Книга: Мужчина в отрыве

15. Спад в экономике

закрыть рекламу

15. Спад в экономике

Студенты, взявшие кредит на образование, вряд ли думают о том, как улучшить общество. Расставляя долговые ловушки, вы лишаете людей времени для серьезных размышлений.

Ноам Хомски, лингвист, политический публицист

Бензин, образование и жилье обходятся сегодняшним молодым людям несоизмеримо дороже, чем их родителям из поколения беби-бумеров. Не удивительно, что по сравнению с 1990-ми гг. стоимость образования в несколько раз обогнала уровень инфляции, а компьютеры, телевизоры и игрушки, наоборот, значительно подешевели. В общем и целом, жизнь в странах западного мира сильно подорожала после экономического кризиса, и молодое поколение набирает долги, чтобы свести концы с концами.

Биржевой аналитик Питер Буквар рассказывает: «Абсолютная стоимость жизни вернулась к рекордно высоким цифрам на фоне усилившейся безработицы»467. «В США граждане живут с ощущением больших перспектив, чем их родители, но одновременно с этим подвержены большему экономическому риску»468.

В 1970 г. в США стоимость дома составляла $26,000 при медианном доходе домохозяйства $8,730. Среднегодовая стоимость четырехгодичного обучения в государственном университете составляла $480, а в частном — $1,980469. В 1973 г. большинство американцев (72%) со средним образованием или даже ниже жили в достатке и принадлежали к среднему классу. Отсутствие высшего образование не очень-то мешало, если человек умел хорошо работать — ведь производство еще занимало достаточно большую долю в экономике470. В течение последних нескольких десятилетий становилось все сложнее пробиться в средний класс: компании, которые прежде гордились своими успехами, начали экономить, прибегая к аутсорсингу трудовых ресурсов в других странах с низкими зарплатами, извлекая при этом минимальную прибыль. Одновременно с реструктуризацией бизнеса стоимость жизни продолжала расти, а средняя зарплата рабочих оставалась прежней.

В 1971 г. средняя зарплата в Великобритании составляла около ?2,000, а покупка дома обходилась в ?5,632471. В 1978 г. работа в промышленном производстве, добыче полезных ископаемых и на каменоломнях занимала 26% на рынке труда, а сегодня — всего 8%. Доля сферы обслуживания за тот же самый период подскочила с 63 до 83%472. Одновременно с этим самые высокие заработки 1% населения, чья карьера и так начинается с больших доходов, с 1975 г. по сегодняшний день увеличились на 189%, то есть вдвое по сравнению со средней зарплатой обычного наемного работника на полной ставке473.

В 1990 г. стоимость покупки дома в США возросла до $149 800 при медианном доходе домохозяйства $29 943. При этом стоимость годового обучения в государственном университете составила $5693 (1991/1992 академический год) — если считать пропорционально доходам, в три-четыре раза выше, чем 20 лет назад474.

В течение последующих 15 лет воспоминания о «тучной жизни» растворились в дымке. Количество занятого населения выросло на 70%, из них доля людей со средним образованием или ниже уменьшилась до 41%, а это значит, что экономика более не нуждалась в 2 млн работников, которым не удалось получить высшее образование475. Но вернемся в день сегодняшний: чистый прирост рабочих мест в развитых странах распространяется в основном на людей, у кого есть хоть какое-то специальное образование, кроме среднего476. Для менее образованных — особенно это касается мужчин — ситуация складывается весьма печальная. С поправкой на инфляцию сегодня средний заработок мужчины без среднего образования упал на 66% по сравнению с 1969 г.477

За период 1969-2009 гг. падение среднегодового заработка среди мужчин распределилось следующим образом: 38% — не окончившие среднюю школу, 26% — окончившие среднюю школу и 2% — выпускники колледжей. При этом стоит иметь в виду, что данные цифры касаются только работающих. По каждому уровню образования средний заработок превышает медианные показатели, что свидетельствует о концентрации высоких зарплат среди самых образованных478. При этом в 2010 г. средняя стоимость дома составляла $272 900 при медианном доходе домохозяйства $49,445. Средняя стоимость четырехгодичного обучения в государственном университете обходилась в $16,384479. Сегодня обучение в частной начальной школе измеряется в суммах, которые когда-то платили, чтобы получить престижные дипломы Гарвардского, Йельского или Стэнфордского университетов. Диспропорции достигли чудовищных размеров.

Не лучше обстоят дела и в Великобритании. В 1998 г., когда в стране была введена плата за обучение, годовая цифра не превышала ?1,000 при средней стоимости дома ?81,774480 и среднегодовой зарплате ?17 414481. В 2004 г. «потолок» среднегодовой стоимости за обучение составлял ?3,000, но за десять лет эта она взлетела до ?9,000! Сегодня в Великобритании домохозяйства тратят 24% своего дохода на аренду жилья или выплату ипотеки482. В 2014 г. среднегодовая зарплата составляла ?26,500483 при средней стоимости дома ?265,000484 и средней стоимости годового обучения для студентов последнего курса (2013-2014 академический год) ?8,610485.

США
1970: Обучение: 5,5% от годового дохода домохозяйства
Дом: 305% от годового дохода домохозяйства
1971: Обучение: 19% от годового дохода домохозяйства
Дом: 500% от годового дохода домохозяйства
2010: Обучение: 33% от годового дохода домохозяйства
Дом: 552% от годового дохода домохозяйства
Великобритания
1971: Дом: 282% от годового заработка
1998: Обучение: 6% от годового заработка
Дом: 470% от годового заработка
2014: Обучение: 33% от годового заработка
Дом: 1000% от годового заработка

Если подытожить, диплом о среднем образовании более не является пропуском в жизнь-мечту. Сегодня даже многие граждане с высшим образованием имеют мало шансов пробиться в этой жизни, которая воистину превратилась в сизифов труд: сколько ни кати камень в гору, он все равно скатится вниз.

Подорожание жизни как удар по личным и общественным ценностям

Сегодня мы попали в период рецессии, когда мужчин, потерявших работу, втрое больше, чем женщин486. Жизнь дорожает, перспектив все меньше, и если раньше семья после тяжелого рабочего дня была мужчине в радость, сегодня она становится обузой, потому что надо изыскивать силы, чтобы вкалывать с удвоенной энергией. Для многих молодых мужчин будущее рисуется в самых мрачных красках: они уже не уверены, что могут позволить себе завести семью и детей, купить дом и получить достойную пенсию, отработав на хорошей должности.

Мы больше не верим, что можно купить билет в счастливую жизнь. Не стоит обманываться и насчет социальных лифтов для всех и каждого. На эту тему в Sunday Times вышла статья сэра Фердинанда Маунта: «Осторожно, пропасть: новый тип классового разделения в Британии»:

«В XX веке международная конкуренция отучила нас от кумовства и повышения в должности по принципу старшинства. Чтобы выжить, мы выискивали таланты и платили им соответственно. Так сформировалась новая элита — мы забрали из низших слоев общества самых одаренных... Теперь, когда людей делят на способных и неспособных, классовый разрыв стал еще ощутимее... Плохо и то, что капитализм имеет тенденцию увольнять рабочих самой низкой квалификации... Капитализм постоянно гонится за эффективностью производства, усложняя задачи для машин и упрощая их для человека. Все операции по замерам, расчетам и сборке элементов делает компьютер, а человеку достаточно знать простую комбинацию кнопок»487.

«Этот новый вид труда, исключающий труд физический, позволяет женщинам работать на участках, куда прежде их и близко бы не подпустили», — продолжает Маунт. Но «в этом есть и определенный регресс. Физическая сила и выносливость, основной товар, который могли предложить на рынке труда мужчины из низших слоев, пользуется все меньшим спросом. Эта невостребованность сильно бьет по мужскому самолюбию. Неприятно осознавать, что шахтер или сталевар, чья работа была смыслом всей его жизни, настоящим мужским делом, теперь вынужден перебиваться случайными заработками, переставляя товар на полках супермаркета»488.

Простое выполнение задач, которые прежде считались сложными и тяжелыми, частично объясняет, почему людям не повышают зарплаты. «Наше поколение живет в век информационной революции — настолько всеобъемлющей, что ее последствия в каждом отдельном сегменте экономики сопоставимы с индустриальной революцией общенационального масштаба», — рассказывает психолог Мэри Рейган489. Но эта новая революция многих оставляет за бортом без надежды на будущее. По словам нашего 26-летнего респондента, поколение двухтысячных «столкнулось с растущим уровнем безработицы... При столь волатильной экономике круг возможностей сужается. Мы чувствуем себя потерянными, брошенными. В средствах массовой информации столько разговоров про... социальные программы, про то, что старшему поколению нужно помочь вернуться к труду... Но про нас, 20-30-летних, просто забыли».

Маунт ссылается на доклад по образованию от 2003 г., в котором говорилось: «В Великобритании больше, чем в какой-либо другой стране, возможность получить высшее образование обусловлена принадлежностью к социальному классу». Людям без дополнительной специальности поступить в высшее учебное заведение было в пять раз сложнее по сравнению с теми, кто учился по углубленной схеме490. На сегодняшний день ситуация не улучшилась: доля подростков из простых семей, сдавших экзамены GCSE, в одной школе может составлять 60%, а в другой — 20%491.

Даже если юноши захотят продолжить образование, чтобы самореализоваться, они просто надорвутся из-за высокой стоимости обучения.

Мужская математика

Это забавное уравнение гуляет по всему Интернету. Печально то, что у многих молодых людей ответ сходится.


Многие студенты влезают в большие долги, чтобы окончить колледж, и только потом сталкиваются с жестокой реальностью: работы нет, и диплом для них — вовсе не ключ к успеху. Целому поколению молодых людей внушали, что всего можно достичь при определенной доле старания, но теперь они оказываются на свалке массовой безработицы и в лучшем случае корпят в загородках офиса, чтобы хоть как-то свести концы с концами.

В результате возникает сильное психологическое давление. В Японии появился тип мужчин «сошоку данши» — «травоядные», потерявших интерес к сексу, или есть еще «хикикомори» — «затворники», которые безвылазно сидят дома, как правило, проживая со своими родителями. В Китае тоже есть подобные категории мужчин — это «дяосы», что буквально переводится как «волосы на мужском лобке». «Дяосы» — это, как правило, рабочие в техноиндустрии: они плохо социализированы и большую часть свободного времени посвящают геймингу. Уровень зарплат «дяосы» позволяет отнести их к среднему классу, но они чувствуют себя обделенными по сравнению с «гао фу шуай» — «высокими, богатыми и красивыми». «Дяосы» не очень-то оптимистично смотрят на свои карьерные возможности. Названия этих групп людей отражают то чувство бессилия, которое они испытывают под давлением жестких национальных экономик — по всему миру обычному мужчине становится все труднее добиться в жизни успеха.

Без шанса стать кормильцем семьи, победителем, молодые люди остаются один на один с ощущением неудачи. Если они не могут быть альфа-самцами, что за роль уготована для них в обществе?

Если мы не найдем скорейший выход из этой ситуации, используя как государственные рычаги, так и частные идеи, наша планета превратится в унылый мир одиноких молодых мужчин.

Оглавление книги

· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0.577. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз