Книга: Точка наслаждения

Глава 2. Грязные разговоры

закрыть рекламу

Глава 2. Грязные разговоры

— Вчера ночью я была с Джереми, — доверительно рассказываешь ты лучшей подруге.

— У вас был секс? — спрашивает она.

— Нет, — отвечаешь ты (потому что его пенис не входил в твое тело).

Новый взгляд на язык секса

Вам не кажется, будто в этих словах есть что-то неправильное? Многие не увидят в них ничего странного. Но, закончив читать главу, вы поймете, что эта фраза отражает сложившееся в нашей культуре пренебрежительное отношение к женскому оргазму. Однако язык тоже может влиять на менталитет. Другими словами, мы — это то, что мы говорим. Давайте изучим наш язык и узнаем, как лингвистическая сексуальная революция поможет добиться равенства оргазмов!

Секс под лупой

Выберите минутку, чтобы подумать, какое значение в нашей культуре имеет слово «секс». Что обычно подразумевают, говоря «Мы занимались сексом» или «Я бы хотел заняться с ней сексом!»?

Если представили проникновение пениса в вагину (то есть половой акт), то попали точно в цель. Не нужно далеко ходить, чтобы убедиться: в современной западной культуре «секс» и «половой акт» — взаимозаменяемые понятия. Популярные журналы часто пишут о «лучших позах для секса», но речь в таких статьях обычно идет именно о позициях для полового акта. Даже словарь толкует секс как половой акт.

Учитывая всё это, почти не вызывают удивления результаты множества исследований, обнаруживших, что в нашей культуре большинство людей определяют секс как половой акт. Ведущие этих экспериментов давали участникам список сексуальных действий (например, пенильно-вагинальный половой акт, куннилингус, фелляция) и просили указать, что из перечисленного они считают сексом. Результаты оказались предсказуемыми: почти все исследуемые были уверены, что секс — это половой акт. Нашлись и те, кто посчитал «официальным» сексом оральный. Интересно, что говорили участники эксперимента об оргазме во время полового акта. Многие оказались убеждены: даже если женщина не испытала оргазма во время соития, это всё равно считается сексом. Однако если мужчина не достиг оргазма, это в корне меняет дело: называть это сексом согласились гораздо меньше испытуемых. Короче говоря, в нашей культуре принято думать, что секс — это половой акт, во время которого мужчина испытал оргазм. Задумайтесь об этом!

Как вы, вероятно, знаете из собственного опыта (и как подтверждает упомянутый выше психологический эксперимент), секс обыкновенно заканчивается, когда мужчина эякулирует. Большинство гетеросексуальных половых контактов происходит по известному сценарию: сначала «прелюдия», потом «секс» (половой акт), во время которого мужчина испытывает оргазм, а затем всё прекращается. Где в этой хорошо знакомой последовательности событий женский оргазм? Его нередко имитируют во время полового акта одновременно с мужским. По-настоящему дама может испытать наслаждение, если получает прямую или косвенную стимуляцию клитора либо во время предварительных ласк (оральный секс, мануальная стимуляция), которые мы называем «прелюдией».

Разберемся с «прелюдией»

Давайте рассмотрим этот термин. Он тесно связан с господствующим в нашей культуре определением секса как гетеросексуального пенетративного акта. Согласно словарю Мерриэма — Уэбстера, прелюдия — это «эротическая стимуляция, предшествующая половому акту» либо «действие или поведение, предшествующие событию». То есть прелюдия — это всё, что предваряет основное событие, а таковым считается, опять же, гетеросексуальный половой акт. Группа феминисток, которые на короткое время обеспечили клитору широкую известность (о них вы узнаете в следующей главе), отмечают следующее.

СЛОВО «ПРЕЛЮДИЯ» ПОДРАЗУМЕВАЕТ, ЧТО ЭТО СЕКСУАЛЬНОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ НЕ ВАЖНО САМО ПО СЕБЕ; ЭТО СКОРЕЕ РАЗМИНКА, КОТОРУЮ МУЖЧИНА ДОЛЖЕН ВЫПОЛНИТЬ, ЧТОБЫ ПОДГОТОВИТЬ НАС К ПОЛОВОМУ АКТУ.

Давайте подробнее рассмотрим сексуальное действие, к которому особенно часто прибегают, чтобы подготовить женщину, — оральный секс. Цитируя Яна Кернера, автора практического руководства по оральному сексу для мужчин She Comes First («Она финиширует первой»): «Большинство мужчин считают куннилингус одним из аспектов прелюдии, аперитивом, который подают перед основным блюдом — соитием». Однако важно понимать, что этот «аперитив» для многих женщин и есть основное блюдо: именно так они испытывают оргазм! Несмотря на это, оральный секс редко считается полноценным актом. В упомянутом выше эксперименте среди участников от 18 лет до 29 лет

68 % ЖЕНЩИН СООБЩИЛИ, ЧТО СЧИТАЮТ СЕКСОМ КУННИЛИНГУС, СДЕЛАННЫЙ ПАРТНЕРОМ, НО ТОЛЬКО 33 % МУЖЧИН СООБЩИЛИ, ЧТО СЧИТАЮТ СЕКСОМ КУННИЛИНГУС, СДЕЛАННЫЙ ПАРТНЕРШЕ.

Помимо пугающего количества возможностей для сексуального недопонимания (два человека ложатся в постель, и один думает, что они занимаются сексом, а другой — что нет!), эти результаты отчетливо показывают: примерно две трети мужчин и треть женщин не считают сексом то действие, которое дает большинству дам возможность уверенно достичь оргазма. Это всего лишь прелюдия.

Переосмыслим язык прелюдии и секса

Каким бы был мир, если бы женский оргазм в нем находился на первом месте, а мужской назывался «просто прелюдией»? Тогда сексом считали бы клиторальные ласки (пальцем, языком или вибратором), которые часто происходят во время гетеросексуальных контактов до соития, а сам половой акт именовался бы, например, «кода» или «заключительный этап». Звучит революционно! Впрочем, если бы положение в самом деле изменилось с точностью до наоборот, неравенство по-прежнему никуда не делось бы, потому что в этой перевернутой ситуации мы уделяли бы основное внимание женскому оргазму. Но есть и более справедливое решение.

ДАВАЙТЕ ОДИНАКОВО СЧИТАТЬ СЕКСОМ И КЛИТОРАЛЬНУЮ СТИМУЛЯЦИЮ, И ПОЛОВОЙ АКТ!

Если бы мы как общество смогли добиться подобных изменений, термин «прелюдия» утратил бы смысл. В сексе больше не было бы одного главного события. Удовлетворение мужчин и женщин и их способы достижения оргазма считались бы одинаково важными.

Поставив половой акт и стимуляцию клитора на один уровень, мы также могли бы решить еще одну предательскую словесную проблему, от которой нередко страдают авторы журнальных статей и даже некоторые сексологи. Когда женщина во время полового акта касается своего клитора, это называют «дополнительной клиторальной стимуляцией». Как вы помните из предыдущей главы, согласно анонимным опросам среди моих студентов

ПОЧТИ 45 % ЖЕНЩИН СЧИТАЮТ ПОЛОВОЙ АКТ В СОЧЕТАНИИ С КЛИТОРАЛЬНОЙ СТИМУЛЯЦИЕЙ САМЫМ НАДЕЖНЫМ СПОСОБОМ ПОЛУЧИТЬ ОРГАЗМ.

Очевидно, называть клиторальную стимуляцию дополнительной некорректно. Это не какой-то необязательный, лишний элемент. Это важнейшая часть главного события!

Если мы начнем считать стимуляцию клитора и половой акт одинаково важными, обретем два очевидных преимущества. Во-первых, признание получит тот способ, которым большинство женщин достигает оргазма (о чем я уже много говорила). И во-вторых, интимные действия двух женщин тоже будут считаться сексом. Грета Кристина, автор очаровательно провокационного эссе Are We Having Sex Now or What? («У нас сейчас секс или что?»), которое читают студенты на моих занятиях, рассказывает, как легко ей было считать сексуальных партнеров, когда она занималась сексом только с мужчинами, и какая путаница возникла, когда она начала заниматься сексом с женщинами. Кристина пишет:

Составляя список сексуальных партнеров, я всегда определяла секс как пенильно-вагинальный половой акт… Это очень простое определение, прямолинейная бинарная система. Пенис побывал в вагине — да или нет?.. Конечно, это не самое объективное определение, но оно принято повсеместно, за ним стоит древняя и уважаемая традиция, и когда я встречалась только с мужчинами, у меня не было по-настоящему веской причины в нем сомневаться. Но с женщинами… хм, у них же нет пениса, а значит, привычная система учета с самого начала давала сбой… И когда я начала заниматься сексом с женщинами, от этой терминологии пришлось отказаться в пользу более емкого определения.

Если мы ставим цель найти более емкое определение, включающее не только мужской, но и женский способ испытывать оргазм, я попрошу вас присоединиться ко мне и перестать использовать слово «секс» только для обозначения полового акта. Но должна предупредить: это непросто. Признаюсь честно, даже я, хотя пишу книгу, в которой выступаю за изменение сексуального лексикона, иногда ловлю себя на том, что автоматически, рефлекторно использую слово «секс» для обозначения соития. Это определение слишком глубоко укоренилось в нашем сознании.

Действия или ориентация

Многие женщины отождествляют себя с определенной сексуальной ориентацией, но есть и те, кто этого не делает. Даже если женщина считает себя, например, гетеросексуальной, она всё же может совершать сексуальные действия, выходящие за эти рамки (например, вступить в короткую связь с дамой). Кроме того, женская сексуальность, интересы и влечения могут несколько раз меняться в течение жизни. Существует множество ориентаций, с которыми люди идентифицируют себя. Именно поэтому в книге я буду использовать слова «гетеросексуальные» или «лесбийские» для описания сексуальных действий, а не для обозначения ориентации.

Чтобы изменить свою речь, для начала неплохо просто замечать подходящие для этого моменты. Когда вы читаете журналы и книги, смотрите телевизор и кино, обращайте внимание на слово «секс». Замечайте, как часто его используют для обозначения полового акта. Сопоставив это с тем, что крайне мало женщин испытывает оргазм, вы совершенно ясно увидите абсурд происходящего. Когда я только начинала работать над своей речью, в авторитетном онлайн-журнале мне попался хороший пример. В нем был размещен «оргазм-тест», и один из вопросов звучал так: «Сколько времени нужно женщине, чтобы испытать оргазм во время секса?» Авторы ответили конкретной цифрой, но на самом деле ответ зависит от того, что именно вы понимаете под сексом! Если им считать стимуляцию клитора, для большинства женщин верным будет ответ «около 20 минут», но если подразумевать только энергичное проникновение пениса в вагину, ответ становится куда более туманным, поскольку слишком мало дам могут гарантированно получить наслаждение от этого процесса. Еще абсурднее выглядят многочисленные статьи о «лучших позах для секса», бесконечно перечисляющие положения для соития, в которых можно получить косвенную стимуляцию клитора, но ничего не говорящие о прямой стимуляции клитора пальцами, языком или вибратором. Когда вы начнете чаще замечать эти коварные речевые нюансы, постарайтесь изменить свою речь.

Какими же словами лучше пользоваться? Конечно, вы по-прежнему можете употреблять слово «секс», но теперь оно должно означать не только половой акт, но и все остальные виды сексуальных действий. Еще один вариант — выбрать для описания любого полового контакта совершенно другой термин. По словам одной студентки, они с друзьями используют слово «перепихнуться». Однако его буквальный смысл кажется мне не совсем подходящим с точки зрения языка, который я пытаюсь защищать. Вот несколько вариантов, которые подскажут, с чего начать: «шалить», «водить шашни», «клеить» (вы наверняка и так употребляете все эти метафоры). Или можно воспользоваться капсулой времени и извлечь старинное выражение, например «крутить амуры». Либо, если у вас достаточно доверительные отношения с партнером, попробуйте словосочетание «заниматься любовью». Если нужно обозначить собственно половой акт, или соитие, можете прямо так его и называть, или использовать сокращение ПВП (пенильно-вагинальная пенетрация). Если вам требуется менее научное и более разговорное выражение, существует множество вариантов, от «шпилиться» и «кувыркаться» до «танцевать горизонтальное танго» и «играть в “спрячь сосиску”». Или, несмотря на порой негативные коннотации, вы могли бы говорить, что «трахаетесь». Какое бы слово вы ни выбрали и как бы вам ни было сложно, надеюсь, вы перестанете приравнивать секс исключительно к половому акту. Даю честное слово, вы, ваш партнер и общество в целом от этого только выиграют.

Какую пользу это принесет мужчинам

В книге She Comes First («Она финиширует первой») Ян Кернер обращается к мужчинам-читателям с вдохновляющими словами о том, почему не нужно ставить знак равенства между сексом и половым актом и какую пользу это может им принести. Он говорит:

«Когда мы понимаем роль клитора в стимулировании этого процесса, секс становится проще, легче и приятнее, и нас начинает радовать возможность доставлять удовольствие своими руками и ртом, телом и разумом. Отвлекаясь от полового акта, мы открываем себя для множества новых способов испытывать наслаждение, которые, возможно, не производят впечатление безусловно мужественных, но в итоге позволяют каждому из нас лучше выразить себя как мужчине. Секс больше не зависит от пениса, и мы можем перестать привычно тревожиться из-за его размеров, выносливости и производительности. Мы становимся свободными и можем любить всем своим существом».

Я еще раз специально вернусь к этому в главе «Культура клитора для него».

«Всё, что внизу, — это вагина»

Еще одна вербальная проблема, которую нужно решить, — то, как мы называем женские гениталии. Чтобы вы поняли суть, вкратце изложу, о чем пойдет речь в следующей главе.

И у женщин, и у мужчин есть видимые (наружные) и невидимые (внутренние) половые органы. К видимым половым органам мужчины относятся пенис и мошонка (мешочек, в котором находятся тестикулы [яички]). Невидимые части — это сами тестикулы и ряд каналов, через которые выводятся сперма и моча. Видимая часть женских гениталий называется вульвой, сюда включены малые (внутренние) и большие (наружные) половые губы, головка клитора, уретральное отверстие (через которое выходит моча) и вагинальное отверстие (куда входит пенис и откуда появляются дети). К внутренним элементам женских гениталий относятся внутренняя часть клитора и канал влагалища (вагина).

Несмотря на огромное разнообразие внутренних и наружных элементов женской интимной анатомии, мы называем всё, что находится «там», вагиной. Вспоминаю случай с моей подругой, матерью четырехлетнего сына и шестилетней дочери. Девочка спросила: «Почему я не могу писать стоя, как Сэмми?» И мать без малейших колебаний ответила: «Потому что у него пенис, а у тебя вагина». Эта женщина — врач, и в медицинском колледже она проходила курс акушерства и гинекологии. Но даже она не могла найти правильные слова, чтобы объяснить дочери, что у мальчиков моча выходит через пенис, который они могут видеть, держать в руке и направлять в сторону унитаза, а у девочек моча выходит через отверстие в вульве, и у них нет возможности взять его в руку и куда-либо направить. Вместо этого она сказала своей дочери, что моча выходит из того места, которое на самом деле совершенно для этого не предназначено, — из вагины! С тем же успехом можно было сказать ребенку, что носом можно не только дышать, но и есть — ведь нос и рот расположены на лице, так в чем разница?! Это действительно странно, но в какой-то момент мы начали называть весь комплекс женских половых органов словом, которое относится лишь к одной его части, и даже не осознаём, насколько это нелепо.

Такая абсурдность особенно заметна, если вспомнить феминистскую пьесу Ив Энслер «Монологи вагины». Как метко написала Харриет Лернер в своем блоге на портале Psychology Today: «Перед нами пьеса, цель которой, казалось бы, вернуть женщинам гордость за их гениталии, в том числе их гордое название, — но при этом она в высшей степени далека от генитальной реальности. Брить вагину? Серьезно? Если не заменить слово “вагина” на “вульва”, большая часть пьесы просто не имеет никакого смысла».

Лернер не только привлекает внимание к путанице, которая возникает, когда мы неправильно называем вульву, она также указывает, какой вред приносит это ошибочное именование. Она говорит, что так мы наносим лингвистические увечья женским гениталиям. Цитируя слова самой Лернер:

«МЫ ДОЛЖНЫ РАДОВАТЬСЯ ТОМУ, ЧТО У АМЕРИКАНЦЕВ НЕ ПРИНЯТО ВЫРЕЗАТЬ КЛИТОР И УДАЛЯТЬ ПОЛОВЫЕ ГУБЫ, КАК ЭТО ПРАКТИКУЕТСЯ В ДРУГИХ КУЛЬТУРАХ. НО ВЕДЬ С ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ МЫ ДЕЛАЕМ ТО ЖЕ САМОЕ — ЕСЛИ ХОТИТЕ, ПСИХОЛОГИЧЕСКИ КАЛЕЧИМ ЖЕНСКИЕ ГЕНИТАЛИИ. ОЧЕВИДНО, ЧТО ВУЛЬВА И ВАГИНА — ДАЛЕКО НЕ ОДНО И ТО ЖЕ, НО СЛОВО МОЖЕТ БЫТЬ ТАКИМ ЖЕ ОСТРЫМ И БЫСТРЫМ, КАК СКАЛЬПЕЛЬ ХИРУРГА».

Лернер не первая использует эту метафору, сравнивая ошибочное именование женских гениталий с калечащими операциями на половых органах. Феминистские антропологи говорят, что, называя весь комплекс женских гениталий вагиной, мы делаем самый важный сексуальный орган женщины — клитор — безымянным и невидимым. Они утверждают, что таким образом мы поддерживаем в нашей культуре «символическую клиторидэктомию».

Что вы об этом думаете? У вас случился момент просветления? Или вы считаете, что «символическая клиторидэктомия» и «психологически калечить женские гениталии» — слишком сильные выражения? Позвольте перефразировать и немного смягчить их. Как справедливо указала Ребекка Чалкер, автор книги The Clitoral Truth («Правда о клиторе»), нам не следует называть все женские половые органы словом, обозначающим лишь одну их часть (вагина), которая к тому же в сексуальном смысле более полезна для мужчин, чем для самих женщин. К тому же, как когда-то было заявлено в tumblr-блоге V Is for Vulva:

«ТО, ЧТО НЕ НАЗВАНО, НЕ СУЩЕСТВУЕТ, И КАЖДЫЙ РАЗ, КОГДА ЛЮДИ ГОВОРЯТ “ВАГИНА”, В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ПОДРАЗУМЕВАЯ ВУЛЬВУ, ОНИ ОТКАЗЫВАЮТ В СУЩЕСТВОВАНИИ ТЕМ ЭЛЕМЕНТАМ ЖЕНСКИХ ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ, КОТОРЫЕ ДОСТАВЛЯЮТ ЖЕНЩИНАМ САМОЕ БОЛЬШОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ! ПРИШЛО ВРЕМЯ ПЕРЕСТАТЬ ДЕЛАТЬ СЕБЯ (И ЧАСТИ СВОЕГО ТЕЛА) НЕВИДИМЫМИ — И ДЛЯ НАЧАЛА ДАВАЙТЕ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ПРАВИЛЬНО».

Как говорить правильно

Итак, как же нам называть женскую интимную анатомию? Вы сейчас подумали: «Я знаю, наверное, ваджаджа

История этого слова говорит сама за себя. Оно было предложено в 2006 году, когда продюсеры и руководство сериала «Анатомия страсти» решили, что в кадре слишком часто звучит слово «вагина» и это неуместно. (Неважно, что слово «пенис» не вызывало у них подобных сомнений.) Они придумали новое слово и использовали его в одной сцене. Слово «ваджаджа» быстро проникло в массовую культуру. Опра Уинфри сказала миллионам телезрителей: «Я думаю, “ваджаджа” — хорошее слово, а вы?» «Ваджаджа» появилась в онлайн-словарях, включая Urban Dictionary и «Открытый словарь» Мерриэма — Уэбстера. В статье New York Times, посвященной популярности этого слова, лингвист заметил: «Существовала потребность в уменьшительно-ласкательном наименовании, которое женщины могли бы использовать между собой». В этой же статье знаменитая феминистка Глория Стайнем сказала: «Я надеюсь, что новое слово поможет отказаться от использования термина “вагина”, поскольку это понятие, в отличие от “вульвы”, включает в себя не все женские гениталии и, в частности, не распространяется на клитор». Однако Urban Dictionary не оправдал надежд г-жи Стайнем: в этом онлайн-источнике ваджаджа расшифровывается как «другое название вагины». И поэтому, даже если вам нравится это слово (согласна, оно действительно звучит приятно), на самом деле это всего лишь очередное название вагины, и это именно то, от чего, я надеюсь, мы сможем уйти. Нужно перестать ошибочно именовать всё, что расположено внизу, вагиной, и игнорировать клитор.

Вот несколько названий женских гениталий, обозначающих не только вагину: йони, передок, пирожок, ча-ча. Йони — древний индуистский термин, некоторые авторы так называют вульву (а иногда даже весь комплекс внутренних и наружных женских гениталий) и рекомендуют его из-за связанных с ним почтительных, даже благоговейных коннотаций. Хотя мне нравится идея, стоящая за этим определением, оно всё же кажется мне не вполне подходящим. Если честно, мы с одной из лучших подруг обычно говорим «передок» (а свои секс-игрушки я называю «передним приводом»). При этом моя студентка говорит, что ей не нравится это слово, потому что оно часто встречается в рэп-музыке. Другие слова («пирожок», «ча-ча») кажутся ей смешными (как и мне). И я предлагаю ничего не усложнять, а просто называть эту часть тела ее настоящим именем. Давайте говорить «вульва» до тех пор, пока это слово не станет на слух таким же привычным, как «пенис»!

Бетти Додсон, знаменитая феминистка 1960-х годов (эпохи, когда женщины узнали, какую роль в оргазме играет клитор), выпустила DVD под названием Viva la Vulva. Viva по-испански значит «воспевать», «прославлять» или «праздновать». И я предлагаю последовать совету Додсон и впредь открыто называть и с уважением признавать нашу вульву!

Главное, давайте начнем открыто говорить о клиторе. Как утверждают авторы книги I Love Female Orgasm («Я люблю женский оргазм»), «слово “вагина” постоянно крадет у клитора его славу. Возможно, когда-нибудь для сладострастного верного клитора тоже наступит звездный час». Что ж, будем считать, он уже наступил!

Покиньте помещение!

В июне 2012 года представитель штата Мичиган Лиза Браун, выступая на совещании членов Демократической партии, произнесла слово «вагина». На следующий день ей было запрещено произносить речь. Поднялась волна протестов. Запрещающие пошли на попятную и попытались иначе обосновать свое решение (тем, что Браун якобы устроила на заседании скандал, хотя видеозапись этого не подтверждает). В новостных источниках сообщили, что представитель Браун, очевидно, была изгнана за то, что произнесла слово «вагина».

Кличка для клитора

Как называть клитор, чтобы привлечь к нему больше внимания? Существует несколько условных обозначений, и большинство из них относится к внешнему кончику, или головке клитора. Например, его называют «бутон», «волшебная кнопка», «кнопка любви», «горошина» и «точка К». Или «человечек в лодке», «мармеладка». Бетти Додсон использует слово «клитти». Но чаще всего его называют просто «клитор».

Однако у многих слово «клитор» вызывает дискомфорт. Когда я говорила об этом с ученицей, она сказала: «Мы не обсуждаем это с парнями. С подругами, конечно, произносим “клитор”, но звучит странно и неловко». Тогда мы вдвоем попытались провести мозговой штурм и найти для этого органа подходящее название, но ничто не казалось нам правильным. В отчаянии моя ученица сказала: «Должно же быть какое-то хорошее слово!» Ее восклицание заставило задуматься. Какие прозвища мы даем пенису? Нередко называем его человеческими именами: Дик, Питер или Джонсон. Таким образом, придаем ему легитимность, признаём его как самостоятельную сущность. Когда я поняла это, в слове «клитор» (clitoris) мне вдруг бросилось в глаза имя «Тори». Затем мысль устремилась дальше, и я различила в нем еще несколько женских имен: Тара, Ирис, Рита и множество имен на «кл-» — Клео, Клоэ (Хлоя), Клэр, Клара и Кларисса.

Мысль дать клитору женское имя очень взволновала меня. Я задалась целью выбрать подходящее имя и популяризовать его. Спрашивала друзей, родных, коллег и студентов, какое им больше нравится. Все выбирали Тори либо Клео. Но, что интересно, те, у кого были знакомые по имени Тори, категорически возражали против этого варианта, утверждая, что они никогда не смогут его использовать, поскольку это имя уже ассоциируется у них с реальным человеком. Когда я заметила, что в мире полно мужчин, которые носят имя Дик, одна студентка ответила, что ни один из ее знакомых по имени Ричард не сокращает таким образом свое имя, и что у ее поколения dick даже не считается человеческим именем. Имя Дик стало синонимом пениса. Она также сказала, что ей нравится Клео, потому что это необычное редкое имя, а значит, оно не будет ассоциироваться ни с кем из реальных знакомых. «Пусть это и будет новое слово!» — воскликнула она. Чуть позднее, обнаружив, что у имени Клео (которое происходит от греческого kleos — слава, известность) существует альтернативное написание — Клио, — я купилась окончательно.

Я начала активно рассказывать о Клио ученикам, друзьям и коллегам. Многим нравилось, но некоторые выражали сомнения. Кое-кто предлагал другие варианты. «Как насчет Дорис?» — спросила одна студентка. Впрочем, она признала, что, хотя имя Дорис отлично рифмуется со словом clitoris, всё же звучит не слишком удачно. Еще одна коллега была полностью согласна, что для клитора нужно найти отдельное имя, но ей категорически не понравился вариант «Клио». Вспомнив сериал «Секс в большом городе», она предложила имя Саманта. Я поняла, что поиски подходящего имени далеки от завершения, и снова обратилась к Google.

Там я в очередной раз обнаружила пару новых вариантов, а также несколько форумов, на которых вскользь говорили об отсутствии подходящего названия для клитора и о том, что само это слово вызывает у женщин дискомфорт. Я узнала, что в Австралии клитор иногда называют Марсия, а в мексиканском сленге для него есть прозвище pepita.

Главное, я поняла, что проблема вовсе не в неудачном слове. Суть тесно связана с основной причиной, побудившей написать эту книгу, — дискомфортом и молчанием, окружающими самый важный оргазмический орган женщины. Ни одно обозначение клитора не казалось всем, с кем я его обсуждала, одинаково удачным, и никакое другое наименование не проникло в популярную культуру, потому что язык — это отражение культуры. Пока мы не решим эту культурную проблему, «пенис» по-прежнему будет привычным, широко распространенным термином, а клитор, подобно Волдеморту в небезызвестной серии книг о Гарри Поттере, так и останется той частью тела, Которую-Нельзя-Называть.

Что значит слово «секс» в этой книге

Увидев далее на страницах этой книги слово «секс», постарайтесь (хотя поначалу нужно приложить некоторые усилия) держать в уме, что речь идет о самых разных сексуальных действиях, в число которых может входить, а может и не входить половой акт (например, оральный секс). Когда мне нужно будет, чтобы вы представили конкретный сексуальный акт, я не буду усложнять и назову его прямо (например, соитие или оральный секс).

Глубинная культурная проблема и ее решение

Мы называем сексом акт, посредством которого большинство мужчин достигают оргазма. Обозначаем все женские половые органы в совокупности названием той их части (вагина), через которую мужчины достигают оргазма. Награждаем мужской половой орган (пенис) многочисленными прозвищами, которые уже не кажутся странными, но у нас нет слова, которым всем было бы одинаково удобно называть клитор.

Где культурные корни этой проблемы? В долгоиграющих последствиях гендерного неравенства. Сегодня продолжаются дебаты о том, считается ли общество в США и других развитых странах по-прежнему патриархальным (то есть управляемым мужчинами). Я не хочу углубляться в подобные споры. И всё же для меня очевидно, что наше пенис-ориентированное общество — в определенной степени пережиток патриархата, отражающий патриархальные же установки. Объясняю: поскольку стимуляция пениса доставляет много удовольствия тем, кому в нашей культуре долгое время принадлежала основная власть (и кто, по мнению некоторых, продолжает удерживать ее и сегодня), у нас развилось пенис-ориентированное общество. Возможно, если бы власть в обществе однозначно принадлежала женщинам, всё было бы сосредоточено вокруг клитора и называлось в его честь. Но клитор-ориентированное общество точно так же не решило бы проблемы, как ее не может решить разворот на 180 градусов, когда прелюдию называют «сексом», а половой акт становится «кодой». Нам нужно равенство оргазмов!

«НАСТОЯЩЕГО КАЧЕСТВА НЕ МОЖЕТ БЫТЬ БЕЗ РАВЕНСТВА».

Эти слова произнес доктор Питер Слэвин, говоря о расовом неравенстве в нашей системе здравоохранения. Они вполне уместны и здесь. Качественный секс — и для женщин, и для мужчин — возможен только при условии настоящего сексуального равенства. Он станет реальным, если самый надежный женский способ достичь оргазма (стимуляция клитора) будет признан равным самому надежному мужскому способу достичь оргазма (пенетрации). Если мы сможем добиться паритета, это, безусловно, отразится на нашей речи.

Язык отражает культуру и вместе с тем формирует ее. Давайте перестанем считать сексом только половой акт, прекратим называть «всё, что внизу» вагиной и, пожалуй, самое важное: давайте привлечем внимание широкой общественности к клитору.

Начните говорить о своем клиторе. Называйте его как угодно: Пепита, Саманта, Дорис, Тори, Клио. В конце концов, называть клитор Тори, Дорис или Пепитой не более странно, чем давать пенису имя Том, Дик или Питер. Называть клитор Самантой не более нелепо, чем называть пенис Джонсоном. Если моя мечта сбудется, все эти прозвища станут вполне обычным явлением. Если мои надежды воплотятся, когда-нибудь Google будет выдавать по запросу «Как называют клитор» не меньше результатов, чем по запросу «Как называют пенис». Давайте совершим лингвистическую сексуальную революцию и войдем в историю!

Кстати, об истории: в следующей главе мы поместим сложившийся в нашей культуре взгляд на женский оргазм в исторический контекст. Вы узнаете, с чего началась ложь о превосходстве пенетрации и что наши предки думали о клиторе и женских способах получения оргазма. Мы обсудим современную ситуацию, в том числе ложное изображение женского оргазма в порно и тенденцию игнорировать клитор во время случайного секса. Надеюсь, это вдохновит вас на участие в культурных переменах, и ваш оргазм внесет еще один вклад в общий революционный сдвиг по оценке женского удовлетворения.

Оглавление книги

· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 1.356. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз