Книга: Полный справочник сексопатолога

ГЛАВА 6. ПСИХОТЕРАПИЯ СЕКСУАЛЬНЫХ РАССТРОЙСТВ

закрыть рекламу

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ПСИХОТЕРАПИИ

Подлинно гуманная медицина отличается последовательным проведением принципов, в соответствии с которыми врачи в лечении и профилактике подходят к пациенту именно как к человеку со всеми его особенностями, со всем его своеобразием. Человек рассматривается не только как организм, но и как сложившаяся в определенных социальных и бытовых условиях личность. Личность, психика могут не только страдать от болезни, но и становиться существенным фактором в возникновении и течении болезни. Лечение человека без учета его психоэмоционального состояния, чем бы он ни болел, не может быть полноценным и никогда не приведет к полному выздоровлению.

Психотерапия – это специфическая форма лечебного воздействия на личность больного. Психотерапия должна строиться на строго научной основе. Но это, конечно, не исключает роли интуиции, основанной на знаниях и опыте врача при проведении психотерапии, не освобождает от необходимости творческого отношения к применяемым и хорошо изученным методикам и принципам психотерапии. Психотерапия является не только медицинской наукой, но и искусством. Психотерапия влияет не на отдельные стороны личности больного, а на единую целостную личность, специально учитывая все ее особенности, которые играют наиболее важную роль в этиологии, патогенезе и течении болезни.

История свидетельствует, что психотерапевтическое воздействие использовалось врачами еще в глубокой древности. До настоящего времени сохранилась как музейная редкость личная аптечка с набором лечебных средств и магических папирусов, принадлежащая одной из египетских цариц, которая правила за 2000 лет до н. э. В одном из папирусов содержатся заклинания, которые могут оказать помощь при 100 различных болезнях, а ведь заклинания использовались древними лекарями именно с целью воздействия на психику больного. По мнению Геродота (великого врача древности, посетившего Египет в V в. до н. э.), медицина у египтян разделена на отделы, т. е. каждый врач занимается лишь определенным видом болезни: один лечит глаза, другой – голову, третий – зубы и т. д. А есть и такие, которые заняты невидимыми болезнями – болезнями духа, т. е. психическими болезнями, которые уже в то время побуждали к поискам специальных методов подхода к больному и особых форм предупреждения болезненных изменений психики. Египетские врачи придавали огромное значение особенностям изменений духовной жизни больного. Одновременно с развитием медицины в Египте значительных успехов она достигла в Месопотамии. Свод законов Хаммурапи (ок. 2000 лет до н. э.) включил наряду со многими иными и положения об исцелении больного «путем воздействия на его душу». Сирийский врач С. Сараджа в свое время говорил больному: «Смотри, нас трое: я, ты и болезнь. Если ты будешь на моей стороне, нам вдвоем будем легче одолеть ее». Медицинские школы Древней Персии выпускали врачей трех профилей: «исцелителей святостью», «исцелителей законом» и «исцелителей ножом». Наиболее высокой подготовкой славились первые. Их обязанностью было врачевание в широком смысле этого слова и тонкое, мудрое, разумное использование в нем высших душевных качеств врача, того, что в настоящее время мы называем психотерапией в практике врачевания. Вторые исцеляли законом, т. е. занимались устранением причин болезней. И первых, и вторых называли «мастерами здоровья». Одновременно с египетской, вавилонской, персидской культурой бурный подъем и расцвет переживала культура Древней Индии, а позднее и Древнего Китая. Медицина того периода отличалась многими оригинальными особенностями, среди которых прославились на весь мир практическая система самовоспитания йогов и китайская дыхательная гимнастика. Обе системы выгодно отличались тем, что были пронизаны разумными идеями самопознания, самовоспитания, методами достижения внутренней гармонии и самокоррекции аномальных телесных или психических качеств. Греческая медицина также переняла в ходе своего развития многие рациональные достижения египетской и персидской медицины. Изучение основ нравственности, добродетели врачами Греции достигло во II в. до н. э. высокого уровня. Аристотель писал: «Природа дала человеку в руки оружие – интеллектуальную моральную силу, но он может пользоваться этим оружием и в противоположную сторону, поэтому человек без нравственных устоев оказывается существом самым нечестивым и диким, низменным в своих инстинктах». Это и есть основные принципы психотерапевтического лечения. Настоятельная необходимость познавать не болезни, а больных со всем многообразием особенностей течения заболеваний и разного отношения к ним привела, в частности, Гиппократа к разделению типов человеческих индивидуальностей на четыре темперамента. Гиппократ, а позднее Гален выделяли следующие типы темпераментов:

1) сангвинический – его представители отличаются уравновешенностью, подвижностью, живостью, эмоциональной выразительностью, отзывчивостью;

2) флегматический – его представители обладают спокойствием, медлительностью, размеренностью в действиях, обстоятельностью и последовательностью;

3) холерический – его представители безудержны, порывисты, резки в своих проявлениях, им присущи бурные реакции, состояние подъема, горячности, нередко сменяющееся периодами спада активности;

4) меланхолический – его представители угрюмы, робки, неуверенны в себе, нерешительны, им свойственно состояние грусти, подавленности, боязни трудностей.

В этой систематике темпераментов были заложены основы индивидуального подхода к людям, обеспечивающие развитие психотерапии. Неслучайно, с именами Гиппократа, этого величайшего мыслителя и врача древней Эллады, связана клятва, которую на протяжении многих веков дают выпускники высшей медицинской школы. Особое внимание в тексте клятвы уделено утверждению высоких моральных качеств врача, обеспечивающих наиболее гуманные формы общения и лечения больных, исцеление не только физического недуга, но и души пациента. «Медицина никогда не исцелит без утешения», – говорил Гиппократ. В этом «утешении» лежит глубокий медико-психологический смысл. Великий оратор Древнего Рима Цицерон впервые обратил внимание на значение в течении заболевания межчеловеческих отношений (социального фактора). Он писал: «Существуют два первоначала благополучия: никому не вредить и приносить пользу обществу».

Эти слова легли в основу психотерапевтической науки. В середине IX в. нашей эры после упадка греческой и римской культуры значительно возрастает роль восточной медицины. Ярчайшим ее представителем является гениальный врач Ибн Сина, известный как Авиценна. В 1020 г. он составил «Канон врачебной науки». Этим руководством на протяжении 700 лет пользовались врачи всего мира. В своем «Каноне» он, в частности, определил основы психотерапии, он писал: «Местом пребывания душевной силы и источником ее действия является мозг, уравновешивание душевных переживаний приводит к исцелению как души, так и тела». Таким образом, основа и принципы психотерапии были заложены в глубокой древности.

Неоценимый вклад в развитие психотерапевтической науки внесли и русские врачи. М. Я. Мудров подчеркивал, что «одни люди заболевают от телесных причин, другие – от душевных возмущений». Так в русской медицине зародились и развивались взгляды на соматопсихические и психопатические взаимовлияния в происхождении болезней. И. М. Сеченов отводил большую роль в развитии недугов окружающей среде, он писал в своем труде «Элементы мысли», что организм человека «без внешней среды, поддерживающей его существование, невозможен, поэтому в научное определение организма должна входить и среда, влияющая на него». Гармония человека привлекала внимание многих передовых ученых и писателей России. Замечательный русский писатель и врач А. П. Чехов со свойственной ему страстностью восклицал: «В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли». М. Горький же писал: «Человек – это звучит гордо». Л. Н. Толстой подчеркивал, что «чем больше человек дает людям и меньше требует себе, тем он лучше, тем спокойнее его душа». Замечательный русский хирург Н. И. Пирогов и отец педиатрии Н. Ф. Филатов учили врачей лечить пациентов словом и никогда не забывать об их сложных душевных состояниях. С. П. Боткин и Г. А. Захарьин открыли принцип приоритета нервных механизмов в развитии патологического процесса. В своих работах Г. А. Захарьин писал: «… серьезно больные вообще уже в силу самого болезненного состояния находятся в угнетенном состоянии духа, мрачно смотрят на будущее. Для успеха лечения врач должен ободрить больного, обнадежить выздоровлением, указать на те хорошие стороны состояния больного, которых последний в своем мрачном настрое не замечает или не ценит». Это и есть основа психотерапии методом внушения. Основатель школы русских психиатров С. С. Корсаков впервые выделил «психическое лечение» в самостоятельный раздел медицинской науки, он всесторонне описал основные формы психического влияния на больного в ходе лечения. «В лечении различных болезней, – писал С. С. Корсаков, – психическое влияние врача играет в высшей степени важную роль, и способность пользоваться психическими факторами составляет всегда одно из выдающихся свойств замечательных врачей всех времен». Он подчеркивал, что целенаправленность, стремление к идеалу не только приводят к подъему духовных сил человека, но и способствуют поддержанию здоровья, объединяют в единое целое все стороны жизни организма, обеспечивают гармонию души и тела человека.

Выдающееся значение для развития психотерапии имело и имеет учение И. П. Павлова о высшей нервной деятельности, обогащенное новейшими достижениями нейрофизиологии. Это учение обосновывая единство организма и психики, раскрывая закономерности физиологии головного мозга, роль коры и подкорковых образований в жизнедеятельности организма, приобрело огромное значение для построения психотерапии. Огромное значение для теории психотерапии имеет концепция И. П. Павлова о двух сигнальных системах и их взаимодействии.

Принципы учения И. П. Павлова:

1) принцип целостности утверждает единство организма и решающую роль внешней среды в его развитии и деятельности;

2) принцип нервизма заключается в том, что головной мозг объединяет и регулирует всю внутреннюю и внешнюю деятельность организма, его взаимодействие со средой по принципу рефлекса, причем понятия условного и безусловного рефлекса отражают понятия эволюции, приспособляемости, изменчивости, онтогенетического и филогенетического развития, неизменной связи высших форм деятельности с низшими;

3) принцип единства процессов анализа и синтеза полученной извне информации;

4) принцип единства психического и соматического состояния организма;

5) принцип единства структуры и функции;

6) принцип необходимости не только изучения, но и активного управления деятельностью организма.

Кроме того, И. П. Павлов подробно раскрыл роль процессов торможения в деятельности нервной системы, особенно коры головного мозга. Он пришел к заключению, что торможение бывает двоякого рода:

1) пассивное, или безусловное;

2) активное, или условное.

К пассивному торможению он относил:

1) внешнее торможение как реакцию на новизну, на неожиданный, внезапный раздражитель, которая связана с возникновением новой доминанты, ориентировочной и самозащитной;

2) запредельное, или охранительное, торможение как реакцию на сверхсильные или длительные раздражения, которая предохраняет от истощения и гибели клетки головного мозга.

К активной разновидности торможения им отнесены:

1) дифференцировочное;

2) запаздывающее;

3) угасательное.

Пассивное торможение свойственно всей нервной системе, а активные, или условные, его формы – только коре головного мозга.

Торможение – это процесс, который развивается в онтогенезе и определяет возможности тончайшего анализа и синтеза всех внешних и внутренних раздражителей. У человека в связи с развитием речи в ходе общения с другими людьми, общественно-трудовой деятельности появляется «надбавка» в деятельности коры. Помимо реакций на непосредственные механические воздействия, обеспечиваемых первой сигнальной системой, человека отличает способность символических (речево-письменных) реакций как на непосредственные, так и на опосредованные воздействия. В связи с этим более древние формы сигнализации (оп-тико-жестикуляторные) сменяются словесными (акустико-вертеб-ральными). И. П. Павлов обращал внимание на то, что все закономерности первой сигнальной системы свойственны и деятельности второй, что обе сигнальные системы формируются на базе безусловно-рефлекторной деятельности. В целостной работе коры головного мозга существуют индивидуальные различия, выражающиеся в неодинаковых соотношениях между силой, уравновешенностью и подвижностью основных нервных процессов. Являясь результатом как врожденных, так и приобретенных влияний, эти индивидуальные различия были сведены И. П. Павловым, впрочем, как Гиппократом и Галеном, к основным четырем типам: сангвиническому, флегматическому, холерическому, меланхолическому.

Значение работ И. П. Павлова очень велико в становлении научной основы психотерапии.

А. А. Токарский, В. М. Бехтерев, А. О. Долин, К. И. Платонов и многие другие русские ученые также внесли свой вклад в развитие психотерапевтической науки. Например, А. А. Токарский еще в 1891 г. установил, что посредством внушения мы можем изменять деятельность органов чувств, функции двигательных и чувствительных нервов, деятельность сердца и дыхательного аппарата, влиять на сосудистую систему, двигательную функцию кишечника, мочеотделение, потоотделение. А. О. Долин в четком эксперименте показал, что внушение может оказать влияние на химические процессы в организме человека. Двум испытуемым, находящимся в гипнотическом состоянии, давали пить чистую воду и внушали им, что они пьют сладкий сироп, после чего у испытуемых обнаруживали в крови повышение содержания сахара. Если же испытуемые пили сироп, а им внушали, что они пьют воду, содержание сахара в крови не изменялось. В этом случае внушение, использующее образовавшиеся у испытуемых в прежнем жизненном опыте временные и причинные связи, давало эффект, выражающийся в изменении обменных процессов. В опытах, проведенных К. И. Платоновым, в которых он участвовал сам, было отмечено, что под влиянием внушения в гипнотическом состоянии можно достигнуть значительного ослабления и отдаления опьяняющего действия алкоголя. А. Г. Иванов показал в экспериментальных исследованиях, что слово может вызывать изменение сердечного ритма, артериального давления, сужение или расширение зрачков и прочее в условиях полного бодрствования и не только тогда, когда оно произносится экспериментатором, но и тогда, когда его произносит сам испытуемый. Конечно, многочисленные эксперименты убедительно показывают значение сигнальных факторов для жизнедеятельности организма, взаимодействие сигнальных систем (первой и второй), т. е. в психотерапии невозможно резко отделять воздействие слова от воздействия условных раздражителей первой сигнальной системы, что научно обосновал И. П. Павлов. Большое значение в становлении психотерапевтической науки имеет учение П. К. Анохина о физиологии эмоций. Эмоции рассматриваются им как важнейший фактор в строении деятельности и поведении человека. Эмоция «цементирует» все отдельные части реакции, придавая ей целостный, целеустремленный характер. Эмоция есть пример подлинной интеграции нервных и гуморальных процессов. П. К. Анохин придавал эмоциям большое значение, считая, что переадресовка всей силы эмоционального выражения на внутренние и внешние процессы создает стойкое изменение тонуса органов.

Учение Фрейда

Конечно, огромное значение на формирование психотерапии как науки оказывает учение Зигмунда Фрейда. Он родился 6 мая 1856 г. в маленьком австрийском городке Фрайберге, затем семья З. Фрейда переехала в столицу Австрии Вену, где он и жил и работал до 1938 г. Выбор медицины в качестве сферы деятельности отчасти был вынужденным из-за финансовых затруднений. После окончания медицинского факультета Венского университета он занимался сравнительной анатомией мозга, практиковал в качестве врача-невропатолога, затем работал в клинике Жана Шарко (кстати, сам Шарко, используя внушение и гипноз, мгновенно исцелял пациентов с симптомами истерического паралича конечностей, слепотой и глухотой). Используя большой опыт наблюдения за больными, З. Фрейд разрабатывал основные концепции своего учения, в основе которого лежат положения о главенствующей роли инстинктивных форм деятельности, считал, что в основе жизни и всех тончайших ее проявлений лежит энергия либидо, которая собственно и организует всю деятельность человека. Это основополагающее положение учения З. Фрейда делает акцент на биологических механизмах высших форм деятельности человека, а не на обстоятельствах жизни, но З. Фрейд не отрицает важность инстинктивных форм деятельности. Жизнь человека направляется, по З. Фрейду, влечением к жизни, влечением к смерти и к разрушению. Все же факторы окружающей среды – всего лишь переходящие, несущественные обстоятельства. Будучи последовательным в своих взглядах, З. Фрейд биологизирует и уровни сознания (личности), для обо-значения которых он использует термины «оно», «я», «сверх-я».

Оно (глубинная, инстинктивная, врожденная основа сознания) – «бессознательное», «истинная психическая реальность», «главный источник силы».

Я – система внешнего опыта (объективные силы), зависимая от оно. Я лишь от него получает необходимую силу для контроля действия.

Сверх-я – результат приобретаемых в жизни оценок и идеалов общества, которое в конечном счете также является произвольным оно. В результате вся психическая деятельность определяется и обогащается не сознательными формами взаимодействия человека со средой в ходе бесконечно меняющихся сложных межчеловеческих общественных отношений, а за счет биологической основы так называемого оно, иными словами, полового влечения – либидо. В своем учении З. Фрейд настаивает на значении для формирующейся психики пережитого опыта в период раннего детства. В правильности этого положения сомневаться невозможно. С точки зрения проблемы лечения половых расстройств взгляды З. Фрейда имеют огромное значение.

Согласно учению З. Фрейда стадии психической жизни обусловлены развитием сексуальности от рождения до зрелости. Он разработал карту эрогенных зон тела, чтобы представить развитие духовной жизни (психики) как своего рода перемещение либидо. Он выделяет оральную, анальную, фаллическую и генитальную стадии развития психической деятельности, знаменующие собой кризисные пространственно-временные этапы развития человеческого существа от рождения до зрелости.

Оральная стадия

Маленький ребенок при рождении тотально сексуально пер-верзен, т. е. представляет собой чисто инстинктивное создание, управляемое недифференцированной неорганизованной сексуальностью. Фрейд называет первую фазу развития ребенка разлитым аутоэротизмом и нарциссизмом. Когда бы младенец хотел выразить словами свое отношение к миру, мы бы услышали: «Меня нужно любить всегда, везде, все мое тело, все мое я без всякой критики, без малейшего встречного движения с моей стороны». Тем не менее в процессе дифференциации эрогенных зон очень скоро после своего появления на свет младенец открывает для себя область наивысшего наслаждения. В течение первых 18 месяцев все его желания сосредоточены в оральной области (области рта). Наибольшее наслаждение он получает от сосания материнской груди. Оральное наслаждение в этот период жизни и развития организма диффузно, привязано к чисто физиологическому удовлетворению своих потребностей. Дети получают наслаждение не только от сосания материнской груди, но и от сосания пустышки, бутылочки, пальцев и т. д. Взрослые также могут возвращаться к наслаждениям оральной сексуальности через поцелуи, оральное ласкание груди и других частей тела. З. Фрейд считает, что табакокурение, употребление алкоголя – это атавизмы примитивной оральной стадии сексуальности. Детские оральные сексуальные побуждения интенсивны и обусловлены изнутри, но дети зависят от других людей, прежде всего родителей, поскольку те обеспечивают ребенку грудь и бутылочку для получения адекватного орального удовлетворения. Младенец первого года жизни может испытывать определенные сложности в зависимости от того, как родители откликаются на его нужды. Если родители игнорируют эти нужды или, наоборот, склонны к гиперопеке, то затрудняется переход детей от оральной стадии развития личности к последующей. Возникает фиксация на оральной стадии, вся энергия младенца направляется на получение необходимого орального наслаждения и удовлетворения. Возможно развитие орального садизма, например фантазия разрушения плохо питающей груди. И, наоборот, чрезмерное потакание прожорливости ведет к развитию оральной личности, и, как следствие этого, в дальнейшем возможно появление различных психоневротических расстройств, в том числе и сексуальных. Согласно учению З. Фрейда, а также исследованиям его учеников А. Абрахама и А. Клейна ребенок глубоко переживает травму рождения, они рассматривают рождение как изгнание из рая стабильности, надежности, слитности. Таким образом, рождение становится стрессом, столкновением с реальностью, угрожающим самому факту существования, выживания ребенка в этом мире. Ближе всего к ребенку его мать. Злая и добрая материнская грудь становится прообразом мира человеческих отношений и собственного я. От того, как в дальнейшем будут развиваться отношения «я – другой» и формироваться собственное я, зависит психическое развитие личности. Правильность этого положения в учении З. Фрейда неоспорима.

Анальная стадия психосексуального развития

В обществе функции и продукция ануса (заднепроходного отверстия) не являются особо приглядными, тем не менее З. Фрейд считал, что эта область тела выступает интенсивным источником наслаждения для детей от 18 месяцев до 3 лет. Слизистая оболочка рта теряет в этот период роль ведущей эрогенной зоны, и эта роль переходит к прямой кишке, слизистой ануса и прилегающим участкам кожи. Воздействие содержимого кишечника, акт дефекации приятно влияют на ребенка. Дополнительное удовольствие начинает доставлять умение регулировать мускулатуру ануса (т. е. сдерживать или вызывать дефекацию). З. Фрейд считал, что фекалии имеют двойственный статус: инородный объект, внедренный в собственное телесное я ребенка и одновременно часть собственного тела малыша. Дефекация, разумеется, становится источником беспокойства матери даже при самом дружелюбном и лояльном (любящем) ее отношению к ребенку. Если же мать проявляет беспокойство, неудовольствие, предъявляет исключительно высокие и строгие требования к регулярности, опрятности, если ей неприятен грязный ребенок, то она воспринимается как нечто враждебное, угрожающее. Таким образом, стадия анального развития способствует самоутверждению, развитию независимости, самозащите, если это необходимо. Кроме того, З. Фрейд предполагал также, что на этой стадии устанавливается что-то вроде изоморфизма между внутренним и внешним миром ребенка, так что внешний мир он воспринимает как бы по образу и подобию своего внутреннего мира и отношения к матери. Поэтому ребенок наделяет все живое качествами живого объекта – добрыми или злыми. Анальная стадия прочно связывается З. Фрейдом с идеями детского творчества во всех его проявлениях, духом сказочного, фантастического, доброго или злого. Неоспоримо, что развитие ребенка в возрасте от 18 месяцев до 3 лет и его дальнейшее становление как личности во многом зависят от отношения матери и умения приспособиться к окружающему миру.

Фаллическая стадия психосексуального развития

На этой стадии, по мнению З. Фрейда, все желания и мысли сфокусированы в области гениталий. У детей от 3 до 6 лет отмечается повышенный интерес к своим гениталиям. Этот возраст З. Фрейд называет фаллическим, подразумевая, что психологически и для мальчика, и для девочки лишь один сексуальный орган, а именно пенис, приобретает решающее значение в развитии всей психической жизни. Он считает, что в этой стадии мальчик идентифицируется с пенисом, который становится (иногда и остается на всю жизнь) мерилом ценности его я, эталоном сравнения себя с другими, что, в частности, проявляется в известной детской игре-шалости «Давай-ка посмотрим, кто больше писает!». В соответствии с нарциссизмом (оральной стадией) мальчик изначально полагает, что все имеют то, что есть у него, т. е. по его понятиям пенисом обладают все, и девочки в том числе. Открывая несоответствие представлений реальности, мальчик испытывает тревогу. Особые переживания возникают вследствие появления в качестве новой фигуры в жизненном пространстве мальчика отца, властно заявляющего о своих правах на мать, которую ребенок уже привык считать исключительно своей собственностью. Эта идея собственности уже заложена в предыдущей анальной стадии. Теперь же появление третьего возбуждает нешуточные страсти. В возрасте 3–5 лет коренным образом меняется общение ребенка, из схемы «мать-дитя» постепенно преобразуется треугольник «мать-дитя-отец», куда именно в своей мужской роли включается отец. Кроме того, в качестве дополнительных элементов в этот треугольник включаются братья, сестры, сверстники. Возникают сложные проблемы общения: лидерства и подчинения, сотрудничества, усвоения правил общения и т. д. Развиваются эмоции. При неправильном взаимоотношении ребенка с отцом или матерью нередко формируется эдипов комплекс, он подразумевает рост эротического компонента любви к родителю противоположного пола и ревность, соперничество, даже ненависть к родителю того же пола. У мальчиков, например, материнская фигура внезапно как бы начинает восприниматься в совершенно новом ракурсе – знакомой незнакомки. Очень тонкое и поэтическое описание этой метаморфозы дает Дж. Голсуорси в «Саге о Форсайтах»: «Уплетая варенье под старым дубом, он (маленький Джон) заметил в своей матери много такого, чего, казалось, никогда раньше не видел: щеки цвета сливок, серебряные нити в темно-золотистых волосах, во всех движениях что-то мягкое… Она была ужасно красивая, красивее всех, даже тети Холи, которая ему очень нравилась. Эта новая красота матери имела для него какое-то особенное значение, и он съел меньше варенья, чем собирался‹…› Он был до крайности возбужден… Он все смотрел на нее, пока наконец странная улыбка отца не заставила его поспешно переключить внимание на лежавший перед ним ломтик ананаса. Спать он отправился позднее, чем когда-либо в жизни». Однако для идиллической картины здесь все далеко не так просто. Не меньше внимания, любопытства вызывает теперь отец, тоже новый незнакомец, и мать в этих отношениях нередко выступает помехой в налаживании с отцом своих, отдельных и чисто мужских отношений. Бисексуальная предрасположенность добавляет в отношение к отцу значительную дозу любви, мужской привлекательности, притягательности, восхищения, которые в развитии мальчика играют исключительно позитивную роль, поскольку способствуют образованию идеала я. Преодоление эдипова комплекса является предпосылкой успешной интеграции всех предшествующих стадий психосексуального развития. Тревоги девочки этого возраста связаны с открытием анатомических различий в гениталиях. В этот период у девочек возникает фаллическое соперничество: маленькие девочки перенимают мальчишеские манеры и стремятся ни в чем не отстать от мальчиков, девочка ищет свою половую идентичность. Так, энергичная, деловая, эмоционально холодная мать для девочки скорее играет в ее представлении мужскую роль, которая затем может подкрепляться выбором подруг по принципу дополнительности – мягких, женственных. И, наоборот, мягкая, женственная мать закрепляет за девочкой образ женского начала: очарование, красоту и через эти качества – превосходство перед противоположным полом. С другой стороны, у девочки возникает некоторое разочарование в матери (причины – отнятие от груди, рождение других детей). В результате девочка предъяаляет особое требование к отцу, которое заключается в возмещении ущерба, который по, ее мнению, наносит ее мать. Любовь к отцу смешивается с чувствами вины и ревнивой ненависти к матери. В своих желаниях и девочка, и мальчик стремятся как соединить, так и разъединить родителей, в свою очередь, и родители могут втягивать ребенка в решение своих супружеских проблем, а ребенок способен поставить себе на службу родительское чувство вины. Таким образом, эдипов комплекс не представляет собой чисто биологический феномен. Он вполне вплетен в канву внутрисемейных отношений. Особое влияние на психическое развитие ребенка, по мнению З. Фрейда, оказывают следующие факторы:

1) травмирующие события, такие как рождение другого ребенка, который отнимает внимание матери, случайное наблюдение за сексуальными сценами между родителями и др.;

2) единственный ребенок в семье страдает сильнее, так как другие дети не облегчают давление родителей;

3) отсутствие одного из родителей осложняет отношение к оставшемуся и утраченному родителю;

4) конфликт и ссоры между родителями, особенно из-за ребенка, усиливают страдания ребенка;

5) жестокая пуританская семейная мораль травмирует ребенка. С этими положениями теории З. Фрейда о превалирующем влиянии полового развития на формирование психического статуса личности трудно не согласиться. Ведь именно эти вышеперечисленные обстоятельства нередко приводят к тяжелым сексуальным расстройствам.

После шестилетнего возраста наступает латентный период, когда ребенок преодолевает эдипов комплекс и происходит развитие самого «я», т. е. формируется самопознание, самоуважение. Именно во время латентной стадии происходят весьма существенные процессы, подготавливающие дальнейшее развитие психического аппарата, целями которого становятся адаптация к реальности и устойчиво-независимое самоуважение. Общение со сверстниками начинает приобретать большую ценность, чем внутрисемейное общение. Ребенок осваивает такие социально важные навыки общения, как компромисс, послушание, исполнительность, наряду с соревнованием и конкуренцией. Ребенку постепенно становятся доступными осознавание своих поступков, их оценка не только на основе родительских ограничений, но и благодаря развитию чувств вины и стыда, а также мнений сверстников. Игра и познавательное отношение к миру, который теряет качества враждебности, правят свой бал.

Генитальная стадия психосексуального развития

Латентный период заканчивается с началом гормональной перестройки, знаменующей оживление утихших было конфликтов. Равновесие между я и оно нарушается. Энергия я, прежде направленная на познание внешнего мира, поворачивает в другую сторону – в познание сексуального влечения. Из давно забытой оральной стадии возвращается обжорство, к нему немедленно присоединяются всевозможные аддикации – курение, алкоголь, нередко наркотики. Новое поколение добавило азартные игры, компьютер, безудержную любовь к странным электронным игрушкам – тамагочи и т. д. С анальной стадии надвигаются подростковая жестокость, неряшливость, бесстыдство, беспардонность и пр. Фрагменты эдипова комплекса дают о себе знать в форме бесчисленных страхов и сомнений в своей половой идентичности, муки стыда собственного несовершенства готовы «сгрызть» подростка, потерявшегося в бездне новых открытий. Бисексуальность ставит вопрос, кем быть. Созревшая гениталь-ность заставляет искать ответ, отвергнув путь помощи родителей, в случайных сексуальных связях. Может возникнуть ситуация ненормальной половой ориентации. Подросток в этой стадии отгораживается от семьи, родительские идеалы утрачивают свое влияние и силу, подросток становится асоциальным.

З. Фрейд считает, что исход борьбы за правильное формирование собственного я может быть двояким и реализоваться в:

1) душевной болезни;

2) здоровой адаптированности и зрелости защитных механизмов. Разумеется, в учении З. Фрейда имеется рациональное зерно, оно имеет большое значение в понимании некоторых механизмов психического развития личности.

Оглавление книги

· Аллергии · Холестерин · Глаза, Зрение · Депрессия · Мужское Здоровье
· Артрит · Диета, Похудение · Головная боль · Печень · Женское Здоровье
· Диабет · Простуда и Грипп · Сердце · Язва · Менопауза

Генерация: 1.437. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Меню Вверх Вниз