Книга: Лгуны или фантазеры. Правда о детской лжи

Особые поводы для лжи: развод и группа продленного дня

закрыть рекламу

Особые поводы для лжи: развод и группа продленного дня

Мы, современные родители, унаследовали все те проблемы, с которыми сталкивались наши родители, воспитывая нас, но к ним добавились и новые. Практически половина наших детей столкнется с разводом родителей, а более половины из них, безусловно, проведут значительную часть своей жизни в группах продленного дня.

Такие изменения в сегодняшней жизни наших детей часто заставляют нас беспокоиться и метаться, не зная, что предпринять; и нет четких рекомендаций, как с этим справляться. Родители, которым трудно противостоять детскому обману в благоприятных обстоятельствах, совершенно теряются, когда сталкиваются с этой проблемой в особых ситуациях.

Развод

Если существующий уровень разводов сохранится, то как минимум половина детей в возрасте до 18 лет столкнется с разводом родителей [17]. Развод травмирует и родителей, и детей. И те и другие могут начать поступать странно, когда у них истощены эмоциональные ресурсы, позволяющие справиться с нестандартным и неадекватным поведением. Мой собственный опыт семейного юриста и разведенной матери убедил меня в том, что мало кто из детей в состоянии избежать психологической травмы из-за развода родителей.

Ложь родителей о разводе

Обычно, когда распадается семья, первыми начинают врать родители. Развод, как правило, назревает годами, и его симптомы очевидны для ребенка. Но при этом родители считают своим долгом ограждать ребенка от правды, чтобы не травмировать его. В критический момент распада семьи большинство родителей скрывают важную информацию или просто лгут детям, чтобы они сумели все это пережить. В одном из самых подробных исследований, как именно влияет на детей развод, «Как пережить разрыв», где обобщены результаты пятилетней работы с 60 семьями и 131 ребенком, авторы Джудит С. Валлерстайн и Джоан Берлин Келли рассказывают о том, что 4/5 детей из семей, в которых родители развелись, не получили внятного объяснения, почему произошел развод, и гарантий того, что о них и дальше будут заботиться. Они просто проснулись однажды утром и обнаружили, что один из родителей исчез. Родители обычно так поглощены собственными проблемами, что им не до детей. Менее 10 % детей получили помощь от взрослых в своей семье или от друзей семьи, а менее 5 % получили поддержку в своем церковном приходе или утешение от священника [18].

Одна моя студентка Марджори, которой сейчас 20 лет, рассказала мне о том, как распалась ее семья десять лет назад: «Однажды за ужином мама сказала нам, что папа уезжает в длительную командировку на несколько недель. Это было необычно, потому что папа редко куда-то уезжал. Мы все спрашивали о нем неделя за неделей, но мама всякий раз сердилась на нас. И вот мы перестали задавать вопросы. Мы просто больше не говорили о папе, даже когда мы с братом оставались одни. Словно у нас появилась страшная тайна, о которой нельзя было говорить. Я снова увидела папу только три года спустя».

Детская ложь после развода родителей

Болезненный переходный период после развода — это время, когда все привычные для ребенка жизненные устои пошатнутся или полностью разрушатся. Дом, школа, старые друзья — все, что формировало идентичность ребенка, у которого было два родителя, исчезает. В этот период нравственное развитие ребенка может серьезно пострадать, и временами он деградирует, совершает кражи, хитрит и обманывает.

Многие дети уходят в защитный мир фантазий. Валлерстайн и Келли упоминают о девочках, которые фантазировали по поводу отсутствующих отцов и в этих мечтах становились центром их внимания. Четырехлетняя Вэнди рассказала по секрету, что она постоянно видится с отцом (это неправда). У него есть своя квартира, но «он живет со мной. Он спит в моей кроватке каждую ночь» [19].

Именно от поведения родителей в значительной степени зависит поведение детей. Многие из тех, чьи родители развелись, обязательно пострадают от последствий лжи и полуправды, которые обрушатся на них после развода. Для многих это станет жестоким уроком, который навсегда научит их говорить правду. Валлерстайн и Келли вспоминают о разговоре с 14-летней Келли, которая сказала: «Хотя мои мама и папа вели себя нечестно и я тоже, я вдруг перестала врать. Я приняла решение не быть, как они, и всегда говорить правду» [20].

Несмотря на то что родители не могут оградить своих детей от психологической травмы при разводе, они способны облегчить их тревогу, общаясь с ними более откровенно до развода, во время и после него. Детям нужно знать, что происходит, а от слащавых и лживых объяснений или их отсутствия они лишь больше забеспокоятся. А самое главное — родителям не следует обманывать детей, подрывая доверительные отношения, которые так важны в этот непростой момент. Хотя родителям необязательно вдаваться во все детали своих разногласий, они должны объяснить детям, что происходит и что их ждет в будущем. Им нужно убедить детей, что хотя они и будут жить раздельно, но это не значит, что они покинули их.

Визит к другому родителю и детская ложь

Во многих семьях, которые прошли через развод, несколько месяцев спустя устанавливается определенный порядок в отношении опеки и посещения второго из родителей. Мой опыт семейного юриста свидетельствует о том, что эти визиты создают особые проблемы в воспитании честного ребенка. И в лучших условиях ребенок не знает, кому из родителей он больше предан, и на его повседневной жизни это тоже отражается. В силу распространенной тенденции (как я считаю, необоснованной [21]) предоставлять обоим родителям равные права в опеке над ребенком некоторые дети в буквальном смысле проводят половину недели с одним родителем, а вторую половину — с другим. Дети в подгузниках мечутся между двумя домами в соответствии с идеально выверенным графиком опеки.

Даже более традиционные условия опеки, когда ребенок проживает с одним родителем, а с другим видится по выходным и пару вечеров в неделю, раскалывают мир ребенка напополам. Ему предъявляют противоречащие друг другу правила относительно того, что есть, надевать пижаму или нет, и всех мелочей, из чего складывается атмосфера, в которой он растет. Ребенок должен стать невероятно гибким, чтобы не расстраивать ни одного из родителей.

Чтобы справиться с этой новой неспокойной жизнью и необходимостью быть преданным каждому из родителей по отдельности, ребенок зачастую возводит в своем сознании ясно различимую виртуальную стену. По моему собственному опыту и опыту моих друзей и клиентов, которые прошли через оформление опеки над ребенком, дети крайне неохотно обсуждают все, что касается происходящего в доме другого разведенного родителя.

Его отказ делиться увиденным часто идет вразрез с навязчивым желанием одного разведенного родителя узнать, что происходит в доме второго. Многие родители, эмоционально пострадавшие во время развода, настойчиво стараются выяснить детали личной жизни экс-супруга (экс-супруги), в какие рестораны водили ребенка, им интересны даже детали обстановки дома и что стоит на кухне в новой квартире их бывшего (бывшей). Кроме того, естественное стремление родителя защищать и контролировать ребенка касается и того времени, которое он проводит в новом доме. Ребенка разрывают на две части. Рассказать обо всем этом означает для него предать другого родителя, а не рассказать означает рассердить или расстроить того родителя, который об этом спрашивает. Многие дети выходят из этой невыносимой ситуации, просто создавая свой иллюзорный мир.

Одна из моих клиенток, назовем ее Мардж, сердито рассказывала мне: «Вы не представляете, что вытворяет Джон. Лиза сообщила мне, что он живет в шикарном доме с бассейном и каждый вечер ходит по дорогим ресторанам. Откуда у него такие деньги? Он утверждает, что полностью на мели!» Когда Мардж узнала, что Джон живет очень скромно и никакого бассейна у него нет, она была в шоке. «Зачем же Лиза наврала мне?» — спросила она меня в крайнем удивлении.

Неприкосновенность личного пространства для детей очень важна, но ребенку, который пытается выжить, балансируя между двумя мирами, стараясь порадовать обоих родителей, она просто жизненно необходима. Из-за страха потерять над ребенком контроль, изнывая от желания выяснить, что же происходит в жизни разведенного супруга (супруги), родители часто забывают о том, что ребенку нужно хранить свои секреты.

Главное — это потребности ребенка. Чтобы не загонять его в тупик, родители должны составить список важных пунктов, которые действительно необходимо знать. Например:

• не заболел ли ребенок во время посещения другого родителя;

• не подвергся ли ребенок физическому или эмоциональному насилию.

За исключением этих пунктов остальное можно просто выслушать — спокойно, дружелюбно и без комментариев (если ребенок сам захочет что-то рассказать). Чтобы удержаться от лишних вопросов, со стороны родителей потребуется значительное волевое усилие, но именно так нужно вести себя, стремясь обеспечить нормальное развитие ребенка в умственном и эмоциональном отношении.

Родители-одиночки и детская ложь

Одно из последствий развода заключается в том, что многие дети проводят большую часть своей жизни с одним из родителей. 90 % этих родителей — матери. Чтобы заботиться о ребенке, нужна энергия двух родителей, а еще мать-одиночка загружена работой и страдает от нехватки денег. Более чем половину времени семьи, во главе которых стоит одинокая мать, ведут неравный бой с бедностью.

Семья с одним родителем точно так же может обеспечить ребенку полноценное нравственное воспитание, как и полная семья. Иногда развод заставляет родителя и ребенка сплотиться, и у детей возникает повышенное чувство ответственности, которое может послужить стимулом для его душевного развития.

Потенциальный смертельный враг родителей-одиночек — недостаток времени. Мать (или отец) в стремлении работать за двоих получает слишком мало помощи извне или не получает вовсе; зачастую она так измотана, что не в состоянии постоянно присматривать за ребенком и воспитывать его так, как нужно. Ужин, который в былые времена собирал за столом всю семью и давал возможность неспешно поговорить о разных вещах, теперь зачастую сводится к быстрому перекусу в придорожном кафе или превращается в механическое поглощение пищи перед экраном телевизора.

В широкомасштабном исследовании Дорнбуш и другие ученые Стэнфордского центра исследований детства изучили семейную ситуацию и модели социально неприемлемого поведения 7514 подростков. Исследователи сравнивали детей из полных и неполных семей, также учитывались семейный доход и образовательный уровень родителей.

Было обнаружено, что подростки из неполных семей с одинокими матерями больше склонны к девиантному поведению, чем те, которые росли в полных семьях, при этом мальчики более склонны к правонарушениям, чем девочки [22]. Ложь — лишь один из социально неприемлемых видов поведения, который был выявлен в неполных семьях, где единственным родителем была мать; были отмечены и такие формы девиантного поведения, как приводы в полицию, прогулы школы, проблемы с дисциплиной и уходы из дома.

Значительное различие между полными и неполными семьями заключалось в том, как принимались решения в семье. В семьях с единственным родителем мальчики гораздо чаще, чем девочки, имели возможность принимать решения самостоятельно, а в полных семьях родители оказывали большее влияние на принятие решений.

Почему же в семьях одиноких матерей решения принимались иначе? Хотя все семьи отличаются друг от друга, легко представить, как перегруженная работой мать-одиночка теряет контакт со своим сыном и не может его должным образом контролировать. Решения в семье принимаются относительно того, что надеть, на что потратить деньги, с кем дружить и во сколько возвращаться вечером домой. Очевидно, что все подростки стремятся решать подобные вопросы самостоятельно, когда становятся старше и хотят получить независимость, но там, где главой семьи является мать, мальчики-подростки, скорее всего, берут контроль над этим в свои руки в более раннем возрасте.

Некоторые одинокие матери просто физически не способны контролировать взрослеющего мальчика. Моя подруга Ронда одна воспитывала сына в течение десяти лет. Они с Джейсоном прекрасно ладили друг с другом, пока ему не исполнилось 14 лет. И тогда он даже не попытался найти предлог, чтобы вернуться домой позже, чем она требовала; он просто заявил: «Я задержусь. И как ты сбираешься помешать мне?» У Ронды опустились руки. Она жаловалась мне: «Он на шесть дюймов выше меня и весит на 40 фунтов больше, как я с ним справлюсь?»

Мы могли бы возразить, что Ронде необязательно применять физические меры воздействия, что есть и другие более эффективные способы убеждения, но она так не считает.

Была замечена любопытная деталь, что когда в семье с родителем-одиночкой есть другие взрослые, то решения принимаются приблизительно так, как и в полных семьях, и уровень подростковой девиантности в них ниже. Таким взрослым может быть дедушка или бабушка, любимый человек или друг, но не другой ребенок, не мачеха и не отчим.

Ученые пока не выяснили, каким образом присутствие другого взрослого влияет на характер принятия решения в семье. Возможно, этот человек просто оказывает одинокой матери моральную поддержку или с ним интересно пообщаться за семейным ужином. Или, может быть, другой взрослый помогает матери по дому, поэтому у нее больше свободного времени.

Мачехи и отчимы

Примерно 75 % разведенных женщин и гораздо большее количество мужчин вступают в повторный брак. У одного из шести детей в Америке есть отчим или мачеха. Такие новые семьи обладают определенными характеристиками. Например, у нас такая семья. Том — мой сын от первого брака, а восьмилетняя Ева — наш общий ребенок. Мы все ощущаем на себе, какие проблемы при этом возникают.

Непонятно, на пользу или во вред ребенку будет появление мачехи или отчима. В исследованиях Стэнфордского центра исследований детства, о которых уже упоминалось, было обнаружено, что присутствие отчима не снижало процент девиантного поведения мальчиков-подростков по сравнению с семьями матерей-одиночек, а вот присутствие другого взрослого оказывало на них положительное влияние. Для девочек-подростков положительное влияние отчимов было несколько более ощутимым по сравнению с теми семьями, где девочек воспитывали одинокие матери [23].

Дети, которые выросли в семьях с мачехой или отчимом, уже пострадали от развода, а теперь у них появляются и новые проблемы. Большинство детей будут по-прежнему навещать своих биологических родителей, так что их жизнь уже поделена напополам. Время для посещений в семье с новыми родителями может измениться, что нарушит основной распорядок. В семье с новым родителем, по крайней мере на первых порах, возникнет противостояние между двумя стилями жизни. Поэтому ребенку придется научиться жить уже в рамках трех разных семейных укладов.

С точки зрения такого принципиального вопроса, как дисциплина (которая оказывает значительное воздействие на нравственное развитие ребенка), противоречащие друг другу стили общения взрослых могут нанести ребенку существенный вред. Я нечаянно услышала, как восьмилетняя подружка моей дочери рассказывала ей: «Мама не пускает меня гулять, отчим на меня кричит, а мой настоящий папа шлепает». Даже в полной семье возникают разногласия относительно стиля воспитания и дисциплины, а в семье с новым папой или новой мамой путаница лишь усиливается.

Лучший совет от исследователей таких семей заключается в том, что новым отношениям нужно сформироваться и окончательно сложиться, а для этого требуется время. В большинстве случаев ребенок будет скептически относиться к переменам в семейной жизни. Он будет ощущать прилив преданности к отсутствующему родителю. Новоиспеченный родитель поступит самонадеянно, если постарается заменить ребенку биологического родителя. Это только породит отчуждение. С другой стороны, невыполнимо и даже невозможно совместить две семьи с двумя разными наборами правил. Традиция семейных советов, на которых дети имеют право голоса, участвуя в создании новых правил, признаваемых всеми членами семьи, — отличная идея. И спустя какое-то время новый родитель должен взять на себя ответственность за то, чтобы устанавливать правила поведения.

Меняются не только эти принципы, меняются все действующие лица, когда образуются новые семьи. Дети, которые были в центре внимания одинокого родителя, часто начинают понимать, что теперь их место — в массовке. Им, возможно, придется жить в одной комнате с новыми братьями или сестрами либо с теми детьми, которые родятся в новом браке. Полномасштабная драма соперничества между детьми, образование новых отношений — все это обрушится на них.

Нетрудно понять, почему такие вновь образованные семьи создают эмоциональное напряжение, угрожая уверенности ребенка в себе самом. В этих обстоятельствах дети, безусловно, могут придумывать всякое, чтобы укрепить пошатнувшуюся веру в себя.

Честные, порядочные и уважающие себя дети могут вырасти и в семье с отчимами и мачехами, но родителям нужно приложить для этого больше усилий, чем в обычных полных семьях. Например, им следует:

• настаивать на том, чтобы биологический родитель устанавливал правила поведения (по крайней мере до того, как сложатся взаимоотношения в новой семье);

• часто устраивать семейные советы, где у детей будет право голоса;

• уделять особенно пристальное внимание потребностям детей, которые могут чувствовать себя ущемленными из-за того, что у них появились новые братья и сестры.

Некоторые эксперты рекомендуют сходить на консультацию к семейному терапевту (превентивная мера, чтобы предупредить возможные проблемы).

Группа продленного дня и ложь

Проблема группы продленного дня при воспитании честного и порядочного ребенка заключается в том, что малыш больше времени проводит в компании чужих взрослых и детей, а не с собственными родителями. Если ребенок становится честным, подражая честным родителям, и если требования к дисциплине способствуют усвоению нравственных принципов, то как родители могут контролировать этот процесс, если они не находятся рядом со своими детьми?

Более 50 % матерей маленьких детей (в возрасте менее года) возвращаются на работу. Для большинства этих матерей это не прихоть, а необходимость. После перехода от экономики производства к экономике обслуживания средняя заработная плата в Америке упала на 13 % в период между 1975-м и 1983 годом [24]. Многие семьи отправляют детей в группу продленного дня не потому, что хотят этого, — им приходится это делать.

Эксперты не пришли к единому мнению относительно того, как группа продленного дня влияет на детей. Но учитывая растущий спрос со стороны работающих матерей, многие специалисты высказываются одобрительно.

Даже доктор Спок, который настаивал на том, что мать должна уделять ребенку все свое время, изменил позицию, о чем заявил в издании своей книги 1976 года. Он утверждал: «Родители, которые стремятся делать карьеру или выполнять значимую для них работу, не должны просто так отказываться от этого ради своих детей». Он предложил таким родителям прийти к своего рода «компромиссу между работой и потребностями их детей, обычно с помощью воспитателей» [25].

Но эксперты подчеркивают, что важна профессиональная, а не просто хорошая организация групп продленного дня или детских учреждений. С учетом современной государственной политики, которая предоставляет родителям право выбора — отправлять ребенка в воспитательное учреждение дневного пребывания или нет, — существуют многочисленные варианты групп продленного дня с качественным уходом по разумной цене. Есть отличные учреждения в Темпи, Аризона, в то время как в Дейтоне, Огайо, их меньше.

Мы, родители, должны ответственно подойти к выбору такой организации, чтобы быть уверенными, что там ребенку будет хорошо с эмоциональной точки зрения и что он получит достойное воспитание. Это нелегко сделать, потому что таких учреждений зачастую не хватает или их услуги стоят дорого, но решить эту задачу очень важно.

Бертон Уайт в своей книге «Первые три года жизни» утверждает, что родители или дедушки и бабушки — лучшие воспитатели для малышей. Если приходится искать воспитателей или няню на стороне, то, по его мнению, это налагает на родителей серьезную ответственность и требует хорошей подготовки.

Вот его рекомендации по этому вопросу, начиная с самых важных:

1) индивидуальный присмотр за ребенком у вас дома;

2) индивидуальный присмотр за ребенком дома у профессионального воспитателя;

3) семейный детский сад с профессиональным воспитателем, где еще могут быть не более двух детей в возрасте до 18 месяцев или три ребенка в возрасте от 18 до 32 месяцев;

4) некоммерческий центр дневного пребывания детей с профессиональными воспитателями и таким же количеством детей, как указано выше, под руководством профессионального педагога в сфере дошкольного образования;

5) платный центр дневного пребывания детей с такими же условиями, как указано выше [26].

Чтобы воспитать порядочного ребенка, родители должны быть уверены, что воспитатель разделяет их принципы в отношении дисциплины и стиля общения. Родителям должен предоставляться полный отчет о поведении ребенка, его хороших и плохих поступках. Родителям нужно доверять суждениям воспитателей о том, как корректировать проблемы с поведением ребенка, если это потребуется.

Четырехлетняя Мелисса вернулась домой из семейного детского сада и рассказала маме, что мальчик Джейсон, которому тоже 4 года, бьет ее каждый день. Мама забеспокоилась и тут же обратилась к матери, которая работала там воспитателем, с требованием решить проблему. Эта женщина производила впечатление решительного и опытного человека, и она полностью отвергла все обвинения, утверждая, что она никогда не позволяла детям бить и обижать друг друга.

Кому верить? Джорджия, мама Мелиссы, как и все работающие матери, очень надеялась на воспитателя и потратила много времени на поиски подходящей кандидатуры. С другой стороны, нельзя мириться с тем, что ребенка день за днем обижают. В этой ситуации Джорджия и воспитатель смогли договориться, и та пообещала внимательнее присмотреться к тому, как общаются Мелисса и этот мальчик. В конце дня педагог рассказала Джорджии, что мальчик Мелиссу вовсе не бил, но дважды отнимал у нее игрушку, ел ее картофельные чипсы за обедом и как минимум один раз подставил ей подножку.

Мелисса не врала, она просила о помощи. Эти постоянные происшествия, когда на новом месте новый мальчик терроризировал ее, она называла словом «бить». В данной ситуации мать сумела найти общий язык с воспитателем и была уверена, что они воспринимают ситуацию с одинаковой точки зрения. И она, и педагог поговорили с мальчиком и его родителями, и вскоре двое детей по-настоящему подружились.

Когда мы поручаем заботу о малыше чужому взрослому, просыпается наше инстинктивное желание быть защитником своего ребенка. Мы начинаем изнывать от чувства вины и страха, когда у нас возникает опасение, что за ребенком не будет должного ухода.

Неудивительно, что те немногие случаи сексуальных домогательств в отношении детей в детских садах породили массовую паранойю в обществе и спровоцировали страх перед детскими учреждениями. Мы не имеем в виду, что к рассказам вашего ребенка о недопустимых прикосновениях или сексуальных домогательствах не нужно относиться со всей серьезностью. (Я буду рассматривать ложь и сексуальные домогательства в следующей главе.) Но мы должны знать, что большинство сотрудников детских учреждений — ответственные и преданные своему делу люди, и хотя им очень мало платят и у них низкий статус в обществе, они держатся за свою работу, потому что искренне любят детей.

В те дни, когда происходили ужасные судебные разбирательства по поводу множественных обвинений в сексуальных домогательствах в отношении детей в детских учреждениях, я пришла забирать мою дочь из центра Монтессори. У Джен, ее воспитателя, 22-летней выпускницы Беркли, которая взяла академический отпуск на год, чтобы поработать с детьми, был очень грустный вид. Я спросила ее, что случилось, а она ответила: «Это несправедливо! Мы так работаем, так стараемся, мы так любим наших детей, а теперь все родители смотрят на нас с подозрением, и мы даже не можем больше обнять малышей!»

Оглавление книги

Реклама
· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0.956. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Меню Вверх Вниз