Книга: Бег с Лидьярдом. Доступные методики оздоровительного бега от великого тренера XX века

Часть II Бег с Лидьярдом

закрыть рекламу

Часть II

Бег с Лидьярдом

Физиология физических упражнений

Когда мы писали книгу «Бег к вершинам мастерства», число занимающихся оздоровительным бегом во всем мире было сравнительно невелико. Бег трусцой как форма занятий, которая позднее помогла превратить миллионы людей в активных бегунов, тогда только начинал распространяться. В то время я не слишком глубоко изучал физиологию физических упражнений. Тогда не уделялось большого внимания научному обоснованию занятий бегом, не проводились исследования, которые не только объясняли бы, что происходит, но и могли служить руководством к действию.

Позднее я потратил несколько лет на научные исследования, проводя их совместно с физиологами и представителями спортивной медицины, что, безусловно, расширило практический опыт спортсмена и тренера, отдавшего любимому делу несколько десятков лет жизни. И все-таки пока невозможно дать исчерпывающие, точные сведения о физиологических сдвигах, происходящих в организме под воздействием напряженной тренировки, потому что, сколько бы людей мы ни исследовали и какими бы совершенными методами при этом ни пользовались, каждый представляет собой яркую индивидуальность с только ей присущими реакциями организма на нагрузку. Однако современных данных вполне достаточно, чтобы с определенной точностью задавать основные параметры в тренировке, которые помогли бы каждому добиться максимального эффекта.

В основе предлагаемой мною системы тренировки лежит сбалансированное сочетание аэробного и анаэробного бега. Аэробный означает такой бег, при котором каждый в зависимости от уровня своей подготовленности способен потреблять определенное, присущее ему количество кислорода в минуту. Это количество можно увеличить посредством правильно проводимых упражнений.

Предельное для каждого потребление кислорода мы назовем максимальным устойчивым состоянием; это уровень, при котором вы способны работать близко к пределу своих возможностей, вдыхая, транспортируя и используя кислород. Когда в ходе выполнения упражнения максимальное устойчивое состояние превышается, бег станет анаэробным[12].

Биохимические изменения в организме при обмене веществ требуют для своего обеспечения снабжения кислородом. Это процесс преобразования с определенными границами, которые могут быть раздвинуты лишь до определенного максимума за счет сбалансированных физических упражнений. Поэтому возможности организма всегда ограничены его анаэробными способностями. Реакция организма, которая имеет место во время поддержания анаэробного бега, выражается кислородным долгом. Долг этот может возникнуть очень быстро и сопровождается накоплением молочной кислоты и других продуктов распада, которые прямо ведут к нервно-мышечному расстройству, или иначе – усталые мышцы отказываются выполнять предлагаемую работу. Максимальный предел, на котором организм способен выполнить анаэробную работу, – это кислородный долг 15–18 л в минуту (л/мин.), этот уровень обычно недостижим для среднетренированного спортсмена, если он не занимается правильно и в течение достаточно долгого времени.

Одна из особенностей кислородного долга заключается в том, что когда он достигнут и бег продолжается, то его показатель может удваиваться, утраиваться, возрастать в четыре раза. По мере возрастания скорости бега кислородный запрос увеличивается с поразительной быстротой.

Морхаус и Миллер зарегистрировали такие цифры, подтверждающие вышесказанное, которые они привели в книге «Физиология упражнений».


Морхаус и Миллер также показали, что аэробные упражнения в 19 раз экономичнее анаэробных. Чем интенсивнее становится упражнение, тем быстрее и менее экономно расходуется организмом горючее, тем быстрее накапливается молочная кислота.

Определив основные принципы предлагаемой мною системы тренировки, давайте более внимательно рассмотрим бегущего. Это не только работающие мышцы; упражнение требует от организма приспособления аппарата дыхания, химических реакций, кровообращения, терморегуляционных механизмов, системы выделения и т. д. Когда человек бежит, в работе участвует весь организм. Вот почему бег улучшает общее физическое состояние. Содержание молочной кислоты в кровотоке изменяет рН крови, то есть соотношение между кислотностью и щелочностью. Нейтральный показатель – 7,0, но обычно рН крови колеблется от 7,46 до 7,48. Под воздействием напряженных тестов или тяжелой анаэробной работы происходит увеличение кислотности крови, что может снизить этот показатель до предельных 6,8–6,9. Если рН останется на том же уровне, деятельность системы пищеварения будет угнетаться, что приведет к разрушению или нейтрализации витаминов, поглощаемых с пищей, будет сдерживать дальнейший прогресс результатов. Диапазон рН, при котором витамины усваиваются организмом, очень невелик, поэтому любое длительное снижение этого показателя может нанести вред. На функцию ферментов это также оказывает неблагоприятное воздействие, что приводит к плохому восстановлению после занятий и затрудняет выполнение последующих тренировок. Сохраняющееся низким рН крови может также оказать неблагоприятное воздействие на деятельность нервной системы, вызвав бессонницу, раздражительность, а впоследствии привести к потере интереса к занятиям и соревнованиям. Это физиологическая реакция, которая может стать и серьезной психологической проблемой. Число тромбоцитов в крови уменьшается, спортсмен становится более подвержен травмам, болезням, потому что у него ослаблен иммунитет[13].

Эффективность выполняемой работы и результаты в беге зависят главным образом от способности организма усваивать кислород из воздуха, транспортировать его к различным мышцам и органам и затем использовать. Большинство людей поглощают гораздо больше кислорода, чем могут использовать, потому что у них отсутствуют необходимые изменения в крови и достаточный кровоток от сердца к легким для его усвоения. Обычно у нетренированных лиц наблюдается дефицит гемоглобина (пигмента красных кровяных телец), который, соединяясь с кислородом, транспортирует его.

Аэробная часть предлагаемой мною программы тренировок направлена на повышение эффективности этих процессов. Посредством аэробной подготовки сердце, которое также является мышцей, становится больше и улучшает свои способности: оно выталкивает больше крови с каждым сокращением, а также способно сокращаться чаще. В покое сердце выталкивает около 4 л крови в минуту, но в зависимости от уровня тренированности может увеличить этот показатель в 8–10 раз. Спортсмен, который ежедневно в течение достаточно долгого времени бегает, вынуждает, таким образом, сердечно-сосудистую систему работать довольно напряженно. Это, в свою очередь, помогает развить лучшую циркуляцию крови и совершенствовать способность транспортировать большее количество крови к разным отделам организма.

Равномерная работа и регулярное воздействие на организм беговой нагрузки постепенно улучшают легочную вентиляцию – периодическое обновление воздуха в легких. Деятельность легких становится более эффективной, возрастает активность капиллярного русла в легких, что приводит к более высокому току крови, протекающей через легкие, позволяет быстрее усваивать большее количество кислорода. Кроме того, обычно повышающееся давление кровотока расширяет артериальную и сосудистую системы в целом. В научных исследованиях фотографировались мышцы спортсменов и рабочих, занятых физическим трудом; артериальная система у них четко обозначена, существует много хорошо развитых сосудов для циркуляции крови. У представителей же сидячих профессий, особенно у тех, кто мало занимается физическими упражнениями, развитие это ограничено, соответствующей циркуляции крови не происходит.

Постоянное использование мышц в течение длительного времени действительно способствует дополнительной капилляризации (то есть образованию новых капилляров). Аэробные упражнения повышают эффективность, с которой кислород может передаваться работающим мышцам и использоваться ими, а также интенсивность, с которой будут выводиться продукты распада, что приводит к прекрасному развитию выносливости.

Вследствие улучшения общего физического состояния сердце начинает выполнять работу более экономично, что находит свое отражение в постепенно снижающемся показателе частоты сердечных сокращений в стандартных условиях. Данный показатель зависит от многих факторов: положения, в котором он фиксируется, эмоций, температуры тела, физического напряжения, поэтому сложно использовать его как индикатор уровня подготовленности. Это может привести к заблуждениям еще и потому, что у различных спортсменов пульс в состоянии покоя колеблется от 50 до 90 уд./мин.

Однако, несмотря на то, какой пульс у занимающегося в состоянии покоя, можно убедиться (регулярно измеряя его в стандартных условиях), что по мере роста тренированности он будет уменьшаться. Иногда это уменьшение может достигать 25 уд./мин.

Пловцы-юниоры 14–15 лет и моложе, которые в наши дни регулярно обновляют рекорды, являют собой прекрасный пример того, насколько эффективна теория аэробной выносливости. Они способны опережать гораздо более взрослых пловцов потому, что выполняют большой тренировочный объем медленного продолжительного аэробного плавания, а легкое тело вместе с высокой плавучестью делает их практически невесомыми. Юниоры используют мышцы только для того, чтобы продвигаться вперед; если бы им было необходимо поднимать собственное тело в противовес земному притяжению, то не удалось бы добиться таких успехов. Они также обладают способностью эффективнее, чем взрослые, использовать кислород относительно веса тела. Такие пловцы не становятся сильными в том смысле, что могут поднимать большие тяжести, но способны продолжать плавание с относительно высокой скоростью в течение длительного времени, не испытывая при этом мышечного утомления.

Еще много лет назад я убедился (когда покрывал за тренировку в среднем 24 км в день), что если переключаюсь на другой рабочий режим – 32 км в день и 16 – на следующий, то, и не увеличивая общего объема тренировочных нагрузок, добиваюсь большего прогресса. Все дело в том, что более длинные пробежки лучше развивают мышечную выносливость, а короткие – представляют возможность для восстановления.

Много позже в университете г. Кельна в ФРГ физиологи экспериментальным путем определили, что представители видов спорта на выносливость могут добиться прекрасных показателей мышечной выносливости, когда мышечные группы тренируются регулярно в течение длительного времени – особенно два и более часа. Ученые обнаружили, что это было прямым следствием расширения ранее не использовавшихся капиллярных русел и даже образования новых, что улучшило транспортировку и использование кислорода.

Обычно бегуны, выполняющие за одно занятие двухчасовую нагрузку, спрашивают, правильно ли делить тренировку на две, каждая по часу. Мой ответ всегда таков: успех приносят продолжительные упражнения, поэтому два более коротких занятия едва ли дадут такой же эффект, как одно более длительное.

Этот аргумент очень часто используется теми бегунами, которые в качестве основного средства тренировки избрали медленный продолжительный бег. Согласен, что такие тренировки, длящиеся в течение нескольких часов, эффективны, но они принесут далеко не лучшие результаты. Чтобы добиться большего эффекта, аэробная нагрузка на организм должна проходить близко к максимальному устойчивому состоянию. С повышением уровня тренированности этот уровень также будет возрастать, а значит, и интенсивность упражнения, то есть скорость бега, выполняемого в тренировке, надо увеличивать. Занятия с интенсивностью 70–100 % от максимального устойчивого состояния являются более эффективным использованием времени, чем медленный продолжительный бег.

Когда объемные аэробные упражнения помогут повысить эффективность работы сердечно-сосудистой системы или позволят добиться более высокого максимального устойчивого состояния, необходимо развивать способность организма противостоять максимальному кислородному долгу. Это означает, что в некоторых тренировках следует добиваться такого уровня утомления, который являлся бы достаточным стимулом для интенсификации процессов обмена веществ, противостоящих этому утомлению.

Такая метаболическая активность способна компенсировать лимит кислорода вплоть до максимального, который, как мы уже заметили, составляет 15–18 л/мин. И на этом уровне «поломка» нервно-мышечного аппарата или полное истощение мышц может быть задержано, если только концентрация молочной кислоты не достигнет таких высоких величин, как 200 мг на 100 мл крови.

Например, если устойчивое состояние бегуна характеризуется 3 л/мин и он способен выдержать кислородный долг 15 л, а рабочая нагрузка, которую он выполняет, требует 4 л/мин, то спортсмен будет в состоянии поддерживать нужный темп в течение 15 мин., «накапливая» 1 л/мин. кислородного долга. Если рабочая нагрузка возрастет до 5 л/мин., спортсмен сможет ее выдержать только 7,5 мин., потому что темп исчерпания способности работать в долг увеличивается до 2 л/мин. Любой бегун знает, что если ускориться и полностью выложиться, то невозможно пробежать сколь-нибудь значительный отрезок, особенно если сравнить с тем расстоянием, которое он способен преодолеть, снизив скорость и уменьшив прикладываемые усилия. Это расстояние предопределено аэробными возможностями бегуна.

Решающими факторами являются: продолжительность, интенсивность и регулярность, с которой достигается и поддерживается уровень утомления в тренировке. Многие тренируются, основываясь на этих принципах, но немало наставников и спортсменов сознательно идут на перегрузки, создавая кислородный долг, надеясь таким образом интенсифицировать обмен веществ в организме и ожидая, что бегун с большей эффективностью сможет противостоять утомлению. Они стремятся ускорить этот процесс, часто отводят ему непомерно большое место в тренировке, забывая, что анаэробные упражнения всегда неэкономичны. Когда возникает определенный уровень утомления, организму должны быть прежде всего созданы условия, в которых он способен восстановиться, и только после этого следует увеличивать степень утомления.

Когда максимальное устойчивое состояние (высшая интенсивность выполнения аэробных упражнений) низко, возможен бег в анаэробном режиме и с относительно невысокой скоростью. По мере того как максимальное устойчивое состояние повышается, медленные скорости анаэробного бега становятся аэробными (и экономичными). И если программа тренировок составлена с учетом того, что аэробные упражнения в 19 раз экономичнее анаэробных, тогда способность к более длительному и быстрому бегу в аэробном (а значит, и более экономичном) режиме должна возрастать.

Ежедневная программа продолжительного бега в аэробном режиме абсолютно необходима для того, чтобы достичь правильного развития в деятельности дыхательной и сердечно-сосудистой систем. И чем длительнее такие ежедневные пробежки, тем лучшие результаты в этом направлении будут достигнуты. Анаэробную работу надо включать в тренировки только тогда, когда наиболее полно развиты аэробные способности и максимальное устойчивое состояние доведено до возможно более высоких величин; затем в течение определенного периода надо развивать адекватно-высокую анаэробную способность. На этом этапе тренировки целью будет создание высокой кислородной задолженности и понижение уровня рН крови для того, чтобы стимулировать обменные процессы организма в создании барьеров утомления. Как только такие преграды выработаны организмом до максимально возможного уровня, бесполезно и даже рискованно продолжать подобную тренировку «на утомление».

Обычно для этого хватает четырех-пяти недель. Возможно, даже меньше. В этот период, скорее всего в течение трех дней, будет проводиться очень напряженная тренировка для снижения рН крови, затем один день – легкая тренировка, чтобы дать возможность этому показателю подняться почти до нормы, и на следующий же день – анаэробная нагрузка, приводящая к новому снижению показателя. Затем опять нагрузка, позволяющая рН подняться почти до нормы, и вновь снижение. Надо выполнить такую работу, чтобы данный показатель все время несколько недовосстанавливался. Однако если он будет постоянно низким, то произойдут нежелательные изменения в деятельности всего организма.

Обращаясь к спортсменам и тренерам, я чаще всего повторяю предостережение: «Тренируйтесь, но не перенапрягайтесь». Билл Бауэрманн[14] цитирует меня, чтобы подтвердить исповедуемую им систему продолжительности медленного бега. Но что касается меня лично, то я за так называемый бег с максимально возможной аэробной скоростью[15], поэтому мой девиз вряд ли применим к системе тренировки, основанной на продолжительном медленном беге.

Исследования физиологов ГДР подтвердили мою позицию и показали, что гораздо эффективнее выполнять продолжительные аэробные пробежки в темпе 70–100 % от максимального устойчивого состояния, индивидуального для каждого занимающегося. Аэробный бег, выполняемый с меньшей интенсивностью, хотя и полезен любителям оздоровительного бега, не является достаточной силы раздражителем для сердечно-сосудистой и дыхательной систем, который необходим спортсмену.

Бауэрманн полагает, что перетренировка может привести к переутомлению и потере интереса к занятиям, и, хотя не дает точного определения переутомления, также считает, что лучшим решением этой проблемы является регулярное участие в соревнованиях. Я наблюдал переутомление, которое являлось физиологической реакцией на чрезмерную анаэробную работу. Впоследствии это вызвало и соответствующую психологическую реакцию, поскольку постоянно низкий показатель рН оказал влияние на состояние нервной системы. Регулярные выступления в соревнованиях вряд ли помогут в подобных случаях.

Я не наблюдал потери интереса к занятиям у спортсменов, выполнявших аэробный бег на различных трассах и покрытиях. Обычно у них не возникает проблем и при выполнении таких значительных объемов, как 160 км в неделю аэробного бега в устойчивом состоянии, что имеет место в переходный и подготовительный периоды. И когда наступает черед анаэробной работы и опять могут возникнуть физиологические проблемы, спортсмены находятся в таком состоянии, что эффективная работа сердечно-сосудистой системы помогает переносить периодическое снижение и повышение рН крови без побочных эффектов, выражающихся, в частности, в переутомлении.

Вот пример из практики. Представьте себе двух бегунов, один (А) способен максимально использовать 3 л кислорода в минуту, другой (Б) – 5 л. Предположим, они выполняют одинаковый объем анаэробной работы с одинаковой интенсивностью (скоростью бега). Поскольку максимальное устойчивое состояние бегуна А ниже, он начнет раньше терять координацию движений, борясь с эффектом нарастания кислородного долга: бегун Б будет продолжать бег, сохраняя прежний стиль. Этот бегун способен использовать кислород более эффективно и в течение более длительного периода времени.

Рассматривая дальше этот пример, легко убедиться, как физиологический эффект, оказываемый нагрузкой на бегуна А, превращается в психологическую проблему: он никогда не сможет опередить бегуна Б и прекрасно знает, что, только опять вернувшись к общей работе и создав посредством ее более высокие показатели максимального устойчивого состояния, он способен на равных соперничать с Б.

Если мы поставим двух этих бегунов на дистанцию 1500 м, то в конце первого круга они будут держаться вместе, никто из них не ощутит никакого напряжения, поскольку еще не перешел на анаэробную работу. Но к тому времени, когда они окажутся на третьем круге, исходя из математических расчетов, можно предвидеть, что А (поскольку его способность использовать кислород составляет 3/5 данного показателя Б) с каждым шагом дистанции все тяжелее поддерживать темп, предложенный Б. Из-за быстро возрастающего кислородного долга растет концентрация молочной кислоты, что грозит срывом в деятельности нервной и мышечной систем. Когда Б «выстрелит», выходя на финишную прямую, А не будет с ним рядом.

Теперь, когда физиологическая неполноценность А превратилась в психологическую, он находится в опасном состоянии еще перед стартом. Кем из двух бегунов (А или Б) вы хотели бы быть?

Одна из самых больших сложностей, возникающих, когда я убеждаю тренеров и спортсменов придерживаться в своей работе предлагаемой мной системы, связана с тем, что большинство из них являются приверженцами интервальной тренировки, основой которой служит анаэробный интервальный бег или повторная работа. По-моему же, это не самая важная часть тренировочного процесса, а менее всего значимая.

Анаэробные способности могут довольно легко быть максимально развиты посредством различных нагрузок, которые совсем не обязательно строго регламентировать; суть в том, чтобы спортсмен утомлял себя посредством анаэробных упражнений, прекращая занятие, когда почувствует, что нагрузка была достаточной. Если атлет выполняет спринтерский бег с максимально возможной скоростью, он, очевидно, не сможет преодолеть более 135 м без того, чтобы организму не понадобился дополнительный резерв. Если он будет ускоряться немного медленнее, то сможет преодолеть большую дистанцию, поскольку уровень возрастания кислородного долга замедляется пропорционально снижению рабочей нагрузки, определяемой скоростью бега. Так или иначе, оба добьются одинакового конечного результата.

Вряд ли стоит строго регламентировать такую форму тренировки. Если спортсмен работает напряженно, с достаточной интенсивностью и продолжительностью, рН крови снизится, и для этого совсем не обязательно выполнять строго оговоренную программу, составленную из четкого числа повторных пробежек с определенным временем и заранее оговоренными интервалами отдыха. Разница заключается в том, что либо вы контролируете свои тренировки, либо становитесь их рабом и они контролируют вас.

Я не уважаю тренеров, которые могут точно сказать, что такой-то конкретный ученик должен выполнять во время своей анаэробной тренировки. Условия занятий постоянно меняются, как и состояние самого спортсмена может значительно отличаться даже в течение двух дней. Поэтому можно применять в занятиях повторные пробежки, особо не заботясь об интервалах отдыха, если они хотя бы приблизительно равны по времени; или о количестве повторений, или о результатах, которые надо показывать на этих отрезках. Можно выполнять нагрузку «вверх-вниз» – например, от 100-метровых отрезков до 400-метрового и обратно в сторону уменьшения, и опять то же самое, но это приведет к предопределенности и управляемости, а я стараюсь этого избегать.

Стремлюсь, чтобы мои спортсмены как можно реже тренировались на беговой дорожке. Предпочитаю найти трассу в лесу или в окрестности с приятным пейзажем. После разминки они выполняют пробежки до дерева или другой естественной отметки, обратно возвращаясь трусцой.

И продолжают такую работу до тех пор, пока я или они не решат, что достаточно. Мы можем использовать фартлек, включая спринтерские отрезки, пробегаемые с полной скоростью, и повторные отрезки. Все это, по-моему, гораздо лучше, чем определенная заранее работа на беговой дорожке стадиона. Различные спортсмены, используя отличные методы тренировки и занимаясь в одной группе, могут все получить достаточную нагрузку, и у всех понизится уровень рН, однако каждый по-своему будет развивать собственные анаэробные способности, приближаясь к максимально возможным показателям. Форма упражнения не играет роли, гораздо важнее, чтобы спортсмены понимали, каких физиологических реакций они стремятся достичь. Им также следует знать, когда они выполняют достаточную нагрузку, какими ощущениями сопровождается это состояние и почему именно такими, а не другими. Спортсмен, скорее всего, не перетренируется, кому же хочется доводить себя до тошноты и других неприятных ощущений, даже в целях понижения уровня рН. Однако, работая над улучшением анаэробных возможностей, важно выполнять пробежки на отрезках свыше 200 м или даже длиннее в течение относительно длительного периода времени, для того чтобы добиться снижения показателя рН. Короткие резкие спринтерские рывки здесь не помогут. Для этого необходима объемная и достаточно интенсивная работа.

Выступая перед тренерами в Абелине (Техас) во время своего восьмимесячного турне по США в 1970 г., я отметил, что только дважды в год включаю в нагрузки своих учеников повторные пробежки 20 x 400 м, и то только потому, что дорожка, находящаяся поблизости, именно такого размера и что такие пробежки полезны для выработки у бегунов чувства темпа. В конце лекции ко мне подошел один из тренеров и рассказал, что тренирует учащихся старших классов, специализирующихся в беге на милю (1609 м). Лучший результат среди его учеников – 4 мин. 17 с, у остальных – 4 мин. 24 с. Каждый понедельник они выполняют повторную работу 25 x 400 м помимо другой анаэробной нагрузки и выступлений в соревнованиях. В основном они пробегают 400-метровые отрезки за 68–69 с.

Потом я еще несколько раз встречал этого тренера, но ему было нечего мне сказать до тех пор, пока в конце своего турне я не оказался в Де-Мойне на «эстафетах Дрейка», проводимых Университетом штата Айова. Когда я начал там выступать с сообщением и перешел к анаэробным нагрузкам, он попросил разрешения поделиться собственным опытом применения рекомендованной мною системы тренировки. Он сказал, что когда восемь месяцев назад впервые меня услышал, то решил попробовать на практике предложенные методы и начать использование длинных пробежек для своих юных учеников. Относительно недалеко от места занятий он нашел крутой холм и привез туда своих учеников, чтобы можно было выполнять нагрузки на сильно пересеченной местности.

Когда наконец пришел день для выполнения повторных пробежек по 400 м, ребята вместо привычных 68–69 с показали 72–73 с. Его первой мыслью было «Лидьярд разрушит мою систему подготовки». Но он сказал, что чувствовал себя обязанным продолжать придерживаться предлагаемой мною методики. Когда через две недели ребята вновь выполняли ту же нагрузку, результаты у них были не лучше, и он подумал: «Ну вот, весь сезон будет испорчен».

Но теперь у него уже не было выбора, и он продолжал придерживаться рекомендованной мною системы до тех пор, пока не наступило время чемпионата школьников. Он послал туда своих учеников без всяких надежд на успех – лучший показал результат 4 мин. 09 с, худший – 4 мин. 13 с, и они выиграли командное первенство.

Итак, выступая в Айове, этот тренер сказал: «Все эти годы я воспитывал великолепных бегунов, показывающих отличные результаты в повторных пробежках по 400 м, но они не могли быстро бежать милю. Теперь они не показывают слишком хороших результатов на 400-метровых повторных отрезках, зато имеют отличные достижения в беге на милю». Его выступление дало гораздо больший эффект, чем тот, который вызвала бы моя обычная лекция.

Накануне Игр содружества 1974 г. в Крайсчерче (Новая Зеландия) один из наших ведущих средневиков Ричард Тейлер был не слишком хорошо готов. Что-то с ним было не в порядке, хотя никто из нас не знал тогда, что это начинается анкилирующий спондилез[16], который вскоре поломал его спортивную карьеру и даже угрожал постоянной инвалидностью.

Тейлер после многих лет страданий, месяцев, проведенных в больницах, когда казалось, что лучшая часть жизни уже позади, смог вернуться к своему увлечению – бегу и в 1980 г. на марафоне в Гонолулу финишировал 78-м, показав результат 2 ч. 42 мин. 43 с. Итак, стараясь помочь ему обрести спортивную форму к Играм, где ему предстояло выступать на дистанции 10 000 м (у него были такие грозные соперники, как африканские бегуны, англичанин Дэвид Бэдфорд и другие известные стайеры), я дал ему серьезную анаэробную нагрузку. Однажды мы тренировались на дорожке колледжа в Те-Авамуту, когда рядом остановилась группа учащихся.

– Что он делает? – спросил один из них.

– Повторные пробежки, – объяснил я. Они знали, что это такое.

– Сколько он собирается выполнить?

– Не знаю.

– С какой скоростью он их пробегает?

– Я не засекаю.

Они недовольно переглянулись. Действительно ли я тренировал одного из лучших бегунов Новой Зеландии? Затем я спросил:

– А кстати, какова здесь длина беговой дорожки?

Они решили, что я абсолютно некомпетентный человек.

Когда Дик закончил тренировку и присоединился к нам, ребята ему задали вопрос:

– Сколько повторений вы сделали?

– Я их не считал, – ответил Дик.

– Какие вы показывали результаты?

– Я не засекал.

Я решил, что настало время объяснить этим ребятам, прежде чем они убегут смеясь, что результаты и количество повторений не столь уж важны. Важно было то, какой эффект окажет на Тейлера выполняемая им нагрузка.

Он лучше меня знал, что ему необходимо делать и когда нужно прекратить тренировку.

Анаэробная работа необходима, если ставится цель добиться заметных результатов в соревнованиях. В то же время следует всегда помнить, что перетренировка в этой фазе отрицательно повлияет на состояние общей тренированности, которое является решающим фактором, определяющим соревновательные возможности. Итак, выполняя анаэробную работу, внимательно следите за тем, чтобы общее состояние постоянно было хорошим, иначе вам не удастся добиться основной цели тренировки.

Немало бегунов отлично выступают в начале сезона и затем уже к середине лета полностью теряют форму. Почти всегда это бегуны, которые достигают пика формы посредством определенной анаэробной нагрузки, но и затем продолжают выполнять тяжелую работу. Это не только не обязательно, но и физиологически невозможно: поддерживать форму за счет серьезной анаэробной работы в течение всего сезона.

Для анаэробной тренировки характерно, что прекращение занятий ведет к потере способности выполнять анаэробную работу; если же выполнять слишком большой объем такой работы, утрачивается хорошее общефизическое состояние. Необходимо соблюдать правильное соотношение основных компонентов тренировки, и здесь очень пригодятся такие виды нагрузок, как короткие спринтерские отрезки, пробегаемые с максимальной скоростью, и т. п. Они помогают улучшению скоростных возможностей, придают специфическую направленность хорошему общему состоянию, с их помощью можно добиться возникновения кислородного долга, который стимулировал бы обменные процессы организма к созданию преград утомления, способствующих поддержанию уровня анаэробных возможностей. Добиться этого не слишком сложно.

Такие нагрузки для шлифовки формы просты. Скажем, короткие (50–100 м) спринтерские отрезки с такими же интервалами, преодолеваемыми свободно. Если в тренировке выполнить 20 x 50 м спринта, всего около 2000 м, мышцы ног очень устанут из-за внезапного накопления молочной кислоты, и удастся понизить уровень рН крови в упражняемых мышцах. Но общего утомления не наступит. Спортсмен будет вынужден прекратить работу из-за отказа мышц (участвующих в работе при беге) продолжать работу. Показатели рН, взятые после подобной нагрузки из мышц ног и из мочки уха, сильно отличаются друг от друга. В этом смысле подобные беговые нагрузки напоминают отжимания от пола: мышцы отказываются продолжать работу, но уже через несколько мгновений состояние общей усталости проходит.

Применяемая раз в неделю такая форма тренировки наиболее эффективна для поддержания максимальных анаэробных возможностей и может продолжаться неопределенно долгое время, совмещаясь с выступлениями в соревнованиях или контрольным бегом. Это видно и из примеров тренировочных программ, приведенных в книге.

Возросшие за последнее время результаты в беге стали следствием более совершенной методики тренировки и, возможно, более серьезного подхода к самой тренировке. Я согласен с этим утверждением не полностью. Конечно, в целом тренировка спортсменов стала качественнее, но что действительно помогло значительно улучшить результаты за столь короткое время, так это новые виды покрытия беговых дорожек. Было бы интересно увидеть, как, скажем, бегун типа Питера Снелла, находящийся на пике спортивной формы, проявит себя на таких покрытиях. Он вполне мог бы показать результаты, которые сегодня, возможно, очень трудно улучшить, поскольку устанавливал свои мировые рекорды в беге на 800 м, 880 ярдов и милю либо на травяной дорожке, либо на устаревшей гаревой – покрытиях, на которых бегун теряет как минимум секунду на каждый круг (400 м) по сравнению с современными синтетическими покрытиями.

В 1972 г. я был в Аархусе (Дания), когда туда приехала одна из самых перспективных барьеристок мира – австралийка Пэм Райан. Ранее она никогда не выступала на синтетических дорожках и в первом же старте «воткнулась» в первый барьер, чего с ней обычно никогда не происходило. Она рассказывала мне, что даже не представляла, какое преимущество дает синтетическая дорожка, что и привело к падению: она сбилась с привычного ритма. Но если бы у нее была возможность приспособиться к непривычным условиям нового покрытия, сказала Пэм, она могла бы улучшить мировой рекорд. Всего через три дня, выступая в Польше на синтетической дорожке, она этого добилась.

Когда впервые появились синтетические дорожки, мировой рекорд в беге на 5000 м был улучшен сразу почти на полминуты и многие стайеры стали пробегать 10 000 м с результатами, близкими к мировому рекорду Рональда Кларка, и даже превосходить его. Подсчитано, что в беге на 100 м преимущество, даваемое синтетической дорожкой, равно 0,2 с.

Если вам нужны еще доказательства, посмотрите внимательно на результаты пробегов. Из-за разницы маршрутов и покрытий сравнивать их трудно, но результаты ведущих марафонцев не слишком улучшились за это время. Гораздо большее число спортсменов приблизилось к результатам ведущих, что является отражением более серьезного и профессионального подхода к тренировке, а также возросшего интереса во всем мире к марафонскому бегу.

Но Дерек Клейтон показал 2 ч. 08 мин. 42 с в 1969-м, и побить этот рекорд смогли лишь в 1980-х, да и то с перевесом лишь в несколько секунд. Причину этого феномена надо искать в области физиологии. Предположим, бегун-мужчина с МПК около 7 л или 88 мл/кг – что почти предел для человека – способен пробегать в аэробном темпе марафон с результатом около 2 ч. 12 мин. Если он в состоянии переносить кислородный долг в 15–18 л и если способен все время контролировать свой темп (то есть если в течение почти всей дистанции он будет бежать в аэробном режиме, не переходя на анаэробный), ровно распределяя свои возможности к кислородной задолженности по дистанции от старта до финиша, то способен улучшить результат до 2 ч. 08 мин. или 2 ч. 09 мин. В марафоне оказывает определенное влияние все: соперники, погода, сама трасса. Эти факторы воздействуют на спортсмена, который может добиться вышеназванных результатов, что, по моему мнению, является физиологическими пределами для марафона.

Марафон стал привлекательным еще и потому, что вдруг обнаружилось, что это вид, предъявляющий высокие требования. Первый человек, которого необходимо оценить марафонцу, – он сам. Ему следует использовать свои анаэробные способности наиболее экономно. Продолжая движение по дистанции и контролируя темп бега, спортсмен должен все время находиться на уровне чуть ниже своего максимального устойчивого состояния. Если он достигнет его очень быстро или сохранит его чрезмерно долго, молочная кислота станет аккумулироваться интенсивнее, что и не позволит поддерживать выбранный темп. В итоге бегун будет вынужден остановиться. Со многими марафонцами происходит подобное, когда они выступают в состязаниях с более сильными спортсменами. Они сами выбирают для себя темп, в ходе которого образуется большой кислородный долг, а потом удивляются, почему «отваливают», оказавшись не в состоянии его поддерживать. Им следует поступать разумнее и не нестись вдогонку за более подготовленными бегунами, а придерживаться того темпа, при котором кислородный долг накапливается очень медленно. Остается рассчитывать, что те другие, ушедшие вперед, взяли сначала непомерно высокий темп и скоро начнут отставать. Марафон – это прежде всего испытание собственных возможностей, и число соперников, которых удается опередить на дистанции, во многом зависит от того, насколько успешно вы решили первоочередную задачу.

Оглавление книги

Реклама
· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 2.480. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз