Книга: Энциклопедия доктора Мясникова о самом главном. Том 3

3.1.4. Ловушки среднего возраста

закрыть рекламу

3.1.4. Ловушки среднего возраста

Живите с близкими.

Дэвид Агус

Многих покоробит подзаголовок главы. Как же так — любить себя, да еще и больше всех остальных? Может в душе мы и знаем, что мы самые лучшие и, конечно, очень сильно любим себя и интуитивно ставим превыше всего собственные интересы, но говорить об этом вслух… Зачем? Тем более что христианская мораль, которой мы все пропитаны, верующие или неверующие, как будто учит обратному — снять последнюю рубаху и отдать ближнему. Подставить правую щеку, если тебя ударили по левой.


А давайте вспомним самую главную заповедь, которую дал Иисус. Она звучит так: любить ближнего как самого себя. Когда ученики спросили Иисуса, какая самая-самая основа, сердцевина Бога, он ответил именно этими словами. Их смысл часто ускользает или искажается, если поставить ударение не там и не вслушаться в каждое слово. Любить точка Ближнего точка Как самого себя. Значит ли это, отказываясь от собственных потребностей, заботиться только о благе соседа? В наше жестокое время, может быть, это и небольшой перекос, но преувеличение никогда до добра не доводило.

В каком-то смысле жену Адама подтолкнуло к первородному греху именно преувеличение, фанатизм.

Бог заповедовал не вкушать плодов с древа познания и добра, ибо тогда смертью умрете. И точка. Но когда Ева, на свою и нашу беду, вступила в диалог со змеем, она преувеличила и сказала, что к ним нельзя и прикасаться. Змей, наверное, сильно порадовался преувеличению, облегчившему задачу совращения. Оставалось эту первую женщину слегка подтолкнуть к дереву и сказать: «Ну, видишь, ты прикоснулась и осталась жива. Ну почему бы теперь и не поесть этих свежих и приятных на вид плодов». Этот простой телесный опыт прикосновения мог вполне убедить бедную женщину в правоте змея, а дальше уже было дело техники.

Так и мы, когда видим человека, который все другим и ничего себе, так любит другого, что готов забыть о себе, должны задуматься. Если он не любит себя, из какого опыта он может почерпнуть любовь к другим? Ведь дан завет любить ближнего, как самого себя: если у меня нет образца этой любви, то каков может быть результат? И как же можно пытаться любить и прощать других, если ты не любишь и не прощаешь себя? Если ты не можешь помочь себе — как ты поможешь другому? В предыдущей главе мы узнали о зеркальных нейронах (с. 71). Именно благодаря им путем имитации человек может почувствовать то же самое, что делает другой. Среди врачей бытует шутка, что психиатры — это люди, которые смогли справиться со своими психическими болезнями и теперь учат этому других. Для кураторов наркоманов и алкоголиков это совершенно точно: лучшие руководители групп анонимных алкоголиков — бывшие ярые любители зеленого змея или бывшие наркоманы, собравшие всю волю в кулак и вырвавшиеся из липких пут зависимости. Их пример, их убежденность в том, что это на самом деле возможно, мотивирует их бывших товарищей по беде лучше всяких слов и, возможно, помогает лучше многих методик. Верно и обратное. Когда мы видим на экране очень полного диетолога, авторитетно предлагающего ту или иную теорию похудения, так и хочется сказать: «Врач, исцели себя сам».

Мне посчастливилось долгое время работать с Валентином Ивановичем Дикулем, человеком-легендой. Старшее поколение помнит его играющую мускулами полуобнаженную фигуру на ярко освещенной арене. Он поднимал платформу со стоящим на ней автомобилем, и весь цирк взрывался аплодисментами. Лица зрителей горели от восхищения, вызванного красотой и мощью тела артиста, покорившего многоцентнеровое железо, и — не меньше, а может быть, даже больше — силой его духа, победившего собственную немощь. История Валентина Дикуля, когда он на заре своей страстной любви к цирку, еще подростком, упал из-под купола, сломал позвоночник и был, казалось, обречен на неподвижность, а потом, вопреки всем врачебным прогнозам, смог сам буквально вытащить себя из инвалидного кресла, воодушевляет многих и по сей день. К нему привозят больных, из-за травмы или заболевания прикованных к постели годами. Со многими из них через несколько месяцев случается то, что они не могут назвать иначе как чудом. Они начинают сами ходить, хотя официальная медицина от них отказалась, и самый утешительный прогноз состоял в том, что они после многолетнего дорогостоящего лечения, если его осилят, сядут в инвалидную коляску и смогут сами себя обслуживать.

Валентин Дикуль поделился со мной наблюдением, выведенным из опыта многих тысяч таких людей, которым он смог помочь, и десятков, кому все-таки встать не удалось. «Очень много, — сказал Валентин Иванович, — зависит от окружения. Когда только привозят, я уже сразу вижу, кто пойдет, а кто нет. Если вокруг больного вьются мамы-бабушки-няньки, предупреждают каждое движение, не дают ему сделать никакого усилия, он не делает даже того, что с трудом, но мог бы сделать сам, то он так и останется больным несчастным инвалидом. Даже если мое оборудование будет из золота, если у больного нет воли или ему не дают захотеть стать здоровым, то помочь не смогу».

Любой фанатизм вреден. Тот, кто хочет проявить настоящую заботу о другом, предоставит ему возможность использовать силы своего организма, а не будет брать на себя полностью заботу о его потребностях.

Валентин Иванович знает, о чем говорит — не только по опыту многочисленных исцелений, но и из уроков собственной жизни. Он рано потерял родителей, воспитывался в детском доме, а после травмы его в инвалидном кресле привезли к бабушке, которая в то голодное время едва могла прокормить и обеспечить себя сама. У четырнадцатилетнего подростка просто не оставалось иного выхода, как подняться как Феникс из пепла — в прямом и переносном смысле — сначала на ноги, а потом к вершине славы.

Женщину вообще, а русскую или славянскую в особенности, с ее исходной готовностью безвозмездно и беззаветно отдавать себя другому, больше, чем кого-либо другого, подстерегает опасность попасть в ловушку безудержной самоотдачи — без ума и без меры, вредящей и себе, и близким. В гены любой женщины закон заботы о маленьком и беззащитном вписан большими буквами. Если быть точным, то гены кодируются не буквами алфавита, а триплетами оснований, но сейчас не будем в это углубляться, это особый интересный разговор, который поведем в заключительной главе.

Суть в том, что женщина-мать готова, не задумываясь, отдавать свое тепло, любовь, молоко, ночи, время, деньги, заботу — да всю себя без остатка, все, что у нее есть, — своему новорожденному ребенку. Она готова на девять месяцев и больше предоставить свое тело в качестве колыбели и материала для роста развивающемуся крохотному человечку.

Когда бездетная женщина страстно хочет ребенка, годами лечится от бесплодия, невольно приходит на ум: что, какие сочетания триплетов в геноме, какие мотивы заставляют взрослую работающую женщину жаждать другой деятельности? Почему она хочет сменить свою успешную устоявшуюся карьеру или спокойную непыльную работу, или сытую замужнюю жизнь на гонку по формуле 24/7, т. е. работу 24 часа в сутки 7 дней в неделю причем безо всякого материального вознаграждения? Ответ может быть в том, что она уже заранее любит своего еще не зачатого и не рожденного ребенка, каким бы он ни был.

Эрих Фромм выделял материнскую жертвенную любовь в совершенно особый вид любви, он писал: «Из-за альтруистического, бескорыстного характера материнская любовь считается высшим видом любви и наиболее священной изо всех эмоциональных связей».

Заметки на полях

Английский сериал «Записки юного врача» по мотивам одноименной повести Булгакова с Дэниелом Редклиффом (Гарри Поттером) в главной роли повествует про блестящего врача, ставшего в глуши забытого селенья законченным морфинистом. Врач делит ложе со своей санитаркой, и вот — постельная сцена, которая должна показать, как наркоман превращается в импотента, и одновременно — самоотверженность простой русской женщины. После очередной неудачной попытки полового акта его партнерша произносит нечто успокаивающее, что в переводе звучит примерно: «Ну ничего, в следующий раз у вас получится, и я получу больше удовлетворения». Вы представляете себе, чтобы в начале прошлого века баба из далекой деревни могла вот так прокомментировать действия мужика, тем более стоящего на иерархической лестнице гораздо выше ее? Чтобы это случилось, она, во-первых, должна хотя бы в общих чертах представлять себе, что в постели находятся партнеры, а не она является пассивным субъектом активных мужских действий. А во-вторых, осознать свои законные потребности, да еще и озвучить их, что представляется уж совсем невероятным. Но вот поди ж ты, именно так продвинутые иностранные режиссеры представляют себе и транслируют зрителю безмерное русское женское самоотречение.

И вот, на этот благодатный исходно жертвенный женский фенотип (т. е. совокупность внешних черт и поведенческих моделей) накладывается еще и славянский менталитет. Все сразу вспомнят про коней и горящую избу. Мы как-то еще в студенческие времена призадумались: а что делал муж вот этой русской женщины, пока она совершала свои геракловы подвиги? Ответ не найден до сих пор, но надо отдать должное Николаю Васильевичу Некрасову — он не забыл упомянуть о мужчине в ее жизни и дал описание материнских заслуг героини, упомянув о ее детках: «сидит, как на стуле, двухлетний ребенок у ней на груди». Такая статная мощная баба с огромным бюстом и героизмом в глазах, о которой другие несколько менее поэтичные, но очень правдивые строки скажут «я корова, я и бык, я и баба, я мужик». Возможно, в послевоенное время, погубившее множество мужчин, работа за себя и за того парня была вынужденной необходимостью. Но заметим, что Некрасов написал свою знаменитую поэму о женщинах в русских селеньях во вполне мирное время. И тем не менее его русские женщины добровольно позволяют перекладывать на свои прекрасные плечи все проблемы.

Славянские женщины грешат безудержной, даже патологической самоотдачей, возможно, даже больше и чаще, чем иностранки, которые привыкли думать о себе. Американцы и близкие к ним по духу народы довольно своеобразно представляют себе, что это такое и интерпретируют, бывает, очень смешно, особенно когда они пытаются изобразить душевных, но забитых и зависимых русских женщин в своих фильмах.

В наступившие времена всемирной «международной паутины» — а именно так переводится на русский язык иностранное слово Интернет — возникли новые проблемы, имеющие те же самые корни патологической самоотдачи. У нечистых на руку пользователей появились новые безграничные возможности для эксплуатации чувств людей, и мужчин, и женщин, с целью опустошения их сердец и кошельков. Это раньше по старинке из мест заключения писали проникновенные письма, находя адреса в объявлениях о знакомстве. Теперь отыскать страдающие от одиночества массы стало гораздо проще. Объектом охоты становятся чаще всего женщины 40+ и 50+ и состоятельные мужчины, причем первые — самая легкая добыча интернет-мошенников. Именно эту возрастную группу они выбирают, задавая поиск и делая рассылку с одинаковым содержанием. Они прекрасно знают мечты и чаянья одинокой женщины, не лишенной привлекательности и мечтающей о настоящем полковнике, который сразу увидит ее внутреннюю красоту и с которым она свяжет свою дальнейшую судьбу. В письме обязательно будет сказано о том, что ваше фото сразило его наповал с первого взгляда: ваши прекрасные глаза, в которых отражается ваша красивая душа, ваша искренность и теплота, делающих вас женщиной его мечты.

Из тысяч заброшенных как наживка одинаковых писем какие-то сработают, женщина ответит, после чего сойти с крючка ей будет трудно. Она узнает, что ее полковник — поклонник красив, состоятелен, одинок, у него все есть — свой дом (квартира), машина, успешный крупный бизнес, и для полного счастья не хватает только любимой половинки. Очень скоро выяснится, что в этой роли он мечтает увидеть только вас. Вы пишете ему о себе, присылаете фотографии, показывающие вас в самом выгодном свете, он не скупится на комплименты и нежные слова, и все идет к счастливой встрече и вечной любви. Но тут вдруг случается неожиданное: его бизнес пошатнулся (вариант: срочно нужна операция маме, а вывести сразу деньги из оборота нельзя), что делать — что делать?

Иногда у замороченной женщины даже не надо прямо просить денег, она сама их несет на блюдечке. Ничего, что придется взять кредит, влезть в непомерные долги. Ведь как не помочь родной половинке справиться с временными трудностями, когда впереди ожидает безграничное обеспеченное счастье с любимым. Аферисты опутывают свою жертву и не теряют связь с ней, пока ее денежный колодец не будет выкачан до дна. Причем на том конце совсем необязательно будет реальный человек с предъявляемыми свойствами — полом, родом занятий, мечтами и т. д. Главное, чтобы создаваемый светлый образ отвечал всем надеждам и чаяньям целевой аудитории и согревал одинокое сердце, тепло которого, все увеличиваясь, становится пропуском к кошельку и счету разводимого на деньги клиента. На том конце может работать не один человек, а группа профессионалов, прекрасно знающих психологию и умеющих проходить сквозь фильтры естественного недоверия.

Вывод один: предохраняться! Вступая в переписку, убедиться, что ведете ее с реальным человеком, и именно с тем, за которого он себя выдает. Собрать всю доступную информацию, встретиться в людном месте; ведя беседу — задавать побольше вопросов, а не вести долгие рассказы о себе. Слушать ответы, не отключая мозги. Если он просто исчезнет, значит, понял, что ничего не получит и вам повезло, вы сохранили душевное здоровье и кошелек. Ну а если все правда, и это ваше счастье — мир вам да любовь! Такое тоже случается, и нередко.

В 1864 году Достоевский в «Записках из подполья» писал: «Сначала надо научиться жить самому, прежде чем давать уроки другому». Звучит почти по-евангельски: научись любить себя, а потом возлюби ближнего, как самого себя. Великий философ Эрих Фромм, упомянутый ранее, считал, что в раю до грехопадения царил матриархат. В безгрешном идеальном состоянии Адаму было заповедано оставить мать и отца и прилепиться к своей жене. И он слушал ее во всем: ведь взял же он предложенный ею плод и съел без размышлений и вопросов. Но ключевые слова здесь «в раю» и «в идеальном состоянии». Сейчас для правильного развития, роста и долговременного здоровья оптимально не беспрекословное слушание другого, не подчинение, но деликатная забота о другом без принуждения. Осуществляя гиперопеку, как те няньки, которые окружают заботой обездвиженного инвалида и не дают ему возможности подняться, точно так же человек не дает потенциалу своего спутника раскрыться навстречу выздоровлению. При этом он не только мешает другому, но и сам не развивается, не растет, бегая все по тому же заколдованному кругу. Не растет, не возрастает и все стареет, стареет.

Хотя, конечно, бывают другие примеры — действительно высокой, жертвенной и осознанной заботы о другом человеке, возвышающей обоих.

Люди среднего возраста отстоят примерно на равное расстояние (в годах) от своих детей и от родителей, или бабушек и дедушек в зависимости от того, когда они сами появились на свет, и когда (и если) обрели потомство. Средний возраст можно определить поэтому как период, в котором происходит постоянный динамический сдвиг в отношениях: с каждым годом мы становимся все меньшим авторитетом для детей и все большей опорой для родителей.

Заметки на полях

Моя тетя поздно вышла замуж, на то было много веских причин, связанных с историческими катаклизмами. Ее отец строил КВЖД — китайскую военную железную дорогу, когда случилась революция 1917 года. Волею судеб молодые супруги оказались на китайской территории, где и родилась моя тетя. Все взрослые были хорошо образованы, а работа железнодорожного инженера была очень уважаемой и хорошо оплачивалась, так что семья, живя в английской колонии в Шанхае, не только сама хорошо устроилась, но и слала оставшимся в России родным английскую мануфактуру, китайскую посуду — все, что принимали в почтовом отделении для пересылки. Девочка росла, зная в совершенстве английский и китайский языки, и по наследству переняв тоску по родине, которой никогда не знала. Родители с первых же лет пребывания в Китае делали попытки вернуться в Россию, но только после смерти Сталина попытка удалась. Нам трудно сейчас это понять: у нее был жених в Лондоне, другой ждал ее в Канаде — она была редкой красавицей, и даже участвовала в первых конкурсах красоты. Но она понимала, что в союзе с иностранцем вернется в Россию только туристкой. Ей уже было под пятьдесят, когда умер Сталин, и все, кто хотел, смог оказаться в России, несмотря на предупреждения родных. Здесь тетя, наконец, и нашла свое личное счастье с русским, о котором мечтала. Дядя был дважды женат, слыл ловеласом, любителем состоятельных женщин. Тетя привезла из-за границы несколько сундуков с добром (еще несколько отправленных вагонов с нажитым имуществом так и не доехали), так что не удивительно, что союз сложился очень быстро. Каждое проданное колечко давало им возможность безбедно жить несколько месяцев, а было их немало, и два десятка лет они были счастливы. Тетя не смогла поселиться в Москве, жила в другом городе и, приезжая нечасто, с каждым разом замечала, что ее муж как-то очень сильно и быстро сдает: плохо ходит, невпопад отвечает, не может поддержать разговор. У него диагностировали болезнь Паркинсона, и целых семь лет тетя ухаживала за ним, как за малым ребенком. У него была дочь от первого брака, брат, которые предлагали ей свою помощь, чтобы она хотя бы на неделю-другую могла перевести дыхание. Мама в наш очередной приезд как-то тоже заговорила об этом, но тетя ответила: «У тебя дети, ты отдала себя им. А у меня детей нет. Так выражается мое нереализованное чувство материнства». В один из последних моих визитов, когда я еще застала дядю живым, он лежал в памперсах, пускал слюну и бил черенком ложки по столу. «Он так радуется твоему приезду», — перевела тетя. Нам не пришлось тогда много пообщаться, потому что тете надо было готовить жидкую пищу для дяди, кормить, лечить его пролежни, подмывать, стирать простыни — в общем, осуществлять весь необходимый уход по формуле 24/7, т. е. непрерывно день и ночью, без праздников и выходных. Когда смерть его все-таки настала, брат дяди на похоронах встал перед тетей на колени и, целуя ей руки, сказал, что последние три года жизни она подарила ему своей самоотверженной заботой и уходом. Так и было.

Нам всем хочется, чтобы общение с родными протекало бесконфликтно для всех участников, в идеале — комфортно, весело и с пользой. Для мам написано много книг по воспитанию детей с самого рождения, по их развитию, кормлению и т. д. Для общения с пожилыми людьми до самого последнего времени таких руководств не было. Не нашли широкого распространения и деДские сады, в которых пожилые люди под присмотром медперсонала могли бы в течение дня общаться друг с другом. Нет у нас в стране, к сожалению, и студии деревянной скульптуры и рисунка для людей в возрасте от 70 до 100 лет, наподобие той, что ведет в Израиле Саша Галицкий, художник и арт-терапевт. Поэтому основное общение с пожилыми людьми приходится на их более молодых родных и семью. Впрочем, кто умеет общаться с маленькими детьми, тому не трудно будет построить грамотные отношения со своими возрастными родными. Оказалось, что нет больших различий между тем, как надо обращаться с человеком, недавно пришедшим в этой мир, и с людьми на другом конце жизненного пути.

Оглавление книги

Реклама
· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 4.335. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз