные мифы, например убеждение относительно безвредного и даже (при определенных состояниях) полезного действия малых доз алкоголя. На нем во многом основывалось мнение о «культурном», «социально оправданном» употреблении вина и прочих содержащих алкоголь жидкостей. Нередко подобные суждения можно было слышать и от самих медиков, видеть даже в публикациях международных организаций. В изданиях ВОЗ, как говорилось, вели речь о «пищевой норме» алкоголя и делали попытки определить ее. Сегодня твердо и бесспорно доказан вред алкоголя, принимаемого в любых формах, в любых напитках, прямо пропорциональный его количеству, поступающему в организм.

В работах отечественных и зарубежных исследователей (это мы хотели продемонстрировать читателю) показано, что алкоголь отравляет все без исключения органы, ткани, клетки, его универсальная токсичность особенно пагубна для нервной, эндокринной, сердечно-сосудистой системы, крови. И если алкоголь — фактор риска для здоровья, один из самых, а то и самый значимый, то следует устранить его полностью.

Считая алкоголь фактором риска, да еще универсального действия, надо рассматривать его в качестве не просто вредной привычки, а негативной стороны образа жизни, выражения и проявления нездорового образа жизни. Не только клиническая картина алкоголизма, не только асоциальное поведение злоупотребляющих алкоголем, дегенерация личности и другие тяжелые, подчас драматические последствия его употребления, но и сам генез этого социального зла подтверждают данное положение.

Настойчиво повторим: социологические, психологические, социально-гигиенические и эпидемиологические исследования указывают на первостепенную роль здесь поведенческих факторов, то есть моментов образа жизни человека, группы населения. О значении поведения, психологических «установок», отношений в семьях, коллективе и прочих проявлений образа жизни свидетельствует то, что более половины пьяниц и алкоголиков жили в семьях, где отец или оба родителя приобщали их к выпивке, а также в неполных семьях, в семьях с низким культурным уровнем, недостаточной социальной и медицинской "активностью, неупорядоченным режимом дня, с конфликтными отношениями между родственниками и т. п. Эти факторы, и прежде всего низкий культурный уровень, неумение или нежелание заполнить полезным делом, полноценным отдыхом свободное время, по мнению всех изучающих социально-психологические причины алкоголизма и пьянства, подтверждают, что употребление алкоголя — наиболее опасная «форма» нездорового образа жизни. Следовательно, основной путь преодоления проблемы употребления спиртного — добиваться того, чтобы побеждал трезвый образ жизни.

Большие задачи в организации борьбы с алкоголизмом и пьянством стоят перед наркологической службой — сетью наркологических кабинетов и диспансеров, наркологических учреждений при психиатрических больницах, пунктов при амбулаториях и поликлиниках. В последнее время открываются наркологические кабинеты и отделения непосредственно на крупных промышленных предприятиях. Действуют лечебно-трудовые профилактории и другие учреждения.

Повсеместно созданы комиссии при исполкомах Советов народных депутатов по борьбе с алкоголизмом и пьянством. Межведомственный совет Государственного комитета России по науке и технике координирует антиалкогольную работу. На промышленных предприятиях организованы цеховые и заводские противоалкогольные комиссии. Уже активно действуют Всесоюзное, республиканские, местные общества борьбы за трезвость. Заметнее становится деятельность клубов трезвости, клубов бывших алкоголиков. Начал выходить специальный журнал «Трезвость и культура». Силами общества «Знание» читаются тысячи лекций, бесед о вреде алкоголя. В учебных заведениях, школах пристальное внимание обращено на антиалкогольное воспитание.

Одним словом, формируется, так сказать, инфраструктура для общегосударственной системы мер по борьбе с пьянством и алкоголизмом. Однако проблема все еще остается острой.

Для предупреждения и ликвидации пьянства и алкоголизма требуется устранение их причин и благоприятствующих факторов, координация усилий не только медицинских, но всех органов, соответствующее воспитательное воздействие, начиная с детского сада. Да, с детского сада — доступными пониманию детей способами, чтобы перечеркнуть возможные у них впечатления от домашних хмельных застолий. Антиалкогольную пропаганду надо ставить широко, ориентируясь и на родителей, подростков, на молодежь, на тех, кто еще не испытал власть пагубной привычки, на администрацию, от которой зависит осуществление противоалкогольных мер.

В борьбу с «зеленым змием» должны быть включены все медики, педагоги, воспитатели, работники органов охраны общественного порядка, партийных, комсомольских, профсоюзных комитетов. Самое главное — это повседневное всеобщее, массовое движение за трезвость, за здоровый образ жизни, обстановка нетерпимости к преодолению снисходительности, благодушия к каким бы то ни было алкогольным традициям.

Принимаемые меры по ограничению и запрещению продажи алкогольных напитков, административные и правовые санкции в соответствии с законодательством нуждаются в усилении, более жестком контроле за их выполнением. Но результаты уже видны. Сократился травматизм, уменьшилось число алкогольных психозов, меньше стали потери по временной нетрудоспособности. Налицо и другие благоприятные признаки.




<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

Запостить в ЖЖ Отправить ссылку в Мой.Мир Поделиться ссылкой на Я.ру Добавить в Li.Ru Добавить в Twitter Добавить в Blogger Послать на Myspace Добавить в Facebook

Copyright © "Медицинский справочник" (Alexander D. Belyaev) 2008-2019.
Создание и продвижение сайта, размещение рекламы

Обновление статических данных: 22:00:01, 22.09.19
Время генерации: 1.521 сек. Запросов к БД: 6, к кэшу: 3