Книга: Аддиктология: психология и психотерапия зависимостей

Происхождение агрессивности

закрыть рекламу

Происхождение агрессивности

Убийство – это одна из форм нашей блуждающей скорби.

Р.М. Рильке

Склонность к совершению преступлений наследуется: уровень соответствия у однояйцевых близнецов составляет 48 %. З. Фрейд объяснял богатство и разнообразие явлений жизни сотрудничеством и соперничеством двух различных инстинктов – жизни и смерти, никогда не действующих поодиночке. Чтобы не уничтожить самого себя, человек разрушает внешние объекты. А. Адлер рассматривал агрессию как компенсаторное проявление борьбы за власть – насилие цивилизации над дикой природой и самоутверждение «маленького человека» за счет «больших». Э. Фромм различает агрессию как инстинкт, унаследованный от животных, и специфические влечения человека к разрушению и садизму, жажду собственности и власти.

Анализируя психические механизмы агрессии, А. Фрейд обращает внимание на то, что при агрессивных проявлениях, как и при либидинозных, наблюдается напряженное побуждение и следующее за разрядкой облегчение; если же разрядка блокирована, возникает страдание. Она отмечает, что в борьбе как с либидо, так и с агрессивным влечением используются одни и те же защиты.

«Среди них: отказ в удовлетворении, подавление, реактивное образование (замена неприемлемых мыслей и чувств на диаметрально противоположные), проекция (представление себя в роли объекта влечения), отождествление, перевод влечения с объекта на себя, перевод пассивного влечения в активное».

(Фрейд А., 1999, с. 344)

В то же время А. Фрейд указывает, что ненависть, в отличие от любви, не бывает постоянно привязана к одному объекту. Привязанность же параноика к своему врагу объясняется обращением либидо.

Примером проекции может служить характеристика, данная Черчиллю Гитлером:

«Вот уже более пяти лет этот человек подобно сумасшедшему рыщет по Европе в поисках, где бы что?нибудь еще поджечь. К несчастью, ему снова и снова удается находить продажных правителей, готовых отворить двери своей страны этому международному поджигателю».

(Кох?Хиллебрехт, 2003)

Существуют специфические защиты, используемые для ограничения агрессии. К ним относятся: отождествление с агрессором как средство перевода пассивного влечения в активное; смещение объекта с человека на животное или неодушевленный предмет; отмена; делегирование, когда ответственность за совершенное агрессивное действие переносится на другое лицо или внешнее воздействие либо личность запрещает агрессию себе, но получает удовлетворение от агрессивного поведения других.

Г. Аммон (1995) выделяет деструктивную форму агрессии, которая проявляется вовне отреагированием, сексуальностью, преступностью, разрушительными фантазиями в отношении внешних объектов, разрывом отношений.

Вовнутрь она проявляется психосоматикой, депрессией, манией, суицидом, виктимным поведением, самоповреждениями или запущенностью.

По Гартману (2000), агрессивная разрядка может сама по себе переживаться как удовольствие. Подготовка к ней сходна с предвкушением удовольствия или с повышением напряжения, а завершение агрессивного акта сопровождается чувством насыщения или удовлетворения. Целиагрессии изменяются под влиянием четырех типов конфликтов. 1. Агрессия и либидо могут вступить в конфликт, когда катексис обоих влечений направляется на один и тот же объект (конфликт влечений). 2. Реакция объекта на попытки завершения агрессивных актов может представлять опасность для индивида (конфликт с реальностью). 3. Эго, уже частично идентифицировавшееся с объектом, может подготовиться к этой опасности, но ему могут помешать завершить агрессивный акт (структурный конфликт с участием Эго). 4. Конфликт с моральными ценностями (структурный конфликт с участием Суперэго). Влияниеагрессии изменяется четырьмя способами: 1) смещение агрессии на другие объекты; 2) затруднения в осуществлении целей агрессивных импульсов; 3) сублимация агрессивной энергии и 4) воздействие либидо.

Агрессивность может быть результатом ранних фрустраций, повлиявших на развитие личности. Однако ее широкое распространение в современном обществе, особенно тоталитарном, можно объяснить и культом насилия, ханжески прикрываемом моралью гуманизма. Р. Мэй пишет:

«Когда конгрессмен разражается тирадой против насилия, он, видимо, совершенно забывает, что, будучи ребенком, онбежал за пожарными машинами, онвосторгался картинами боя быков и онтакже испытывал странное сочетание соблазна и ужаса, которое заставляет людей толпиться на месте несчастного случая. Мы отрицаем умом “тайную любовь к насилию”, которая присутствует во всех нас в некоторой форме, и в то же время нашими телами мы совершаем акты насилия. Подавляя сознание факта насилия,мы тем самым получаем возможность тайком предаваться наслаждению им… Мы будем сталкиваться со вспышками насилия до тех пор, пока людям будет недоставать значимых переживаний».

(Мэй, 2001, с. 198–199, 218)

Выходя из себя, человек преодолевает свои индивидуальные границы, «сливается в экстазе» с другими, с Богом или Дьяволом. Р. Мэй замечает, что мужчина ассоциирует огнестрельное оружие с фаллической властью – ведь оно изрыгает субстанцию, которая утверждает его жизнь за счет вселения в другого человека.

Л. Берковиц (2002) утверждает, что агрессивные банды нападают на людей ради удовольствия, получаемого от причинения боли, а также ради достижения ощущения силы и власти над другими. Крики жертвы о боли и мольба о пощаде вызывают у мучителя эйфорию, подкрепляют его агрессию и подогревают ее. Автор подчеркивает, что агрессивность часто является лишь одним из проявлений антисоциального поведения – обычно она сочетается с потреблением ПАВ, азартными играми, промискуитетом, изнасилованием, воровством, грабежами, нарушением правил дорожного движения, поджогами и актами вандализма. Автор обращает также внимание на связь агрессии с переживанием чувства стыда – у стыдливых людей часто обнаруживается высокая склонность к агрессии. По мнению автора, человек, испытывающий чувство стыда, вначале злится на самого себя за то, что своим поведением заставил себя усомниться в собственной ценности. Затем гнев переадресовывается тому, кто выразил недовольство его поведением и тем самым заставил пережить унижение. Как стыд является одним из наиболее глубоких и сильных аффектов, так и ярость бывает глубокой, неадекватной по силе вызвавшему ее событию. Злость, вызванная собственной осознаваемой неадекватностью, еще больше усиливает агрессию, доводя человека до бешенства: «Раз ты меня до этого довел, получай!» Во время чемпионата мира по футболу в Японии переживание нашего спортивного поражения спровоцировало погром в центре Москвы. Обида за державу трансформировалась у футбольных фанатов в месть столице и агрессию против стражей порядка – представителей власти.

Кроме стыда, готовность к агрессивному поведению усиливают такие личностные черты, как боязнь общественного неодобрения, раздражительность, готовность усматривать враждебность в чужих действиях, убежденность человека в том, что он в любой ситуации остается хозяином своей судьбы. Выделяют такие мотивы агрессивного и садистического поведения, как защита от реальной или предполагаемой агрессии со стороны окружающих, упоение полнотой своей власти над истязаемой жертвой, повышение самооценки во время совершения рискованных действий (Антонян, 1992, 2003).

Агрессивное поведение усиливается алкоголизацией, так как в состоянии алкогольного опьянения у человека повышается возбудимость, растормаживаются сдерживаемые в трезвом состоянии агрессивные импульсы, уменьшается способность адекватно оценивать ситуацию и свое поведение, отдавать себе отчет последствиях своих поступков. Определенное значение имеет также ожидание снисходительного отношение к пьяному человеку.

Усиливают агрессию и представления о допустимости агрессивных действий в определенных ситуациях. По американским данным, пьющие рабочие, одобряющие агрессию против жены, в восемь раз чаще наносят своим женам побои, чем непьющие «белые воротнички», не одобряющие рукоприкладство. При этом определенную роль играет «контрагрессия» жены, которая провоцирует насилие со стороны мужа. В связи с этим рекомендации всегда открыто выражать свои негативные чувства выглядят сомнительно.

М. Мичерлих в своей книге «Примеры для подражания исчерпаны», изданной в США в 1978 г., указывает, что родители, чья личность извращена коммунистическим бытием, не могут быть объектами идентификации для своих детей. У таких детей возникает дефект идентичности, сопровождающийся чувством внутренней опустошенности. В этом случае конфликт между отцами и детьми протекает острее обычного, так как конструктивное соперничество поколений заменяется местью бывших детей за разочарование в идеалах.

Бастиаанс (2001) на материале психосоматических больных выделил точки фиксации в развитии агрессии, на которых может останавливаться или к которым может регрессировать личность. Бегство от собственных побуждений и агрессивности наблюдается у маленьких детей, не имеющих еще целесообразных способов разрешения первых проявлений агрессии (см. выше тип «чрезмерно контролирующего себя» агрессора). Ребенок проявляет чисто деструктивное поведение, когда еще не может регулировать или сублимировать свои агрессивные импульсы. Протестующее поведение может быть позитивным, когда оно сливается с либидинозными побуждениями, и негативным. Садомазохистское поведение отмечается в тех случаях, когда конкурируют две тенденции: к борьбе и к бегству. Предпочтение соперничества через результаты проявляется в сублимации агрессии, когда ребенок стремится превзойти соперников в результатах продуктивной деятельности. Деструктивно– соперничающее поведение ведет к уничтожению соперников в борьбе за лидерство. Позитивно?соперничающее поведение состоит в том, что человек признает право соперника на существование только при условии, что чувствует свое превосходство в какой?либо сфере. Креативное и конструктивное поведение возможно, когда творческая личность способна следовать своим потребностям, в том числе потребности отдавать себя людям, которых она перестает воспринимать как средства для усиления своей власти.

Отсутствие эмпатии у агрессивных личностей может быть связано с аутистическими механизмами. У аутичных детей выделены следующие черты. 1. Отсутствие способности отличать живое от неживого. 2. Привязанность к неживым объектам наряду с неспособностью испытывать теплые чувства к матери и другим людям. 3. Отвергание любых попыток других людей установить с ними контакт. 4. Использование людей для исполнения своих желаний. 5. Почти полное отсутствие эрогенных зон и пониженная чувствительность к боли.

В проявлениях агрессии существует ряд половых различий. Мужчины обычно демонстрируют прямые формы агрессии, женщины – косвенные, скрытые: наговор на противника за его спиной, демонстрация обиды, игнорирование обидчика, разрыв интимных отношений. При этом мужчины чаще убивают мужчин, а женщины становятся жертвами супружеского насилия и сексуальной агрессии. Несомненна связь полового возбуждения и сексуальной агрессии. По данным опросов, каждая вторая женщина и каждый четвертый мужчина подвергались различным формам сексуальной агрессии.

? Если бы я знал, на что я так зол, я бы не был так зол.

Миньон Маклофлин

Оглавление книги

· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0.184. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз