255

Воспитание ребенка от рождения до 10 лет

Каким образом раздражение взрослых сказывается на их родительских обязанностях и воспитании детей

Каким образом раздражение взрослых сказывается на их родительских обязанностях и воспитании детей

Неуместное раздражение лишает вас способности осуществлять уместные меры в деле воспитания. Если вы вскипаете от ярости всякий раз, когда ваш ребенок долго плачет, или не засыпает, или хватает все, до чего может дотянуться, несмотря на ваши внушения, или же как-то иначе «управляет вами», вы рискуете причинить вред ребенку – в психологическом либо в физическом смысле. Ярость помутит ваш рассудок и исказит ваш отклик на действия ребенка, он же ощутит вашу ярость и, к несчастью, отнесет ее к себе. Может быть и хуже: в ярости вы жестоко обойдетесь с ребенком – ударите его, начнете трясти. Если такое случается, вам надо обратиться к психотерапевту – ради ребенка и ради самой себя.

Раздражение подавляет вашу способность разумно воспитывать ребенка. Например, ваша четырехлетняя дочь совершила глупость. Вымазала собаку соусом к спагетти, а собака ворвалась в общую комнату и оставила ярко-оранжевые следы на светло-бежевом ковре. Похоже, прекрасный случай для вас взорваться. И однако, чем возмутительнее поступок ребенка, тем более необходимо вам сохранять ясную голову, с тем чтобы оценить, какой у вас выбор воспитательных мер. Гнев затуманивает разум, и вы уже не способны мыслить. Бездумно давая волю гневу, вы только усугубляете ситуацию. Ну, вы наподдадите собаке (в результате чего она пронесется через прочие комнаты вашего дома, везде наследив); вы отшлепаете дочку и отправите ее в детскую (в итоге останетесь, все еще кипя, перед необходимостью в одиночку наводить порядок). К тому времени, когда эпизод будет исчерпан, все его участники ожесточатся. Другое решение ситуации, менее изматывающее для всех ее участников, требует от вас хладнокровия и толики юмора: хватайте собаку и мчитесь в ванную комнату, на бегу окликая ребенка (самым веселым голосом, который вы способны издать в эту минуту) и приглашая его помочь вам отмыть собаку в ванне и почистить ковер. Ваш ребенок узнает, как вы можете действовать в критической ситуации и как много возни с «этим соусом». Выйдя из себя, будто капризничающий ходунок, вы ничуть не продвинетесь к наведению порядка. Ваше деструктивное поведение на чаше весов перетянет выходку ребенка.

Гнев воздвигает барьер между родителями и ребенком. Этот урок преподали нам наши дети. Мы заметили, что между нами и нашим семнадцатилетним сыном Питером поднимается стена. Общение нам давалось нелегко. Наша дочь, которой тогда было четырнадцать, сказала: «Он сидит в своей комнате: спасается от вас. Он знает, что вы разозлитесь и раскричитесь». Мы не считали себя злыми родителями, привыкшими поднимать голос на детей. Но Питер видел в нас именно таких родителей, и он устранился от общения с нами, чтобы сохранить свой душевный покой. Слова Хейден лаконично поясняют, почему ваш гнев отдаляет от вас детей. Тем более таких, которые отличаются спокойным характером, – как у нашего Питера. Прямота Хейден побудила нас пересмотреть привычное нам проявление эмоций. Мы устроили семейное собрание, признали, что повышать голос не следует и что мы должны поработать над собой в этом отношении, мы принесли свои извинения за допущенный промах и решили искоренять этот недостаток.

Нам также хотелось, чтобы наши дети, как бы они ни вели себя и в каком бы настроении ни находились, не ощущали дискомфорта, обращаясь к нам. «Давайте договоримся, – сказали мы, – мы будем спокойно слушать вас. Мы не станем кричать». Такая перемена не произошла с нами как по волшебству, мы и сейчас изредка «нарушаем договор». И когда это случается, мы приносим свои извинения и продолжаем оттуда, где прервались. Проявление гнева пугает детей, толкает их занять позицию обороны. Они либо укроются в спасительной «скорлупе», либо вырастут и сами превратятся в раздражительных, вспыльчивых людей. Когда мы устранили барьер страха, Питер покинул свою комнату. И мы продолжаем совершенствовать наши отношения. Мы научились спокойно произносить такие слова: «Мы возмущены тем, что ты…» Дети и ваш муж (ваша жена) должны знать, что? именно раздражает вас. Однако не изрыгайте на них свой гнев, не заливайте их с ног до головы лавой своего возмущения.

На маленьких детей угнетающе действует зрелище громадного, утратившего власть над собой папы или пришедшей в ярость мамы. И тогда дети начинают бояться, что папа с мамой разлюбят, ударят, бросят их. Вы же не хотите, чтобы ваш ребенок подавлял свои чувства, опасаясь вашей реакции? Взрослые люди должны отвечать за себя – должны уметь контролировать себя. Нельзя ставить ребенка в такое положение, когда он чувствует себя виновником вашего исступленного состояния. Вы должны справиться с гневом. В ином случае у подрастающего ребенка формируются крайне непродуктивные модели поведения. Если вы не умеете справляться с гневом, обращайтесь за помощью к специалистам. Но вы должны усвоить, что раздражаться – это в порядке вещей, и это нормально даже для взрослого человека (не забывайте: вы – живое существо). К несчастью, многим из нас еще в детстве внушили, что гнев – это порок, грех, это нечто ужасное. Гнев сам по себе не добродетель и не порок. Но то, что? мы совершаем во гневе, может быть крайне предосудительным. Сохранять разум в любом эмоциональном состоянии (гнев, страх, даже любовь) – признак зрелости характера. Ваш ребенок научится тому, как обуздывать гнев, наблюдая за вами. Наша задача – признавать и проявлять наши чувства (с тем чтобы наши дети знали, что мы реальные люди) и в то же время служить для детей примером таких реальных людей, какими мы хотим видеть их.

Если вас с ребенком связывают здоровые отношения, вам не надо тревожиться о том, что время от времени случающиеся у вас взрывы гнева нанесут вред ребенку. На самом деле ребенку даже полезно знать, что вы недовольны, что вы рассержены. Искренние взаимоотношения предполагают порой искреннее возмущение, которое не пугает и не травмирует ребенка. Вот история о том, как одна мать (ее и ребенка объединяет настоящая привязанность), пользуясь вполне оправданным возмущением, добилась от ребенка понимания своих требований.

Когда моему сыну было три года, однажды своим поведением он совершенно вывел меня из равновесия. Он «попал в кювет», как мы с мужем называем это. Он испытывал мое терпение в тот день, и после нескольких предупреждений, которым он явно не придал значения, мне не оставалось другого, как отвести мальчишку в его комнату. Я посадила его на кровать. Он побежал за мной к двери. Я вновь стала усаживать его на кровать, на этот раз более твердой рукой (как будто добивалась того, чтобы оказал действие воображаемый клей, сразу «не схвативший» его за штанишки). Он, конечно же, вновь побежал за мной. Я в третий раз усадила его на кровать – довольно резко, ведь я уже злилась… на себя. Я тоже села на кровать и, не скрывая ярости, очень громким голосом произнесла: «Послушай, ты что – думаешь, это веселая игра и я с тобой забавляюсь? Нет! МНЕ ЭТО НЕ НРАВИТСЯ! Знаешь, почему я здесь с тобой? Почему продолжаю возиться с тобой, пока ты не исправишься? Потому что я люблю тебя, и я не собираюсь стоять в стороне и наблюдать за тем, как ты вырастешь и станешь болваном!» Я была страшно возмущена им и в гневе выкрикнула эти слова.

Но когда Сэмми услышал слово «болван», он рассмеялся. А я что?.. Я тоже. Просто я поняла комичность ситуации. Я поняла, что ребенок никогда раньше не слышал слова «болван». И каким оно ему показалось? Наверное, он представил какую-нибудь смешную фигурку… Эта непреднамеренная «разрядка» позволила нам, однако, поговорить спокойно, и инцидент был исчерпан: мы поняли, что любим друг друга, и обнялись. Затем мальчик отсидел назначенное в качестве своеобразного тайм-аута время в своей комнате, после чего вновь были слова любви и объятия.

Что я хотел сказать, обратившись к этой истории? А вот что: вы можете сколько угодно читать о том, как воспитывать у детей представление о должном поведении, но в пылу баталии, когда вся «ученость» вылетает у вас из головы, вы становитесь самими собой и произносите те слова, которые идут из вашего нутра. Да, здесь есть свой риск, и такое воспитание может нанести вред, если вы не контролируете себя. И все же, если в основе ваших отношений с ребенком лежит привязанность, ваша несдержанность чаще всего обернется к вашей пользе. Порой искренность – единственная вещь, способная пробить толщу той стены, которой окружают себя упрямые дети.

СМЕХ – ЛУЧШЕЕ СРЕДСТВО ОТ ЯРОСТИ

От смеха ярость выдыхается, а рядовые ссоры теряют свой накал. Вот еще пример. Наши дети любят спагетти: чем гуще соус, тем больше он им нравится. Однажды за обедом мы оставили под надзором старших детей наших младших – двух и пяти лет, – медленно управлявшихся со своими порциями. Как часто случается в больших семьях, старший ребенок передал свою обязанность тому, кто моложе его, а тот – следующему: «Посмотри за малышами…» В результате Лорен и Стивен оказались беспризорными, что обернулось спагеттиевым безумством. Когда мы увидели наших младшеньких увешанными тестом и облитых соусом, мы отчитали старших детей за то, что они допустили это. Мы кричали на детей, а дети – друг на друга. Лорен и Стивен размазывали на себе соус, глядя на разозленных старших, спагетти запутались в волосах бедняжек… Мы все дружно расхохотались и принялись все вместе, уже в веселом настроении, отмывать малышей и наводить порядок на кухне. Теперь, когда мы передаем свою власть кому-то из детей, мы стараемся выбрать того, кто по возрасту действительно способен нести ответственность.

ВНУТРЕННИЙ ПОКОЙ

Многие взрослые люди значительную часть жизни увлекаются постулатами всевозможных философских и религиозных учений, почерпнутых из книг о системах самопомощи, а также в группах поддержки, в группах различной психотерапии или же становятся жертвами наркотической зависимости и прочих пристрастий. Все это объясняется поисками внутреннего покоя, которого эти люди никогда не знали в годы взросления. Весьма возможно, они и не найдут его, потому что они плохо представляют себе, что? же они ищут. Дети, чьи родители опирались на привязанность в деле воспитания, росли с ощущением внутреннего умиротворения и сохранили его во взрослой жизни. Если, по причине неизбежных в жизни неудач, они на время утрачивают это чувство благополучия, они способны вернуть его, поскольку знают, каково оно. Они эмоционально развиты и поэтому умеют обрести внутренний покой, создать его в себе; они открыты для дальнейших прозрений, которые приходят вместе со зрелостью.


— AD —

Похожие книги из библиотеки