Книга: Бег с Лидьярдом. Доступные методики оздоровительного бега от великого тренера XX века

Тактика бега

закрыть рекламу

Тактика бега

Выступления в беге на средние и длинные дистанции зависят от нескольких элементов, которые можно отнести к разряду тактики.

1. Природные способности и уровень их развития у спортсмена.

2. Природная скорость или способность к ускорению.

3. Выносливость.

4. Способность поддерживать быстрый темп.

5. Умение варьировать скорость в забеге.

6. Наиболее приемлемая точка на дистанции для финишного рывка.

7. Способность контролировать бег.

8. Умение трезво оценивать возможности соперников.

9. Способность наблюдать, оценивать и использовать любые сильные и слабые стороны соперников.

10. Возможность увязывать собственные слабые и сильные стороны с возможностями соперника.

11. Правильная оценка темпа бега.

Надо быть реалистом, знать границы своих возможностей в беге на определенные дистанции и принимать во внимание все названные выше элементы, особенно природную скорость.

Некоторые бегуны находятся в невыигрышном положении, потому что не обладают хорошими природными скоростными данными и вынуждены (в силу необходимости) брать на себя бремя лидерства в большинстве соревнований. Они боятся финишного рывка соперников и должны очень напряженно работать на дистанции (то есть поддерживать достаточно высокий темп бега), чтобы истощить их, не дать возможности ускориться в конце. Очень часто эта цель достигается, но бывают и исключения.

Например, если во время соревнований сильный ветер, быстрые бегуны могут «отсидеться» за тем, кто лидирует и задает темп, тогда весь ветер он примет на себя, в то время как те, кто за его спиной, сохранят силу для финишного ускорения, когда лидер устанет. В таких условиях обычно неразумно для типичных лидеров задавать слишком высокий темп. Лучше приберечь силы для довольно длинного ускорения, например, за 500 м до финиша или около этого, что явится серьезным испытанием выносливости соперников, возможно, ослабит их, и у них уже не останется сил для заключительного рывка на последней прямой. Однако если вы предполагаете использовать эту тактику, то должны быть уверены, что у вас хватит для этого сил.

Предстоит много раз опробовать, какой по длине отрезок для вас оптимален при выполнении финишного ускорения. Некоторые бегуны быстро набирают скорость, другие – постепенно. Если вы можете ускориться быстро, то перед началом финишного ускорения можете спокойно находиться в группе лидеров или сами лидировать; в противном случае разумнее остаться немного позади лидеров, чтобы оставить себе расстояние, на котором можно набрать скорость, прежде чем обойти их. В противном случае вы «потащите» их за собой и от этого не получите никакого преимущества, поскольку были первым, кто дрогнул.

Это та самая ситуация, в которой необходимо хорошо знать своих соперников: любого в забеге, тех, кто позади или впереди, кто способен выполнить быстрый рывок и оторваться от вас раньше, чем вы сами начнете ускорение. Опять метод проб и ошибок должен помочь вам определить наиболее подходящее расстояние, с которого в соответствии с вашими возможностями следует начинать финишное ускорение.

Бегуны, не обладающие слишком хорошей выносливостью, обычно стараются сбить темп, беря на себя лидерство и постепенно гася скорость. Иногда это может сработать, но чаще всего другие бегуны быстро осознают, что происходит, и обходят лидера для того, чтобы вновь взвинтить темп. Тогда бегуну, который снижал темп, следует попробовать опять выйти в лидеры. Это неизменно ведет к серии спуртов и ускорений, что предъявляет наибольшие требования к тому, у кого хуже выносливость, и снижает, а отнюдь не повышает его шансы на успех.

Обычно для такого бегуна лучше отсиживаться и стараться придерживаться бровки в надежде, что темп по ходу бега не будет слишком высоким, чтобы на финише можно было использовать свой рывок.

Те, кто привык лидировать с самого начала, часто на бегу испытывают сомнения. Смогут ли они поддерживать ими же самими заданную скорость; достаточно ли высока скорость или не слишком ли она высока; что происходит у них за спиной – все эти сомнения могут создать дополнительное психологическое напряжение, которое может сковывать бегуна. Когда наступит время грозного спринтерского рывка бегунов другого типа, он окажется на мели, – ему будет нечем ответить на вызов соперника, и другие участники бойко обойдут его.

Очень немногие важные соревнования выигрываются с первой позиции, значит, гораздо разумнее оставаться сзади, если темп бега достаточно высок. Не начинайте своего рывка слишком рано. Очень немногие способны выполнить в одном забеге два ускорения по сто и более метров, поэтому гораздо полезнее сберечь энергию, физическую и психическую, на один финишный рывок, когда вы сможете обойти любого.

Несколько десятков лет назад, когда большинство стайеров не обладали достаточной выносливостью, которая теперь типична для лучших спортсменов, бегун типа Владимира Куца мог выполнять несколько спринтерских ускорений по 50 м во время забега на 5000 м и так измотать соперников, что они были буквально деморализованы. Теперь такая тактика вряд ли принесет успех. Некоторые могут, конечно, «сломаться», если им будет предложено подряд несколько ускорений, но большинство, если они хорошо подготовлены, выдержат такие рывки так же легко, как и тот, кто их предложит.

Для того чтобы тактически грамотно построить бег, необходимо уметь чувствовать темп и контролировать его. Очень часто бегуны начинают слишком быстро для себя просто потому, что кто-то поступает именно так, а они недостаточно умны, чтобы не следовать чужому примеру. У них слишком быстро образуется большой кислородный долг, и к концу забега наступит расплата.

Если главное оружие бегуна – хорошая выносливость, ему иногда имеет смысл рисковать и довольно рано задавать высокий темп, при условии, что ветер не слишком сильный, в надежде, что более быстрые бегуны с худшей выносливостью окажутся настолько неразумными, что поддержат предложенный им темп. Если же они обладают достаточным опытом, то могут этого и не сделать; в таких случаях имеет смысл иногда сделать небольшую передышку и затем опять предложить высокий темп.

Как можно внимательнее изучайте своих соперников – и местных, и из других районов, старайтесь узнать как можно больше об их сильных и слабых сторонах. Вы можете читать и о бегунах из других стран и учитывать их опыт, хотя и не можете заранее знать, когда придется с ними встретиться. Если же вы забудете то, о чем прочли когда-то, то будете за это наказаны: либо тем, что не сумеете воспользоваться слабостью своего соперника, о которой вам следовало бы помнить, либо, играя ему на руку, побежите именно так, как он любит.

Надо так планировать каждое свое выступление, чтобы ставить перед своими соперниками самые серьезные проблемы. Всегда помните, что самый короткий путь к финишу – по внутреннему краю дорожки, ближе к бровке. Всякий раз, удаляясь от нее, вы увеличиваете расстояние, которое предстоит преодолеть. Мудрые бегуны стараются все время держаться близко к бровке и меняют свое положение на дорожке только для того, чтобы обойти соперника или начать финишное ускорение.

В большинстве забегов на 800 м участники принимают раздельный старт, преодолевая первые 300 м каждый по своей дорожке и затем переходя на одну, общую. В этой точке вы обычно видите бегунов с крайних наружных дорожек, которые резко срезают путь, выходя к бровке и теряя таким образом шесть или более метров просто потому, что они не задумываются над тем, что делают. Если бы они нацелились на начало следующего поворота, то сберегли бы несколько дополнительных метров пути, которые позже на финише окажутся решающими при определении победителей.

Другая типичная привычка некоторых бегунов – неожиданные рывки из положения в середине группы, затем принятие нового положения за лидером и вновь отставание, то есть передвижение внутри группы практически на прежнюю позицию. Это напрасная трата сил. Если вы намереваетесь изменить свое положение на дистанции, делайте это целеустремленно, а добившись своей цели, не уступайте завоеванного места.

Существует великое множество примеров, когда спортсмены плохо выступили в соревнованиях только из-за тактических ошибок или из-за бездумного бега. Одним из них является выступление Дэвида Бэдфорда[26] на чемпионате Европы в Хельсинки в 1971 г. Перед соревнованиями обследовавшие его шведские физиологи, проверяя уровень подготовленности, определили, что уровень потребления кислорода у него очень высок: 87 мл/мин./кг – один из самых высоких, если вообще не самый высокий, когда-либо зарегистрированный учеными. Это привело к заявлениям о том, что Бэдфорд почти непобедим, что, возможно, с физиологической точки зрения и соответствовало действительности. Эксперты, однако, не принимали во внимание другие факторы, такие как тактика, которые оказывают влияние на результаты соревнований.

Бэдфорд был бегуном, который предпочитал тактику лидирования, истощая соперников высоким темпом. Примерно к середине дистанции он избавлялся от них и затем практически без конкуренции продолжал путь к победе. К сожалению для него, в этом забеге на 10 000 м участвовали несколько бегунов, которые были хорошо подготовлены и могли выдержать предложенный им темп на первых 5000 м дистанции и на протяжении всего бега особенно не отставать от него. Бэдфорд к тому же обладал не самой экономичной манерой бега. Когда он обнаружил, что его преимущество невелико, стало очевидно, что его нервное напряжение возросло. В момент, когда прозвучал колокол (то есть спортсменам осталось пройти последний круг), сразу несколько бегунов предприняли финишный рывок и обошли его. Они финишировали, преодолев заключительный круг за 53 с., оставив позади спотыкавшегося Бэдфорда, который не смог выдержать такого рывка.

Победитель, финский спортсмен Вяятяйнен, никогда и нигде не показывал таких отличных результатов, как Бэдфорд, но тактически он в тот день был хозяином положения. Я уверен, что если бы Бэдфорд не задался целью оторваться от соперников, которые на сей раз были очень сильны, в начале дистанции, а взял бы достаточно высокий темп, используя последние 5000 м для нагнетания напряжения, то он не приостановился бы, как это произошло на самом деле, и, возможно, добился бы большего.

Мировой рекорд Бэдфорда как доказательство его несомненных способностей тогда устоял. Но важно, что он никогда не показывал результатов, близких к нему, на ответственных соревнованиях.

Финал Токийской олимпиады в стипльчезе, выигранный бельгийцем Гастоном Рулантсом, был одним из самых интересных тактических забегов, которые я когда-либо видел. Все привыкли, что Рулантс прямо со старта берет на себя лидерство, задает высокий темп, отделываясь от соперников, как и Бэдфорд. Но в Токио в полуфинале Рулантс начал уставать уже после 2000 м дистанции и вообще не выглядел таким хорошо подготовленным, как ранее. Через два дня, когда финалисты выстроились на старте и раздался выстрел, Рулантс не рванулся, как прежде, вперед. Было очевидно, что большинство участников финала смущены этим и не знали, что предпринять.

Итак, вместо того чтобы с самого начала темп бега оказался высоким, как бывало всякий раз, когда лидировал Рулантс, он, наоборот, был слабым. Никто не торопился возглавить бег, все топтались на дистанции, немного смущенные происходящим, не горя желанием взвинтить темп до тех пор, пока через 1000 м Рулантс вдруг не просочился в лидеры и не начал бег, как он обычно это делал. Он настолько ошеломил своих соперников, что сразу добился большого разрыва с группой, который ему удалось сохранить до финиша.

Мне кажется, что Рулантс, основываясь на итогах полуфинала, понял, что если он построит финал как обычно, беря с самого начала на себя роль лидера, то устанет еще до финиша. Он вычислил, что у него хватит сил поддержать нужный темп только на 2000 м дистанции, и исходя из этого спланировал бег. Это была смена тактики, к которой его соперники оказались не готовыми и которой ничего не могли противопоставить.

Победа Мюррея Хэлберга в беге на 5000 м на Олимпиаде в Риме также являла собой образец тактики, которая, правда, давалась нелегко. План заключался в том, чтобы выскочить из группы лидеров за три круга до финиша и затем выложиться, сохраняя лидерство. Это, решили мы, единственный путь, который приведет его к победе. Остальное – за характером Хэлберга.

В основе этой тактики лежали некоторые выводы, к которым я пришел в свое время, когда только начинал тренироваться. Прежде всего, какое бы упражнение вы ни задавали своему организму, он приспосабливается и начинает выполнять его более экономично. Если вы будете продолжать бегать определенную дистанцию, ваш организм привыкнет к ней, первоначальные слабости исчезнут, и выработается мягкость движений. Но стоит изменить дистанцию – темп и ритм нарушатся.

Хэлберг приехал в Рим как специалист в беге на 5000 м, много раз отлично выступавший в дистанциях 3 мили и в контрольных забегах на 5000 м, которые преодолевал почти с максимальной скоростью, чтобы хорошо подготовить себя к этой непростой стайерской дистанции. Он соревновался со спортсменами, которые тренировались по интервальной системе и были подготовлены к тому, чтобы быстро пробегать отрезки от 200 до 600 м с интервалами отдыха между пробежками. Другими словами, они были привычны к бегу быстрыми рывками, а затем к отдыху. Хэлберг же готовился бегать в сильном темпе всю дистанцию.

На большинстве дистанций существует так называемая критическая точка. Это третий круг на миле, третий круг перед финишем в беге на 3 мили. Бегуны, использующие в тренировке интервальный метод, нуждаются в отдыхе, потому что их организм так подготовлен и в большей или меньшей степени они собирают силы для финишного рывка.

Интересно также отметить, что большинство бегунов на 3 мили принадлежат к одному из двух типов: имеют склонность к бегу на милю или на 6 миль. Для первых темп в начале дистанции может показаться даже слишком медленным, и в нервном напряжении больших соревнований многие имеют тенденцию начинать быстрый бег слишком рано. Они «взрываются» между 1? – 2? мили и затем становятся уязвимыми для соперников. Для других первоначальный темп может оказаться немного трудноватым, но к тому времени, когда представитель первой группы начнет отставать, представитель второй группы не должен раздумывать, стоит ли ему удерживать выбранный темп до финиша.

Итак, в беге на 3 мили, или 5000 м, существует момент нерешительности, нежелания менять темп, психологический момент, которым может воспользоваться подготовленный бегун для того, чтобы «сразить» соперников. Хэлберг уже однажды удачно использовал это тактическое оружие на Играх содружества в Кардиффе в 1958 г.

Я сказал Хэлбергу, что, когда основная группа участников будет находиться в нерешительности за три круга до финиша и он почувствует, что темп замедлился, он должен немедленно продемонстрировать свою силу, преодолев круг за 60 с, чтобы оторваться от преследователей. Он правильно оценил ситуацию, подавил соперников и через круг создал разрыв в 80 м. Хэлбергу оставалось только продержаться еще два круга – и золотая медаль была его.

В последний раз, когда я первенствовал в чемпионате Новой Зеландии по марафону, то использовал погоду, чтобы тактически переиграть своих соперников. Накануне соревнований фаворитом считался Ричардс, спортсмен из Крайсчерча, города, в котором гораздо прохладнее, чем в Окленде. А в день соревнований погода была типичной для Окленда – не только достаточно жаркой, но и с высокой влажностью.

Ричардс имел результат 2 ч. 30 мин., что по меркам 1955 г. было хорошо, но я рассчитал, что его «достанет» наша погода. Итак, я задал темп, лидируя первые три-четыре мили, за мной бросились остальные, затем я замедлил бег и немного отстал от лидеров. Шанс, который я собирался использовать, принес мне успех. Основная группа участников продолжала бег в слишком быстром темпе, и за шесть миль до финиша я занимал седьмое место, проигрывая Ричардсу около мили.

Но я был свежее и, «выстрелив», «пролетел» последнюю милю за 5 мин., в то время как он едва протащился за 8. Я обошел его и завершил последний круг, когда он только появился на стадионе. Жара и влажность абсолютно истощили его на последних милях дистанции, потому что из-за относительно быстрого начала был израсходован слишком большой запас сил.

Если бегун уверен, что настолько хорошо готов, что его будет трудно опередить, надо постараться сохранить эту информацию в тайне. Как уже упоминалось, я помогал Ричарду Тейлеру готовиться к соревнованиям в беге на 10 000 м на Играх содружества в Крайсчерче. Его подготовка прерывалась болезнью и травмой ноги, и он подрастерял форму, но когда на контрольной пробежке за десять дней до старта преодолел 5000 м за 13 мин. 40 с, стало очевидным, что в беге на 10 км опередить его будет очень непросто.

Представители прессы старались заполучить возможно более полную информацию о перспективах всех бегунов и, к счастью, львиную долю внимания уделяли Дэвиду Бэдфорду. Нас это вполне устраивало, поскольку Тейлер оставался в тени и не испытывал дополнительного напряжения. К тому времени его лучший результат в беге на 10 000 м составлял 28 мин. 24 с, он не очень впечатлял, но мы-то знали, что спортсмен находится в великолепной форме. Он обладал отличными возможностями, поскольку имел в активе результат в марафоне 2 ч. 15 мин. и на милю – менее 4 мин., а это значит, обладал и достаточной выносливостью, и скоростью, чтобы выиграть, если только ему удастся поддержать на дистанции ровный темп и избежать осложнений во время забега.

Все мы знали, как могут проявить себя африканские стайеры: растянутся по дорожке, выйдут вперед, потом отступят назад, обойдут лидеров и так далее, – и так как Бэдфорд также любил возглавлять бег, мы предположили, что на ранних стадиях финального забега будет много толкотни. Поэтому я рекомендовал Тейлеру держаться немного позади, когда все это будет происходить, и выходить вперед только тогда, когда лидеры определятся, а некоторые из них «отпадут», не выдержав темпа и рывков, толчков и ускорений.

Я не ошибся. Оба английских бегуна, Бэдфорд и Блэк, спорили за лидерство с африканскими стайерами, постоянно контролируя и проверяя друг друга. Все это, казалось, расстроило Бэдфорда в большей степени, чем Блэка. Я сидел на трибуне рядом с английским тренером и спросил его, почему он не предупредил своих подопечных о тех передвижениях, которые обычно используют африканские стайеры, и почему он не рекомендовал своим спортсменам держаться от них подальше до тех пор, пока лидеры не закрепятся. Он заметил, что должен был это сделать.

На отметке 5000 м Тейлер отставал от группы лидеров метров на шестьдесят, и со стороны это выглядело так, словно он потерял с ними контакт. Когда лидеры немного успокоились и довольно быстрый вначале темп начал на них сказываться, он подтянулся к четырем лидирующим.

Когда до финиша оставалось два круга, Блэк предпринял попытку оторваться от группы, но у него было мало шансов в соперничестве с Тейлером, который не только обладал лучшими скоростными возможностями, но и большей выносливостью. Новозеландец, предприняв затяжной 300-метровый финишный спурт, не только обошел Блэка, но и отыграл у него добрых 60 м. Его результат – 27 мин. 46 с – был рекордом Игр. Тейлер улучшил личное достижение примерно на 40 с. Бэдфорд, затративший слишком много усилий на толкотню в начале бега, вновь ничего не добился.

Другим соревнованием, которое сложилось именно так, как мы планировали, был финал Токийской олимпиады в беге на 1500 м, в котором (мне повезло) и стартовали два моих ученика – Питер Снелл и Джон Дэвис. Мы обсуждали тактику бега вечером накануне старта. Я никогда не обсуждаю со спортсменами тактику бега в день соревнований, поскольку считаю, что лучше в это время оставлять их наедине с самими собой. Если обсуждать состязания в день старта и пытаться давать в последний момент какие-то советы, то это может создать дополнительное напряжение для спортсмена.

Мы чувствовали, что у Снелла отличные перспективы, но Дэвису не бывать среди медалистов, если кто-то угадает его финишный рывок: скоростные показатели у него были не из лучших. В забеге участвовало сразу несколько спортсменов, которые были быстрее него. В полуфинале он попробовал финишировать с отметки 250 м, и я едва не получил инфаркт, потому что почти все участники того забега одновременно начали финишный рывок, и ему пришлось по последнему повороту бежать по четвертой дорожке, пытаясь опередить спортсменов, обладающих лучшими скоростными качествами. Он едва зацепился за четвертое место, но добился только этого.

Мы не хотели, чтобы нечто подобное случилось вновь, поэтому решили, что, когда останется преодолеть 800 м дистанции, Дэвис возьмет на себя лидерство, а Снелл попытается пристроиться у него за плечами, и, таким образом, они смогут контролировать ситуацию. Поскольку у Снелла был очень широкий шаг, его было крайне трудно обойти, и для того чтобы обойти этот тандем, бегуну пришлось бы отходить вбок на две или даже три дорожки.

Мы считали опасным соперником Дайрола Барлесона из США. Ему досталась внутренняя дорожка, ближе к бровке, поэтому мы планировали, что Дэвис поддержит темп, предложенный Барлесоном, и постарается не дать ему уйти от бровки. Мы рассчитывали также, что француз Мишель Бернар может вначале возглавить бег, но, поскольку основу его занятий составляла интервальная тренировка, полагали, что у него не хватит сил провести на одинаково высоком уровне три забега.

Все произошло так, словно мы заранее предупредили всех, как им надо действовать. Бернар возглавил бег. Барлесон находился по отношению к Дэвису на внутренней дорожке. Когда до финиша оставалось 700 м, Бернар начал сдавать, и Дэвис быстро вышел в лидеры. Но затем, прежде чем Снелл смог обойти соперников и пристроиться за ним, другой бегун занял позицию, которую мы отводили ему, и Снелл оказался в «коробочке».

Когда до финиша оставалось 250 м, Снелл сделал то, что мы планировали, – почти. Ему сначала предстояло выбраться из «коробочки», но вместо того чтобы отстать и потом начать обходить соперников, как он сделал это в полуфинале, он выставил в сторону правую руку, как дорожный сигнал, и заставил англичанина Джона Уэттона освободить для него пространство. Дэвис, как будто мог видеть спиной, начал в этот момент сильный финишный спурт.

Когда они вышли на финишную прямую, Снелл лидировал, англичанин обошел Дэвиса и заставил его немного изменить направление движения и слегка замедлиться; это дало возможность Йозефу Одложилу из Чехословакии проскочить мимо. И хотя Дэвис финишировал быстро, второго места он лишился, уступив буквально несколько сантиметров.

Барлесону так и не удалось выбраться из гущи спортсменов. Несколько лет спустя я слышал, как он сказал кому-то, комментируя тот забег: «Если бы мне удалось выбраться из толпы, я бы выиграл». Я всегда интересовался, знал ли он, как оказался в «коробочке».

Это был пример успешно осуществленного тактического плана, потому что мы знали, с кем предстоит соперничать, знали особенности подготовки этих бегунов и их возможности. Интересно также отметить, что, несмотря на внешнюю медлительность, с которой Снелл преодолел последние 400 м, включая «коробочку», он потратил на них 53,2 с, на последние 300 м – 38,6 с.

Но часто вы встречаетесь на дорожке с бегунами, о которых либо вообще ничего не знаете, либо знаете очень мало. Если в таких соревнованиях есть забеги, полуфиналы, имеет смысл попросить тренера или товарища, который не выступает, посмотреть эти старты и оценить возможности неизвестных вам бегунов. Это просто необходимо на таких ответственных соревнованиях, как Олимпиада и другие большие международные турниры, где вы чаще всего встречаетесь с бегунами, которых раньше не знали.

Вам следует самому проверить скоростные возможности этих бегунов в забеге и полуфинале, применив острый финишный рывок или затяжной финишный спурт, хотя и не всегда участники станут отвечать на ваш вызов и делать то, что вы от них хотите. Вам самому надо быть очень уверенным в собственных силах. Но интересно, что когда кто-то из бегунов начинает ускорение, другие бросаются за ним следом; исключение составляют соревнования, где состав участников слабоват. Некоторые бегуны постоянно меняют темп бега, и за ними следует внимательно наблюдать, потому что если у вас не слишком хорошо развито чувство темпа, то вас могут обмануть и втянуть в серию необязательных спринтерских рывков на дистанции.

Обходите соперников только на прямых, на поворотах – лишь в крайних случаях, когда у вас нет другого выхода. Держитесь как можно ближе к бровке: чем дальше от нее, тем длиннее будет для вас соревновательная дистанция. Старайтесь по возможности удерживать ровный и экономичный темп по дистанции. У бегуна, который предпринимает спринтерские ускорения на середине дистанции, скорее всего, не хватит сил для финишного ускорения.

Выходя на старт каждого соревнования, мысленно составьте план участия в нем. Пройдет ли забег по плану, зависит от многих факторов, но если при этом учитываются все факторы и он составлен логически, то неизменно бегун, который подготовил лучший предварительный план, не попадется на чужую удочку и может чаще всего задавать тон в таком состязании.

Бегуны сегодня, как правило, хорошо подготовлены и тренируются так, чтобы быть в состоянии избежать любых случайностей, поэтому возможность использования различных тактических уловок сведена к минимуму, хотя всегда есть бегуны, которые способны преподнести сюрпризы.

Выравнивание тренировочных нагрузок у ведущих спортсменов мира приводит к тому, что все больше и больше основным тактическим оружием становится финишный спурт.

Олимпиада 1956 г. была последним соревнованием, на котором доминировали средневики и стайеры, придерживающиеся интервальной системы тренировки. После проигрыша западногерманских спортсменов в Мельбурне д-р Гершлер, который совместно с д-ром Рейнделлом в основном разработал этот метод тренировки, попал в немилость у западногерманских спортивных официальных лиц; число тренеров и спортсменов, исповедующих этот метод, как и их слава, пошло на убыль во всем мире.

В следующее четырехлетие австралийские и новозеландские бегуны, основу тренировок которых составляла марафонская подготовка, вошли в хорошую форму и затмили спортсменов, все еще пользовавшихся старыми тренировочными методами. Эллиотт, Томас, Пауэр и Линкольн из Австралии и Невилл Скотт и Хэлберг из моей группы доминировали на международных соревнованиях между 1957 и 1959 гг.

Олимпиада 1960 г. доказала правильность избранной нами системы. Снелл выиграл 800 м, Эллиотт – 1500 м, Хэлберг – 5000 м, и Барри Мэги занял третье место в марафоне. Вслед за этим в ФРГ состоялась международная конференция, на которой обсуждались достоинства нашей системы, что в дальнейшем привело к переходу во многих странах на нашу систему подготовки.

Хэлберг выигрывал потому, что у него была лучше, чем у его соперников, сбалансирована подготовка. Сильной стороной Снелла была его способность совмещать скорость с выносливостью, хотя он и не имел опыта участия в крупных международных стартах, как его соперники. Мэги, хотя и участвовал в третьем для себя марафоне, был, как и Абебе Бикила и занявший второе место марокканец А. Рхади, бегуном, тренировавшимся «от выносливости», с очень высоким показателем максимального поглощения кислорода. Все трое были способны на дистанции принимать решения и осуществлять тактические планы.

Оглавление книги

Реклама
· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 0.734. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Меню Вверх Вниз