Главная / Библиотека / Изучение качества жизни в педиатрии /
/ Глава 4 Региональные особенности качества жизни подростков 13–17 лет
Александр Барановi / Ирина Винярскаяi / Валерий Альбицкийi / Олег Власовi / Литагент ПедиатрЪi

Книга: Изучение качества жизни в педиатрии

Глава 4 Региональные особенности качества жизни подростков 13–17 лет

закрыть рекламу

Глава 4

Региональные особенности качества жизни подростков 13–17 лет

Исследование проводилось в пяти регионах РФ – Калининграде (Северо-Западный Федеральный округ), Москве, Тверской области (Центральный ФО), Уфе (Приволжский ФО), Иркутске (Сибирский ФО). Всего было опрошено 870 подростков в возрасте от 13 до 18 лет, имеющих I и II группу здоровья, и один из их родителей. Инструментом исследования послужил общий опросник PedsQL, блок 13–18 лет. Кроме того, родители заполняли медико-социальную анкету по оценке условий и образа жизни ребенка. Информация о состоянии здоровья детей была получена методом выкопировки из медицинской документации.

Среди обследуемых подростков мальчиков оказалось больше половины – 59 %, девочек – 41 %. Большинство детей проживало в городе (79,3 %), 20,7 % были сельскими детьми (Тверская область).

Согласно результатам комплексной оценки состояния здоровья детей, полученной из медицинской документации, примерно треть подростков (32 %) имела I группу здоровья, 68 % – II группу здоровья.

Структура морфофункциональных отклонений, зафиксированных у детей со II группой здоровья, представлена на рис. 4.1.


Рисунок 4.1. Структура морфофункциональных отклонений, зафиксированных у детей со II группой здоровья

Как видно, на первом месте по частоте встречаемости оказались болезни костно-мышечной системы (41 %), представленные, в основном, нарушениями осанки и плоскостопием. На втором месте были болезни глаза и его придаточного аппарата (18 %), включающие в себя спазм аккомодации, нарушения рефракции легкой степени, астигматизм. Третье место заняли болезни сердечно-сосудистой системы, диагностированные у 13,1 % подростков. Среди них были отмечены: вегетососудистая дистония, нарушения ритма, функциональные кардиопатии, пролапс митрального клапана.

Реже встречались болезни органов дыхания (7,9 %), представленные аллергическим ринитом, гипертрофией миндалин, аденоидами. Затем следовали болезни эндокринной системы и расстройства питания (6,8 %), в основном, избыток массы тела. Шестое место заняли болезни органов пищеварения (4,1 %), чаще дискинезии желчевыводящих путей. «Прочие» нарушения составили 9,1 %.

В таблице 4.1. представлены результаты опроса подростков и их родителей без учета места проживания. Обращает на себя внимание тот факт, что среди всех аспектов КЖ наиболее высокие значения имели физическое и социальное функционирование, в то время как эмоциональное и школьное оказались значительно ниже. Полученные результаты аналогичны таковым в группе школьников г. Москвы, что позволяет сделать вывод о закономерности соотношения различных параметров, составляющих КЖ детей.

При сравнении ответов детей и родителей установлено, что последние оценивают КЖ своих детей ниже, чем сами дети, практически по всем параметрам, кроме эмоционального функционирования.

Таблица 4.1. Параметры КЖ здоровых подростков 13–17 лет (по ответам детей и родителей)


Примечание.

* – р< 0,001.

Анализ изучения КЖ подростков в зависимости от пола показал, что девочки оценивают этот показатель ниже, чем мальчики (табл. 4.2.). В основном, различия были обусловлены более низкими значениями физического и, особенно, эмоционального функционирования у лиц женского пола.

Были выявлены гендерные особенности proxy-problem: они оказались более выраженными у мальчиков, чем у девочек. Так, КЖ дочерей родители оценивали ниже по аспектам социального (85,1 ± 15,6 против 88,6 ± 13,2, соответственно, р < 0,001) и школьного функционирования (68,1 ± 16,6 против 71,8 ± 15,8, р < 0,001). У мальчиков же разногласия с родителями были выявлены по всем параметрам: ФФ (83,8 ± 14,2 по ответам родителей против 86,7 ± 13,8 по ответам детей, p = 0,004), ЭФ (соответственно, 74,6 ± 16,7 против 77,3 ± 16,1, p = 0,025), СФ (86,1 ± 16,2 против 89,2 ± 13,3, p = 0,004) и ШФ (64,9 ± 17,1 против 71,4 ± 17,3, р < 0,001). Полученные результаты также согласуются с представленными ранее данными (глава 3).

Таблица 4.2. Параметры КЖ здоровых подростков 13–17 лет в зависимости от пола (по ответам детей)


Примечание.

* – р < 0,001.

С целью установления влияния морфофункциональных отклонений на КЖ детей проведено сравнение КЖ детей I группы здоровья и детей с некоторыми нарушениями здоровья, наиболее часто зафиксированными в данной выборке. Ими оказались отклонения, относящиеся к болезням костно-мышечной системы, сердечно-сосудистой системы, болезням глаза и его придаточного аппарата, болезням органов дыхания и болезням эндокринной системы и расстройствам питания. Остальные нарушения встречались реже и не могли считаться статистически достоверными. Результаты представлены в таблице 4.3.

Таблица 4.3. Параметры КЖ подростков с некоторыми морфофункциональными отклонениями по сравнению с абсолютно здоровыми (по ответам детей)


Примечание.

* – достоверные различия с группой абсолютно здоровых подростков, р < 0,001.

Очевидно, что из всех изученных морфофункциональных отклонений выраженное влияние на КЖ подростков оказывали нарушения, относящиеся к болезням сердечно-сосудистой системы – то есть вегето-сосудистая дистония, пролапс митрального клапана, функциональные кардиопатии, нарушения ритма, которые снижали КЖ детей по всем параметрам (рис. 4.2.).


Рисунок 4.2. Профили КЖ подростков I группы здоровья и подростков II группы здоровья, имеющих отклонения, относящиеся к болезням сердечнососудистой системы (по ответам детей)

Также значимым для уровня КЖ оказались морфофункциональные отклонения, относящиеся к болезням эндокринной системы и расстройствам питания, представленные, в основном, избыточной массой тела. Такое состояние способствовало снижению общего КЖ за счет эмоционального < 0,001), школьного < 0,001) и, особенно, социального благополучия детей < 0,001). Кроме того, было выявлено снижение КЖ детей с нарушениями, относящимися к болезням мочеполовой системы и нервной системы, но таких детей оказалось мало, и полученные результаты не были статистически значимы. Остальные наиболее распространенные отклонения не влияли на КЖ подростков.

Одним из значимых факторов, влияющих на КЖ, оказалась частота острой заболеваемости. Результаты представлены в таблице 4.4.

Таблица 4.4. Сравнение параметров КЖ подростков в зависимости от частоты острых заболеваний в год (по ответам детей)


Как можно видеть, все параметры КЖ подростков снижались по мере нарастания частоты острых заболеваний в год, наиболее низкими они были в группе часто болеющих детей. Особенно чувствительны к влиянию этого фактора оказались аспекты физического и эмоционального функционирования. Выявлены статистически значимые различия между группами по суммарной шкале < 0,001), шкалам физического < 0,001), эмоционального (р< о,001) и школьного функционирования < 0,001) (ANOVA).

Самые высокие показатели КЖ имели ни разу не болевшие в году подростки, самые низкие – часто болеющие, что дает основание к более пристальному наблюдению за этой группой детей.

Таблица 4.5. Параметры КЖ подростков в зависимости от региона проживания (по ответам детей)


На следующем этапе проведено изучение региональных особенностей КЖ здоровых подростков. Результаты опроса детей представлены в таблице 4.5., опроса родителей – в таблице 4.6.

Таблица 4.6. Параметры КЖ подростков в зависимости от региона проживания (по ответам родителей)


Статистически значимые различия между группами выявлены по шкале «Школьное функционирование» (p = 0,002) (анализ ANOVA). Более подробный анализ позволил обнаружить различия в ответах детей Уфы и Тверской области по общему баллу (p = 0,02), по физическому функционированию (p = 0,02), а также различия между всеми регионами по аспекту школьного функционирования < 0,01) (метод апостериорных множественных сравнений).

По суммарной шкале опросника и шкале «Физическое функционирование» было выделено две подгруппы: дети Тверской области и всех остальных регионов. По шкале «Школьное функционирование» выделены три подгруппы: первая – показатели детей Тверской области и Иркутска, вторая – детей Москвы и Калининграда, третья – подростков Уфы. По шкалам эмоционального и социального функционирования различий не было выявлено.

Таким образом, анализ региональных особенностей КЖ здоровых подростков показал, что эти особенности обусловлены, в основном, некоторыми различиями параметров школьного функционирования, которое оказалось самым высоким у подростков Уфы, самым низким – у подростков Тверской области. Что касается общего балла и физического функционирования, то подростки Тверской области имели более низкие значения этих компонентов, возможно, в силу особенностей проживания на селе.

Оценка КЖ здоровых подростков в зависимости от места их проживания с точки зрения родителей позволила установить, что региональные особенности существуют по всем аспектам КЖ практически между всеми регионами (табл. 4.6.). Самые высокие результаты получены по ответам родителей подростков Уфы, самые низкие – родителей московских подростков.

Таким образом, по результатам анкетирования детей некоторые незначительные региональные особенности установлены по параметру «Школьное функционирование», в то время как оценки родителей имели гораздо более выраженные отличия.

Учитывая особенности результатов опроса подростков Тверской области, проведено сравнение параметров КЖ городских и сельских детей (рис. 4.3.).


Рисунок 4.3. Параметры КЖ здоровых подростков в зависимости от места проживания (по ответам детей)

Как видно из рисунка, у сельских подростков отмечена тенденция к более низким значениям всех параметров КЖ, особенно физического и школьного благополучия. Это и обусловило региональные особенности показателя КЖ подростков Тверской области.

Оценка влияния других социальных факторов позволила установить следующие факты. Так, полнота семьи оказывала влияние только на уровень школьного функционирования подростков, который оказался несколько ниже у детей из неполных семей (68,5 ± 17,2 против 72,5 ± 14,9 в полных семьях, p = 0,012). Остальные параметры КЖ не различались между собой. Количество детей в семье также не оказывало влияния на КЖ подростков.


Рисунок 4.4. Профили КЖ подростков в зависимости от психологического климата в семье (по ответам детей)

Уровень образования родителей, как матери, так и отца не влиял на КЖ подростков. Социальное положение родителей оказывало влияние на КЖ подростков только в случае безработных родителей, тогда все параметры этого показателя оказывались сниженными (выделена подгруппа подростков безработных матери или отца по каждому аспекту КЖ).

Проведенное исследование не выявило влияния ни жилищных условий, ни уровня дохода семьи на КЖ подростков.

Важным фактором, значительно снижающим КЖ подростков, оказался психологический климат в семье (рис. 4.4.). Полученные данные были аналогичны результатам, описанным в главе 3.

Рисунок наглядно демонстрирует, что у детей из семей с конфликтными отношениями КЖ ниже по всем составляющим, кроме аспекта «Школьное функционирование». Особенно страдало у данного контингента подростков эмоциональное функционирование (61,7 ± 17,6 против 73,2 ± 16,0 в благополучных семьях, р < 0,001).

У подростков из семей с вредными привычками значимым фактором оказалось злоупотребление одним из родителей алкоголем. Показатели КЖ этих подростков были выделены в отдельную подгруппу по суммарной шкале, а также по шкалам физического и социального функционирования, которые были ниже в данной группе респондентов.

Кроме того, было выявлено достоверное влияние уровня успеваемости детей на параметры качества их жизни (табл. 4.7.).

Как видно из таблицы, подростки с плохой успеваемостью отличались от остальных худшими параметрами КЖ. Проведенный анализ выявил статистически значимые различия между группами по общему баллу (p = 0,003), а также по аспектам физического (p = 0,029) и школьного функционирования < 0,0001) (ANOVA). Подростки с плохой успеваемостью могут быть отнесены в отдельную подгруппу по сравнению со всеми остальными по общему баллу, физическому, социальному и школьному видам функционирования. Особенно значимые различия отмечались по уровню школьного функционирования.

Внешкольная занятость подростков тоже некоторым образом влияла на результаты оценки КЖ. Так, было установлено, что дети, посещающие кружки и секции, имели более высокие значения КЖ по шкалам «Эмоциональное функционирование» (74,0 ± 15,7 против 70,1 ± 17,0 у не посещающих, соответственно, p = 0,025) и «Социальное функционирование» (90,0 ± 11,9 против 87,6 ± 14,1, p = 0,039). Таким образом, внешкольная занятость подростков способствовала повышению их КЖ.

Таблица 4.7. Сравнение параметров КЖ школьников в зависимости от уровня успеваемости (по ответам детей)


Анализ режима питания показал, что некоторое влияние на КЖ подростков имеет только питание «всухомятку», которое снижало уровень эмоционального и социального функционирования.

Таким образом, на КЖ подростков, проживающих в разных регионах, оказывали влияние некоторые факторы условий и образа жизни (табл. 4.8.).

Дополнительно проведенный корреляционный анализ подтвердил уже установленные факты, что КЖ связано с возрастом детей (уровень школьного функционирования снижается с возрастом, r = -0,112,p = 0,01); ростом (чем выше ребенок, тем выше уровень его социального функционирования, r = 0,112, p = 0,016); массой тела (обратная корреляционная зависимость массы тела и уровня школьного функционирования, r = -0,142, p = 0,002); успеваемостью (при плохой успеваемости снижаются цифры школьного функционирования, r = -0,223, р < 0,001). С другими социальными факторами (образованием и социальным положением родителей, жилищно-бытовыми условиями, уровнем дохода, количеством детей в семье) корреляционной связи обнаружено не было.

Корреляционный анализ установил также наличие связи между КЖ подростков и частотой острой заболеваемости. Так, высоко достоверные связи были обнаружены со всеми шкалами опросника КЖ (ОБ – r = -0,253, р < 0,001; ФФ – r = -0,254, р < 0,001; ЭФ – r = -0,197, р < 0,001; СФ – r= -0,095, p = 0,029; ШФ – r= -0,199, p < 0,001). Полученные результаты подтвердили зависимость всех аспектов КЖ детей от уровня острой заболеваемости.

Таблица 4.8. Факторы условий и образа жизни подростков


Кроме того, было проведено изучение степени разногласий между ответами подростков и родителей в зависимости от социальных факторов. Ранее уже было установлено, что proxy-problem зависят от пола ребенка, региона проживания.

Как оказалось, еще множество факторов влияют на противоречия в ответах детей и родителей. Так, proxy-problem более выражены, если мать имеет высшее образование (достоверные различия выявлены по общему баллу, физическому, социальному и школьному видам функционирования, которые матери оценили ниже, чем дети, р < 0,001), в то время как при более низком уровне образования матери различия в оценке КЖ обнаружены только по шкале «Школьное функционирование».

Кроме того, более выраженные разногласия между детьми и родителями существуют в семьях с доходом выше прожиточного минимума по сравнению с семьями с низким уровнем дохода. У первых достоверные различия выявлены по оценке КЖ в целом (ОБ), а также социального и школьного функционирования подростков, в то время как малообеспеченные родители расходятся со своими детьми только по оценке школьного функционирования.

Полнота семьи также влияла на proxy-problem. В полной семье разногласий оказалось больше (по ОБ, ФФ, СФ и ШФ), в неполной – меньше (только по ШФ).

Резюме

Проведенное исследование продемонстрировало, что региональные особенности КЖ российских подростков практически отсутствуют, за исключением более низкого уровня школьного функционирования у подростков, проживающих на селе. Несмотря на отсутствие различий в уровне КЖ подростков I и II групп здоровья, при детальном анализе оказалось, что параметры КЖ существенно зависят от вида морфофункциональных отклонений, обусловивших II группу здоровья. Негативное влияние на КЖ подростков оказывают болезни системы кровообращения и болезни эндокринной системы и расстройства питания, а также частые острые заболевания. К социальным факторам, снижающим КЖ детей подросткового возраста, относятся: неполная семья, наличие безработных родителей, неблагоприятная психологическая обстановка в семье, злоупотребление родителями алкоголем, низкая успеваемость в школе, отсутствие внешкольных интересов, нерациональное питание. Родители детей подросткового возраста оценивают их КЖ ниже, чем сами дети, при этом на степень выраженности разногласий влияет масса факторов: пол ребенка, регион проживания, образование родителей, уровень дохода семьи, полнота семьи. Полученные результаты вызывают сомнение в необходимости привлечения родителей для оценки КЖ детей подросткового возраста.

Оглавление книги

Реклама
· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 1.524. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Меню Вверх Вниз