Книга: Слово о здоровье

Навигация: Начало     Оглавление     Поиск по книге     Другие книги   - 0

<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

«Социальная анатомия» здоровья населения

Е большой мере, как мы упоминали, здоровье дается человеку в подарок от природы, но от общества зависит, сбережется ли, приумножится ли этот дар или будет растрачен без пользы. Социальная политика Коммунистической партии и Советского


государства направлена на сохранение, укрепление здоровья, развитие духовных и физических способностей личности, вне зависимости от имущественного положения, национальности, места жительства и прочих различий граждан. В социалистических странах формируется социальная однородность здоровья народа.

Буржуазное общество, раздираемое антагонистическими противоречиями, не может обеспечить здоровье всем. Классовая, национальная, имущественная разобщенность порождают социальную неоднородность здоровья. На фоне средних «приглаженных» общестатистических показателей обнаруживаются полярные отклонения. Подкрепим этот вывод примерами, взятыми из публикаций и материалов зарубежных авторов, у которых принято делить население на пять или семь «социальных классов».

Еще в 1955 году в меморандуме Коммунистической партии Великобритании о здравоохранении обращалось внимание на резкие колебания в показателях здоровья представителей различных групп, с разными доходами. Неквалифицированные рабочие умирают в два раза чаще от туберкулеза и в четыре раза чаще от пневмонии, чем специалисты, принадлежащие к самому обеспеченному, первому «социальному классу». Дети низкооплачиваемых рабочих умирают в пять раз чаще от пневмонии и в восемь раз чаще от желудочно-кишечных болезней, чем дети из более благополучных социальных слоев. Детская смертность в семьях пятого, неимущего «социального класса» в два раза выше, чем в семьях первого. То же вынуждены были свидетельствовать официальные английские источники, медицинские публикации и в последующем. Так, сообщалось, что если в 1942 году пятый «социальный класс» давал детскую смертность 94, а первый — 34, то и спустя тридцать лет, в 1972 году, хотя общая величина этого показателя сократилась, несовпадения остались прежними: у пятого «класса» — 28, у первого — 10, Иными словами, разница опять почти в 3 раза. А такой важный показатель, как перинатальная смертность, в 1976 году для неимущих был равен 27,6, для высшего «социального класса» — 7,5.

Аналогичная ситуация в США. Судя по напечатанным материалам, детская смертность в крайних «социальных классах» — первом и пятом — различается раза в два. Еще больше расхождений в показателях ранней, неонатальной смертности: от 7 до 27 дня с момента рождения — в 3 раза, от 1 до 5 месяцев —в 2,7, от 6 до И месяцев — в 3,5 раза. Даже в официальном органе правительства, так называемой Белой книге, говорилось, что в семьях с минимальным доходом (низший «социальный класс») в сравнении с семьями обеспеченными (высший «социальный класс») в 8,7 раза чаще встречаются нарушения зрения, в 6,8 — больные ревматизмом, в 6,3 — люди с нейропсихическими расстройствами, в 4,5 раза — с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Можно привести подобные сообщения, касающиеся практически всех показателей здоровья, распространенности тех или иных болезней в капиталистических странах. Особенно демонстративны контрасты в сфере нейропсихических расстройств — чувствительнейшего социального индикатора. Результаты проведенного в 60-х годах обследования жителей Нью-Йорка оказались неожиданными даже для его организаторов: на 100 тысяч человек у представителей пятого «социального класса» (неквалифицированные рабочие) было выявлено 1505 случаев заболеваний, в то время как у первого и второго «социальных классов» (промышленники, высокооплачиваемые служащие и т. п.) — 188. Разница в 8 раз1. Примерно такое же соотношение установил Б. Д. Петраков, ссылаясь на исследования английских ученых: заболеваемость шизофренией среди мужчин низшего «социального класса» (чернорабочие и пр.) на 100 тысяч мужского населения составляла 2150 случаев, а среди мужчин высшего «социального класса» (директора и владельцы крупных предприятий, финансисты и т. д.) — всего 802.

Значительны отличия и в распространенности заболеваний, природа которых, казалось бы, никакого отношения к имущественному положению и прочим социальным факторам не имеет, например злокачественных опухолей. По свидетельству У. Логана (Англия) и др., рак желудка у представителей пятого «социального класса» наблюдается раза в три чаще, чем у тех, кто относится к первому «социальному классу» (132 случая смерти на 100 тысяч населения против 57).

Социальная неоднородность здоровья в мире капитала затрагивает также лиц разных национальностей. Всем известна ярая дискриминация «цветных» в США, и нет ничего удивительного в том, что их здоровье мало кого волнует. В публикации преподавателей Калифорнийского университета Б.-Р. и В.-А. Беллоу «Бедность, этническая принадлежность и медицинское обслуживание» приводятся такие факты: детская смертность среди «цветных» почти в два раза больше, чем у белых (31,4 на 1000 живорожденных против 17,4), смертность рожениц — выше в 3,5 раза (72,5 на 100 тысяч населения у цветных и 20,2 у белых); в несколько раз отличаются показатели заболеваемости туберкулезом, сахарным диабетом, инфекционными болезнями, раком. Авторы подчеркивают, что эти и другие различия объясняются не биологическими, расовыми факторами, а социальными.

Не продолжая далее перечень примеров и не останавливаясь на разнице в таких показателях, как случаи потери трудоспособности по болезни, инвалидность, физическое развитие и т. п., отметим, что они достаточно убедительно демонстрируют социальную обусловленность здоровья. И хотя понятие «социальный класс», которым пользуются буржуазные специалисты, не соответствует марксистскому учению и основывается главным образом на размере материальных доходов, тем не менее и эта градация отражает неоднородность здоровья населения капиталистических стран.

Многочисленные исследования в России и государствах социалистического содружества выявляют относительную одинаковость показателей здоровья в разных социальных слоях, группах, в классах, их социальную однородность. Так, сотрудники кафедры социальной гигиены и организации здравоохранения 2-го Московского медицинского института имени Н. И. Пирогова установили лишь небольшие отличия показателей здоровья в социальных группах, которые никак не могут сравниться с картиной в странах капитала. Из сотен наблюдений возьмем отдельные примеры. О. В. Гринина при обследовании в 1964 году семей промышленных рабочих, относящихся к трем бюджетным группам, не обнаружила у них каких-либо «перепадов» в заболеваемости с временной нетрудоспособностью и в прочих показателях. Например, заболеваемость в расчете на 100 человек была 177, 177 и 214 случаев (разница в четверть между крайними группами). Процент неболевший в течение года — индекс здоровья — весьма близок: 25, 23, 20. Показатели, проанализированные в других исследованиях, где брались разные социальные, в том числе бюджетные группы, колебались не более чем на 10—25 процентов.

Не найдено существенных отличий заболеваемости с временной утратой трудоспособности среди кадровых рабочих-мужчин из разных бюджетных групп  (Л. С. Темичева), среди женщин, работающих на производстве (А. С. Козлов), среди длительно и часто болеющих с разными доходами на человека и на семью (К. А. Отдельнова), среди кадров текстильной промышленности (Н. В. Догле, Е. И. Дубинина, М. В. Александрова). Р. Б. Коган констатировала отсутствие социальной неоднородности в показателе детской смертности. Социальная принадлежность исследуемых не влияла на распространенность хронических и острых болезней. Б. Д. Петраков обратил внимание на схожий уровень в психическом здоровье у разных социальных слоев населения социалистических стран. Б. Н. Чумаков не установил корреляции между размерами зарплаты и показателями заболеваемости гипертонией с нервно-психическими расстройствами. В последующие годы была прослежена та же тенденция. Ю. Е. Лапин не нашел существенных отличий в картине болезней желудочно-кишечного тракта у людей с разным материальным обеспечением, разных социальных групп. Аналогичные выводы сделали Е. Н. Кудрявцева и Е. Н. Савельева по отношению к больным ревматизмом, Ю. Г. Яковлев — к страдающим пояснично-крестцовым радикулитом.

Советские исследователи отмечают все большее сходство и в показателях физического развития детей и подростков, принадлежащих к разным социальным, бюджетным группам, даже к разным национальностям, а также живущим в городе и в сельской местности. Таковы работы В. Г. Властовского, Ф. Г. Лапицкого, Г. Н. Сердюковской, Б. Г. Ананьева и др.

Концепции социальной однородности здоровья населения социалистического общества отвечают и накапливающиеся наблюдения медиков о сближении показателей, касающихся городских и сельских жителей, лиц преимущественно физического и интеллектуального труда.

Говоря о социальной однородности здоровья, нужно учитывать, что в странах социализма, несмотря на дифференциацию зарплаты трудящихся, нет таких полюсов в материальных доходах, как на Западе. К тому же важную роль в бюджете семьи играют общественные   фонды потребления. Те, у кого меньший прожиточный уровень, обычно получают из этих фондов и средств предприятий более солидную помощь. Размер зарплаты и общественных фондов потребления неуклонно растет. Только за 1984 год в России выплаты и льготы из общественных, фондов потребления составили сумму 139,5 миллиарда рублей, что на 4,7 миллиарда больше, чем в 1983 году. На душу населения пришлось 508 рублей. А средняя зарплата рабочих и служащих, с учетом названных выплат и льгот, достигла 260 рублей в месяц1. Такая политика государства направлена на выравнивание различий в материальной обеспеченности и ослабляет их влияние на состояние общественного здоровья.

Растущая социальная однородность здоровья населения — выдающееся завоевание социализма. Это одно из выражений развивающейся социальной однородности социалистического общества, формирования советского народа как новой исторической общности.

Объективные факты наглядно демонстрируют величайшие возможности охраны и улучшения здоровья народа в социалистическом обществе, его преимущества перед капитализмом. Не опровергает этого вывода и то, что ряд показателей общественного здоровья в России и других социалистических странах не выше показателей в экономически развитых капиталистических странах. Мы имеем дело с исторической категорией, и оценивать ее надо не сиюминутно, а проанализировав прошлое и заглянув в будущее. В прошлом, до революции, общественное здоровье в России было в плачевном состоянии. Советской власти пришлось преодолевать экономическую и культурную отсталость, доставшуюся в наследство от царизма, бороться с голодом, ликвидировать разруху, вести тяжелейшие войны с огромными людскими потерями, восстанавливать хозяйство... Несмотря на столь суровые обстоятельства, здоровье населения всегда оставалось в центре внимания партии и правительства, и за небывало короткий в истории срок удалось подняться до уровня, достигнутого в передовых индустриальных государствах, а по некоторым критериям, как говорилось, и превзойти его. И это относится к здоровью не привилегированных классов на манер Запада, а всего народа. Произошел качественный скачок в общественном здоровье, хотя сегодня наблюдаются такие явления, как хронизация патологии, возрастание распространенности сердечно-сосудистых болезней, злокачественных опухолей и др. Успехи медицины позволили сохранить жизнь десяткам миллионов людей, более чем в два раза увеличить ее продолжительность, справиться со многими болезнями и патологическими состояниями. Социальная политика КПСС и Советского государства проникнута заботой о совершенствовании дела охраны здоровья населения.  Она и определяет будущее здравоохранения.

Впереди большая научная, организаторская работа. Необходимо преодолеть отрицательные для здоровья факторы; необходимы сконцентрированные усилия по оздоровлению условий труда и быта, укреплению системы народного здравоохранения, по профилактике заболеваний. Да и самому человеку надо научиться управлять своим здоровьем — избавляться от вредных привычек, обычаев, традиций, от фактов негигиенического поведения, вводить в каждодневный обиход физкультуру и спорт, формировать вдоровый образ жизни.

Такова стратегия здоровья. Она включает в себя ряд тактических задач, в том числе устранение конкретных причин, приводящих к заболеваниям, и прежде всего тех, которые составляют основные проблемы общественного здоровья и были освещены выше. Под конкретными причинами мы подразумеваем и факторы риска. Никто не скажет, сколько их существует, поскольку многообразна окружающая нас действительность. Но среди пих есть несколько, которые особенно настораживают, опасное воздействие которых не вызывает сомнения.

Описав в главных чертах, что такое здоровье и каковы его контуры, постараемся ответить на вопрос, от чего оно зависит.




<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

Запостить в ЖЖ Отправить ссылку в Мой.Мир Поделиться ссылкой на Я.ру Добавить в Li.Ru Добавить в Twitter Добавить в Blogger Послать на Myspace Добавить в Facebook

Copyright © "Медицинский справочник" (Alexander D. Belyaev) 2008-2019.
Создание и продвижение сайта, размещение рекламы

Обновление статических данных: 19:00:01, 18.09.19
Время генерации: 0.527 сек. Запросов к БД: 3, к кэшу: 4