Неотложные дела ночью

Главы об ассоциациях с засыпанием, кормлении, границах дозволенного и страхах уже дали вам некоторое представление о проблемах ребенка, которому «обязательно» нужно что-то сделать ночью. Например, начиная просыпаться по завершении цикла сна, он замечает, что условия, ассоциирующиеся у него с засыпанием, нарушены, или просто знает по опыту, что это часто случается. В таком случае малыш постарается проснуться полностью, чтобы проверить свои подозрения и при необходимости потребовать восстановления прежних условий. Может оказаться, что он теперь находится в другой комнате, родители уже не сидят рядом, его больше не укачивают, пустышка выпала или настала пора перебираться в другую кровать. Начав пробуждаться в то время, когда он привык есть, ребенок также станет отгонять сон и требовать пищи. Если ночь начиналась с часовой пробы границ дозволенного на прочность – беспрерывных призывов родителей и попыток улизнуть из своей комнаты, – то, проснувшись среди ночи, малыш тут же вспомнит, на чем остановился, и продолжит в том же духе.

В любом из этих случаев ребенку надо что-то сделать – ситуация требует его полного внимания, – а значит, проснуться. Он не может, как положено, просто перейти к следующему циклу сна после недолгого полубодрствования. Наверняка вам самим знакомо это состояние. Если утром нужно рано встать, а будильник сломался, вы полностью проснетесь несколько раз за ночь, чтобы узнать время, хотя в обычную ночь лишь повернулись бы на другой бок и тут же уснули. Неотложные дела ночью вредят сну. Они чрезвычайно усиливают стимул к бодрствованию и, как вы скоро узнаете, могут спровоцировать у ребенка проявления спутанности сознания.

Представьте девочку, которая вечером засыпает, только если рядом сидит отец. Вместо того чтобы быстро уснуть, она то и дело проверяет, не ушел ли папа, и если ушел, то встает и отправляется на поиски. Каждую ночь она просыпается в два часа ночи, оглядывается и, обнаружив, что отца рядом нет, идет за ним, забирается в родительскую постель и спит остаток ночи. Дорога в другую комнату не представляет проблемы, поскольку в это время она просыпается после относительно неглубокого сна.

Как-то раз ребенок пытается проделать то же самое, начиная пробуждаться в конце первого цикла сна, в 23.00, проспав всего два часа. Привычка переходить в другую комнату уже стала автоматической, и девочка покидает свою постель и идет к родителям, не успев окончательно проснуться. Ее привычная реакция – стремиться к полной алертности и идти в другую спальню, следовательно, стимул к бодрствованию очень силен. Но в это время сон очень глубок, намного глубже, чем в два часа ночи, когда она обычно пробуждается. Возможно, она не сумеет проснуться настолько, чтобы хотя бы понять, что пытается сделать. Конфликт систем, управляющих бодрствованием и сном, порождает частичное бодрствование, проявление спутанности сознания.

В чем именно оно состоит, зависит от того, насколько силен сон во время попытки пробуждения. Если до пробуждения не хватает совсем немного, ребенок доберется до спальни родителей, но это будет хождение во сне. Едва ли вообще можно будет определить, спит ли он в полушаге от пробуждения или бодрствует в полушаге от сна (да и так ли это важно, ведь в обоих случаях системы, диктующие сон и бодрствование, действуют одновременно). Если баланс смещен в сторону сна, ребенок остается в постели, но кричит и отмахивается, а если сумеет подняться и пойти во сне, то будет настолько дезориентирован, что побредет не в ту сторону, слишком сонный, чтобы сообразить, куда стремится. Если бы не задача, которую ему «необходимо» решить, он бы просто спокойно вернулся ко сну.

Этот пример показывает, что проявления спутанности сознания обычно происходят при первом или втором пробуждении. Позже ночью дети просыпаются на стадии более поверхностного сна, и пробуждение бывает полнее. Однако привычки, усвоенные во время поздних, более полных пробуждений (скажем, привычка искать отца, как в приведенном примере, или, как у другого ребенка, звать родителей, чтобы его погладили по спинке), часто становятся предпосылкой проявлений спутанности сознания в ранние ночные часы, особенно у детсадовцев и младших школьников. В подобных случаях одна-единственная проблема (нежелательные схемы поведения и привычки) приводит к разным последствиям в разные части ночи. В середине и конце это полное пробуждение с осознанными просьбами или требованиями, в начале – проявление спутанности сознания.

По окончании приступа, спровоцированного по этой схеме, дело, поднявшее ребенка с постели, остается несделанным, поэтому оба типа поведения нередко проявляются одновременно. Пробуждение начинается со спутанности сознания (его нетрудно отличить по бесцельным, казалось бы, блужданиям и отсутствию ожидаемой реакции на попытки помочь ребенку), но, придя в себя, он не возвращается сразу ко сну, как большинство детей после подобных проявлений. Раз цель не достигнута, ребенок стремится к полной алертности, и поскольку теперь он совершенно проснулся, в его поведении отчетливо прослеживаются привычки и ассоциации с засыпанием, о которых шла речь в предыдущих главах.

Что именно ребенок захочет сделать ночью, зависит от его возраста и других факторов: условий для сна, типичного родительского отклика, недавних событий и того, что его сейчас беспокоит. У школьников одни заботы, у малышей другие. Восьмилетний ребенок, боящийся описаться во сне, имеет огромную мотивацию полностью проснуться, встать и сходить в туалет всякий раз, как шевельнется. Десятилетняя девочка, недавно услышавшая, как родители ночью ссорятся, считает себя обязанной проснуться и прислушаться, все ли в порядке. Достаточно большой ребенок, которого часто переносят в постель после того, как он уснул в гостиной, чувствует потребность при первых признаках пробуждения проверить, в какой он комнате, как это характерно для детей ясельного возраста.

Закрепившись, такая поведенческая схема может сохраняться в форме привычки даже после того, как перестает служить своему назначению и подкрепляться полным пробуждением. Ребенок больше не ходит в родительскую спальню осознанно, но по-прежнему идет туда (или просто куда-то) во сне, фактически на автопилоте. В определенном смысле эта привычка все еще функционирует в качестве неотложной надобности, хотя сама надобность отпала. Ребенок просто не может проснуться настолько, чтобы понять это.

У детей постарше и подростков появляются иные ночные заботы, связанные с контролем собственных тревог и мыслей. Одно дело – держать неприятные переживания в узде днем, когда вы полностью осознанны и активны, и совсем иное – во сне, в полудреме или в момент пробуждения. Выходя из глубокого сна, человек не полностью управляет своими мыслями и поведением. Если вам по какой бы то ни было причине важно тут же восстановить контроль, вы будете стараться максимально быстро достичь полного бодрствования. Теперь вы знаете, что одних этих усилий достаточно, по крайней мере для ребенка, чтобы спровоцировать проявление спутанности сознания.

Например, некоторые дети в течение дня всецело владеют собой. Начиная просыпаться ночью, эти паиньки могут инстинктивно пытаться восстановить самоконтроль, утраченный во время сна. Эта задача требует внимания и значительно усиливает стимул к бодрствованию, что, в свою очередь, повышает вероятность приступа спутанности сознания.

Дети с высокой степенью самообладания обычно очень приятны в общении и бесконфликтны при обучении. Усиленная способность к самоконтролю, как правило, – просто индивидуальная особенность, но в гипертрофированной форме она может стать проблемой. Так, некоторые дети предпочитают скрывать и молча переживать любые чувства, которые им кажутся плохими: злость, ревность, вину. Другие поступают так только в школе, но дома позволяют себе больше открытости в выражении эмоций. Большинство детей внимательнее следят за своим поведением в начале учебного года, особенно если у них новый учитель. Возможно, поэтому проявления спутанности сознания наиболее часты в сентябре и октябре. Что интересно, среди школьников, подверженных лунатизму или другим формам частичного бодрствования, преобладают послушные дети с высоким уровнем самоконтроля, а от ночных кошмаров больше страдают дети, склонные к бурному выражению чувств и плохо владеющие собой в течение дня.

Тревоги и другие проблемы, беспокоящие ребенка, также повышают потребность в самоконтроле и стремление полностью просыпаться ночью. Заснув после долгих терзаний, вы скорее всего проснетесь, едва сон ослабеет, и снова погрузитесь в невеселые думы, вместо того чтобы преспокойно повернуться на другой бок и отключиться. Аналогично тревожный ребенок, подолгу лежащий в темноте и борющийся с какими-то мыслями или порывами, может полностью пробудиться среди ночи, чтобы вновь пытаться совладать с предметом своего беспокойства. Если это случится на выходе из глубокого сна, полное пробуждение может оказаться невозможным, несмотря на все его усилия.

Иногда дети реагируют на ситуации, им неподвластные: переезд, переход в другую школу, развод родителей, смерть кого-то из близких. И при внешнем благополучии в семье может не хватать тепла, любви, заботы. Бывают слишком жесткие, требовательные, бескомпромиссные родители с нереалистичными ожиданиями относительно поведения, успеваемости и спортивных достижений ребенка. Дети постарше в таких ситуациях часто озлобляются, но, в отличие от большинства малышей, предпочитают держать злость в себе, возможно, считая, что искренность лишь ухудшит дело. Ребенок может винить себя в разводе родителей или в других домашних проблемах и делать все возможное, чтобы ничем не огорчить старших. Внешне это выражается в чрезвычайной вежливости и безупречном поведении – неправдоподобно безупречном. Затаенная злость проявляется опосредованно, так, как ребенку кажется безопаснее. Например, он весь вечер безвылазно сидит у себя в комнате и не открывает рта за ужином или учится хуже, чем мог бы. Ребенок каждый день прилагает неимоверные усилия, чтобы держать эмоции под контролем. Но ночью, во сне, оборонительные рубежи неизбежно рушатся. Едва начиная просыпаться, ребенок чувствует, что не контролирует себя, и пытается проснуться сильнее, чтобы восстановить власть над собой. Этого достаточно, чтобы вызвать проявление спутанности сознания.

Итак, эмоциональное состояние ребенка на момент укладывания может изменить его реакцию на нормальное частичное пробуждение в конце цикла сна, превратив его в проявление спутанности сознания. Чтобы лучше понять, как это происходит, вспомните, как ваше собственное умонастроение влияет на вашу реакцию на стимулы во время бодрствования. Представьте, что торопливо идете по старому кладбищу темным вечером в полном одиночестве, как вдруг рядом хрустит ветка. Вероятно, вы подпрыгнете, вскрикнете от страха, а то и кинетесь бежать, даже не выяснив, есть ли повод бояться. Услышав тот же звук возле собственного дома при свете дня, вы и внимания на него не обратите. Но одинокий путь через кладбище уже нервирует вас, и эмоциональное состояние определяет бурную реакцию на шум.

Это неидеальное сравнение, поскольку в этом примере вы бодрствуете и относительно ясно мыслите. Давайте представим, что ветка хрустит, когда вы спите. Если это спокойный сон в собственной постели, вы едва ли осознаете этот звук, и даже проснувшись, не сочтете его важным и тут же вернетесь ко сну. Но допустим, вам по какой-то причине пришлось заночевать на кладбище, или вы на войне в окопе, и в любую минуту может напасть неприятель. При том же звуке вы мгновенно проснетесь в панике. Перепуганный и дезориентированный, вы подпрыгнете, а то и вскрикнете, как ребенок в приступе ночного страха. Но кричать вас заставит не хруст ветки и даже не тот факт, что вы оказались на кладбище или на поле боя, поскольку эта инстинктивная реакция наступит раньше, чем вы что-либо осознаете или вспомните. Нет, все дело в тревоге, с которой вы засыпали. Именно она придала хрусту ветки особое значение, а вас мотивировала проснуться, чтобы оценить обстановку и убедиться, что вам ничто не угрожает. Засыпая на кладбище или в окопе, вы понимали, что отказываетесь от самоконтроля в опасных условиях, вследствие чего ваш стимул к бодрствованию, а вместе с тем и реакция на шум, чрезвычайно усилились. Все зависит от психологического состояния на момент отхода ко сну.

Спокойное хождение во сне вызывается теми же причинами, что и ночные страхи, но потребность в бодрствовании может быть не столь острой. Представьте, что вы уснули с открытым окном, зная, что ночью ожидается гроза. Если она начнется, звуки дождя и грома, которые в обычное время вряд ли прервали бы ваш сон, станут мощным стимулом к пробуждению, но лишь потому, что вы знаете, что окно открыто. Будь ваш сон в этот момент глубоким, вы бы не смогли сразу же проснуться полностью и поначалу были бы слишком обескуражены, чтобы вспомнить, что собирались сделать. В первые мгновения, с затуманенным сознанием, не понимая, зачем вообще проснулись, вы бы чувствовали примерно то же, что испытывает малыш, когда ходит во сне.

Любой ребенок, который ложится спать, зная, что нужно постараться проснуться, чтобы что-то сделать, – неважно, что: проверить, нет ли изменений или опасности, совершить привычное действие, – предрасположен к хождению во сне, пробуждению со спутанным сознанием и ночным страхам. Чтобы решить эту проблему, нужно (по возможности) избавить его от «дела», заставляющего просыпаться, и научить ослаблять самоконтроль, ложась спать, чтобы естественные ночные пробуждения протекали нормально. Мы вернемся к этому вопросу далее в этой главе при рассмотрении методов лечения.

Похожие книги из библиотеки

Очищаем сосуды, суставы, печень, кровь. 1000 народных способов лечения

Узнайте, как очистить организм с помощью проверенных миллионами людей безопасных и доступных средств! Более тысячи рецептов с использованием алоэ, чеснока, оливкового масла, меда, валерианы, мяты, пустырника, тысячелистника, кукурузных рылец, шиповника, яблок, хрена, чернослива, кураги, изюма, петрушки помогут очистить ваш организм, нормализовать обмен веществ. Узнайте, как применять народные средства для лечения аритмии и тахикардии, гепатита и цирроза, гипер– и гипотонии, подагры и остеопороза, артроза и артрита, цистита, невроза и других недугов.

Модицина 2 - Апология

Новая книга «Модицина - Апология» посвящена доказательной медицине, которая уже прижилась в цивилизованном мире и пытается охватить те страны, где врачи предпочитают лечить только по наитию. Ее написал мой редакционный любимчик – безжалостный разоблачитель фуфломицинов, создатель сетевой медицинской энциклопедии Encyclopedia Pathologica, а также молодой врач-невролог из Санкт-Петербурга Никита Жуков. 2 Редактор Р., сочиняя эту аннотацию: «Вы не ждали, а оно уже здесь – продолжение «Модицины», еще более дерзкое и хулиганское, но от того не менее достоверное и научное!…» Автор Ж., прокашливаясь: Вообще-то я считаю, что эта книга получилась намного более розовой и пушистой, чем прошлая. Редактор, прекрати.

227 рецептов из хлебопечки для вашего здоровья

Хлебопечка стала одним из самых необходимых предметов на кухне для тех, кто ценит здоровую пищу. В хлебопечке можно готовить все, что хочется и чего никогда не купишь в обычном магазине. В данной книге представлены разнообразные рецепты для хлебопечки, они сослужат хорошую службу по оздоровлению семьи и созданию в доме атмосферы настоящего уюта. Каждый желающий сможет приготовить в хлебопечке выпечку и хлеб без дрожжей и глютена; не просто потрясающе вкусную, но действительно лечебную выпечку для праздничного стола и даже сварить варенье и джемы! Книга адресована всем, кто хочет оставаться активным и полным сил в любом возрасте. Рекомендовано читателям старше 12 лет.

Импульс влечения. С комментариями и объяснениями (сборник)

Зигмунд Фрейд с юных лет мечтал изменить мир, мечтал о победе разума и пьедестале славы. И действительно, творческие личности, деятели науки, простые обыватели прошлого столетия с азартом поддались модному течению – взирать глазами Фрейда на человеческие влечения и поступки, вслед за ним анализировать сновидения, изучать методы гипноза и раскрывать суть неврозов и страхов будь то в жизни или в искусстве. Психология, медицина, социология, антропология, литература XX века прониклись идеями фрейдизма. Ни один другой ученый не имел столь мощного влияния в обществе. Он явился основателем теории психоанализа и эдипова комплекса, внес новое и неожиданное понимание в трактовку бессознательного, воздействия полового инстинкта на психику, соотношения Я и Оно, показал, как массы меняют индивида, а тот, в свою очередь, влияет на психологию толпы… Настоящую хрестоматию составили произведения, отражающие основные взгляды ученого.