Главная / Библиотека / Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка /
/ Новые истории из жизни и путешествий доктора

Книга: Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка

Новые истории из жизни и путешествий доктора

закрыть рекламу

Новые истории из жизни и путешествий доктора

Работая в «Больнице старых большевиков» (было и такое название!), мама подружилась с одной своей пациенткой — бывшей заведующей отделом ЦК по литературе и искусству. Жена красного командарма, погибшего в гражданскую, она знала и Пастернака, и Цветаеву, и Толстого, и Игнатьева. Они, как и многие другие авторы, проходили через её одобрение или неодобрение. Ее постоянно навещал муж — статный, подтянутый, седой, немного старомодно одетый мужчина. Мамина пациентка, понизив голос, говорила о нем полунамеками, что это бывший разведчик, нелегал, дворянин по происхождению. Через какое-то время при очередной госпитализации сердце пожилой пациентки не выдержало, и она умерла. Ее муж, человек с отсутствием каких-либо болезней, тем не менее продолжал посещать больницу. А через какое-то время сделал маме предложение. Ей в ту пору было 50, ему 75. Они поженились и жили душа в душу более 20 лет. Тогда и я познакомился близко с этим совершенно незаурядным человеком. Он жил и писал под именем Иван Васильевич Дорба. (Член Союза писателей СССР, переводчик. Почитайте его книги и особенно автобиографическую — «В омуте истины»!) На самом деле его звали совсем по-другому… Новую легенду, биографию и имя он получил только после войны. Его настоящая фамилия до сих пор огласке не подлежит. Судьба Ивана Васильевича фантастична даже для тех невероятных времен! Урожденный граф, потомок сербов, переселенных Екатериной Великой в Россию, революцию встретил подростком. Когда громили поместье, его спас слуга (много лет спустя, во время войны они встретятся и тогда, взрослый уже, граф вернет ему долг!). После многих перипетий гражданской войны Иван (тогда еще носивший имя Владимир) оказался в Югославии — правивший там царь Александр дал убежище остаткам Белой армии. В эмиграции посвятил жизнь борьбе с советской властью, перед войной в Париже занимал пост начальника контрразведки белоэмигрантского «Народно-трудового Союза». Но при этом Иван Васильевич (будем называть его новым именем) оставался глубоким патриотом России. Он, как и многие эмигранты, понимал, на кого нацелена военная махина Германии. И относился к тем из них, которые были готовы простить личную трагедию и предотвратить чужеземное нашествие.

(На Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем в часовенке похоронена расстрелянная немцами княгиня Трубецкая. Арестованная за активное участие в подполье, она на вопрос немцев, не понимающих её мотивы: «Почему? Вы же княгиня?!» — ответила: «Я русская княгиня!».)

Иван Васильевич перед войной неоднократно посещал СССР нелегально и наконец был арестован. Его как банального диверсанта повели на расстрел. Спасла случайность: один из арестованных указал на Ивана Васильевича как на начальника, приехавшего с инспекцией. Вывели его буквально из-под стенки — с той ночи он и стал совершенно седым.

Дальше жизнь и судьба резко изменились. Иван Васильевич вернулся в Париж уже тайным агентом НКВД. В послевоенную Россию его отозвали только в 1947-м. Не обманули — дали новое имя, биографию, жилье. Подселили в квартиру вдовы погибшего командарма (та самая), дальнейшее вы поняли…

У Ивана Васильевича из родных была только сестра. Жена с младенцем ушла от него еще в молодости, ребенок умер. Сестра уехала в Америку перед самой войной, и следы ее затерялись. Уже проходя в Нью-Йорке интернатуру, я по просьбе Ивана Васильевича дал в русскоязычную газету объявление: «Те, кто знал Владимира (и указал его настоящую фамилию), позвоните на московский телефон». Дал, ни на что не надеясь, шансов ноль целых ноль десятых, просто из уважения к Ивану Васильевичу. И вдруг однажды утром в московской квартире раздается звонок. Иван Васильевич берет трубку и слышит голос:

— Володя, Володя, это я, Галя, твоя сестра! Господи, Володя, я же 50 лет тебе свечки «за упокой» ставлю!!!

Я оставляю вам самим представить, что он почувствовал в тот момент…

Сестра стала собираться в Москву — Иван Васильевич так и оставался невыездным! Сама, пожилой и больной человек на инвалидной коляске, ездила в посольство за визой, билетами и проч. А Иван Васильевич после звонка как-то ослаб, сдал. До этого в свои 96 от мог дать фору любому младше на 40 лет!

И вот, встреча в московской квартире. Представьте: расстаться навсегда в Париже конца 30-х и все-таки увидеть друг друга в Москве середины 90-х! Иван Васильевич, его сестра, моя мама сидят за столом, воспоминаниям нет конца! В том числе и печальным… Иван Васильевич узнает, что первая жена его умышленно обманула, чтобы дать ему свободу в его опасной работе. Она сказала, что их сын умер и она вышла замуж за другого. На самом деле одна растила мальчика, к моменту оккупации Франции ему было 16, он пошел в Сопротивление, попался и был замучен гестапо… Иван Васильевич пересел в кресло, женщины продолжали вести активный разговор и потом обратили внимание, что он давно затих. Подошли к нему, а он умер. Со спокойным лицом…

Оглавление книги

· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0.821. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз