Единственный доказанный источник молодости

Сложно даже представить, что когда-то не знали, что физическая активность помогает сохранить сердце сильным, а тело – юным. Уже в Афинах появились атлеты. Говорят, стать атлетом и участвовать в тренировках для доведения физической красоты до совершенства имели возможность только высокопоставленные афиняне; всем остальным можно было только смотреть на соревнования этих людей. Но в середине XX века (думаю, что многие из вас как раз тогда и родились) ваш врач выразил бы сомнение в том, что существует связь между хорошей физической формой и хорошим самочувствием или, более узко, между хорошей формой и профилактикой заболеваний. Это еще не было доказано. Еще недавно, в 1950-е, врачи считали, что бег слишком сильно нагружает сердце. Людям за 40 лет рекомендовали переехать из двухэтажного дома в одноэтажный для уменьшения нагрузок.

Думаю, что некоторые люди подсознательно понимали пользу физических нагрузок задолго до того, как приобрели собственный опыт, – на основе обыденных наблюдений за тем, кто из семьи и друзей живет лучше и дольше. В 1873 году Эдвард Стенли, граф Дерби, выступая в ливерпульском колледже, сказал: «Те, кто думает, что у них нет времени на спорт, рано или поздно найдут время на болезнь». Однако потребовалось еще более века – и более 27 веков после первых Олимпийских игр, – чтобы появился фитнес, а врачи серьезно отнеслись к физическим нагрузкам – как для себя, так и в качестве рекомендации пациентам. Появились такие персоны, как Джейн Фонда и Джек Лалан, популяризаторы физической активности. Примерно за десятилетие от рекомендации пациентам с инфарктом избегать нагрузок врачи перешли к рекомендации вернуться к нагрузкам для профилактики следующего инфаркта.

Идея, что физические нагрузки полезны для здоровья, привлекла к себе внимание некоторых ученых после случайного открытия, сделанного во время крупного исследования водителей автобусов и кондукторов в Лондоне. В 1953 году группа английских ученых под руководством Джереми Морриса изучала возникновение сердечных заболеваний у 31 тысячи мужчин 35–65 лет, работавших на транспорте. Моррис, которого коллеги называли Джерри, впоследствии стал неутомимым борцом за здоровье и одним из первых сторонников физической активности. Но доказательства пользы нагрузок он получил нечаянно. Поначалу он не собирался искать связь между сердечными заболеваниями и уровнем физической активности, но случайное наблюдение определило всю его профессиональную жизнь. Моррис и его сотрудники просто пытались «найти связь между видом выполняемой работы и случаями заболеваний (коронарных артерий)». Даже в самых смелых мечтах они не предполагали, что данные выйдут за рамки исследования и затем, можно сказать, изменят мир.

Моррис появился на свет в Ливерпуле 6 мая 1910 года в семье еврейских эмигрантов, которые за несколько недель до его рождения бежали в Англию, спасаясь от погромов в Польше. Семья прибыла на корабле и взяла фамилию капитана, а позже осела в Глазго. Моррис вырос в многоязычной семье и ежедневно видел социальную депривацию. Он привык к физическим нагрузкам с детства. Его отец раз в неделю брал детей на четырехмильную прогулку, и если они завершали прогулку за час, в награду покупал мороженое (Моррис никогда не упоминал, справлялся ли с четырьмя милями за час сам отец). После возвращения с военной службы во время Второй мировой, Джерри Морриса, как и других ученых и специалистов в области здравоохранения, обеспокоила эпидемия сердечных заболеваний. Причина ее не была ясна, но Моррис и другие предположили, что фактором, влияющим на заболеваемость, может быть сфера деятельности. Для изучения вопроса он выбрал удобную группу – работников лондонского транспорта: кондукторов на двухэтажных автобусах и водителей. На эту большую выборку влияли также дополнительные факторы, которые требовалось учитывать. Кондукторы, или продавцы билетов в течение рабочего дня проходили по лестнице в среднем 500–750 ступенек, тогда как водители 90 процентов времени сидели. Моррис предположил, что ключ к разгадке – в ступеньках этих двухэтажных автобусов, что в 1949 году вдохновило исследователя на изучение уровня инфарктов у сотен водителей и кондукторов. Сейчас это кажется очевидным, но в то время результаты удивили даже самого Морриса: число коронарных заболеваний у кондукторов оказалось заметно меньше, чем у водителей, и если у кондуктора развивалось такое заболевание, то это происходило позже и с меньшей вероятностью оказывалось причиной смерти. Моррис предположил, что «физически активная работа» обладает защитным эффектом, особенно влияющим на внезапную смерть от заболеваний сердца. Работа на эту тему была опубликована в престижном медицинском журнале «Ланцет», но ее долгое время не замечали и не признавали ценность открытия. В той же статье Моррис и соавторы описали аналогичные открытия в группе 110 тысяч работников почты и гражданских служащих. Они явно продемонстрировали, что у почтальонов, которые разносили почту пешком или на велосипедах, инфаркты и инсульты происходили реже, чем у работников с более низким уровнем физической активности от кассиров и контролеров до тех, у кого работа была еще более сидячей – телефонистов, чиновников и клерков.

Для дальнейшей проверки гипотезы Моррис изучил, как социальные различия влияют на вероятность инфаркта, и обнаружил еще больше доказательств. Вне зависимости от социального статуса, те, чья работа требовала большей физической активности, имели меньшую вероятность сердечно-сосудистых заболеваний. Но донести эту информацию до коллег и широкой публики оказалось непросто. Первоначальное предположение, что у людей, чья работа связана с активными физическими нагрузками, ниже смертность от сердечных заболеваний в среднем возрасте, чем у людей, чья работа менее активна, столкнулось с явным скептицизмом ученых-медиков и врачей. Коллеги Морриса считали главной причиной социоэкономические факторы и возраст, им сложно было поверить, что физическая нагрузка сама по себе настолько серьезная сила. Моррис упорно продолжал развивать направление. В 1960-е он провел восьмилетнее исследование общей физической активности 18 тысяч чиновников, занятых на сидячей работе. Данные показали, что те, кто регулярно занимался аэробными упражнениями – быстрой ходьбой, велосипедными прогулками, плаванием или любыми другими видами спорта, – уменьшали вероятность инфаркта вдвое.

Потребовались еще два десятилетия упорной работы, проведенной не только Моррисом, но и другими, столь же любопытными и увлеченными учеными, чтобы достоверно доказать связь между физической активностью и здоровьем сердца и, шире, физической активностью и общим здоровьем. К 1970-м люди начали обращать внимание на открытия Морриса и признавать их; в 1972 году Международный олимпийский комитет (МОК) вручил ему первую премию за вклад в развитие науки о спорте. Через несколько лет, в 1980 году, Моррис опубликовал результаты еще одного масштабного исследования. Более чем через 30 лет после начала работы он получил достоверное доказательство того, что «интенсивные занятия спортом являются естественной защитой тела, усиливают у пожилых защиту сердца от ишемии и ее последствий».

Сейчас в научных кругах Морриса считают создателем эпидемиологии физической активности, хотя широкой публике он малоизвестен. Ученый неустанно стремился развивать здравоохранение и уменьшать различия в области здоровья. Особенное значение Моррис придавал вопросам соотношения социального равенства и здоровья и называл себя «двухголовый еж». В последние годы жизни он продолжал научную работу до конца жизни, опубликовал 11 специальных статей. В 2009 году Моррис прекрасно указал на проблему, написав следующее: «Мы, жители Запада – первое поколение в истории человечества, которому требуется сознательно использовать физические нагрузки для поддержания здоровья. Как к этому адаптируется общество?»

Уровень смертности

Единственный доказанный источник молодости

Эта иллюстрация была опубликована в статье Морриса 1953 года в «Ланцете». На ней показан уровень смертность от заболеваний сердца у работников тяжелого и легкого труда, мужчин 45–64 лет в Англии и Уэльсе в 1930–1932 годы. Как видно в правой части иллюстрации, сидячая работа, такая как парикмахер (до появления химикатов!), наборщик и другие, требующие в основном сидячей позы, соответствует большей вероятности инфаркта. Более тяжелые работы – там, где люди тяжело работают на улице, – связаны с самой низкой вероятностью смерти от инфаркта. Сегодня мы можем составить похожий график, где строительные рабочие и подсобники будут в левом нижнем углу, а топ-менеджеры и секретари – в верхнем правом. Справедливо, если те, чья работа связана с рабочими столами и компьютерами, проводят свободное время с умом – и активно.

Источник: J.N. Morris et al. Coronary heart disease and physical activity of work. Lancet 2 (1953): 1053–57. Перепечатано с разрешения.

Среди других мечтателей, развивавших направление, заданное Джерри Моррисом, был Ральф С. Пфаффенбергер, который разделил с Моррисом Олимпийскую медаль в области науки о спорте 1972 года. Столь же харизматичный и неугомонный, Пфаффенбергер вписал в историю физкультуры еще несколько важных и убедительных фактов, которые позже помогли этой новой области медицины обрести поддержку всего сообщества. Пфаффенбергер родился на 12 лет позже Морриса в американском штате Огайо. Получил степень бакалавра в Государственном университете Огайо в 1944 году, а затем учился в Медицинской школе Северо-западного университета. Затем он стал доктором и профессором медицины в Университете Джона Хопкинса. Сначала интересы исследователя концентрировались в области профилактической медицины и здравоохранения, он занимался изучением одной из серьезнейших проблем своего времени, полиомиелита. Но к середине 1950-х годов Джонас Салк совершил прорыв, разработав вакцину от полиомиелита, и Пфаффенбергер обратил внимание на физическую активность и ее связь с развитием заболеваний. Он стал одним из первых участников Фремингемского исследования сердца, которое легло в основу крупных исследований сердечно-сосудистых заболеваний, проведенных в следующие десятилетия. Тогда Пфаффенбергер начал интересоваться возможной ролью отсутствия активности в развитии сердечно-сосудистых заболеваний. Впоследствии он часто рассказывал об этом Полу Дадли Уайту, известному бостонскому кардиологу, и Джеймсу Уотту, первому директору Национального института сердца. Незадолго до того, как Пфаффенбергер пришел в Национальный институт сердца, он узнал об автобусных исследованиях Морриса, которые были только недавно обнародованы. Впоследствии Пфаффенбергер познакомился с Моррисом лично, и у них завязалась дружба, пронесенная через всю жизнь.

Так же, как до этого Моррис, Пфаффенбергер занялся изучением взаимосвязей между популяциями и их привычками и продолжительностью жизни. В 1960-е он создал себе славу исследованиями, ставшими классикой: исследованием сердца у выпускников колледжей и исследованием портовых рабочих в Сан-Франциско. Работы состояли из личных сообщений на такие темы, как физическая активность и инсульт, гипертония, диабет и продолжительность жизни. По существу, они стали продолжением работы Морриса.

Со 100 %-ной гарантией доказана обратная зависимость между объемом физической нагрузки и заболеваниями сердца и инсульта. Чем меньше труда, тем больше вероятность заболеваний независимо от ожирения, диеты и давления.


— AD —

Это заключение может казаться копией выводов Морриса, и в некотором смысле это так. Но работа Пфаффенбергера помогла придать объем и многогранность исследованиям Морриса, и это произошло тогда, когда общество, включая скептиков-врачей, оказалось лучше подготовлено к новостям. Пфаффенбергер также привлек внимание к данным об «активности на отдыхе». В исследовании портовых рабочих он показал, как внедрение технологических новшеств в доках серьезно изменило затраты сил на рабочем месте. В начале исследования (1951–1960) 40 процентов рабочих были заняты тяжелым физическим трудом, достоверно уменьшающим смертность от заболеваний сердца, но это число снизилось до 15 процентов в период 1961–1970 годов и к 1972 году составляло лишь 5 процентов. Это привело Пфаффенбергера к выводу: «Если тяжелый труд обладает защитным эффектом, рабочие, лишенные нагрузок на работе, должны их компенсировать физической активностью на отдыхе, иначе у них возрастет вероятность смертельных заболеваний сердца».

Поскольку большинство из нас не занято тяжелым физическим трудом, «активность на отдыхе» становится жизненно важной. Еще актуальнее это в нашем цифровом мире, где доля физического труда на работе и по дому неизбежно сокращается. В течение жизни и Пфаффенбергера, и Морриса произошли резкие изменения в социальной жизни, в том, как мы работаем, добираемся до работы и проводим свободное время. Эти изменения происходят до сих пор, появляются все больше возможностей посидеть спокойно на одном месте. До Второй мировой войны приспособления, экономящие силы, были редкостью, но с тех пор они широко распространились как на рабочем месте, так и дома. От конвейера до приборов, автомобилей и электроники – сейчас есть множество способов тратить как можно меньше энергии. И Моррис, и Пфаффенбергер вновь и вновь повторяли это в своей пропаганде физкультуры. Они знали, против чего идут – против культуры, находящей все больше оправданий сохранению сидячего образа жизни, – и потому начали активную борьбу за изменение социальных привычек и общественного мнения. Ярким примером способности Морриса излагать сложные научные сведения ярким доступным языком стала его часто цитируемая статья «Гимнастика для профилактики сердечных заболеваний: лучшее достижение в области здравоохранения», опубликованная в 1994 году, когда ученому было 84 года.

Утверждение, что «хоть какие-то занятия лучше, чем их отсутствие, а много физических упражнений – лучше, чем немного», может показаться очевидным упрощением, однако поразительно: потребовалось 60 лет исследований, прежде чем оно стало общепринятым.

Даже сейчас продолжаются исследования, основанные на принципах, разработанных этими двумя людьми, повлиявшими на законодательство, государственную политику и, что еще важнее, предпочтения миллионов людей. Когда эта книга уходила в печать, группа ученых под руководством Тимоти С. Черча из Пеннингтонского биомедицинского исследовательского центра в Батон-Руже сообщила о новом исследовании. Их работа подтверждает статистически достоверное увеличение веса в среднем по популяции начиная с момента радикальных изменений в затратах энергии в процессе труда с 1960 года. Количество рабочих мест, требующих средней физической активности, включая сельское хозяйство и промышленность, сократилось с 50 процентов в 1960 году до 20 процентов в настоящее время. Не вижу ничего странного во взаимосвязи между ожирением и устранением из процесса производства тяжелого физического труда. Новейшие выводы Черча лишь дополняют заключения Морриса и Пфаффенбергера. Трудно предположить, что в производственный процесс вернется тяжелый физический труд, но дефицит физических нагрузок можно компенсировать и в нерабочее время.

Пфаффенбергеру пришлось испытать предлагаемые меры на собственно шкуре, потому что он понял, что из-за занятий медициной перестал уделять время необходимой физической нагрузке. Его открытие, что люди, которые начинают тренировки не в молодости, добиваются того же эффекта, что и люди, занимающиеся спортом всю жизнь, дало ему толчок к занятиям бегом в конце 1967 года в возрасте 45 лет (при этом он до того вел преимущественно сидячий образ жизни и имел родственников, страдавших заболеваниями сердца). К 1993 году, когда в 71 год Пфаффенбергеру пришлось уйти из бега, он успел поучаствовать в 151 марафоне и ультрамарафоне, включая 22 Бостонских марафона и 5 тяжелых Western States 100 Endurance Runs, а в 54 года завершил первый стомильный пробег через Сьерра-Невада менее чем за 29 часов. Не паникуйте: не нужно так увлекаться тренировками, чтобы добиться эффекта. Я сторонник более простых мер, отнимающих гораздо меньше времени. Очевидно, что Пфаффенбергер был выдающейся личностью во многих областях и он открывал новое как за рабочим столом, так и вдалеке от него.

И через 50 с лишним лет после того, как Моррис и Пфаффенбергер начали свои исследования, они продолжали критиковать коллег-врачей, специалистов по медицинской профилактике, а также чиновников, поскольку те не полностью учитывали накопленные доказательства пользы от занятий спортом в клинической практике и общественных программах. Ученые были упорны, как танки, и несговорчивы, ныли, уговаривали, тыкали носом в доказательства – в общем, делали все, что могло стимулировать действия по развитию физической активности. В предисловии к книге, опубликованной в 2003 году, Моррис не мог не заметить: «За полвека после окончания Второй мировой войны произошел взрыв исследований, изучающих потребности в физических нагрузках и их пользу, а также тренировок в разных жизненных ситуациях и для разных систем организма. Это знание недостаточно применяется на практике. Вследствие этого теряется человеческий потенциал в области здоровья, функциональных возможностей и хорошего самочувствия». В той же книге Моррис пишет: «Когда наступает время фиксировать исторические факты, нам должно быть стыдно, что общество не может применить современные знания о нормальном процессе старения и особенно о потере мышечной ткани». Не могу с ним не согласиться.

Интересно, что Пфаффенбергер прожил 84 года и умер от остановки сердца в 2007 году, а его друг Моррис прожил 99 с половиной лет и умер в 2009 году, тоже от остановки сердца. Как говорит его дочь, Моррис всегда требовал упоминать эту «половину». Ученый придерживался привычного режима тренировок максимально долго; почти каждый день, даже за 90, он плавал, крутил педали велотренажера или гулял не меньше получаса. Возможно, старики Моррис и Пфаффенбергер подшучивали друг над другом, чье тело сдаст раньше. Приятно осознавать, что, в отличие от многих других любознательных мыслителей, которые так и не дождались, что их идеи и работы признают и коллеги, и общество в целом, эти новаторы стали свидетелями рождения фитнес-движения (хотя и постоянно сетовали на отсутствие государственной поддержки). Мода на аэробику, бег и массовые городские марафоны и соревнования по триатлону могла появиться только благодаря им. И она появилась.

Похожие книги из библиотеки

Уход за ослабленными новорожденными

Книга содержит полную информацию о периоде новорожденности, протекающем с отклонениями от нормы. Доступным языком описаны особенности выхаживания и вскармливания недоношенных детей и детей с различными заболеваниями. Отдельная глава посвящена неотложной помощи при некоторых патологических состояниях новорожденного. Данная книга предназначена для широкого круга читателей.

Корни китайского цигун. Секреты успешной практики

Известный мастер китайских боевых искусств и оздоровительных практик подробно рассказывает об истории древнего искусства цигун, о его основных направлениях и методах и о трех «корнях» — энергиях ци, цзин и шэнь. Это самое фундаментальное и систематизированное введение в цигун, которое когда-либо издавалось на русском языке. Книгу Ян Цзюньмина можно назвать «академической», при этом она написана очень доступно и увлекательно. Автор обсуждает современные гипотезы о природе энергии ци и приводит список вопросов, ответы на которые пока еще не найдены. Читатель, занимающийся любым стилем цигун, найдет в книге множество практических указаний о регулировании тела, дыхания и «трех корней», о самых распространенных ошибках и способах их исправления, а также подробное объяснение теории главных и «чудесных» меридианов ци (с описанием их траекторий и полными списками всех активных точек). «Корни китайского цигун» — незаменимое пособие для всех, кто интересуется китайской метафизикой и ее практическими аспектами: цигун, боевыми искусствами, массажем, целительством.

Почки. Советы и рекомендации ведущих врачей

Повышенная утомляемость, слабость, отеки, боли в суставах, неприятный запах изо рта. Эти, казалось бы, безобидные симптомы есть у многих. А ведь они могут указывать на хроническую почечную недостаточность, которую врачи называют тихим убийцей! Почки играют важную роль в организме: выводят шлаки, участвуют в регуляции артериального давления, образовании гемоглобина, обмене кальция. Ослабление их работы может происходить в течение многих лет и оставаться незамеченным! В это время в организме больного накапливаются токсины, которые постепенно его разрушают. Если не распознать заболевание вовремя, оно рано или поздно приведет человека на гемодиализ или ему потребуется трансплантация почки. О современных методах диагностики и лечения нефрологических заболеваний вы узнаете, прочитав эту книгу. Внимание! Информация, содержащаяся в книге, не может служить заменой консультации врача. Необходимо проконсультироваться со специалистом перед применением любых рекомендуемых действий.

Энциклопедия умного сыроедения: победа разума над привычкой

Эта книга представляет собой исправленное и значительно расширенное издание предыдущей книги, выпущенной под названием «Умное сыроедение». Она полезна всем, кто хочет питаться здоровой и полноценной пищей. Книга будет востребована как начинающими сыроедами, так и опытными, уже столкнувшимися с рядом проблем. Автор развивает концепцию здорового питания, которая основана не на вере или слухах, а на точном знании физиологии человека. Он разоблачает мифы о сыроедении и предупреждает о традиционных ошибках сыроедов. Здесь вы найдете множество новых рецептов вкусной живой пищи и среди них – диетическое открытие автора – разнообразные хлебо-сыры, в том числе из проростков зерновых, бобовых, овощей, трав и даже листьев. Это блюдо насыщает не хуже, чем мясо, рыба или хлеб, содержит полноценную комбинацию пищевых веществ, но при этом не оказывает на организм разрушительного воздействия. Даже если вы не являетесь сыроедом, благодаря этой книге вы сможете научиться полноценно питаться исключительно растительными дарами природы – лесов и лугов, став независимым от современной цивилизации.