Книга: Позвоночник. Мифы и реальность

Вместо предисловия

закрыть рекламу

Вместо предисловия

Тренируйся, чтобы все кости и суставы твоего организма обрели подвижность и живость, чтобы тигр и дракон твоего тела произвольно двигались, куда хотят.

Из наставления Шаолиньского монастыря


Роль позвоночника, так называемого позвоночного столба, огромна в состоянии организма человека. Часто мы даже не подозреваем, что та или иная его болячка связана именно с позвоночником. Он представляет собой в качестве основы систему позвонков, связанных между собой, на которую все навешивается и к которой все подсоединяется и от состояния которой зависит вся наша деятельность.

Практически сейчас нет лечебного учреждения, где бы ни занимались исправлением позвоночника, проводя различного рода массажи, коррекцию, и даже существуют общества вертебрологов, остеопатов, институты. А сколько книг посвящено позвоночнику на самых разных уровнях, от самобытного целительства до научных. Обращает на себя внимание тот факт, что, когда говорят о позвоночнике, только декларируют его зависимость, например от характера питания, хотя нарушение в нем — это нарушение во всей костно-мышечной системе и суставах, что не менее важно. Вместе с тем, позвоночник является одной из основных частей организма, который требует и питания, и удаления токсических продуктов, и многое другое. И что не менее важно, нигде в литературе я не встречал указание на зависимость работы всего позвоночника от состояния 1-го шейного и 1-го и 12-го грудного позвонков, а также роли водообеспечения.

Почему появилась книга о позвоночнике?

Дело в том, что вся моя осознанная жизнь началась с позвоночного столба.

А дело было так. После окончания 10-го класса в г. Фрунзе в 1946 году передо мной встал вопрос: куда пойти учиться. В городе было только три института: педагогический, сельскохозяйственный и медицинский. Старший брат уже учился на ветеринарном факультете в сельскохозяйственном, и мне туда не хотелось. Для роли учителя я был мало пригоден, так как мой язык был больше похож на смесь украинского с русским, да еще одна закавыка — начальное образование я получил в киргизской школе. Оставался медицинский институт, куда я и подал документы. Но у меня с детства была одна особенность — я страшно боялся мертвецов: если я видел похороны, то несколько дней, например, не мог войти в темную комнату или находиться там один.

Подав документы в приемную комиссию медицинского, я решил заглянуть в открытые двери морга, который был при институте, и посмотреть, что из этого получится. Войдя в полуподвальное помещение, в сумраке увидел дощатый настил, сбоку которого была вода. Пройдя по доскам метров 5 и посмотрев по сторонам, увидел лежавшие в этой воде в различных позах трупы и потерял сознание. На мое счастье, после меня в морг зашли такие же любопытные, как я. Представляете их ужас, когда они увидели, что среди мертвецов кто-то шевелится в белом (на мне была белая рубашка). Конечно, они подняли крик. Нашлись более смелые люди и вынесли меня, нахлебавшегося жидкости с формалином, на свежий воздух, где у меня заработали все отверстия, которые есть у человека. Подумалось, а как же я дальше буду учиться и работать врачом, но мне пояснили, что вначале это бывает у многих.

Начались экзамены, отступать было некуда, и, несмотря на большой конкурс (а пришедших из армии вообще принимали без экзаменов, с ними проводилось только собеседование), меня зачислили в институт. Вскоре я принял решение пойти работать лаборантом на кафедру нормальной анатомии, где трупы стали моей привычной работой. Конечно, в моих мечтах я видел себя только хирургом, но здесь столкнулся с другой проблемой: я был левша, а в хирургии все было подчинено работе правой рукой. Моим учителем был в прошлом прекрасный хирург, а сейчас анатом, профессор Михаил Изральевич Мардерштейн, который посоветовал мне развивать правую руку игрой на музыкальных инструментах. После войны в стране появилось много аккордеонов, и я на первые заработанные деньги купил маленький аккордеон и за 1–2 года освоил нотную грамоту, и ни один студенческий вечер не обходился без моего аккордеона. Вспоминаю студенческие концерты, когда ведущий объявляет мой номер: «Вальс “Сказки Венского леса” Иоганна Штрауса на аккордеоне исполняет Иоган Нихтвашен». Johan Nichtwaschen — дословно — «неумытый»!

Так я развил обе руки и подчас не знал, где у меня левая или правая рука, но все-таки все тонкие операции производились правой, а если надо было вбить гвоздь или врезать кому-нибудь (было и такое), то вступала в работу левая рука. Вероятно, это способствовало тому, что я стал мастером спорта по фехтованию (военное троеборье). Еще, думаю, это также способствовало и тому, что оба моих полушария, и эмоциональное, и логическое, из-за перепутанных коммуникационных связей работая вместе, помогали мне решать многие проблемы, ответы на которые приходили как будто из ниоткуда, что именно мне было нужно в данный момент. Кстати замечу, что в цивилизованных странах для леворуких даже создана целая индустрия, в то время как в нашей, так называемой гуманитарной стране, до недавнего времени вся воспитательная машина была направлена на насильственное исправление этой «ошибки» природы. Подчас это превращало одаренных людей в психически неуравновешенных больных.

Работая в анатомичке, я связал прекрасный скелет под 2 метра, который был украшением анатомического музея. Эта работа позволила мне так изучить позвоночник, да и весь организм, как мало кто знал из студентов. Поэтому в жизни кем бы и где бы я ни работал (к сожалению, хирургом пришлось мало работать), я всегда рассматривал человека как единую, взаимосвязанную систему, которую без комплекса мероприятий, связанных с питанием, дыханием, водой, движением и т. д., практически поддерживать на должном физиологическом уровне нельзя. Вот почему я, будучи больше практиком, чем теоретиком, решил внести свое понимание о позвоночнике как главной составной части организма, обеспечивающей центровку организма, нарушение в котором приводит, как правило, к любому заболеванию. И, не восстановив нормальное положение позвонков относительно друг друга, вылечить человека нельзя.

Это с одной стороны. С другой, порой удивляешься той безграмотности, даже на уровне академических учреждений, когда утверждают о каких-то корешковых синдромах, которых на самом деле нет, что свидетельствует об элементарном незнании анатомии и физиологии позвоночного столба. К сожалению, говоря о дегенеративных изменениях в межпозвонковых дисках, в частности хряще, никто не говорит о обезвоживании организма, что особенно характерно для лиц пожилого возраста и что не может не сказаться на таких распространенных заболеваниях, как артриты, остеохондроз и т. д.

Работая над этой книгой, я познакомился с достаточно большим объемом литературы, и мне больше всего импонируют взгляды доктора медицинских наук П. Л. Жаркова на процессы, происходящие в позвоночнике и костно-суставной системе организма, равно как и кандидата медицинских наук С. М. Бубновского, которые я не только разделяю, но и в какой-то мере использую в своей книге.

Оглавление книги

Реклама
· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0.367. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Меню Вверх Вниз