Аллергия лекарственная

Этиология

Реакции организма на лекарственные препараты, как, впрочем, и на другие гаптены в условиях контакта с разными химическими веществами в быту и на производстве, крайне разнообразны (см. Лекарственные аллергены).

Как отмечает Е. А. Северова (1977), сама природа побочного действия лекарств сложна и взаимосвязана с разнообразной структурой химического вещества, а также с состоянием реактивности организма — влиянием лекарственных препаратов и их метаболитов на гомеостаз, с физиологической и патологической микрофлорой, с микроэкологией здорового или больного человека.

Создание в настоящее время классификации побочных эффектов лекарственной терапии больше основывается на патогенетических принципах, терминология отдельных положений их постоянно меняется. Приводимый в литературе перечень побочного действия лекарственных веществ рассматривается с позиций:

— передозировки и кумуляции;

— токсического действия (ототоксического, гепатотоксического, иммуносупрессивиого, тератогенного и др.);

— реакций, обусловленных массивным бактериолизом (Яриша — Герсгеймера и др.);

— реакций, связанных с изменением бактериального пейзажа (дисбактериозом, суперинфекцией); психогенных реакций;

— реакций, обусловленных особой чувствительностью в виде ложноаллергических; аллергических реакций.

Среди этого разнообразия побочных действий лекарственных веществ идентифицировать аллергические реакции часто сложно, однако они занимают ведущее место и по последствиям являются самыми опасными для жизни пациента (Е.М. Тареев, Е.А. Северова, 1970; Ю.П. Бородин, 1971; Е.С. Брусиловский, 1977; А.С. Лопатин, 1983, и др.). Наиболее грозными осложнениями являются анафилактический шок (А.С. Лопатин, 1983; С.В. Федорович, 1992), синдром Лайелла, синдром Стивенса — Джонсона, таксидермии (Ю.Ф. Королев, 1976).

Перечень лекарственных препаратов, вызывающих аллергическую реакцию, из года в год растет, они опасны не только для пациентов, принимающих лекарственные вещества, но и для работающих в контакте с медикаментами — рабочих заводов медпрепаратов, фармацевтов, медицинских и ветеринарных работников (С.В. Федорович с соавт., 1998).

Среди лекарственных средств, способных сенсибилизировать пациента и привести к анафилактическому шоку, ведущее место, по данным А.С. Лопатина (1983), принадлежит пенициллинам, стрептомицину, анальгину, новокаину.

В последние годы накапливается все больше данных о расширении подобного перечня: большую степень риска в развитии аллергических реакций представляют собой белково-полисахаридсодержащие препараты, которые при повторных введениях могут приводить к развитию не только анафилактического шока (немедленного IgE-зависимого типа), но и после купирования его к различным другим последствиям (кардиопатии, нефропатии, эозинофильной висцеропатии) — развитию клеточного, тканевого типа реакции.

На начальном этапе чаще наблюдается моновалентная аллергия к одному медикаменту или к нескольким, близким по химическому строению лекарственным препаратам. Некоторые из них, имеющие общий химический радикал или структуру, которые в качестве гаптена вызывают сенсибилизацию при назначении лекарственного вещества, приведены в разделе «Лекарственные аллергены», а также в табл. 27.

Патогенез

Патогенез


— AD —

Первые эксперименты, проводимые Ландштейнером и Джекобсом (1936), показали, что галогенопроизводные бензола обладают способностью не только вступать в контакт с белком субстрата и сенсибилизировать его в качестве гаптена, но и оказывать повреждающее действие на субстрат. Однако при соприкосновении с тканями человека пенициллинов природных и синтетических, цефалоспоринов с общей детерминантой в виде Р-лактамного кольца раздражающего действия не наблюдается, сенсибилизирующее же действие этих препаратов весьма высоко и даже опасно. Предпринимались попытки объяснить сенсибилизирующее действие того или иного лекарственного вещества не только химической особенностью детерминанты, но и растворимостью в воде или в жирах, способностью к депонированию в организме, тем не менее какой-либо строгой закономерности даже в условиях эксперимента проследить не удалось.

Степень выраженности сенсибилизации к лекарствам отчасти зависит от путей введения (местная реакция типа феномена Артюса), от природы заболевания, по поводу которого проводится лекарственная терапия.

Лекарственная болезнь, исходя из трактовки Е.М. Тареева, — заболевание, которое развивается на аллергической, аутоиммунной, ложноаллергической, дисметаболической основе.

Сложна идентификация немедленного типа реакций — специфические IgE выявляются при аллергических реакциях, связанных с низкомолекулярными соединениями, например к пенициллину-конъюгату, при сенсибилизации к чужеродным белкам — ферментам, сыворотке и не всегда идентифицируются при аллергии к простым химическим соединениям.

На фоне лекарственной аллергии часто наблюдаются неспецифические (ложноаллергические) реакции. Они могут провоцироваться у пациентов без явной связи с индуктором аллергии, т. е. при отсутствии иммунологической развивается патохимическая и патофизиологическая фаза.

Ложноаллергические реакции возникают:

— на дисметаболической основе (при так называемой триаде с проявлением полипоза носа, бронхиальной астмы и непереносимости нестероидных противовоспалительных средств — аспирина и др.);

— вследствие вегетативной дисфункции на холинергической основе (на фоне приема препаратов раувольфии, гидралазина, ?-адреноблокаторов), приема гистаминолибераторов (рентгеноконтрастных веществ, индометацина, морфина, декстрана, хлортетрациклина);

— при нарушении дезинтоксикации гистамина (на фоне дисметаболических, дисгормональных расстройств);

— при активации комплемента на неспецифической основе под влиянием протеаз, йодсодержащих рентгеноконтрастных веществ. Активация комплемента на неспецифичесной основе приводит к либерации медиаторов из тучных клеток, бэзофилов, нейтрофилов, тромбоцитов (Л.В. Лусс, 1998).

Ложноаллергические реакции на медикаменты чаще наблюдаются при заболеваниях желудочно-кишечного тракта, гепатобилиарной системы, эндокринопатиях. У подобных пациентов, как правило, отмечается непереносимость лекарственных средств разных фармакологических групп, различных пищевых веществ — формируется синдром идиосинкразии, непереносимости.

Классификация

Аллергические реакции на медикаменты могут быть I типа (IgE-зависимый, немедленный тип) с проявлением бронхиальной астмы, анафилактического шока, крапивницы, отека Квинке, риноконъюнктивита, атопического дерматита; II типа (см. Цитотоксический тип) — синдром Лайелла, синдром Стивенса — Джонсона, агранулоцитоз, тромбоцитопения, гемолитическая анемия; III типа (см. Иммунокомплексный тип) — сывороточная болезнь, аллергический васкулит, синдром Гудпасчера, альвеолит, фиксированная эритема, феномен Артюса); IV типа (см. Клеточный, замедленный тип) — контактный дерматит, эозинофильные инфильтраты, аллергические гастриты (эозинофильный вариант), пневмония Леффлера.

Клинические проявления

Симптомы лекарственной аллергии могут быть весьма полиморфными и на начальном этапе протекать под маской основного заболевания. В связи с этим врач должен заподозрить неблагоприятное, неадекватное действие лекарственной терапии не только когда на фоне основного заболевания возникает новая реакция (крапивница, дерматит, реакция типа феномена Артюса на месте введения лекарств — уплотнение, гиперемия), но и при ухудшении течения основного заболевания, особенно на фоне неуклонного повышения содержания эозинофилов периферической крови в абсолютных и относительных цифрах. Это может быть, например, в случае нарастания протеинурии, форменных элементов в мочевом осадке при заболеваниях мочевыделительной системы, усилении обструктивного синдрома в случае заболеваний органов дыхания. При подобных сдвигах следует особенно предполагать лекарственную аллергию, если лечение пациента по поводу основного заболевания продолжается в течение 7—14 дней. Это связано с тем, что первые аллергические реакции на применяемое лекарственное вещество могут возникать вначале в очаге поражения. Например, мы наблюдали реакцию волдырного типа, отеки Квинке после излечения рожистого воспаления, которые проявлялись вначале в местах обратного развития воспаления на инфекционной основе.

Клинические проявления аллергической реакции на лекарства могут быть острыми местными (реакция Артюса, аллергический дерматит, крапивница, отек Квинке) или острыми общими, часто угрожающими жизни пациента, в виде токсидермии — системного поражения кожных покровов, синдрома Лайелла — распространенного эпидермального некролиза, синдрома Стивенса — Джонсона — слизисто-кожного синдрома. Острые общие аллергические реакции на лекарства сопровождаются выраженным интоксикационным, дисметаболическим синдромом, зудом кожных покровов и слизистых оболочек, резким повышением температуры тела, гематологическими (перераспределительный лейкоцитоз, повышенная СОЭ вследствие выраженных реологических сдвигов) и биохимическими изменениями (снижение содержания альбумина вследствие потери белка и дисметаболизма его).

После купирования указанные аллергические реакции могут продолжаться в виде рецидивирующей крапивницы, отеков Квинке, эозинофильных инфильтратов самой разной локализации. Подобные реакции возможны и после перенесенного анафилактического шока (см. Анафилактический шок).

Лекарственная реакция, возникающая на дисметаболической основе, часто обусловлена индуцированием нестероидными противовоспалительными препаратами (аспирином и др.) липоксигеназного пути обмена простагландинов с повышенным образованием лейкотриенов. Последние в значительной мере способствуют формированию воспалительной реакции, сопровождающейся инфильтрацией, пролиферацией тканевых структур слизистой оболочки органов дыхания эозинофилами, способствуя рецидивам полипозных разрастаний в полости носа и резкому повышению бронхиальной гиперреактивности к различным неспецифическим раздражителям.

Лекарственная профессиональная аллергия у медицинских и ветеринарных работников, фармацевтов чаще проявляется в местах наибольшего контакта с аллергеном — дерматитом кистей, шеи, лица; при контакте с лекарственными аэрозолями — ринитом, риноконъюнктивитом. Трансформация аллергических реакций, как правило, возникает на работе или к концу ее и исчезает в выходные дни, в отпускной период. Поэтому ранняя диагностика лекарственной аллергии и своевременное устранение контакта с аллергеном — важный этап лечения и профилактики профессиональных аллергозов (см. Перечень аллергенов, обладающих перекрестной сенсибилизацией, табл. 5).

Диагноз

Диагностика лекарственной аллергии включает:

• сбор аллергологического анамнеза;

• правильную оценку клинических проявлений;

• аллергологическое тестирование с помощью кожных проб;

• лабораторные методы диагностики (тест Шелли, РДТК, тест торможения миграции нейтрофилов, определение специфических IgE и др.).

Аллергологический анамнез позволяет заподозрить развитие лекарственной аллергии, составить определенное представление об аллергене, предположительно установить характер аллергической реакции.

При сборе аллергологического анамнеза врач должен выяснить:

1) страдает ли больной или его родственники какими-либо аллергическими заболеваниями;

2) получал ли больной ранее лекарственные препараты, какие у него были аллергические реакции и через какое время после приема лекарства они проявлялись (при первичном контакте с лекарственным веществом период сенсибилизации составляет не менее 5–7 дней, однако к пенициллину, биомицину аллергическая реакция может возникнуть при первичном их применении, так как эти антибиотики в виде примесей могут встречаться в пищевых продуктах, поэтому контакт с ними возможен задолго до лечения);

3) какими лекарствами больной лечился многократно, так как повторное их применение повышает вероятность сенсибилизации организма. При этом следует учитывать возможность перекрестной сенсибилизации к препаратам, близким в антигенном отношении, или к их метаболитам;

4) возникли ли аллергические реакции от применения лечебных мазей, поскольку эти реакции могут быть обусловлены как лекарствами, входящими в них, так и основой, содержащей отдельные фракции нефти или консервант;

5) вводились ли больному иммунные сыворотки и вакцины и какие были при этом осложнения. Как известно, лицам с эпидермальной аллергией не рекомендуется введение лошадиной противостолбнячной сыворотки, так как белки сыворотки имеют общие аллергенные структуры с перхотью лошади и другими эпидермальными аллергенами.

Пациентам с аллергией к белковым компонентам яйца запрещается введение вакцин, изготовленных с использованием тканей куриного, перепелиного вибриона (противовирусные вакцины);

6) какие кожные болезни были или есть теперь у пациента (микозы, трихофития, кандидоз и др.), поскольку у 7–8 % лиц с патологией грибковой этиологии возникают острые аллергические реакции на первое введение пенициллина из-за общих антигенных структур у возбудителей дерматозов и продуцентов пенициллина, в составе которого они могут находиться в виде микропримесей;

7) имеется ли повышенная чувствительность к бытовым, косметическим и пыльцовым аллергенам;

8) как формировалась аллергическая реакция: имелись ли локальные проявления ее, трансформировалась ли она в полисистемную патологию.

Оценка клинических проявлений. При сборе аллергологического анамнеза важно обратить внимание на тип аллергической реакции. Немедленный тип аллергической реакции на лекарственные препараты, в частности наличие анафилактоидных реакций или анафилактического шока в анамнезе, свидетельствует о большом риске повторения подобных реакций при очередном применении лекарств.

Это же относится и к перенесенным сывороточноподобным реакциям, синдрому Лайелла и др.

Аллергологическое тестирование.

1. При необходимости проведения лекарственной терапии в связи с заболеванием до того здоровым людям аллергологическое тестирование не проводится при отсутствии у них какого-либо аллергологического анамнеза.

2. У пациентов с неблагополучным аллергологическим анамнезом (но при отсутствии сенсибилизации к гаптенам) аллергологическое тестирование должно проводиться перед назначением лекарственных веществ по медицинским показаниям.

Наиболее доступной является подъязычная проба. Положительной проба считается при наличии местной (покраснение, отек) и общей реакции: увеличение частоты пульса более чем на 10 ударов в минуту, снижение артериального давления более чем — на 15–20 мм рт. ст. через 15–45 мин от начала пробы. Если подъязычная проба отрицательная, то ставится внутрикожная проба лишь с теми лекарствами, которые могут вводиться подкожно, внутримышечно, внутривенно. Дозировка лекарств, используемых для тестирования, минимальная — от 10 до 100 мг. При проведении подъязычной пробы с таблетированными формами применяется 1/4 таблетки.

3. Пациентам с лекарственной аллергией в анамнезе в плановом порядке, как диспансерным больным, рекомендуется провести лабораторное аллергологическое тестирование (РДТК или РТМН) с наиболее распространенными гаптенами (пенициллином, тетрациклином, анальгином, аспирином, витаминами В1 В2, В12, сульфаниламидами, новокаином, включая лекарства, которые, возможно, вызывают аллергию).

При необходимости лекарственного лечения по медицинским показаниям таким пациентам, прошедшим этап лабораторного аллергологического тестирования, лекарства-аллергены (исходя из аллергологического анамнеза и данных РДТК или РТМН) не назначаются. Те же препараты (неаллергены), которые рекомендуются для лечения, оцениваются предварительно с помощью подъязычной пробы. При отрицательной подъязычной пробе ставят внутрикожную, скарификационную пробу, используя минимальные дозировки — от 10 до 1 000 мг лекарственного вещества, не обладающего химически раздражающим действием при соприкосновении с тканями, которое может вводиться внутривенно, внутримышечно, подкожно.

Терапия с помощью лекарства-неаллергена осуществляется под прикрытием антигистаминных препаратов с обязательным динамическим наблюдением за изменением пульса, артериального давления, количества эозинофилов периферической крови, клеточного состава мокроты и др. (каждые 3 или 5 дней). Если в процессе лечения нарастает содержание эозинофилов в периферической крови, более тщательно анализируются клинические данные и решается вопрос о дальнейшем применении препарата.

4. Истории болезни пациентов с лекарственной аллергией маркируются: лекарства-аллергены заносятся на первую страницу амбулаторной карты, истории болезни.

Пациенту дается информация об аллергенах, обладающих перекрестной сенсибилизацией, которых он должен избегать, и, если возникнет аллергическая реакция при приеме лекарства, — о действиях, которые он или окружающие его люди должны предпринять (принять антигистаминный препарат, вызвать «скорую помощь»).

Особенности диагностики и профилактики профессиональной лекарственной аллергии у медицинских, ветеринарных работников и фармацевтов. Профессиональные аллергические заболевания, обусловленные лекарственными веществами, у медицинских, ветеринарных работников и фармацевтов развиваются (при соблюдении элементарной техники безопасности) в условиях крайне малых концентраций в окружающей среде лекарственных веществ (не превышающих ПДК).

При контакте с лекарственными веществами в таких случаях наблюдается преимущественно сенсибилизирующее действие при отсутствии других триггерных эффектов на механической (пыль, аэрозоли токсико-химического характера), токсической (концентрация вредных веществ выше ПДК), бактериальной основе (плесневые грибы и бактерии в воздушной среде выше ПДК), которые больше актуальны для работающих на промпредприятиях.

В условиях производственного контакта с лекарствами преобладает контактный аллергический дерматит (чаще реакция замедленного типа), при воздействии же лекарственных аллергенов в виде аэрозолей наблюдается аллергический ринит, бронхиальная астма (немедленный тип реакции).

Профессиональные аллергические реакции на лекарственные вещества в отличие от лекарственной аллергии у пациентов характеризуются меньшей частотой сывороточной болезни или сывороточноподобных реакций (при введении вакцин, сывороток, кровезаменителей), анафилактического шока.

Тем не менее лекарственные вещества как гаптены по классу опасности следует отнести к сильным аллергенам. Обусловливая контактные формы аллергии, они чаще вызывают трансформацию в другие, более тяжелые, системные реакции с аутокммунной патологией (буллезные дерматиты с температурными и гемaтологическими сдвигами, профессиональные экземы и др.).

При диагностике профессиональной лекарственной аллергии основное внимание следует обращать на факты, приведенные в санитарно-гигиенической характеристике, свидетельствующие о производственном контакте с лекарственными веществами, профессиональный аллергологический анамнез (возникновение аллергических реакций на работе и регрессия их вне ее), характерные клинические проявления (развитие первых аллергических реакций в местах наибольшего контакта с лекарствами в производственных условиях — открытые участки кожных покровов или слизистые оболочки верхних отделов дыхательных путей), подтверждение сенсибилизации с помощью лабораторных методов (тест деструкции тучных клеток, тест торможения миграции нейтрофилов, лейкоцитов, определение специфических IgE и др.).

Аллергологическое тестирование в диагностике профессиональной лекарственной аллергии допускается при соблюдении существующих стандартов в виде капельных и аппликационных проб при контактном аллергическом дерматите. Внутрикожные, ингаляционные диагностические тесты при профессиональной лекарственной аллергии не проводятся, так как они опасны последствиями — анафилактическим шоком.

Профилактика профессиональных лекарственных аллергий. Наиболее действенны профилактические мероприятия в виде предупредительного врачебного надзора, которые осуществляются в процессе:

1) предварительных осмотров при приеме на работу — не допускаются лица с неблагоприятным аллергологическим анамнезом на работу в контакте с аллергенами высокого класса опасности;

2) ранней диагностики профессиональной лекарственной аллергии и своевременного трудоустройства заболевших вне контакта с профессиональным аллергеном.

В настоящее время предлагается большой перечень различных гидрофильных (паста «биологические перчатки», «невидимые перчатки» и др.), гидрофобных (на силиконовой основе) паст и мазей, однако при лекарственной аллергии, проявляющейся аллергическим контактным дерматитом, они малоэффективны.

Антигистаминные средства второго поколения (кларитин или эбастин и др.) позволяют избавиться от аллергической реакции немедленного типа в период отстранения пациента от контакта с аллергеном. При аллергической реакции замедленного типа в виде контактного аллергического дерматита для более быстрой регрессии заболевания можно использовать защитные пасты на силиконовой основе, которые защищают кожные покровы от триггерного влияния различных неспецифических раздражителей. А если этого окажется недостаточно, то весьма эффективны кремы на глюкокортикоидной основе (элоком — мометазона фуроат моногидрат), которые обладают выраженным местным противовоспалительным действием, не всасываются и не оказывают системного действия.

Особенности диагностики аллергических заболеваний, обусловленных гаптенами, у рабочих промышленных предприятий. В условиях промышленного производства рабочие подвергаются комплексному воздействию ряда физических, химических, инфекционных, паразитарных футоров, способствующих при наличии производственных аллергенов возникновению аллергических и ложноаллергических реакций. Рабочие промышленных предприятий часто имеют контакт с превышением ПДК как лекарственных веществ (на заводах медпрепаратов), так и низкомолекулярных соединений в виде сложных полимерных продуктов — малеинового ангидрида, сополимера стирола, формальдегида, акрилнитрила, металлов, металлоидов (на различных объектах химической промышленности, машиностроения и др.).

Подавляющее большинство промышленных аллергенов относится к тимусзависимым антигенам; низкомолекулярные соединения (малеиновый ангидрид, сополимер стирола и др.) могут самостоятельно вызывать иммунный ответ.

Низкомолекулярные соединения, образуя конъюгаты с белком как гаптены, при соприкосновении с кожными покровами вызывают замедленный тип реакции — контактный дерматит, при ингаляционном воздействии — экзогенный аллергический альвеолит или немедленный тип иммунного ответа — аллергический ринит, бронхиальную астму, отек Квинке.

При диагностике профессиональных аллергических заболеваний, обусловленных химическими веществами (включая производство лекарственных веществ на заводах медпрепаратов), запрашивается выписка из трудовой книжки, санитарно-гигиеническая характеристика рабочего места заболевшего, выписка из истории болезни, подтверждающая данные профессионального аллергологического анамнеза.

В процессе диагностики контактного профессионального аллергического дерматита проводят капельные, а если они отрицательные при положительном профессиональном аллергологическом анамнезе, — то и компрессные диагностические пробы, строго соблюдая условия их постановки — использование профессиональных аллергенов в принятых концентрациях, не вызывающих при аппликации неспецифических реакций.

Следует отметить, что у большинства пациентов с аллергическими дерматозами при проведении капельных и компрессных проб с аллергенами возникают типичные реакции по замедленному типу и редко наблюдаются реакции волдырного типа. Реакции немедленного типа возникают у тех рабочих, у которых наряду с контактным наблюдается и ингаляционное воздействие аллергена.

При ингаляционном воздействии аллергенов кожные реакции у пациентов могут не наблюдаться, так как индукторами аллергии в данной ситуации являются профессиональные аллергены в виде аэрозолей. Однако это не исключает развития отсроченно-немедленного типа аллергической реакции в виде экзогенного аллергического альвеолита.

Для выявления реакций немедленного типа используются провокационные ингаляционные пробы с профессиональными аллергенами в концентрациях, не превышающих ПДК, с оценкой до и после пробы клинических, функциональных и других показателей. Принимаются во внимание и данные пикфлоуметрии при неоднократном измерении до и после работы.

При диагностике профессиональных аллергических заболеваний у промышленных рабочих учитываются данные лабораторного тестирования с промышленными аллергенами для выявления реакций немедленного (непрямой тест Шелли, реакция пассивной гемагглютинации по Бойдену, определение специфических IgE и др.) и замедленного типов (реакция торможения миграции лейкоцитов и макрофагов и др.).

Формулировка диагноза

При лекарственной аллергии в диагнозе отражаются синдромные проявления заболевания с указанием индукторов аллергии — лекарственных веществ. Это обусловлено крайне частым сочетанием при лекарственной аллергии истинных аллергических и ложноаллергических реакций, непереносимостью многих лекарственных веществ на дисметаболической, нейровегетативной основе, наблюдающихся часто у лиц при наличии неаллергических полиорганных заболеваний.

1. Анафилактический шок в анамнезе. Аллергия к новокаину, пенициллину (по данным анамнеза и ТДТК).

2. Токсидермия, рецидивирующая крапивница, отеки Квинке в анамнезе. Непереносимость сульфаниламидных препаратов, левомицетина, баралгина, промедола.

3. Сывороточноподобная реакция (полилимфаденопатия, полиартралгии, крапивница). Феномен Артюса. Непереносимость плазмы, баралгина.

При формулировке диагноза непереносимость того или иного лекарственного вещества обозначается в тех случаях, когда по данным ТДТК реакция сомнительная, а по анамнезу на фоне введения лекарственного вещества наблюдались побочные реакции.

Аллергический контактный дерматит

Клинические проявления. Аллергический контактный дерматит развивается у работающих с лекарственными препаратами на начальном этапе в виде моновалентной сенсибилизации. В местах соприкосновения с аллергеном наблюдаются участки гиперемии с папулами или пузырьками, сопровождающимися зудом. На начальном этапе для возникновения контактного аллергического дерматита важна концентрация аллергена, при повторных контактах заболевание проявляется при минимальных концентрациях. Вначале возникают изменения в виде дерматита на открытых участках кожных покровов (кисти, шея, лицо) или в виде аллергического ринита в случаях воздействия лекарственных аэрозолей. Впоследствии аллергический дерматит или ринит может трансформироваться в системные проявления — токсидермию.

Лечение. 1. Устранение контакта с аллергеном, в случаях профессионального заболевания — трудоустройство вне контакта с лекарственными веществами.

2. Лечение в амбулаторных условиях антигистаминными средствами второго поколения — кларитином или эбастином — 1 табл. (10 мг) один раз в сутки. Длительность курса лечения зависит от продолжительности заболевания.

3. Местно глюкокортикоид элоком в виде мази или геля — вмазывание 1 раз в сутки в местах наибольшего воспаления кожных покровов.

4. Гипоаллергенная диета.

Токсидермия

Клинические проявления токсидермии отличаются ограниченными или генерализованными полиморфными, диссеминированными высыпаниями в виде сплошной гиперемии, отеком собственно кожи, диффузным распространением различных элементов — уртикарных или розеоло-эритематозных, эритематозно-сквамозных, геморрагически-сливных, сопровождающихся интенсивным зудом, чувством жара, жжения, напряжения и болезненности кожных покровов, общими реакциями (повышением температуры тела, перераспределительным лейкоцитозом).

У большинства больных клинические проявления лекарственной токсидермии не имеет типичных для какого-либо медикамента признаков.

Однако некоторые лекарственные средства вызывают только им присущие проявления токсидермии. Например, под воздействием йодистых препаратов чаще возникает угреподобная сыпь, сульфаниламидных — ограниченные красновато-буроватые с сиреневым оттенком очаги, имеющие четкие, округлые очертания.

В отличие от дерматитов немедикаментозной этиологии лекарственные токсидермии часто сопровождаются поражением внутренних органов (цитологический синдром при гепатитах), васкулитами, поражением нервной системы (раздражительность, эмоциональная лабильность и др.).

Лечение. 1. Устранение контакта с аллергеном.

2. Голод в течение трех дней с соблюдением водного режима.

3. Дезинтоксикационная терапия — изотонический раствор хлорида натрия капельно до 1 л в сутки (2–3 дня), очистительные клизмы, энтеросорбенты (белосорб до 12 г, активированный уголь до 25 г в сутки).

4. Соблюдение строгого санитарно-гигиенического режима, обработка кожных покровов (в местах мокнутия) водными растворами метиленовой сини (1 % раствором).

5. Для быстрого устранения выраженной общей реакции, диссеминированной кожной реакции капельно растворы супрастина (2,5 % — 1 мл), а также глюкокортикоидные препараты — солумедрол (90—120 мг), или преднизолонгемисукцинат (лиофилизированная форма, 90—120 мг) в течение 2–3 дней, или преднизолон внутримышечно (60–90 мг). При недостаточном терапевтическом эффекте вводимых внутривенно глюкокортикоидов показан энтеральный прием медрола в виде инициирующей терапии до 48 мг (в течение 3 дней), который оказывает лучший терапевтический эффект по сравнению с внутривенным его введением.

6. При фиксированной эритеме могут использоваться местные глюкокортикоиды — элоком в виде мази или геля 1 раз в сутки.

Сывороточная болезнь

Сывороточная болезнь — системное аллергическое заболевание, которое возникает при сенсибилизации к чужеродному белку, сыворотке, вакцине, плазме, лекарственным препаратам (см. Иммунокомплексный тип реакции).

Клиническая картина. Период сенсибилизации длится от 7 до 12 сут.

По интенсивности клинических проявлений сывороточную болезнь разделяют на легкую, средней тяжести, тяжелую и анафилактическую.

При легкой форме сывороточной болезни общее состояние больного остается удовлетворительным, на фоне повышения температуры тела до 38 °C появляются полиморфная сыпь, ангионевротический отек, увеличение лимфатических узлов незначительное.

Сывороточная болезнь средней тяжести характеризуется зудом, припухлостью и краснотой вокруг места инъекции антигена, легким увеличением регионарных лимфатических узлов, появлением уртикарной сыпи. Отмечаются головная боль, тахикардия, полиартралгия. Температура тела достигает 38–39 °C и держится 1–2 нед. В крови умеренный лейкоцитоз с тенденцией к лейкопении, относительный лимфоцитоз и эозинофилия. СОЭ повышена. В моче следы белка. Длительность течения — до 3 нед.

Тяжелая форма сывороточной болезни проявляется повышением температуры тела на более длительный период, частыми рецидивами, наличием кореподобной или геморрагической сыпи, развитием синовитов и невралгий, припухлостью суставов, их болезненностью, лимфаденопатией, учащением пульса, падением артериального давления, одышкой. В крови лейкопения с относительным лимфоцитозом, тромбоцитопения, увеличение СОЭ, снижение свертываемости крови.

Анафилактическая форма чаще возникает при повторном внутривенном введении сыворотки. Клинически она проявляется внезапной оглушенностью больного, падением артериального давления и повышением температуры тела. Оглушенность сменяется возбуждением, появляются судороги, непроизвольное отхождение мочи и кала, альбуминурия, одышка, цианоз, может наступить смерть.

Осложнения: миокардит, гломерулонефрит, гепатит, полиневрит, энцефалит.

Лечение. См. Иммунокомплексный тип реакции. При анафилактической форме сывороточной болезни необходимо срочно ввести 1 мл 0,1 % раствора адреналина, 1 мл 5 % раствора эфедрина подкожно, преднизолон (60–90 мг) внутримышечно или внутривенно капельно, сердечные средства. Показаны антигистаминные препараты — 2 мл 2 % раствора супрастина или 1 мл 1 % раствора димедрола. Для устранения зуда назначают обтирание S % раствором ментолового и 1 % раствором салицилового спирта или 10 % раствором карбамида.

При затянувшемся проявлении сывороточной болезни проводится курсовая терапия глюкокортикоидами до 1,5 мес, периодически вводятся антигистаминные препараты, показаны антиоксидантная терапия, гемосорбция, гипоаллергическая диета.

Синдром Лайелла

Синдром Лайелла (токсический эпидермальный некролиз, синдром ошпаренной кожи) — тяжелейшее осложнение лекарственной аллергии, летальность при котором достигает 50 %, развивается через несколько часов или дней (от 10 ч до 21 дня) после приема медикаментов (см. Цитотоксический тип реакции).

Клиническая картина. Заболевание часто начинается остро. Появляются озноб, рвота, понос, высокая температура тела (40–41 °C), головные боли, боли в горле, суставах, мышцах, пояснице. Положение вынужденное: больной лежит только на спине. Сознание может быть затемнено. Сон, аппетит отсутствуют, отмечается тахикардия. Кожные покровы на груди, в подмышечных впадинах, промежности, на конечностях резко гиперемированы, с синюшным оттенком, множеством вялых пузырей различной величины, местами слившихся. Пузыри наполнены серозным содержимым. Резко положительный симптом Никольского — при малейшем механическом воздействии на пузырь эпидермис легко отслаивается и за пределами пузыря, на видимой здоровой коже. На коже лица, живота и ягодицах — участки, лишенные эпидермиса (кожа напоминает таковую при ожоге II степени). По краям эрозивной поверхности (на боковых поверхностях груди, ягодиц) эпидермис легко отслаивается и свисает в виде лохмотьев, местами пузыри имеют вид грушевидных образований. Отмечается гиперестезия — даже прикосновение простыни причиняет боль. Кожа кистей снимается, как перчатка.

Язык обложен грязно-желтым налетом, отечен. На губах и вокруг глазных щелей эрозии, которые могут трансформироваться в вялозаживающие язвы с корочками. Глотание затруднено, неприятный запах изо рта. Рот открывается с трудом, в зеве множество эрозий. Конъюнктива гиперемирована. Могут наблюдаться различные поражения со стороны ЦНС и паренхиматозных органов.

В крови лейкоцитоз, эозинофилия, увеличение СОЭ. В протеинограмме повышенное количество глобулинов и сниженный уровень альбуминов. В моче белок. Выявляются изменения водно-электролитного и кислотно-щелочного равновесия.

Лечение. Больной изолируется, соблюдается режим строгой антисептики, организуется индивидуальный пост по уходу за ним. Проводится дезинтоксикационная, гипосенсибилизирующая и корригирующая терапия: вводят внутривенно капельно гемодез, сухую плазму той же группы, плазмозамещающие препараты — реополиглюкин, полиглюкин, 10 % раствор альбумина, в капельнице — антигистаминные препараты, кортикостероидные гормоны (солу-медрол — в виде пульс-терапии до 500-1000 мг/сут в течение 2–3 дней), препараты калия, кальция, ингибиторы протеолитических ферментов (контрикал — 40 000 МЕ/сут, лазике — по 10 мг 2 раза в сутки). Суточный объем внутривенных инфузий составляет около 5000 мл.

Эрозированные участки кожи обрабатывают гидрокортизоновой мазью. Полость рта полощут слабым раствором перекиси водорода, марганцовокислого калия, конъюнктивы промывают 2 % раствором борной кислоты. При появлении на эрозивных поверхностях кожи, в полости рта гноевидных выделений к лечению добавляют антибиотики в адекватной дозе, к которым у больного нет сенсибилизации.

При наличии в посевах из крови и пузырей стафилококков показано введение противостафилококкового гамма-пиобулина.

По мере улучшения состояния больного дозу солу-медрола снижают до 60—120 мг/сут, продолжают введение антигистаминных средств, 5 % раствора глюкозы до 1,5 л/сут с добавлением 0,5–1 мл 0,06 % раствора кортликона, 8 ЕД инсулина, назначают аскорбиновую кислоту — до 1000 мг/сут. По показаниям переливают одногруппную и резус-совместимую кровь.

В диете предусматривают яичный белок, творог, сливки в виде коктейля, обильное питье, для коррекции белкового обмена может назначаться неробол по 15 мг/сут.

Синдром Стивенса — Джонсона

Синдром Стивенса — Джонсона (острый слизисто-кожно-глазной синдром, эритема экссудативная злокачественная) чаще вызывают сульфаниламидные, жаропонижающие средства, пенициллин, кодеин, тетрациклин в случаях их применения для лечения ОРВИ.

Патогенез. См. Цитотоксический тип реакции.

Клиническая картина. Синдром протекает с повышением температуры тела, появлением сильной головной боли, болезненности в полости рта, болей в суставах. Пузырьки и пузыри в большом количестве возникают на слизистых оболочках губ, языка, мягком и твердом нёбе, зеве, иногда в гортани, на конъюнктиве, слизистых оболочках носа, половых органах, у заднего прохода. На месте вскрытия пузырей появляются ярко-розовые эрозии с выделением геморрагического содержимое. Их образование сопровождается носовыми кровотечениями, светобоязнью, изъязвлением роговой оболочки. В крови — лейкоцитоз со сдвигом влево, эозинофилия, повышение СОЭ.

Могут наблюдаться изменения на коже кистей, стоп в виде экссудативной эритемы, во внутренних органах — в виде пневмонии, нефрита.

Лечение. Необходимо отменить лекарственные средства, которые вызвали синдром, и организовать уход за больным. Для гигиенической обработки пораженных слизистых оболочек используют фурацилин, содовый раствор, для ликвидации геморрагических явлений — витамины С, Р, К, хлористый калий. Назначают глюкокортикоиды — преднизолон при средней степени тяжести — 30 мг/сут, при тяжелой степени — 30–60 мг/сут внутримышечно или внутривенно (в капельнице). Для борьбы с обезвоживанием организма и для дезинтоксикации рекомендуется внутривенное введение в капельнице 5 % раствора глюкозы, раствора Рингера (500—1000 мл), плазмы (100–150 мл). Показаны антигистаминные средства — 2 % раствор супрастина по 1–2 мл внутримышечно или внутривенно, тавегил в таблетках по 0,001 г 2–3 раза в день. В качестве ингибитора образования кининов назначают эпсилон-аминокапроновую кислоту в виде 5 % стерильного раствора на изотоническом растворе хлористого натрия до 100 мл внутривенно капельно.

При угрозе развития пиодермии, пневмонии, сепсиса назначают антибиотики, к которым у больного нет сенсибилизации.

Похожие книги из библиотеки

Артрит. Лучшие методы восстановления и профилактики

Артрит — весьма распространенное заболевание, причиняющее сильные мучения. Новейшие разработки в комплексе с натуральными методами способны избавить человека от болей в суставах. В этой книге собраны самые действенные (и безопасные!) рекомендации по лечению и профилактике: массаж и физиотерапия, растительные препараты, лечение теплом, оздоровительная гимнастика, правила питания. С помощью кулинарных рецептов, представленных в книге, читатель может грамотно составить диету, которая поможет быстро снять воспаление суставов. Книга адресована всем, кто хочет вернуть и сохранить здоровье суставов.

Капиллярная энциклопедия. Правила здоровой жизни

О чем не знал А.С. Залманов… Давайте не будем рассматривать пути возникновения жизни на нашей планете, где и когда она зародилась. Главное, что в ходе эволюционного процесса возникли самые разные биологические формы, в том числе «человек разумный и прямоходящий». В ходе формирования и распределения живых организмов по нишам обитания остаются общие для каждого вида биологические признаки. Все органы и ткани формируются из определенного набора клеток, всем им присущи общие анатомические особенности. В ходе эволюции человеческого сообщества возникла и практическая необходимость в «обслуживании» главной биологической структуры – организма человека. В связи с возникновением новых потребностей общества и накоплением опыта, постепенно развивалось, усложнялось и искусство врачевания.

Чему не учат докторов: врачебные хитрости

Эта книга — о клиническом мышлении, о взаимоотношениях врача и инструкции, о сотрудничестве с пациентом. Как нужно думать у постели больного, анализировать источники, авторитетные мнения, видеть за диагнозом и пациента, и патогенез его заболевания, как стать по-настоящему хорошим врачом? На эти и многие другие вопросы ответит Андрей Соколов — создатель нескольких московских клиник, врач, автор нескольких научных и научно-популярных книг. Также в этой книге вы найдете упражнения для развития клинического мышления. Этот захватывающий детектив о врачебных хитростях написан на основе реальных примеров из практики автора и его коллег. Книга будет полезна и познавательна как для врачей, так и для неспециалистов.

Первая медицинская помощь

В седьмом издании учебника (шестое вышло в 1994 г.) излагаются основные принципы оказания первой медицинской помощи, реанимации и интенсивной терапии. Описаны методы оказания помощи при массовых поражениях.