Книга: Мир без рака. История витамина В17

Глава 4 Окончательный тест

закрыть рекламу

Глава 4

Окончательный тест

Краткое содержание:

1. Взгляд на множество культур во всем мире, свободных от проблемы рака.

2. Анализ аутентичных им пищевых продуктов.

Лучший способ доказать или опровергнуть витаминную теорию рака заключался бы в том, чтобы взять большую группу людей, измеряемую тысячами, и в течение многих лет последовательно кормить их пищевыми продуктами, богатыми нитрилоцидами, и затем проверить результаты. Это, конечно, было бы окончательным тестом. К счастью, все это уже само собой проделано.

В отдаленных ущельях Гималаев, между Западным Пакистаном, Индией, и Китаем, есть крошечное королевство по имени Хунза. Эти люди известны миру своей удивительной долговечностью и хорошим здоровьем. Для хунзака в порядке вещей пережить сто лет, а в некоторых случаях, даже сто двадцать и больше. Посещавшие их бригады врачей из большого мира сообщали, что в Хунза они не обнаружили никакого рака.

Несмотря на то, что современная наука неспособна объяснить, почему эти люди не болеют раком, интересно отметить, что традиционная диета хунзаков содержит в двести раз больше нитрилоцида, чем средняя американская диета. Фактически, на той земле, где нет такой вещи как деньги, богатство человека измеряется количеством деревьев абрикоса, которые он имеет.

И самые дорогие из всех пищевых продуктов на той земле — семена абрикоса. Одна из первых бригад врачей, которая получила доступ к отдаленному королевству Хунза, возглавлялась всемирноизвестным британским хирургом и врачом, доктором Робертом Маккарризоном. В отчете от 7 января 1922 г., напечатанном в журнале Американской медицинской ассоциации, доктор Маккарризон сообщил:

«Хунза не знает рака вообще. Они снимают обильный урожай абрикосов. Они их сушат на солнце и много употребляют в пищу.»

Посетители Хунза, когда им предлагают свежий абрикос или персик, обычно, начиная есть сам фрукт, выбрасывают косточку на землю. Взгляды тревоги и недоверия появляются на лицах проводников. Для них семечко, содержащееся внутри — деликатес.

Доктор Аллен Э. Баник, специалист по оптике из Керни, штат Небраска, был одним из таких посетителей. В своей книге «Земля Хунза» он описывает то, что с ним случилось:

«Мой первый опыт с абрикосами Хунза, только что сорванными с дерева, произошел, когда мой проводник сорвал несколько, вымыл их в горном ручье, и вручил мне. Я съел сочные фрукты и небрежно бросил семена на землю. После недоверчивого взгляда на меня, один из старших мужчин наклонился и подобрал семена. Он расколол их двумя камнями, и вручил мне. Проводник сказал с улыбкой: „Съешьте их. Это лучшая часть фрукта“. Мое любопытство пробудилось, и я спросил, „Что Вы делаете с семенами, которые Вы не едите?“ Гид сообщил мне, что много уходит в хранилища, но большинство из них раскалывают и затем сжимают под давлением, чтобы произвести очень густое масло.

„Это масло“, сказал мой гид, „очень напоминает оливковое масло“. Иногда мы глотаем целую ложку, когда это необходимо. В особые дни мы жарим на нем наши шаппати (хлеб). В ночные праздники наши женщины пользуются маслом, чтобы их волосы сияли. Это же масло входит в состав средства, которым натирают при ушибах.»

В 1973 году, принц Мохаммед Амин Хан, сын Эмира Хунзы, сказал Чарльзу Хиллинджеру из Лос-Анжелес Таймс, что средняя продолжительность жизни его людей составляет приблизительно восемьдесят пять лет. Он добавил: «Многим членам совета старейшин, которые помогают моему отцу управлять государством, уже больше ста лет».

Никогда не доверявший ни слухам, ни печатному слову, доктор Эрнст Т. Кребс-мл., встретившись с принцем Ханом на званом обеде, подверг сомнению точность сообщения Лос-Анджелес Таймс. Принц счастливо подтвердил это и затем сказал, что для них привычно съедать тридцать-пятьдесят семян абрикоса в качестве закуски после ланча. Это составляют целых 75 000 международных единиц витамина А в день в дополнении к 50 мг витамина В17. Несмотря на все это, или, возможно, как раз из-за этого, продолжительность жизни в Хунза, как подтвердил принц, равняется восьмидесяти пяти годам. Это озадачивает своим контрастом с Соединенными Штатами, где в то время продолжительность жизни была приблизительно семьдесят один год. Даже теперь, более чем два десятилетия спустя, продолжительность жизни в США — только лишь семьдесят шесть лет.

Хотя эта цифра может показаться обнадеживающей, надо помнить, что она включает в себя миллионы стариков, которые являются живыми, но как бы и не живут. Их жизни, возможно, были продлены хирургией или лечением, но качество их жизней в течении этих процессов было ухудшено. Это те люди, кто смотрит безучастно в космос в состоянии умственной прострации, или кто полностью зависит от механизмов жизнеобеспечения, или же кто прикован к постели и требует круглосуточной заботы. В Хунза нет таких случаев в их статистике. Большинство этих людей здоровы, энергичны, и жизненно активны вплоть до самых последних дней их жизни. Качество жизни более важный фактор, чем количество. У хунзаков есть оба фактора.

Стоит отметить, что потребление хунзаками витамина А в семь с половиной раз больше, чем то максимальное количество, которое FDA позволяет использовать в таблетке или капсуле, в то время как то же FDA пытается объявить вне закона питание семенами абрикоса. Женщины Хунза известны своей поразительно гладкой кожей даже в пожилом возрасте. Вообще, они выглядят на пятнадцать-двадцать лет моложе, чем те же возрастные группы в других областях мира. Они утверждают, что их тайна — масло абрикоса, к которой они обращаются почти ежедневно, ухаживая за своей кожей.

В 1974 году Сенатор Чарльз Перси, сенатор из особого комитета по старению, посетил Хунза. Когда он возвратился в Соединенные Штаты, он написал:

«Мы начали с любопытством наблюдать образ жизни хунзаков. Могли ли их предпочтения в еде быть источником их долголетия? Один хунзак полагает, что продолжительность их жизни имеет отношение к абрикосу. Летом его едят свежим, заготавливают на долгую зиму, высушивая на солнце, и таким образом абрикос — основной элемент питания в Хунза, подобно рису в других частях света. Семена абрикоса раскладывают в один слой и кладут под пресс, выжимая из них густое масло, используемое как для жарки, так и для освещения.»

Итак, хунзаки используют абрикос, его семечко, и масло из его семечек фактически для всего. Подобно большинству западных ученых они равно неосведомлены относительно химии нитрилоцидов, содержащихся в этих фруктах, но по опыту они знают, что их жизнь стала богаче и длиннее благодаря щедрым качествам этого фрукта. Пять или шесть внушительных томов, подобных книге доктора Баника, были написаны теми, кто рисковал жизнью, чтобы вновь преодолеть предательские горные перевалы Гималаев и проникнуть в Хунза. Кроме того, множество журнальных и газетных статей издавалось за эти годы. Все они рисуют одну и ту же картину обычной диеты в Хунза. В дополнение к вездесущему абрикосу, хунзак ест главным образом зерно и свежие овощи. Это включают в себя гречневую крупу, просо, люцерну, горох, широкие бобы, репу, латук, ростки бобов или гороха, а также ягоды всех видов. Все они, за исключением латука и репы, содержат в себе нитрилоциды или витамин B17.

С грустью стоит отметить, что в последние годы узкая дорога была прорублена сквозь горы, и эшелоны продовольствия из «современного мира» прибыли, наконец, в Хунзу. А вместе с ними и первые случаи рака. В 1927 г. доктор Маккарризон был назначен директором исследования пищи в Индии. Часть его работы состояла из экспериментов на крысах-альбиносках, с целью увидеть воздействие на них диеты Хунза сравнительно с диетами других стран. Более тысячи крыс были вовлечены в эксперимент и тщательно наблюдались от рождения до 27-месячного возраста, которое по человеческим стандартам соответствует приблизительно пятидесяти годам. В этом возрасте крысы, питаемые диетой Хунза, были убиты и вскрыты. Вот что сообщил Маккарризон:

«В течение прошедших двух с четвертью лет не наблюдалось ни одного случая болезни во „вселенной“ крыс-альбиносов, ни смерти от естественных причин у взрослых крыс, исключая нескольких несчастных случаев со смертельным исходом, ни какой либо детской смертности. И клинические анализы и анализы по вскрытии показали, что вся эта группа была свободна от каких-либо болезней. Возможно, некоторые из них имели ту или иную загадочную болезнь, но если и так, я был не в состоянии найти этому какое-либо клиническое или микроскопическое свидетельство.»

В сравнении с этим, другая группа из более чем двух тысяч крыс, которая питалась согласно типичным индийским и пакистанским диетам, очень скоро приобрела болезни глаз, язвы, фурункулы, плохие зубы, болезни позвоночника, потерю волос, анемию, болезни кожи, сердца, почечные слабости, и широкое разнообразие желудочно-кишечных нарушений.

В последующих экспериментах Маккарризон кормил группу крыс диетой низших классов Англии. Она состояла из белого хлеба, маргарина, подслащённого чая, вареных овощей, консервированного мяса и недорогих джемов и желе — все это похоже на то, что употребляет в пищу средний американец. Мало того, что у крыс развились все виды хронических нарушений обмена веществ, они также стали возбужденными невротиками. Маккарризон писал:

«Они стали нервными и склонны были кусать своих дежурных; они жили, к несчастью, вместе, и к шестнадцатому дню эксперимента начали убивать и поедать более слабых из своего числа.»

Поэтому вовсе не удивительно, что западного человека преследуют хронические нарушения обмена веществ, приводящие к раку, в то время как его дальний собрат хунзак даже не знает об этом. И если кто-то подозревает, что это различие происходит из-за наследственных факторов, важно знать, что, когда хунзаки покидают свою удаленную землю и принимают меню других стран, они скоро становятся жертвами тех же самых болезней и немощей включая рак — как и вся остальная часть человечества.

Эскимосы — другой народ, обследуемый бригадами врачей в течение многих десятилетий, и, как было ими установлено, полностью свободный от рака. В книге Вилхджалмера Стефансона, «Рак: болезнь цивилизации? Антропологическое и историческое исследование», показано, что традиционная эскимосская диета удивительно богата нитрилоцидами, которые достаются им из мяса карибу и других животных их рациона, а также от лососевой ягоды, что растет в изобилии в арктических областях. Другой эскимосский деликатес — зеленый салат, который делается из содержимого желудков карибу и северных оленей, которые полны свежими травами тундры. Среди них, как правило, встречается Стреловидная трава. Исследования, проделанные Американским министерством сельского хозяйства показали, что стреловидная трава, вероятно, более богата содержанием нитрилоцидом, чем любая другая трава.

Что случается, когда эскимос оставляет свой традиционный образ жизни и начинает полагаться на ориентированные на «западные» пищевые продукты? Он становится еще более склонным к раку, чем средний американец.

Отто Шефер, доктор медицины, изучавший диеты и проблемы здоровья эскимосов, сообщает, что эти люди подверглись коренным изменениям в их предпочтениях в еде, что косвенно было вызвано строительством военных и гражданских аэропортов по всей канадской Арктике в середине 50-х. Эскимосы получили новые рабочие места, новые дома, новые школы — и новые меню. Всего лишь одно поколение назад их диета почти полностью состояла из дичи и рыбы, наряду с сезонными ягодами, корнями, зеленью и морскими водорослями.

Углеводы почти полностью в ней отсутствовали. Внезапно все изменилось. Доктор Шаефер сообщает:

«Когда эскимос бросает кочевую жизнь и перемещается в рабочее поселение, он и его семья терпят на себе коренные изменения. Его дети растут быстрее и становятся более высокие, и раньше достигают половой зрелости. Их зубы гниют, жена мучается болезнью желчного пузыря и, скорее да, чем нет, один из членов семьи переносит одну из дегенеративных болезней, которыми хорошо известен белый человек.»

В мире есть много других народов, которых можно привести как пример с теми же характеристиками. Абхазцев, живущих высоко в горах Кавказа на северо-восточном побережье Черного моря, можно сравнить с хунзаками в смысле здоровья и долголетия. Параллели между этими двумя народами поразительны. Для начала, Абхазия — твердая земля, которая не дает урожай легко. Жители приучены к ежедневной суровой работе в течение всей своей жизни. Следовательно, их тела и умы должны оставаться сильными до самой смерти, которая, как правило, приходит внезапно и без предшествующей болезни. Как и хунзаки, абхазцы нередко ведут здоровый образ жизни и после восьмидесятилетнего возраста. Многим более ста лет. Одно время рекорд долголетия в мире держала госпожа Ширали Мислимова из Абхазии, которой в 1972-м году исполнилось 165 лет.

Другой общий фактор, конечно, это пища обеих народов, которая, как правило, имеет низкое содержание углеводов, высокое — растительных белков, и как нигде богата минералами и витаминами, особенно витамином B17.

Индейцы Северной Америки, пока они оставались верными родным обычаям и рациону питания, также были полностью свободны от рака. Однажды, Американская медицинская ассоциация убедила федеральное правительство провести исследование, чтобы обнаружить, почему имеется так мало случаев рака среди индейцев Хопи и Наваха. 5 февраля 1949, выпуск журнала Американской медицинской ассоциации объявлял:

«Диета индейцев, как нам кажется, была низкой по качеству и малой по количеству и своему разнообразию, и доктора задались вопросом, имеет ли это какое-либо отношение к тому факту, что только 36 случаев злокачественного рака было найдено среди 30 000 случаев больных в Аризонской больнице миссии Ганадо. На то же число больных среди белого населения раковых больных приходится приблизительно 1800.»

36 против 1800 — очевидно, что тут скрыта какая-то причина. Доктор Кребс, который провел исчерпывающее исследование относительно этого предмета, писал:

«Из многих исторических и антропологических источников я проанализировал содержание нитрилоцидов в диетах этих различных североамериканских племен. Свидетельства говорят за то, чтобы навсегда расстаться с понятием токсичности в нитрилоцидо-содержащих пищевых продуктах. Некоторые из этих племен потребляют более чем 8000 миллиграммов витамина В17 в день. Мои данные относительно индейцев Модос особенно наглядны.»

Беглый взгляд на свободные от рака местные поселения в тропических областях Южной Америки и Африки показывает нам изобилие и разнообразие нитрилоцидов в их родных пищевых продуктах. Фактически, более чем треть всех растений в этих областях содержат витамин В17. Один из самых основных из них — маниока, получившая название «хлеба тропиков». Но это не то же самое, что сладкая маниока, которой делается предпочтение в городах западной цивилизации. Их фрукты более горькие, но и богатые нитрилоцидами. Сладкая маниока содержит намного меньше этого жизненно важного вещества, но даже она проходит обработку, которая убирает из нее все нитриловые ионы.

Еще в 1913 году, Альберт Швейцер, всемирноизвестный доктор-миссионер в Африке, указал на основную причину рака. Он не изолировал определенное вещество, но был убежден согласно своим наблюдениям, что ключ лежит в различиях в нашей пище. В своем предисловии к книге Александра Бергла «Рак: причина и лечение», он написал:

«Прибыв в Габон в 1913 году, я с удивлением не обнаружил ни одного случая рака. Я не наблюдал ни одного случая рака среди местных уроженцев на протяжении двухсот миль по всему побережью. Я не могу, конечно, сказать положительно, что там нет никакого рака вообще, но, как и другие пограничные доктора, могу только сказать, что, если какие-нибудь случаи и есть, они, должно быть, весьма редки. Это отсутствие рака, кажется, происходит из-за различия в пище местных уроженцев по сравнению с европейцами.»

Миссионеры и медицинские журналы много раз писали о случаях по всему миру, когда все население свободно от рака, как в тропических регионах, так и в Арктике. Некоторые из этих людей были охотниками, которые ели большие количества мяса, другие вегетарианцами, которые вообще не употребляли мяса.

Но во всех континентах и во всех расах, то общее, что у них было — уровень потребления витамина В17, и та степень, в которой они были свободны от рака, находилась в прямой зависимости от содержания нитрилоцидов или витамина B17, найденного в их естественной диете.

В ответ на это скептик может утверждать, что эти примитивные группы свободны также и от факторов, вызывающих рак, которым подвержен современный человек, и возможно как раз поэтому они предохранены от рака. Сделайте так, чтобы они вдыхали тот же самый наполненный смогом воздух, курили те же самые сигареты, глотали те же самые химикалии, добавленные к их пище или воде, использовали те же самые мыла или дезодоранты, и затем мы посмотрим как они выживут.

Это действенный аргумент. Но, к счастью, даже этот вопрос теперь решен опытным путем. В густо населенном штате Калифорнии, где воздух местами крайне загрязнен, имеется группа из более чем 100 000 человек, которая на 50 процентов менее предрасположена к раковым заболеваниям, чем все остальное население штата. Эта уникальная группа имеет те же половые, возрастные, социально-экономические, образовательные, профессиональные, этнические и культурные признаки, как и все остальное население штата, однако вдвое меньше страдает от раковых заболеваний. Это адвентисты седьмого дня штата Калифорния. Есть лишь одно существенное отличие, которое ставит эту группу вне остального населения штата. В этой группе целиком и полностью преобладает вегетарианство.

Увеличивая в своем рационе количество овощей, чтобы компенсировать отсутствие мяса, они, следовательно, увеличивают потребление витамина B17. Вероятно, причина того, что это население не полностью свободно от рака, подобно хунзакам, эскимосским аборигенам, и другим народностям, заключается в том, что многие члены этой секты присоединились к ней, проведя почти всю жизнь на общей или стандартной диете; потребляемые ими фрукты и овощи не выбираются сознательно по фактору наличия витамина B17, а также семена фруктов не используются сознательно в их рационе; и не все адвентисты седьмого дня придерживаются вегетарианской диеты.

Другая группа людей, которая, согласно своей религиозной доктрине употребляет в пищу очень немного мяса и, таким образом, ест больше зерен, овощей, и фруктов, которые содержат B17, это мормоны. В штате Юта, на семьдесят три процента населенном мормонами, уровень рака на двадцать пять процентов ниже, чем в среднем по всей стране. В графстве Юта, включающем в себя город Прово, которое на девяносто процентов населено мормонами, уровень рака ниже, чем в среднем по стране, на двадцать восемь процентов для женщин и тридцать пяти процентов для мужчин. Летом 1940 года, Нидерланды были оккупированы военными силами нацистской Германии. Под диктаторским режимом вся нация, состоящая приблизительно из девяти миллионов людей, была вынуждена решительно изменить свои гастрономические предпочтения. Доктор К. Мьорман, врач из Влаадингена, Нидерланды, описал то, что случилось в течение того периода:

«Белый хлеб был заменен хлебом из непросеянной муки и ржаным хлебом. Поставка сахара была решительно сокращена и вскоре полностью приостановлена. Мед шел в пищу, только если его можно было найти. Поставка масел из-за границы была прекращена, и, в результате больше не производилось никакого маргарина, что заставляло людей искать сливочное масло. Добавьте к этому то, что потребитель получал столько фруктов и овощей, насколько это было возможно, покупая у фермеров то, что они производили. Короче, люди удовлетворяли свой голод большим количеством естественных продуктов, богатых витаминами. Теперь подумайте о том, что случилось позже: в 1945-м эта принудительная пища внезапно закончилась. Каков был результат? Люди начали снова есть белый хлеб, маргарин, обезжиренное молоко, много сахара, много мяса, и совсем немного овощей и фруктов. Короче, люди стали есть слишком много неестественной и слишком мало естественной пищи, и поэтому получали слишком мало витаминов.»

Доктор Моерман показал, что уровень рака в Нидерландах пошел резко вниз, со своего пика в 1942 г. к самой низшей точке в 1945 году. Но после 1945 г., с возвращением обработанных пищевых продуктов, уровень рака снова начал подниматься и с тех пор устойчиво шел наверх. Конечно, опыт Нидерландов или адвентистов седьмого дня или мормонов не является конечным выводом, поскольку он оставляет открытым вопрос особых факторов пищи, ответственных за распространение рака. Так что позвольте нам сузить нашу область.

С начала 1960-х устойчиво растет группа людей, которые приняли витаминную теорию рака и которые соответственно изменили свои диеты. Они представляют все слои общества, оба пола и все возраста, и проживают почти в каждой передовой нации мира. В одних Соединенных Штатах их тысячи и тысячи. Необходимо знать, следовательно, что перейдя на диету, богатую витамином B17, не было известно ни одного случая, чтобы кто-то из этих людей заболел раком.

Летом 1973 г. стало известно, что Аделл Дэвис, одна из ведущих диетологов нации, которая, как полагали, была экспертом относительно связи диеты и рака, сама заболела одной из самых зловещих форм рака. В мае следующего года она скончалась. Казалось, что это должно было стать концом пищевой теории рака. Но, после более близкого исследования, оказалось, что ни в одной из множества своих книг или лекций, она не рассматривала нитрилоциды в качестве существенного компонента нашего пищевого рациона. Она действительно упоминала, что амигдалин был, по ее мнению, эффективен для лечения рака после того, как человек заболевал им, но она, очевидно, была не в состоянии рассмотреть витамин В17, в его менее сконцентрированной и более естественной форме, как жизненно важный элемент ежедневного питания. Даже после того, как ее рак был диагностирован, она очевидно все еще не видела этой связи. Автор переписывался с ней по этому вопросу, и вот каков был ее ответ:

«Так как канцерогенные вещества окружают нас сотнями в пищевых консервантах, пищевых добавках, ядовитых спреях, химических удобрениях, загрязнителях воздуха и воды, утверждение, что рак — это авитаминоз, конечно, неточное и упрощенное.»

Нельзя забывать, что эта леди была превосходным диетологом. Она помогла тысячам людей восстановить здоровье через хорошую диету и более здоровую кулинарию.

Но простым фактом является то, что она не согласилась с теми вышеупомянутыми, которые изменили свои меню, чтобы включить туда богатые нитрилоцидами пищевые продукты; и таким образом тот прискорбный факт, что она заболела раком, не может опровергнуть эффективность амигдалина.

Так что позвольте нам еще раз обратиться к реальности. В то время как больше 30 процентов наших сограждан страдают от рака, ни один из тех, кто регулярно употреблял нитрилоциды, как нам известно, не заболел этой страшной болезнью.

Для многих людей, логика всех этих объединенных фактов является настолько мощной, что было бы разумным завершить эту книгу прямо сейчас. Но, ввиду сильнейшей оппозиции этой логике, позвольте нам не удовлетвориться логикой одной теории. Позвольте нам подкреплять наши суждения также наукой, чтобы понять в научных терминах то, что подсказывает нам наша логика.

Оглавление книги

Реклама
· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0.731. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Меню Вверх Вниз