Главная / Библиотека / Неалкогольная жировая болезнь печени /
/ Глава 2 НАЖБП — печеночная манифестация метаболического синдрома

Книга: Неалкогольная жировая болезнь печени

Глава 2 НАЖБП — печеночная манифестация метаболического синдрома

закрыть рекламу

Глава 2

НАЖБП — печеночная манифестация метаболического синдрома

Научное развитие проблема НАЖБП получила в 90-х годах XX века, после того как в клинических исследованиях были получены данные о ее широкой и гендер-зависимой распространенности, а неалкогольный стеатогепатит был описан как нозология с собственным высоким риском развития ССЗ и прогрессирования патологии печени.

В широком понимании НАЖБП — полиэтиологическое заболевание. Помимо ожирения и СД 2 типа, важнейшими причинами отложения жира в печени являются хроническая алкогольная интоксикация и некоторые другие токсические воздействия на печень. Например, тяжелые формы стеатоза печени могут развиться на фоне лечения амиодароном, глюкокортикоидами, верапамилом, нифедипином, аспирином, изониазидом, рифампицином, тетрациклином. К внутриклеточной жировой инфильтрации приводит хроническая гипоксия гепатоцитов, вирусный гепатит С, стойкий дисбаланс пищевого рациона с дефицитом витамина С и витаминов группы В, метионина, холина и других липотропных веществ, в частности — фосфа-тидилхолина и незаменимых жирных кислот (табл. 1).

НАЖБП включает три клинико-морфологические формы:

? стеатоз печени — К76.0 — избыточное (более 5 % от веса паренхимы) содержание нейтрального жира триглицеридов в паренхиме печени. Согласно современным данным, выделяют изолированный стеатоз и стеатоз с начальным воспалением, при котором имеет место баллонная дистрофия гепатоцитов, но еще нет характерной для гепатита клеточной инфильтрации;

? неалкогольный стеатогепатит (НАСГ) — К75.8 — стеатоз с развитием хронического диффузного воспаления с некрозом, воспалительной инфильтрацией парензимы и началом формирования фиброза;

? фиброз 1–4 стадий/цирроз печени — К 74.6 — фиброз печени на фоне стеатоза и хронического некротического воспаления в паренхиме [8,11,12,13].

Таблица 1

Этиология НАЖБП [9,10]


НАЖБП стала самым распространенным хроническим заболеванием печени в индустриальных странах мира [1]. Согласно последним эпидемиологическим данным, в «странах запада» НАЖБП встречается у 20–30 %, а в Азии — в пределах 5-18 % взрослого населения (рис. 3) [2]. Распространенность НАЖБП и морбидного ожирения неуклонно увеличивается у городских детей и подростков. За последние 20 лет среди детей в возрасте 6-11 лет частота встречаемости НАЖБП и морбидного ожирения увеличилась с 7 до 13 %, а среди подростков 12–19 лет с 5 до 14 % (ВОЗ, 2006).


Рис. 3. Распространенность НАЖБП в мире [2]

У пациентов с выраженным ожирением и MC распространенность не только НАЖБП, но и частота НАСГ значительно выше. НАСГ встречается во всех возрастных группах и у пациентов обоего пола. Однако 60–75 % пациентов с НАСГ — женщины в возрасте 40–50 лет. Ранее считалось, что НАСГ встречается не менее чем у 1–2 % «здоровых» непьющих людей с нормальным весом и у 30–40 % людей, страдающих ожирением. Согласно данным аутопсий, распространенность НАСГ значительно больше. При аутопсии умерших с СД 2 типа и пациентов с морбидным ожирением НАЖБП выявляют в 70–93 %, НАСГ — в 18,5-26 %, а цирроз печени в 9-10 % случаев [3].

В зависимости от этиологии, возраста, расы и национальности НАСГ встречается у 5–8 % взрослых или у 12–40 % пациентов с НАЖБП. В США частота встречаемости НАЖБП у взрослых среднего возраста достигает 46 %, из них НАСГ диагностируют у 30 % пациентов и чаще — у «испаноговорящего» населения. У 15–20 % пациентов с НАСГ развивается фиброз печени различной тяжести, который существенно увеличивает риск гепатоцеллюлярного рака печени (до 15 % всех случаев рака печени выявляют у пациентов с НАЖБП) [6, 7, 8] (рис. 4).


Рис. 4. Соотношение клинико-морфологических форм НАЖБП (модифицировано из Bhatia L.5. et al., 2007) [7]

Согласно последним данным, у взрослых частота встречаемости НАЖБП при СД 2 типа колеблется в пределах 50–75 %, а у пациентов с диабетом и ИМТ >30 варьирует в пределах 70–90 % [3, 15]. При морбидном ожирении НАСГ диагностируют у 18–26 %, фиброз печени у 20–37 %, а цирроз у 10 % больных [4, 8, 11–15]. У пациентов с СД 2 типа доля НАСГ составляет 56–69 %, а фиброз печени формируется у 37–50 % [3]. Доля НАСГ среди всех форм НАЖБП с каждым годом увеличивается [4].

По данным российских исследований, в 2007–2008 годах (DIREG 1) у амбулаторных пациентов около 80 % случаев НАЖБП составлял стеатоз печени, 17 % — НАСГ, 3 % — стеатофиброз/цирроз печени. В 2013–2014 годах (DIREG 2), одновременно с ростом общей распространенности НАЖБП, частота стеатогепатита среди всех форм НАЖБП увеличилась до 24 % [5] (рис. 5).


Рис. 5. Динамика частоты встречаемости НАЖБП у амбулаторного населения Росии [5]

Характерно, что стеатоз печени и НАСГ на фоне ожирения и СД 2 типа чаще выявляют у относительно молодых пациентов (рис. 6) и с увеличением возраста частота встречаемости НАЖБП снижается [16].


Рис. 6. Соотношение частоты встречаемости НАЖБП в зависимости от возраста [16]

Ранее считалось, что НАЖБП в целом чаще развивается у мужчин [17]. К настоящему времени установлено, что НАЖБП формируется у мужчин в относительно более раннем возрасте. Однако понимание демографических предикторов НАЖБП радикально изменилось, поскольку в абсолютном исчислении большинство пациентов с НАЖБП — женщины в перименопаузе или более молодые женщины с синдромом поликистозных яичников или дисфункцией яичников другой этиологии (рис. 7).


Рис. 7. Предикторы развития НАЖБП у женщин (модифицировано по BallestriS ?tal., 2017) [18]

Так или иначе дефицит эстрогенов и его метаболические последствия гендерно «сближает» пациентов с НАЖБП и в амбулаторной практике формирует «целевую» группу пациентов из менопаузальных женщин [18].

Среди других эпидемиологических предикторов НАЖБП выделяют семейную предрасположенность к гипертонии, ожирению и нарушению липидного обмена. С прогрессированием НАСГ связывают полигенную предрасположенность к развитию инсулинорезистентности. В ее развитии участвуют мутации генов субстрата инсулинового рецептора (СИР-1), гликогенсинтетазы, гормончувствительной липазы, b3-адренорецепторов, фактора некроза опухолей-? (ФНО-а), разобщающего протеина (UCP-1), а также молекулярные дефекты белков, передающих сигналы инсулина (увеличение экспрессии Rad-белка и UPC-1 ингибитора тирозинкиназы инсулинового рецептора в мышечной ткани, снижение мембранной концентрации и активности внутриклеточных транспортеров глюкозы GLUT-4 в мышечной ткани). С высоким риском НАЖБП и риском гепато-целлюлярного рака ассоциированы мутации PNPLA3-I148M и NCAN rs 2228603 [19]. Однако доля «наследственных» случаев НАЖБП по данным генетических исследований последних двух десятилетий колеблется около 10 %, что закономерно требует обратить внимание исследователей на фенотипические механизмы развития заболевания, в частности, на последствия взаимодействия генома с окружающей средой и рационом питания, расовые различия, факторы, влияющие на развитие хронического воспаления [19]. Отдельного внимания заслуживает диагностика НАЖБП у пациентов, не злоупотребляющих алкоголем, но употребляющих спиртные напитки в «безопасных» дозах. Очевидно, что сочетание алкогольной и неалкогольной этиологии жировой инфильтрации широко распространено в медицинской практике. С одной стороны, доказано, что сочетание метаболической и алкогольной этиологии взаимно отягощает жировую инфильтрацию печени и ассоциировано с более высоким риском прогрессирования патологии печени и всех системных проявлений [23]. В этой связи понятна необходимость исключать из категории НАЖБП пациентов, хронически злоупотребляющих алкоголем, так как алкогольная болезнь печени сопряжена с высоким независимым риском прогрессирования, общим негативным прогнозом и отсутствием терапевтической перспективы вплоть до достижения прекращения алкоголизации. С другой стороны, заключение о «безопасном» или «небезопасном» употреблении спиртного основывается на добровольном сообщении пациента и до момента появления соматогенных эквивалентов алкогольной поливисцероатии никак не может быть проверено клинически (табл. 2).

Таблица 2

Ориентировочная оценка «опасного» для здоровья употребления спиртных напитков [24]



Считается, что соматические эквиваленты злоупотребления алкоголем (алкогольная поливисцеропатия) развиваются при хронической алкогольной интоксикации — регулярном (> 5 дней в неделю) употреблении спиртных напитков в дозах, превышающих безопасные. Размер безопасной дозы определен усредненно, на основании данных научных исследований (табл. 2).

По-видимому, в каждом конкретном случае представление о наличии у пациента хронической алкогольной интоксикации должно быть обосновано в соответствии с международными стандартами: на результатах теста AUDIT, сетки LE-GO и др.

Таким образом, в общей практике НАЖБП диагностируют при выявлении жировой инфильтрации и по совокупным клинико-лабораторным данным в том случае, если пациент:

1) не злоупотребляет алкоголем;

2) не принимает лекарственных препаратов, которые могут стать причиной вторичного стеатоза;

3) не имеет наследственных заболеваний, приводящих к микро- или макровезикулярному стеатозу печени.

Оглавление книги

Реклама
· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0.608. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз