Главная / Библиотека / Самоучитель по развитию памяти /
/ Что думали о памяти раньше

Книга: Самоучитель по развитию памяти

Что думали о памяти раньше

закрыть рекламу

Что думали о памяти раньше

Большинство мыслителей древности так или иначе обращались к вопросу о том, что же представляет собой память. В каком месте человеческого тела она расположена? Почему у одних людей ее больше, а у других меньше? О людях же, обладавших особенно хорошей памятью, слагали легенды, их уважали, им преклонялись.

Уже древние греки разрабатывали целые теории относительно работы памяти. Конечно, сейчас нам их размышления кажутся наивными, но все же, я думаю, вам будет интересно узнать мнения величайших людей прошлого на этот счет. Одно из первых целостных представлений о работе памяти принадлежит греческому философу из Элей Пармениду, жившему в VI—V веках до н.э.

Он считал, что память — это смесь света и тьмы, тепла и холода, и что если эту смесь не взбалтывать, то память будет отличной. Но если же эту смесь взболтать, то может произойти забывание. Таким образом, Парменид рассматривал забывание как результат замутнения, взбалтывания. А вот более известный вам философ, Диоген, живший в V веке до н.э. рассматривал память как процесс, который определяется равномерным распределением воздуха в теле. И, следовательно, забывание есть не что иное, как изменение этого распределения.

Великий древнегреческий философ-идеалист Платон (IV век до н.э.) создал теорию, которую и сейчас разделяют некоторые ученые, конечно, в усовершенствованном виде. Эта теория носит название "гипотезы восковой доски". Платон считал, что память подобна воску, на котором отпечатываются все предметы, которые с ним соприкасаются. Память человека точно таким же образом запечатлевает весь его опыт. Забывание же подобно стиранию, изнашиванию этих отпечатков со временем. Полное забывание же наступает тогда, когда поверхность становится абсолютно чистой и гладкой.

Другой величайший философ и ученый Древней Греции, ученик Платона Аристотель, также обращался к вопросам, связанным с памятью. Он считал, что запоминание связано с движением крови по организму, а забывание происходит в результате замедления этого движения. Но самым важным вкладом Аристотеля в изучение процессов памяти стала его идея "ассоциаций " как основного механизма возникновения образов без видимых внешних раздражителей. Эту концепцию в наши дни в том или ином виде признают практически все ученые, а слово "ассоциация" вы еще не раз встретите на страницах этой книги.

Большинство римских мыслителей полностью разделяли концепцию "восковой доски" и практически не внесли ничего нового в развитие представлений о памяти. Зато именно римские мыслители разработали первые техники эффективного запоминания. Так, римский оратор и государственный деятель Цицерон, живший в I веке до н.э., создал систему "комнаты" или систему "мест", которая по сей день носит его имя. Метод Цицерона по сей день считается одной из наиболее простых и эффективных техник запоминания, которую, я думаю, без труда освоите и вы, поскольку достаточно подробное ее описание есть в этой книге.

Выдающийся римский врач Гален (II век н.э.) рассматривал память и другие психические процессы как проявление действия "животных" жидкостей. Местом локализации памяти он определил мозг, поскольку именно в нем вырабатываются все эти жидкости. Практически не изменились представления о памяти вплоть до XVII века. Даже Декарт (1596—1650), по праву считающийся одним из величайших мыслителей своего времени, разделял взгляды Галена и лишь привнес в его теорию идею более конкретного места возникновения "животных" жидкостей, в качестве которого он называет шишковидную железу. По его мнению, движение жидкости от шишковидной железы включает механизмы памяти.

Новый виток развития теорий и представлений о том, что такое память, начался только в XVIII веке. Английский философ-материалист Дэвид Гартли (1705—1757), один из основоположников ассоциативной психологии, создал вибрационную теорию памяти. Гартли предположил, что в мозгу существуют вибрации, которые возникают еще до рождения человека. Новые впечатления изменяют различные параметры этих вибраций.

Затем вибрации опять становятся прежними, но если то же впечатление возникает снова, то на возвращение в прежнее состояние потребуется уже больше времени. В конце концов все это приводит к окончательному изменению характера вибраций и их закреплению в новом состоянии. Именно в этом новом состоянии вибраций Гартли видел образовавшийся след памяти.

Швейцарский естествоиспытатель и философ Шарль Бонне (1720—1793) развил идеи Гартли. Он полагал, и кстати говоря, в некотором смысле совершенно верно, что чем чаще человек "задействует" нервы, тем легче они вибрируют и, следовательно, тем лучше у него память.

В XIX веке французский физиолог и врач Пьер Жан Мари Флуранс (1794—1868) разработал концепцию, согласно которой мозг действует как единое целое, а не как совокупность его отдельных частей. Память же, считал Флуранс, расположена во всех частях мозга, а не в каком-то одном месте.

В конце прошлого — начале нынешнего века немецкий психолог Герман Эббингауз (1850—1909) положил начало экспериментальному изучению памяти. Он вывел зависимость забывания от времени и построил кривую забывания, носящую в наше время его имя — "кривая Эббингауза", а также проводил множество других экспериментов, направленных главным образом на запоминание бессмысленного материала. Почти одновременно началось изучение механизмов запоминания сложного осмысленного материала.

В начале XX века французский философ Анри Бергсон (1859—1941) противопоставил "памяти-привычке", которая формируется в результате механического повторения, "память духа", которая запечатляет осмысленные единичные события биографии. Популярная в начале нашего века гештальтпсихология исследовала организацию материала при запоминании. А основатель психоанализа Зигмунд Фрейд (1856—1939) объяснял забывание "вытеснением" неприятных, травмирующих впечатлений из сферы сознания.

В XX веке было создано несколько десятков различных теорий памяти — психологических, физиологических, биологических, химических, биохимических, кибернетических. Но в настоящее время в науке нет ни одной единой, признаваемой всеми теории памяти. Во всех современных концепциях памяти в качестве центральной выступает проблема механизмов ее функционирования. Например, исследования на биохимическом уровне, начатые Хайденом в 50-х годах, показали, что работа памяти тесно связана с количеством РНК (рибонуклеиновой кислоты) в организме.

Не меньший интерес представляют исследования, начатые хирургом Уайлдером Пенфилдом (1891—1976). Перед операцией Пенфилд осуществлял электростимуляцию различных областей мозга. Когда он стимулировал височные отделы коры головного мозга, пациенты говорили, что перед ними встают яркие воспоминания, более того, эти воспоминания отличались исключительной точностью и полнотой (в них присутствовали цвета, запахи, звуки, движения и даже эмоции).

Кроме того, часто то, что пациенты вспоминали при стимуляции, было ими уже забыто в обычном состоянии. При этом Пенфилд установил, что только стимуляция височных долей (и никаких других областей мозга) приводит к возникновению связных и осмысленных воспоминаний. Пенфилд считал, что наш мозг запоминает абсолютно все, на что мы обращаем внимание, но затем припоминание по каким-то причинам затрудняется.

Современные нейрофизиологические исследования проникают все более и более глубоко в механизмы закрепления и сохранения следов на нейронном и молекулярном уровне. Установлено, например, что отходящие от нервных клеток отростки (аксоны) соприкасаются либо с отростками (дендритами) других нервных клеток, либо возвращаются к телу своей клетки. Благодаря этому возникают так называемые реверберирующие круги возбуждения разной сложности, которые некоторые исследователи считают физиологическим субстратом процессов памяти (точнее, процесса сохранения следов).

Заметное влияние на постановку проблемы памяти оказала известная аналогия между этапами переработки информации человеком и структурными блоками вычислительных устройств. Однако структура памяти обнаруживает значительно большую гибкость. Итак, механизм функционирования процессов памяти и ее материальный субстрат пока четко не определены.

Нет у ученых и единства по поводу психологической модели памяти. Но тем не менее накоплено достаточное количество общепризнанных суждений, касающихся устройства памяти, о некоторых из которых вам, дорогие читатели, будет очень даже полезно узнать.

Оглавление книги

· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0.578. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз