Забывание

С чем связано забывание? Почему оно происходит? Каковы его закономерности? Можно ли его избежать? Задавали ли вы себе хотя бы раз в жизни эти вопросы? Единой теории забывания, как и единой теории памяти, нет. Каждый ученый объясняет забывание в соответствии с тем, какой теории о механизмах и строении памяти он придерживается, и все же существуют некоторые общие закономерности процесса забывания и его обратной стороны — сохранения, с которыми согласны большинство исследователей этого процесса.

Многочисленные исследования показали, что в памяти хранится значительно большее количество информации, чем та, которая доступна воспроизведению. По этому признаку выделяют память актуальную (информация, доступная воспроизведению) и память латентную (то, что содержится в памяти в латентном, то есть скрытом виде). То, что доступно воспроизведению, по каким-то причинам оказывается существенно меньше (и по объему, и по содержанию) того, что хранится в памяти. Наверняка каждому из вас знакома ситуация, когда после ответа на экзамене вы выходите из аудитории и вспоминаете материал, который упустили при ответе. А случалось ли вам произносить когда-нибудь легендарную фразу: "Я знаю, но забыл"? Я думаю, что наверняка случалось, и если не вслух (опасаясь насмешливых улыбок товарищей и язвительных замечаний по этому поводу преподавателя), то уж про себя точно. Действительно, в памяти хранится очень многое. Существует мнение, повторюсь, что в ней в скрытом виде хранится абсолютно все, что с нами происходило с момента рождения и даже за некоторое время до него. Человек даже сам не знает, не в состоянии осознать, перечислить, что и в каком объеме он помнит. Так спустя длительное время мы с легкостью восстанавливаем двигательные навыки, например, игры на фортепьяно, или же во время гипноза вспоминаем то, что, казалось бы, давным-давно забыто. Длительное хранение следов прежнего опыта проявляется также и в том, что мы переносим старые правила на совершенно новый материал, а также во многом другом. И все же мы забываем, и если бы это было не так, вряд ли люди вообще бы обратились к проблемам памяти, а вы в свою очередь вряд ли бы заинтересовались этой книгой.

Забывание прежде всего связано с неумением вспомнить, другими словами, с неумением подобрать нужный ключ к нужной двери, за которой лежит нужная информация. А говоря научным языком, забывание можно определить как невозможность перевода информации из латентного состояния в актуальное. Почему же возникает эта "невозможность"? Причин может быть множество, всех не перечислить. Остановимся лишь на самых главных из них.

Согласно одной из концепций, при запоминании (регистрации) происходит кодирование информации на различных уровнях — физическом (зрительные, звуковые и др. характеристики информации), понятийном, предполагающем обобщение, и на еще более высоком уровне обобщения. В результате такого множественного кодирования информация может "записываться" к нам в память во всей ее полноте. Однако при конкретном запоминании запись происходит преимущественно на одном из уровней регистрации (выбор этого уровня зачастую происходит при нашем участии). И забывание может быть связано с несоответствием между формой регистрации (т.е. кодированием при запоминании) и способом вспоминания.

Вам наверняка знаком рассказ А. П. Чехова "Лошадиная фамилия". Мучительные поиски фамилии, "словно как бы лошадиной", которую так вовремя и не вспомнили. Фамилия эта, как выяснилось позже, оказалась Овсов. Почти анекдот. Почему же приказчик не мог вспомнить фамилию?

Все дело в том, что регистрация произошла только на слишком высоком уровне обобщения, поиск конкретного материала на котором достаточно проблематичен, недаром герои рассказа перебрали все, что только можно связанное с лошадьми (амуницию, масти, возраста и т.д.). Забывание такого типа встречается сплошь и рядом. Вот пример из жизни, практически копирующий события чеховского рассказа. Младшая сестренка моей подруги пришла из детского сада и стала радостно рассказывать, что каждому из них поручили ухаживать за определенным цветком, из тех, что росли в их комнате в детском саду.

Кроме этого, каждый ребенок должен все знать про свой цветок. Мама, естественно, спросила у девочки как называется цветок, который достался ей. И тут девочка заплакала. Какой ужас! Она забыла название своего цветка! Тогда мама спросила ее, на что похоже было это название. Девочка сразу же ответила, что "название связано с лошадьми". Вся семья стала, как в чеховском рассказе, искать название комнатного растения, которое было "связано с лошадьми". Вариантов у них, конечно, было значительно меньше, чем у чеховских героев, более того, через несколько минут они оказались в состоянии недоумения. Вот вы, читатель, не заглядывая вперед, попробуйте назвать цветок, связанный с лошадьми. На самом деле искомое растение оказалось бегонией. Ход мыслей пятилетнего ребенка очевиден: "бегония" — похоже на слово бегать (или бега). Бегает кто? Бегают лошади. Нет, конечно, собаки тоже бегают, особенно за кошками, но как быстро и красиво бегают лошади! Может быть, перед этим она видела бега по телевизору. Так или иначе, но связь у нее получилась однозначной: бегония — бегать — лошадь. Девочка, кстати говоря, для своих пяти лет проявила исключительную смекалку, сообразив, что просто так она такое слово сразу не запомнит и придумала (сама!) для себя средство запоминания. Неудача же ее была связана с тем же, что и у чеховского приказчика — она "зарегистрировала" запоминаемое слово только на слишком высоком уровне обобщения.

Другой немаловажной в изучении процессов памяти проблемой является проблема запоминания общих и частных признаков. У каждого предмета существуют более общие, существенные и частные, несущественные признаки. Например, стол. Этим понятием мы называем совершенно разные столы, и кухонные, и письменные, и обеденные, и журнальные, и даже, придя на выставку современной мебели, мы с уверенностью назовем столом то "нечто", которое вроде бы совсем не похоже ни на один из встречавшихся нам до сих пор столов. Почему? Дело в том, что в нашей памяти хранится обобщенное понятие стол, составленное на основе наиболее важных признаков. Это его функции (за столом сидят, на него что-то кладут и, как правило, оставляют место для осуществления какой-то деятельности, он достаточно устойчив), его связи, отношения с другими предметами. Такие же его характеристики, как форма, цвет, высота, являются несущественными. Следовательно, образ стола — это не пассивный отпечаток того, что мы видим, а итог сложной, но часто совершенно неосознаваемой деятельности синтеза, обобщения, абстракции. В результате которой фиксируются существенные и отбрасываются несущественные признаки. Обобщенность образа — значимое свойство памяти, так как позволяет более свободно ориентироваться в окружающем нас мире и взаимодействовать с ним.

Случалось ли вам, читатель, самому сооружать импровизированный столик, скажем, на природе? При его сооружении вы наверняка пользовались самыми существенными признаками, относящимися к понятию "стол". Вас, наверное, заботило, чтобы была создана некая горизонтальная поверхность, на которой могло бы что-то быть положено (или поставлено) и вокруг которой вы могли бы разместиться. Во всяком случае, надо полагать, что ни цвет, ни форма, ни размер созданного вами предмета не стали для вас определяющими в этой работе.

Вернемся к нашим лошадям. В обоих случаях герои не смогли восстановить нити построенной ими самими ассоциативной связи, потому что в истории с "лошадиной фамилией" связь "лошадь — овес" оказалась слишком частной, а в истории с "лошадиным растением" связь "лошадь — бег" — слишком общей, но в обоих случаях связи оказались достаточно случайными. Таким образом забывание может быть следствием того, что выбранный кодовый признак запоминания является случайным.

Другая важная причина забывания — это интерференция следов. Сложное слово "интерференция" не должно испугать вас, оно заимствовано из физики, где в общем смысле означает взаимодействие двух (или нескольких) процессов, протекающих в одно и то же время и оказывающих друг на друга различное влияние (положительное или отрицательное). Про интерференцию (взаимное влияние) следов памяти знать важно и полезно. Поскольку знание некоторых особенностей этого явления поможет вам более грамотно и рационально организовывать свою работу по запоминанию различного материала, а это уже большой шаг навстречу вашей памяти.

Дело в том, что в памяти могут происходить несколько процессов одновременно: фиксация новых данных, переработка (например, выделение существенных признаков уже воспринятой информации), воспроизведение запоминавшейся ранее информации. Как следствие этого, протекание каких-то процессов памяти может затормаживаться или даже блокироваться протеканием других.

Например, если вам надо заучить ряд, состоящий из 10 слов (или ряд любых других элементов), то вы можете обнаружить, что элементы, расположенные в начале и в конце ряда, запоминаются быстрее, чем элементы, находящиеся в середине. Задача такого запоминания, между прочим, совсем не абстрактная, как это может показаться на первый взгляд, а очень жизненная. В самом деле — запоминать некоторые списки нам приходится довольно часто. Будь это список вещей, которые необходимо купить, или же расписание пригородных электричек или расписание визита вашей делегации — в любом случае вы с большей вероятностью (и уверенностью) назовете первый и последний элементы списка (например, даты прилета и отлета) и вам значительно тяжелее будете припомнить промежуточные компоненты. Такая "забывчивость" называется "эффектом края", который был открыт еще в конце прошлого века немецким ученым Эббингаузом. "Эффект края" неоднократно Подтвержден исследованиями многих психологов. Более трудное воспроизведение слов или цифр, расположенных в середине ряда, связано с интерферирующим (взаимовлияющим, в данном случае — взаимомешающим) воздействием, которое оказывает на них запоминание начала последовательности элементов и ее конца. Первые элементы ряда запоминаются хорошо, так как они путем многократного (про себя) повторения успевают перейти в долговременную память, а последние помнятся хорошо, так как не успели еще уйти из кратковременной. Воспроизведение же средних элементов оказывается затруднено отрицательным влиянием следов памяти, идущих от крайних членов ряда. Однако в среднем через 3—5 повторений мы добиваемся полного и безошибочного воспроизведения запоминаемого ряда. Таким образом интерференция бывает преодолена. (Кстати, вместо 3—5 повторений при запоминании можно использовать специальные техники, о которых вы узнаете в дальнейшем, и преодолеть интерференцию (избежать ее) уже при первом запоминании материала.) Замечу также, что чем больше объем запоминаемого материала, тем выраженнее отрицательное действие друг на друга следов памяти. И это тоже можно считать одним из механизмов забывания.

Вот самый простейший пример отрицательного влияния интерференции. (Напомню, что словом "интерференция" мы называем взаимное влияние друг на друга не только следов памяти, но и любых процессов, протекающих в одно и то же время.) Вы идете в другую комнату для того, чтобы что-то там взять. По дороге о чем-то думаете и если сильно увлечетесь своими думами, то, придя в комнату, обнаруживаете, что забыли, зачем сюда пришли. Виновата в этом, в общем-то, не ваша "дырявая голова", а вполне конкретный враг вспоминания — интерференция (вы не можете вспомнить, что вы хотели взять, потому что воспроизведение этого затормозилось переработкой каких-то фактов, о которых вы думали по дороге).

Деятельность, выполняемая в промежутке между запоминанием и воспроизведением материала, получила название интерферирующей (мешающей) деятельности. А теперь читайте внимательно. Чем ближе промежуточная между запоминанием и воспроизведением деятельность к содержанию того, что вы запоминали, тем больше вероятность, что она вызовет забывание. Такая интерферирующая деятельность называется гомогенной (однородной). Раз есть однородная интерференция, значит, должна быть и разнородная. Правильно. Есть и такой вид интерферирующей деятельности. В науке ее называют гетерогенной. Если вам пока еще в этих "гомо-" и "гетеро-" что-то непонятно, то, прочитав примеры, вы сразу же во всем разберетесь.

Пример. Вам надо запомнить цифры: 9 4 8 3 7 2 6. Может быть, это номер банковского кода, курс валюты маленького южноафриканского государства, в котором вы оказались, номер вашего паспорта, расчетный счет предприятия, номер пейджера или телег фона и т.д. Итак, запоминайте их, пока не воспроизведете безошибочно. Теперь отвлекитесь и проверьте содержимое своих карманов, сумочки или ящика стола. Выкладывайте все вещи по очереди, а затем аккуратно уберите все назад. Теперь вспомните цифры. То, что вы сейчас делали в промежутке между двумя воспроизведениями цифр, в нашей терминологии можно назвать гетерогенной интерферирующей деятельностью, которая, я надеюсь, не привела к глобальному забыванию цифр. Деятельностью вы занимались совершенно разнородной, имеющей мало общих черт — перекладывание предметов и запоминание цифр.

Вот еще цифры, которые надо запомнить: 6 3 8 0 1 2 5. Воспроизведите их. Теперь решите несколько математических примеров (предположим, что вы считаете количество потраченных сегодня денег или пытаетесь высчитать, сколько вам не хватает для полного счастья):

53 + 78 =

41 - 63 =

11 x 12 =

56 - 29 =

Вспомните цифры. Сложнее? Выполнение математических действий было гомогенной по материалу (и там, и там цифры) интерферирующей деятельностью. Забывание было бы еще выраженнее, если бы я попросила вас после запоминания ряда цифр запомнить еще один ряд цифр, а затем воспроизвести первый. А после этого второй. Это была бы уже гомогенная и по материалу (цифры), и по задаче (запоминание) деятельность. Однако вы были некоторым образом подготовлены к "подвоху" и запоминали цифры с особой тщательностью, в реальной же жизни отрицательное влияние интерференции может выражаться еще заметнее. Вы только представьте, что вам надо запомнить подряд два банковских кода. А если сразу три?!

Теперь постараемся извлечь практическую выгоду из всего сказанного выше по поводу взаимного влияния следов памяти (интерференции). Поскольку таких взаимовлияний нельзя избежать, можно попытаться так организовать свою деятельность, чтобы свести их отрицательный эффект к минимуму. Для этого важно знать еще одно условие усиления отрицательного влияния интерференции. А именно то, что если интерферирующая деятельность по каким-то причинам является особенно трудной именно для данного человека (то есть субъективно трудной), то она может оказывать самое сильное тормозящее влияние на воспроизведение, сильнее, чем даже гомогенная по всем характеристикам деятельность. Например, если первоклассника попросить после запоминания цифр написать фамилию, имя и отчество своих родителей, то, возможно, эта, субъективно сложная для него деятельность (у него еще нет навыка автоматизированного письма) затормозит воспроизведение цифр сильнее, чем запоминание еще одного ряда цифр (то есть запоминание двух рядов цифр подряд окажется для него более простым, чем запоминание и письмо, поскольку ему еще пока писать намного труднее, чем запоминать). Это условие необходимо учитывать при переходе от запоминания к выполнению других заданий. Другими словами, если вы хотите снизить вероятность забывания, старайтесь избегать сразу после запоминания перехода к субъективно трудным для вас заданиям.

Вот еще несколько рекомендаций для тех, кто хочет уменьшить потери при запоминании путем правильной организации своей деятельности. Не надо заучивать два даже разнородных материала один за другим. Лучше после запоминания одного материала перейти к любым другим занятиям, в которых задача запомнить не ставится. (Не забывайте, что эти занятия не должны быть для вас субъективно трудными.) После этого можете заучивать следующий материал. Если говорить о приготовлении домашнего задания школьниками или студентами, то надо так расположить последовательность подготовки, чтобы "соседние" предметы оказались как можно более разными по материалу, а запоминание чередовалось с выполнением другой деятельности, например, чтением или заполнением контурных карт. Постарайтесь избежать распространенной, во многих отношениях соблазнительной, но очень неэффективной в смысле качества схемы: "Сначала сделаю все письменное, а потом устное".

Завершая разговор о забывании, хочется сказать, что на самом деле забывание — это не такая уж плохая штука, не такая уж бесполезная и вредоносная, с которой надо всеми силами бороться. Часто оно необходимо и даже полезно! Оно освобождает сознание от перегрузок, от тягостных впечатлений и переживаний прошлого. Вы только представьте себе, что бы с вами было, если бы вы ничего не забывали?! Наша актуальная память была бы перегружена не только кучей ненужных знаний и фактов, но и неприятными эмоциональными переживаниями, и, быть может, не будь той же интерференции, мы ходили бы в вечной депрессии. Важно знать закономерности забывания и стараться сознательно управлять этим процессом, переводя информацию из актуальной памяти в латентную и с такой же легкостью обратно... Только вот ключи или коды для такого перевода должны всегда быть при вас.

Похожие книги из библиотеки

Раны. Лечение и профилактика осложнений. Учебное пособие

В книге даны общая характеристика и классификация как неогнестрельных, так и огнестрельных ран. Представлены современные взгляды на раневую баллистику, местные и общие реакции организма на ранение. Показаны особенности современного огнестрельного оружия и минно-взрывных поражений. Отдельная глава посвящена частным вопросам диагностики и лечения повреждений черепа, грудной клетки, торакоабдоминальных ранений, повреждений опорно-двигательной системы, а также магистральных кровеносных сосудов и периферических нервов. Большое внимание уделено раневой инфекции (газовая гангрена, гнилостная инфекция, столбняк, сепсис и др.), методам ее диагностики, лечения и профилактики. Разобраны вопросы оказания медицинской помощи на этапах медицинской эвакуации раненых, а также вопросы военно-врачебной и врачебно-трудовой экспертизы. Книга рекомендована студентам лечебных факультетов медицинских институтов, слушателям факультетов подготовки врачей, врачам-интернам, ординаторам, молодым хирургам.

Лучшие практики против диабета

Эта книга ответит на самые важные вопросы, которые волнуют людей с диагнозом «сахарный диабет». Что служит «толчком» для развития этого недуга? Какой тип диабета самый серьезный? Где и как нужно проходить обследование? Можно ли победить эту болезнь? Также страдающие «сахарной болезнью» узнают, что им можно есть, какие упражнения выполнять, какие технические новинки для облегчения своей жизни покупать. А самое главное – диабетики познакомятся с очень известными и интересными людьми, которые живут с этой болезнью, творят, ставят рекорды, получают награды, снимаются в кино, пишут книги – в общем, на жизнь не жалуются! И знают, что скоро будет найдена панацея от диабета, ведь ученые уже на пороге очень важного открытия…

Супер Папа: краткий гид

Зачатие свершилось, у вас будет малыш! Поздравляем, теперь вы становитесь настоящим мужчиной! Следующий шаг – получить надежную и простую информацию о ранее неизведанной области. Это исчерпывающее руководство позволит вам быть технически грамотным в каждый из 9 месяцев беременности и последующих лет вместе с крохотным сыном или дочкой. Вы узнаете, как держать и кормить ребенка, как правильно сменить ему подгузник и запеленать, сможете одеть ребенка для прогулки по специально подготовленной таблице, а также не ошибетесь в выборе игрушки для себя и своего ребенка.

Полный курс массажа

Одним из способов лечения и предупреждения болезней является массаж — механическое воздействие на тело человека с помощью специальных приемов. Со страниц данной книги читатель ознакомится не только с приемами классического, общеоздоровительного и тайского массажа, но и с современными методиками лечебного массажа, показанного при сколиозе, остеохондрозе, радикулите, артрозе, невралгии, пневмонии, гипертонии и многих других заболевания.