668

Наука о боли

Болевая чувствительность внутренних органов

Болевая чувствительность внутренних органов

Болевой чувствительности внутренних органов посвящено немалое число тонких, тщательно выполненных, подчас весьма изобретательных исследований. Для того чтобы определить порог болевой чувствительности внутренних органов, метод уколов или ожогов непригоден. Некоторые исследователи пробовали вводить с этой целью под кожу, в мышцу, а иногда даже в определенные участки внутренних органов небольшие количества концентрированного раствора поваренной соли. Такой раствор раздражает проприо– и интерорецепторы и вызывает ощущение боли. Само собой разумеется, его можно применить только на добровольцах, да и то не во всех случаях.

Пробовали вызывать боль во внутренних органах путем растяжения пищевода или желчного протока. Но определение болевого порога в этих случаях практически невозможно, так как ощущение тяжести в подложечной области подчас очень трудно отдифференцировать от чувства боли.

О болевой чувствительности внутренних органов судят преимущественно на основании богатейшего материала, собранного хирургами при операциях, ранениях, повреждениях и т.д. Опыт, накопленный врачами, показывает, что чувствительность внутренних органов к болевым раздражениям различна и зависит от разнообразных причин.

В начале нашего столетия (1900 г.) шведский хирург Леннандер, изучая чувствительность органов брюшной полости, пришел к выводу, что они сами по себе не чувствительны к боли. Обычные хирургические приемы (разрез, сшивание, прижигание) переносятся больными спокойно и не вызывают у них чувства боли. Болезненны только брыжейка и париетальная брюшина, иннервируемые, как известно, чувствительными соматическими нервами. Боль во внутренних органах возникает при механических раздражениях серозных оболочек, покрывающих внутренние органы, или при воспалительных процессах, когда образовавшиеся в тканях болетворные вещества раздражают химиорецепторы. Но уже в 1911 г. английский клиницист Херст заметил, что внутренние органы очень болезненны, если их подвергнуть растяжению. С тех пор было проведено большое число наблюдений и накоплен значительный материал, показывающий, что большая часть внутренних органов и тканей реагирует на болевое раздражение.

Поверхность болевой чувствительности к уколам, сдавлению, разрезу, ожогам, замораживанию охватывает, с очень незначительными вариациями, всю кожу и слизистые оболочки тела (рта, глотки, носовой полости и пазух носа, среднего уха, прямой кишки, мочеиспускательного канала, влагалища).

В роговице глаза и слизистой оболочке носа обнаруживаются густые сплетения болевых нервных окончаний. Роговица глаза и слизистая носа особо чувствительны к раздражениям и отвечают ощущением боли даже на легкое прикосновение.

Менее чувствительна к боли подкожная жировая клетчатка. Легко вызвать боль с рецепторов мышц и сухожилий. Особенно болезненна надкостница. Она снабжена большим количеством нервных окончаний и волокон. При операциях на костях достаточно обезболить надкостницу, после этого костную ткань можно буравить, не вызвав ощущения боли. Совершенно безболезненны суставные поверхности костей, но суставные сумки отвечают на укол, разрез, впрыскивание раствора соли мучительной болью.

Большой интерес представляют исследования болевой чувствительности сосудов. Вены, как известно, не отвечают болевым ощущением на раздражение. Это испытал каждый, кому делали внутривенные вливания. Прокол вены обычно не вызывает боли; можно безболезненно прокалывать венозную стенку в одном и том же месте. Однако при введении некоторых химических веществ, например йодистых препаратов, отмечается нередко местное жжение или боль, распространяющаяся на всю конечность.

Артерии весьма чувствительны к боли, хотя боль возникает только при раздражении их наружной стенки, в то время как внутренняя оболочка артерий лишена болевой чувствительности.

В наружной и средней оболочках артерий заложена густая нервная сеть. Особенно богата нервами наружная оболочка артерии. Тонкие (типа С ) нервные волокна, разветвляющиеся в тканях, доходят до головного и спинного мозга, присоединяясь в ряде случаев к сплетениям артериальных стволов. Если перерезать центростремительные нервы, расположенные вблизи артерии, болевая чувствительность в соответствующем отделе сохраняется, так как болевые сигналы находят окольный путь в артериальных нервных сплетениях.

Можно перерезать все нервные стволы, связывающие руку с центральной нервной системой, даже полностью разрушить плечевое сплетение, все же прикосновение к плечевой артерии вызывает резкую боль.

Этот путь болевых ощущений несколько необычен. Он идет в спинной мозг по симпатическим волокнам через симпатические узлы. «Артериальная» боль относится к категориям симпатических болей и обладает всеми характерными свойствами последних.

Сильнейшую боль вызывает спазматическое сужение артерий или их внезапное расширение. Как известно, в некоторых случаях применяется внутриартериальное введение лекарственных веществ. Этот распространенный метод вызывает иногда резкое сокращение просвета артерий, сопровождающееся жестокой болью. Снять эту боль удается только впрыскиванием в симпатические узлы новокаина или вливанием обезболивающих растворов в артериальное русло.

Хирурги уже давно отметили, что вещество мозга лишено болевой чувствительности. Его можно колоть, резать, прижигать, не вызывая боли. Чувство боли возникает только при ранении мозговых сосудов или выходящих из мозга нервных стволов.

Боль отсутствует при операциях на легком, при проколе ткани легкого и покрывающей его плевры. В то же время плевра, выстилающая с внутренней стороны грудную клетку и поверхность диафрагмы (париетальная плевра), весьма чувствительна к болевым раздражениям.

Можно только удивляться, что сердце, которое, по общему убеждению, является центром эмоциональной жизни, в течение многих лет считали совершенно нечувствительным к боли. Еще Вильям Гарвей, великий английский ученый и мыслитель, открывший более трехсот лет тому назад законы кровообращения, был убежден, что прикосновение к сердцу не вызывает болевых ощущений.

Ему удалось поставить интереснейший опыт, который, казалось бы, убедительно показывает, что сердце не реагирует на болевое раздражение.

У виконта Монтгомери грудная клетка была разрушена в раннем детстве, и он жил, имея обнаженное сердце.

«Я доставил молодого человека к королю Карлу I,— писал Гарвей,— и его величество имело возможность собственными глазами наблюдать этот удивительный случай. Без всякого ущерба для его здоровья, у живого человека можно было видеть движение сердца и даже прикасаться рукой к сокращающимся желудочкам. И его величество имело возможность так же, как и я, убедиться, что сердце нечувствительно к прикосновению. Молодой человек даже не знал, что мы дотрагивались до его сердца…».

На самом деле наблюдения Гарвея ошибочны. Его палец касался не поверхности сердца, а только разросшейся грануляционной ткани, покрывавшей сердечную сорочку и лишенной нервных окончаний. Как показали более поздние исследования, все отделы сердца снабжены огромным количеством рецепторов. Известный русский гистолог А. В. Догель насчитал на 1 см2 сердечной сорочки от 104 до 294 воспринимающих приборов. Однако раздражение сердечных рецепторов в обычных условиях не воспринимается сознанием. Оно относится к категории тех «неопределенных ощущений», о которых писал И. М. Сеченов.

У животных нередко берут кровь для исследования, прокалывая сердце. По-видимому, они не испытывают при этом никаких неприятных ощущений. Но в то же время, если в опыте на собаке при помощи ниточки потянуть один из сердечных сосудов, снабжающих кровью мышцу сердца, животное страдает, очевидно, от сильной боли в передних лапах, о чем можно судить по внезапно появляющейся хромоте. Это говорит о высокой болезненности сердечных сосудов.

В последние годы чувствительность сердца изучена более подробно. Оказалось, что желудочки не реагируют на прикосновение, поглаживание их воспринимается как легкое давление, укол — как прикосновение. Тепло и холод не вызывают каких-либо ощущений. Раздражение электрическим током не воспринимается сознанием. В то же время даже легкое царапанье сердечной сорочки иглой вызывает сильную боль.

Если у собаки слабым электрическим током раздражать внутреннюю поверхность сердечной сорочки или оболочку, выстилающую желудочки, у нее сразу падает кровяное давление, между тем как раздражение мышцы сердца не отражается на ее состоянии.

Установлено, что болевая сигнализация передается от сердца по симпатическим нервным волокнам. Достаточно прикоснуться во время операции к нижнему шейному или верхнему грудному узлу симпатической цепочки, как человек испытывает молниеносную боль, пронизывающую его сердце. Известно также, что впрыскивание новокаина в эти узлы успокаивает боль при грудной жабе ( рис. 33 ).

Органы пищеварительного тракта по-разному реагируют на боль. Стенка пищевода мало чувствительна к боли, хотя экспериментальных данных, подтверждающих это утверждение, не существует. Нечувствителен к боли и желудок. Стенку его можно колоть, резать, сдавливать, прижигать, не вызывая боли. Даже пропускание электрического тока через желудок совершенно безболезненно. Но в то же время в желудке имеется огромное количество рецепторов, сигнализирующих о степени растяжения стенок желудка (механорецепторов), о состоянии мышечной ткани его стенок (миорецепторов), о химических изменениях крови и тканевой жидкости (химиорецепторов), об изменениях осмотического давления в крови и тканях желудка (осморецепторов).

В одной клинике находился на специальном обследовании больной, которого вследствие непроходимости пищевода приходилось кормить через отверстие в стенке желудка. Оказалось, что сдавливание и сжимание слизистой оболочки желудка, раздражение ее электрическим током, смазывание горчицей, вливание спирта, слабой соляной кислоты и т.д. не вызывают чувства боли, а ощущается как своеобразное жжение в подложечной области. Вливание горячей воды, нагретой до 40°, дает ощущение жара, а холодной воды — холода. Однако если слизистая находилась в состоянии воспаления, те же воздействия вызывают острую боль.

Болевая чувствительность внутренних органов

— AD —

Рис. 33. Нервные пути, связывающие сердце с мышечными и кожными проекционными зонами

1 — сердце; 2 — спинной мозг; 3, 4, 5, 6 — узлы пограничной симпатической цепочки; 7 — межреберный нерв, несущий болевые волокна; 8 — двигательное нервное волокно; 9 — вегетативное нервное волокно; 10 — чувствительное нервное волокно сердца; 11 — нервный узел сердца; 12 — звездчатый симпатический узел; 13 — задний (чувствительный) нервный корешок; 14 — передний (двигательный) нервный корешок; 15 — проекционная мышечная зона; 16 — проекционная кожная зона; Th1 ,Th4 ,Th5, Th6 — сегменты грудного отдела спинного мозга; IV, V, VI, VII, VIII — ребра

Очень болезненно растягивание стенки желудка. Сильную боль испытывает человек при резких сокращениях гладких мышц желудочной стенки, например при голоде. Не вызывают боли операции на тонких и толстых кишках. Нечувствителен к болевому раздражению здоровый червеобразный отросток слепой кишки, но при аппендиците сжимание его стенки очень болезненно.

Вопрос о болевой чувствительности кишечника до сих пор окончательно не решен. Так, например, если у кошки прижечь обнаженную кишку раскаленной булавкой или сдавить ее щипцами, кровяное давление у животного сразу повышается, и зрачок расширяется. Это говорит о боли, хотя не исключено, что в данном случае имеет место рефлекторная реакция, не связанная с корой головного мозга, т.е. не являющаяся болевой.

Многие авторы в опытах на животных не наблюдали сколько-нибудь заметной реакции при раздражении желудка, кишечника, печени. Но если брюшную полость оставить открытой на три-четыре часа, в течение которых развивается воспалительный процесс в брюшине, те же манипуляции вызывают бурную реакцию со стороны животного, которую можно связать с возникновением болевых ощущений.

Из этого следует, что незначительная болевая реакция вовсе не говорит об отсутствии болевых рецепторов во внутренних органах.

Раздражение печени, селезенки, почки не вызывает ощущения боли даже при самых серьезных операциях.

Очень болезненна слизистая мочевого пузыря; еще более чувствительна к боли наружная оболочка, покрывающая яички и семенной канатик. Но сама ткань яичка совершенно не реагирует на болевое раздражение. Совершенно безболезненна также и матка.

Из повседневной хирургической практики известно, что внутренние органы грудной и брюшной полости нечувствительны или малочувствительны к определенным болевым раздражениям. Под местной анестезией стенки желудка и кишок можно резать, сшивать, иссекать, нагревать, охлаждать, не вызывая боли. К воздействиям подобного рода желудочно-кишечный тракт на всем своем протяжении — от желудка до прямой кишки — нечувствителен. Однако достаточно потянуть орган, ущипнуть его за ножку или место прикрепления, чтобы вызвать сильнейшую боль, отдающую в другие органы, иногда даже отдаленные. Если орган или окружающая его ткань воспалены, даже самое легкое прикосновение, как мы видели, вызывает боль.

Похожие книги из библиотеки