В Амосовi / Олег Власовi / Литагент «Вектор»i

Книга: Самое важное об инсульте

Препараты восстановительного периода

закрыть рекламу

Препараты восстановительного периода

Как и было обещано выше, расскажем немного о препаратах, участвующих в терапии атеросклероза, и о том, что они собой представляют. Это приблизительное знакомство позволит нам лучше сориентироваться не только в предписаниях врача. Оно также объяснит, почему нам действительно нежелательно затягивать период, проведенный сплошь на этих предписаниях. То есть почему иногда даже шунтирование или ангиопластика (процедуры во многом несовершенные и сомнительные) выглядят предпочтительнее консервативных методов.

Поскольку современная фармацевтика постоянно занята выпуском новых средств (это отдельная, и весьма прибыльная, ветвь мировой индустрии), перечислять названия уже существующих смысла нет. Ведь их список постоянно меняется, да и одно и то же средство в разных странах может называться по-разному. Мы поговорим о продающихся в настоящее время основных типах средств такого рода. А чтобы понять, к какому из них относится препарат, который нам прописали, достаточно взглянуть на вкладыш к нему. Нужное нам указание содержится в разделе «Фармакологическая группа». Итак:

Статины. По времени их изобретения они – далеко не первые средства в лечении атеросклероза. Тем не менее на данный момент именно их следует признать наиболее эффективным вариантом. Во всяком случае, с позиции снижения количества свободного холестерина в крови. Статины отличаются от любых других средств тем, что они блокируют выработку холестериновых контейнеров в печени. Их производители утверждают, что угнетается лишь производство «плохих» бляшек – с рыхлым и крупным ядром. А на синтезе «хороших» (более плотные и меньшего размера) их прием якобы не сказывается никак.

Реальных оснований верить, что так и есть, у нас нет и быть не может. Ведь причины и принципы, по которым печень производит тот или иной вид контейнеров, неясны – наука ничего об этом не знает. А стало быть, она объективно не могла изобрести лекарства для блокировки производства только одних контейнеров – для этого необходимо знать механизм именно их синтеза… Ну, разве что у нее это вышло случайно. Так что если не слишком полагаться на случайности и делать выводы только из фактов, более вероятно, что холестерин перестает вырабатываться в печени вообще.

Как и было сказано выше, статины сильно канцерогенны: случаи рака печени среди лечащихся ими встречаются почти втрое чаще, чем среди тех, кто предпочел оставить свой холестерин в покое. Это притом, что рак печени среди злокачественных опухолей в целом – далеко не самое частое место их локализации. Например, он безнадежно уступает раку легких (первое место в Восточной Европе), колоректальному раку (первое место в Западной Европе), раку молочных желез, предстательной железы, желудка и кожи. В разных странах мира картина того или иного рака разнится. Однако выше пятого места рак печени не занимает вообще нигде. Так что удвоение числа заболевших им – это весьма высокий показатель канцерогенности препарата, сопоставимый с ионизирующим излучением. Кроме того, он сам собой исключает возможное влияние каких-то других, посторонних факторов вроде общей предрасположенности пациента. Проще говоря, об индивидуальной особенности здесь речь не идет – это особенность именно самого средства. В нашем случае – средств, поскольку высокую канцерогенность демонстрируют все статины без исключения.

Но и помимо канцерогенности… Статины вызывают цирроз печени – более 80 % всех, кто лечится ими, страдают циррозом той или иной степени и скорости развития уже после 2 лет применения препарата. А также закономерные последствия острого дефицита холестерина в организме – хронические расстройства перистальтики и пищеварения, расстройство внимания, мышечные боли и асептические воспаления волокон, нарушения сна, желчнокаменную болезнь. Часть этих осложнений связана с прекращением обновления тканей того или иного органа. А часть, несомненно, с остановкой синтеза регулирующих активность коры гормонов – серотонина, адреналина, мелатонина и пр.

Резюме по статинам таково: мы должны понимать, что их назначение сразу после операции оправданно. Во-первых, тем, что они резко снизят скорость развития нашего атеросклероза – причины инсульта. То есть дадут нам время восстановиться после этого печального эпизода с гарантией, что второй не настигнет нас в ближайшие месяцы. Во-вторых, действие современных статинов даст нам еще один немаловажный бонус – если не исчезновение, то значительное ослабление колебаний давления. Об этом в инструкции к препаратам пишут не всегда, но лишь потому, что общественности не всегда следует знать о некоторых эффектах. Ведь, возможно, здоровому человеку не понравится, что в его организме перестанет вырабатываться ряд гормонов, отвечающих за всю его жизне– деятельность…

Но уж коль скоро мы тем или иным путем пришли к нашему положению дел, следует признать, что стабильное снижение синтеза таких веществ, как, скажем, адреналин, это несомненный плюс. При этом подчеркнем особо: статины изменяют активность коры головного мозга – тем, что нарушается пропорция и количество гормонов, регулирующих ее работу. Иными словами, если у нас имеется повреждение коры, нам (и, главное, врачу) следует быть готовыми к усугублению или, напротив, облегчению некоторых последствий инсульта.

Фибраты – соли фиброевых кислот. Они считаются средством с несравнимо более низкой эффективностью, подходящими скорее для профилактики атеросклероза, чем для лечения его развитых стадий. Тем не менее они, как утверждается, заметно снижают уровень холестерина в крови. Даже несмотря на то, что в крови «уровня холестерина» быть не может – может быть только то или иное количество контейнеров, в которые он «расфасован»…

Фибраты являются сильными желчегонными. Они ускоряют окисление поступивших в организм жирных кислот – продуктов обработки растительного и животного жира. Жирные кислоты составляют часть начинки холестериновых бляшек. И, подобно самому холестерину, используются желчным пузырем для производства желчи. Таким образом, фибраты вынуждают желчный пузырь поглощать большее число контейнеров с холестерином, чем обычно. Процент их эффективности как желчегонных несравнимо выше, чем трав с таким же действием.

Основным, зато распространенным до почти полной неизбежности следствием приема фибратов является желчнокаменная болезнь. Увы, постоянно стимулировать синтез желчи без последствий невозможно – как, впрочем, и синтез любого другого вещества в организме. Риск этого и прочих осложнений от лечения фибратами значительно повышается, если сочетать их прием с низкохолестериновой диетой. Под прочими следует понимать постоянные газы и несварение в кишечнике, расстройства стула. Кроме того, фибраты, как и статины, являются сильно канцерогенными препаратами – это предупреждение в обязательном порядке должно присутствовать во вкладыше к ним.

А почему риск на низкохолестериновой диете повышается вместо того, чтобы снижаться, объяснить очень просто. Желчный пузырь, понукаемый фибратами, должен производить желчь, но ему ее производить не из чего. Он начинает частично задействовать для этого другие компоненты – соли кальция и билирубин, например. Оба вещества обязательно имеются в составе желчи и в норме. Просто их концентрация там относительно невелика, хотя может и изменяться в зависимости от текущей ситуации в организме. Когда количество доступного для переработки холестерина уменьшается, они занимают его место. Все бы было хорошо, если бы соли кальция и билирубин не становились основой скорее камней, чем желчи.

Секвестранты желчных кислот. Эти препараты блокируют нормальную деятельность уже готовой желчи в кишечнике. Желчный пузырь производит желчь и подает ее в общий с поджелудочной железой проток в кишечник. Поджелудочная, как нам, возможно, известно, производит всю пищеварительную среду кишечника, кроме бактерий, – панкреатический сок, обладающий щелочным балансом. Таким образом, желчь смешивается с пищеварительной щелочью кишечника еще до попадания в него.

Ну, а в самом кишечнике желчь расщепляет ту часть пищи, которую и должна, – растительный и животный жир. Кроме того, она выделяет из пищи холестерин. Затем желчь всасывается стенками кишечника вместе с прочими продуктами пищеварения, поскольку она еще и доставляет часть из них по назначению – в кровь и печень. Впрочем, как раз холестерин она с собой не несет – на этом этапе он пакуется стенками кишечника в контейнеры такого большого размера, что в кровоток они не попадут при всем желании. Холестерин изначально попадает в печень, минуя кровоток, а в сосуды его выпускает уже она – упакованным в контейнеры помельче и разных типов.

В общем, все это очень интересно, но факт тот, что секвестранты желчных кислот препятствуют всасыванию желчи стенками кишечника, создавая видимость ее дефицита для этого органа. Он подает сигнал об этом в мозг, а тот стимулирует желчный пузырь к работе. То есть речь идет тоже о желчегонных, но работающих несколько иначе, чем фибраты.

Впрочем, на последствия и приема это не влияет. Самым распространенным осложнением от приема секвестрантов желчных кислот выступают хронические нарушения кишечного пищеварения – диарея, газы, патологии перистальтики и пр. Организм напрочь теряет способнось расщеплять жиры любого типа, поэтому прием средств данного типа несовместим даже с «полезными» растительными маслами. Второе по распространенности явление – это, разумеется, желчнокаменная болезнь. А вот канцерогенными они не считаются – склонности увеличивать число злокачественных больных за ними замечено не было.

Ингибиторы усвоения кальция. Данный тип веществ, подобно всем предыдущим, никак не влияет на уже имеющиеся отложения бляшек. Тем не менее эти средства связывают и выводят из организма весь имеющийся в кровотоке свободный кальций – независимо от источника его поступления. Как мы понимаем, это позволяет существенно замедлить скорость затвердевания новых бляшек, которые крепятся на слой старых, уже давно окаменевших. В силу того, что именно затвердевание, а не оседание бляшек несет основную опасность для телец крови, ингибиторы кальция существенно снижают вероятность тромбоза.

Конечно, у них есть и неизбежный побочный эффект – особенно он актуален для пожилых пациентов, чьи кости и так обладают повышенной хрупкостью из-за снижения содержания в них жидкости. Речь идет о дополнительном повышении их хрупкости – ведь кальций необходим костям для нормального затвердевания при росте. С одной стороны, кальций как вещество в возрасте после 60 организму почти не требуется – точки роста на торцах скелетных костей к этому моменту не проявляют почти никакой активности. Однако, как мы понимаем, «почти» не равняется «совсем».

Ингибиторы кальция повышают опасность переломов и травм костей в любом возрасте. Случается, что она и так возрастает по другим причинам. Например, из-за проблем с мышцами – основой нормального положения костей, которые уже пострадали по факту паралича и еще обязательно пострадают при приеме статинов. В таких случаях сочетать одно с другим необходимо крайне осторожно. По возможности – избегать подобных сочетаний до восстановления двигательной активности

Альфа– или бета-адреноблокаторы. Эти препараты напрямую делают то же самое, что статины могут сделать косвенно. А именно, блокируют синтез адреналина – главного гормона стресса. В нашем случае это главный гормон скорее гипертонии, одышки, повышенного внутричерепного давления, ускоренного сердечного ритма и прочих факторов, повышающих риск повторного инсульта. Адреноблокаторы вообще никак не регулируют процессы, связанные с самим атеросклерозом. Однако они меняют общее поведение сердечно-сосудистой системы, делая его более стабильным, чем положено природой.

Следует отметить, что все побочные эффекты от приема адреноблокаторов ограничиваются их прямым действием – тем, чего от них и ожидают. Они не канцерогенны и влияют на печень не сильнее любых других лекарственных средств. Но следует сказать, что они вызывают устойчивое нарушение пищеварения и выведения (регулируется гормонами, включая адреналин), сильно затрудняют восстановление мышечной подвижности за счет снижения их тонуса. Правда, последнее – как сказать. Известно, что при инсульте часть мышц оказывается парализована, но часть – подвержена синдрому устойчивого роста напряжения. Так вот, если задачу первых по восстановлению сократительной способности они затруднят, то проблемы со стороны вторых, наоборот, заметно сгладят.

Есть в действии адреноблокаторов и еще некоторые моменты со знаком «минус». Так, они повышают сонливость, увеличивают апатию. То есть если наш случай тяжел с этой точки зрения и без них (многие сценарии инсульта меняют психику больных), адреноблокаторы лишь помешают нашей борьбе с собой за жизнь. Здесь следует соблюдать особую осторожность, ведь усугубление и так глубокой депрессии часто ведет к суицидам – однозначно летальным последствиям. Кроме того, следует помнить, что сердце и легочная диафрагма – тоже мышцы, тонус которых явно зависим от фона адреналина в крови. Если его содержание снижается, это часто вызывает нестабильность сердечного и дыхательного ритма. Потому адреноблокаторы не назначают до их полного восстановления, если по итогам инсульта какая-то из этих функций была сильно нарушена.

На этом, пожалуй, и закончим разговор об основных типах лекарств. Добавим только, что мы пропустили один из них – препараты на основе никотиновой кислоты. Но дело в том, что после инсульта их назначают нечасто – из-за явно выраженного стимулирования активности сердечно-сосудистой системы. Они во многом являются естественными анагонистами адреноблокаторов, так как ниацин (никотиновая кислота) участвует в регулировании активности многих эндокринных желез и синтезе большинства кортикостероидных гормонов.

Впрочем, в пользу какого препарата врач примет окончательное решение, здесь зависит от специфики последствий инсульта у того или иного больного. Если сердечный ритм и дыхание никак не удается стабилизировать, уместнее будет никотин – кумир стольких курильщиков. Если же, напротив, пациента продолжает преследовать гипертония, разумнее назначить ему адреноблокаторы…

При этом следует сказать, что прописанные врачом средства нам все равно пить придется. Отказ от них сейчас недопустим, независимо от степени их опасности. Нам необходимо весьма заметно снизить свертываемость крови – тем более что ее свойства заметно изменяются по факту хирургического вмешательства. Затем, нам важно как можно раньше начать борьбу с гипертоническими кризами – тем важнее, что все наши проблемы со стороны сердечно-сосудистой системы лишь обострятся в период вынужденной неподвижности и паралича. И иначе как медикаментозно здесь ничего сделать не удастся. Потому период полностью постельного режима мы будем вынуждены провести на грудах таблеток, капельницах, инъекциях. И спорить с врачом в этом периоде – затея крайне неудачная.

Оглавление книги

· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 1.032. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз