Книга: Одаренный ребенок. Иллюзии и реальность

Навигация: Начало     Оглавление     Поиск по книге     Другие книги   - 0

<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

Лень - болезнь эмоций

Мы уже говорили о том, что познавательная потребность тесно связана с радостью, удовольствием- Но связь между интеллектуальной деятельностью и эмоцией радости иногда разрушается, причем очень рано.

Ребенок идет в первый класс. Он хочет в школу, радуется своему новенькому портфелю, форме, замечательному пеналу. Школа для него праздник (правда, есть малыши с более скептическим взглядом на жизнь, но их, слава Богу, немного).

Начинается учение. Учиться нелегко: то грязно напишешь, то забудешь, что и как сказали. Первое время отметок не ставят, но рано или поздно их начинают ставить. И бывает, что не пятерки, и даже не четверки. Ребенок ведь не сразу умеет учиться (но об этом позже).

Приходит первоклассник домой с этой непохвальной отметкой и слышит: Ты что же это, а? Не стараешься, не хочешь учиться? Ребенок слушает и заявляет: Не пойду в школу. (Действительно, зачем идти в школу, от которой одни только неприятности.) А родители ему в ответ: Мало ли что ты не хочешь! Мы, может, тоже не всегда хотим идти на работу, но это ведь наш долг, наша обязанность. А твой долг, твоя обязанность – учиться.

И в школе часто бывает то же самое. Учиться – ваш долг, ваша обязанность, – говорят учителя.

Маленькому ребенку, который еще только начал учиться, который еще считает (и правильно считает), что учиться – это радость, сразу начинают внушать, что учиться он обязан. Учение – вид принуждения- Так считают многие, иногда сознательно, иногда бессознательно. И это представление хотят закрепить в голове ребенка.

Хочешь поехать с интересной экскурсией – надо хорошо учиться. Хочешь, чтобы тебя не ругали дома и в школе, не рисовали карикатуры в газетах, не разбирали и не песочили – надо хорошо учиться.

Вот и возникает та система, которую Д. И. Писарев больше ста лет назад назвал понукательной. Понукатель-ная педагогика.

И маленький человечек, не узнав еще как следует, какой радостью может быть умственный труд, уже твердо знает, что учение – тяжелая обязанность. И не радости надо ждать от ученья, а наказанья, если ты стараешься плохо, или похвалы, если стараешься хорошо. Получается, что лень – инфекция, которой заражают ребенка взрослые.

Вот с чего надо начинать борьбу с ленью. С представления об учении как о чем-то, что делается по принуждению-Собственно, такое представление, идущее из глубины веков, и закреплено в пословице: Корень учения горек, зато плоды его сладки. Именно потому, что корень учения для некоторых горек, не оказывается потом и сладких плодов (если, конечно, не считать сладкими плодами аттестат, диплом и прочее).

Многие педагоги и психологи (Н. Г. Морозова, Н. А. Менчинская и др.) считают, что развитие познавательных интересов, умственной активности, любви к умственной деятельности  (т. е. познавательной потребности) неотъемлемо от обучения. Никакое обучение не будет по-настоящему полноценным, если ребенок не любит умственную деятельность.

Высказываемая здесь мысль – одна из самых старых в педагогике. Еще Ян Амос Коменский призывал сделать труд школьника источником умственного удовлетворения и душевной радости. Л. Н. Толстой считал, что учение должно быть радостью для детей, а В, А. Сухомлинский советовал беречь детский огонек пытливости, любознательности, жажды знаний. Все прогрессивные педагоги считали необходимым, чтобы учение было для ребенка радостью, вдохновением, а не только обязанностью.

Говорить хорошо, – возражают на это многие родители и учителя, – а попробуйте воспитывать, когда дети ничего не хотят.

Подобная ситуация ярко описана Д. И. Писаревым.

Просвещенные педагоги… пишут целые статьи о том, что ребенка следует приохочивать к учению… Но так как писать статьи и уважать науку гораздо легче, чем водиться с шаловливыми ребятами, – то при первом же столкновении с действительностью, то есть с живым, а не с воображаемым воспитанником, просвещенные педагоги тотчас заменяют слово приохочивать словом приневоливать. Хорошие слова вставляются по-прежнему в книжки и в рассуждения, а ребенок все-таки учится для виду, и педагог, изучивший детскую натуру и уважающий науку, видит это очень хорошо, но смотрит на это дело сквозь пальцы или утешает себя тем известным рассуждением, что самая верная теория непременно должна пускаться на уступки при столкновениях с практикой*.

И потому еще действует понукательная педагогика, еще трепещут (вызовут – не вызовут) восьми- и девятилетние (как, впрочем, и все остальные) школьники, еще… Словом, еще корень учения горек…

Да, для убеждения, что учение – не радость, а один только тяжкий и черный труд, были когда-то свои причины. Историки, социологи, социальные психологи исследуют проблемы того, как это возникло и на каких основаниях держалось. Но мы живем в обществе, где высшей ценностью является сам человек, полное развитие его духовных сил. Учение – источник полноценного развития человека, а познавательная потребность, радость умственного труда – фундамент, на котором должно строиться учение (и, кстати сказать, понятие об ученом долге, которое, конечно, тоже нужно воспитывать).

Первая причина умственной лени детей, искажения нормальной познавательной потребности – в неправильных представлениях об умственном труде. Представлениях родителей, учителей, а потом и детей.



<< Назад    ← + Ctrl + →     Вперед >>

Запостить в ЖЖ Отправить ссылку в Мой.Мир Поделиться ссылкой на Я.ру Добавить в Li.Ru Добавить в Twitter Добавить в Blogger Послать на Myspace Добавить в Facebook

Copyright © "Медицинский справочник" (Alexander D. Belyaev) 2008-2017.
Создание и продвижение сайта, размещение рекламы

Обновление статических данных: 02:52:31, 07.11.17
Время генерации: 0.138 сек. Запросов к БД: 4, к кэшу: 3