7. Трагедия и фарс

Чаще всего анализ софизма не может быть завершен раскрытием логической или фактической ошибки, допущенной в нем. Это как раз самая простая часть дела. Сложнее уяснить проблемы, стоящие за софизмом, и тем самым раскрыть источник недоумения и беспокойства, вызываемого им, и объяснить, что придает ему видимость убедительного рассуждения.

В обычном представлении и в специальных работах, касающихся развития науки, общим местом является положение, что всякое исследование начинается с постановки проблемы. Последовательность «проблема — исследование — решение» считается приложимой ко всем стадиям развития научных теорий и ко всем видам человеческой деятельности. Хорошая, то есть ясная и отчетливая, формулировка задачи рассматривается как непременное условие успеха предстоящего исследования или иной деятельности.

Все это верно, но лишь применительно к развитым научным теориям и достаточно стабилизировавшейся и отработанной деятельности. В теориях, находящихся на начальных этапах своего развития и только нащупывающих свои основные принципы, выдвижение и уяснение проблем во многом совпадает и переплетается с самим процессом исследования и не может быть однозначно отделено от него. Аналогично в случае других видов человеческой деятельности.

В обстановке, когда нет еще связной, единой и принятой большинством исследователей теории, твердой в своем ядре и развитой в деталях, проблемы ставятся во многом в расчете на будущую теорию. И они являются столь же расплывчатыми и неопределенными, как и те теоретические построения и сведения, в рамках которых они возникают.

Эту особую форму выдвижения проблем можно назвать «парадоксальной» или «софистической». Она подобна в своем существе тому способу, каким в античности поднимались первые проблемы, касающиеся языка и логики.

Отличительной особенностью софизма является его двойственность, наличие, помимо внешнего, еще и определенного внутреннего содержания. В этом он подобен символу и притче.

Подобно притче, внешне софизм говорит о хорошо известных вещах. При этом рассказ обычно строится так, чтобы поверхность не привлекала самостоятельного внимания и тем или иным способом — чаще всего путем противоречия здравому смыслу — намекала на иное, лежащее в глубине содержание. Последнее, как правило, неясно и многозначно. Оно содержит в неразвернутом виде, как бы в зародыше, проблему, которая чувствуется, но не может быть сколько-нибудь ясно сформулирована до тех пор, пока софизм не помещен в достаточно широкий и глубокий контекст. Только в нем она обнаруживается в сравнительно отчетливой форме. С изменением контекста и рассмотрением софизма под углом зрения иного теоретического построения обычно оказывается, что в том же софизме скрыта совершенно иная проблема.

В русских сказках встречается мотив очень неопределенного задания. «Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». Как это ни удивительно, однако герой, отправляясь «неизвестно куда», попадает как раз туда, куда требуется, и, отыскивая «неизвестно что», находит именно то, что нужно. Задача, которую ставит софизм, подобна этому заданию, хотя и является намного более определенной.

В притче «Перед параболами» Ф. Кафка пишет: «Слова мудрецов подобны параболам. Когда мудрец говорит: «Иди туда», то он не имеет в виду, что ты должен перейти на другую сторону. Нет, он имеет в виду некое легендарное «Там», нечто, чего мы не знаем, что и он сам не мог бы точнее обозначить». Это точная характеристика софизма как разновидности притчи. Нельзя только согласиться с Кафкой, что «все эти параболы только одно — непостижимое непостижимо». Содержание софизмов разностороннее и глубже, и оно, как показывает опыт их исследования, вполне постижимо.

В заключение обсуждения проблем, связанных с софизмами, необходимо подчеркнуть, что не может быть и речи о реабилитации или каком-то оправдании тех рассуждений, которые преследуют цель выдать ложь за истину, используя для этого логические или семантические ошибки.

Речь идет только о том, что слово «софизм» имеет, кроме этого современного и хорошо устоявшегося смысла, еще и иной смысл. В этом другом смысле софизм представляет собой неизбежную на определенном этапе развития теоретического мышления форму постановки проблем. Сходным образом и само слово «софист» означает не только «интеллектуального мошенника», но и философа, впервые задумавшегося над проблемами языка и логики.

Все в истории повторяется, появляясь в первый раз как трагедия, а во второй — как фарс. Перефразируя этот афоризм, можно сказать, что софизм, впервые выдвигающий некоторую проблему, является, в сущности, трагедией недостаточно зрелого и недостаточно знающего ума, пытающегося как-то понять то, что он пока не способен выразить даже в форме вопроса. Софизм, вуалирующий известную и, возможно, уже решенную проблему, повторяющий тем самым то, что уже пройдено, является, конечно, фарсом.

Похожие книги из библиотеки

О медицине (ЛП)

Годы рождения и смерти Авла Корнелия Цельса, римского ученого-энциклопедиста и врача, точно не установлены. Сопоставляя однако упоминания о нем многих римских писателей, приходят к выводу, что Цельс жил в конце I века до н. э. и в первой половине I века н. э. Общепризнанным является мнение, что время жизни Цельса следует отнести к правлению императоров Августа (27 г. до н. э. - 14 г. н. э.) и Тиберия (14-37 гг. н. э.). Называют (также предположительно) и более точные даты: 25-30 гг. до н. э. - 45-50 гг. н. э. Возможно, что Цельс дожил до времени правления Нерона (54-68 гг. н. э.). Местом рождения Цельса предположительно считают города Верону или Рим. Разносторонне образованный человек, Цельс писал о сельском хозяйстве, риторике, философии, праве, военном деле и медицине. Его капитальный труд "De medicina" ("О медицине") в восьми книгах, единственный из его трудов дошедший до нас, составляет VI-XIII книги огромной энциклопедии "Artes" - "Искусства", написанной Цельсом. Сочинение "О медицине" создано им, вероятно, около 25-30 гг. н. э. Русский врач Александр Бернард, посвятивший Цельсу свою диссертацию на степень доктора медицины[1], высказал предположение, что учителями Цельса были его старшие современники[2], выдающиеся греческие врачи, практиковавшие в Риме, Мегет, Трифон и Евельпист. Вполне допустимо, что Цельс пополнил свои медицинские знания в основанной Августом schola medicorum (Медицинской школе)[3]. Упоминания римских писателей о Цельсе весьма многочисленны. Луций Юний Модерат Колумелла (конец I века до н. э. - 65 г. н. э.) пишет:[4] "В наше время Корнелий Цельс в пяти книгах изложил весь свод знаний"[5]. Он же называет Цельса "Весьма прославленным писателем нашего времени"[6]. Известный оратор и теоретик ораторского искусства Марк Фабий Квинтилиан (около 30-96 гг. н. э.) также неоднократно упоминает о Цельсе в своем сочинении "обучение оратора"[7] и, между прочим, характеризует его писательскую манеру, отмечает, что Цельс писал "не без изящества и блеска". Упоминает о Цельсе и Плиний Старшии[8] (23/24-79 гг. и. э.). Сочинение "О медицине" написано ясным, и простым языком. Тот же Квинтилиан, оценивая ораторские способности Цельса, отмечал:[9] "... что касается оратора, то, конечно, нет разногласий в отношение Цельса, который несомненно следовал за Цицероном".

Первый год жизни малыша. 52 самые важные недели для развития ребенка

Первый год жизни ребенка – самый потрясающий, самый интересный, самый непростой, самый важный и самый необычный период и для самого малыша и для его родителей. Судите сами, всего за 52 недели ваш малыш: • из беспомощного новорожденного превращается в веселого «годовасика», уверенно стоящего на крепких ножках; • проходит путь от «первобытного человечка» до Эйнштейна, каждый день совершая новые открытия, анализируя их и делая выводы; • превращает бессмысленный лепет в осознанные и радующие родительский слух «мама», «папа», «киса»; • меняет вашу жизнь настолько, что вы уже не понимаете, как могли раньше жить без этого очаровательного карапуза. Вы узнаете, как в течение первого года жизни растет и умнеет ваш ребенок, проходя за пятьдесят две недели великий путь от беспомощного новорожденного до смышленого малыша.

Обучение моторным навыкам детей с ДЦП. Пособие для родителей и профессионалов

Каждый родитель ребенка с ДЦП стремится сделать все возможное, чтобы улучшить его двигательные навыки. Книга Зиглинды Мартин подробно описывает, как улучшать навыки крупной моторики у детей с разной степенью поражения мышц и суставов. Читатели узнают об этапах развития моторики у детей с церебральным параличом, о том, как последовательно помогать детям осваивать все более сложные навыки, такие как сидеть, ползти, вставать на четвереньки, стоять и ходить. Автор предлагает упражнения на растяжку, укрепление мышц, освоение разных положений тела, которые могут быть адаптированы к конкретному ребенку и принести со временем пользу, удовольствие и ощутимый результат. В конце книге приведена информация о медицинских препаратах и процедурах, которые могут быть назначены ребенку с ДЦП для улучшения его состояния. Издание адресовано родителям детей с ДЦП, физиотерапевтам и другим специалистам, задействованным в помощи детям с церебральным параличом.

Идеальный бюст. 15 минут в день для красоты и здоровья женской груди

Символ женственности, сексуальности и материнства, женская грудь во все времена была объектом восхищения. И неудивительно, что женщины очень внимательно и придирчиво относятся к ее внешнему виду. В стремлении добиться желанного результата они глотают таблетки, садятся на специальные диеты, проходят изощренные процедуры в салонах и ложатся под нож хирурга… Хотя для того, чтобы грудь выглядела привлекательной, достаточно лишь держать ее в тонусе, слегка подкорректировать форму и сделать кожу нежнее. Игорь Ковальский предлагает действенные методы корректировки груди: специальные комплексы несложных упражнений, водные и косметические процедуры, поддерживающую диету.